0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фёдор Токарев: туляк по призванию

Фёдор Токарев: туляк по призванию

Нет больше в мире города, который может похвастаться таким количеством людей, создавших собственные уникальные разработки в области вооружения, как Тула.

Имена многих тульских конструкторов знает весь мир – Калашников, Макаров, Токарев, Шипунов, Стечкин. Мы подготовили серию материалов о легендарных тульских оружейниках.

«Тульский Токарев» – пожалуй, единственное оружие, в названии которого значится имя одного из главных оружейных центров России.

Тульский Токарев

Создал его человек, родившийся далеко от нашего города, но с 1921 года накрепко связавший свою судьбу с Тулой – Федор Васильевич Токарев.

Наследники «автомата Федорова»

Опыты по созданию автоматических винтовок и в России, и на Западе начались еще в годы Первой мировой войны. Ее опыт однозначно свидетельствовал, что боец, вооруженный самозарядной винтовкой, способен вести более плотный огонь. Это было особенно важно в условиях затяжной позиционной войны, когда от плотности огня зависит способность обороняющихся сдержать напор наступающих.

Русские войска убедились в этом, когда в 1916 году начали в экспериментальном порядке использовать так называемый «автомат Федорова»: автоматическую винтовку, созданную оружейником Владимиром Федоровым под японский патрон 6,5 мм. Оценили это оружие и в первых советских частях специального назначения, таких как 1-й автоброневой отряд имени Свердлова и Дивизия особого назначения (будущая дивизия им. Дзержинского). Именно в умелых руках бойцов, знающих не только сильные, но и слабые стороны необычного оружия, оно становилось по-настоящему эффективным.


Бойцы московского народного ополчения обследуют населенный пункт
во время битвы за Москву, ноябрь 1941 года. Источник: http://waralbum.ru

Автоматическая винтовка Федорова оказалась недостаточно проработанной и доведенной, и говорить о ее серийном выпуске не приходилось: в общей сложности в России и СССР выпущено около 3400 единиц. Формально она оставалась на вооружении подразделений РККА до 1929 года, а эпизодическое использование отмечалось даже в годы Советско-финской и Великой Отечественной войн. Но интереснее другое: многое из накопленного за время эксплуатации «автомата Федорова» опыта оказалось справедливо и по отношению к его наследницам — автоматическим винтовкам, принятым на вооружение в СССР во второй половине 1930-х.

Работы над созданием новой автоматической винтовки начались в Советском Союзе еще в середине 1920-х годов. Свои силы в этом направлении пробовали многие отечественные оружейники, но довести свои разработки до серийного производства удалось только двоим: Сергею Симонову и Федору Токареву. Симонову удалось опередить Токарева: его винтовка, созданная к 1931 году, оказалась более удачной. Вскоре ее отправили на полигонные испытания, затем поступил заказ на изготовление опытной партии и в 1936 году (после десятилетней доработки!) симоновская система была принята на вооружение. Винтовка получила название «автоматическая винтовка Симонова образца 1936 года», и Красная Армия успела опробовать ее в боях у озера Хасан в конце лета 1938 года. Кстати, незадолго до этих боев, на первомайском параде 1938 года АВС-36 была впервые представлена публично: в парадных колоннах прошли несколько подразделений, вооруженных этой винтовкой.


Бойцы 73-го гвардейского стрелкового полка 25-й гвардейской стрелковой дивизии,
вооруженные самозарядными винтовками СВТ-40, в боях под Воронежем, 1942 год. Источник: http://waralbum.ru

Однако опыт эксплуатации АВС-36 в полевых и боевых условиях показал, что она слишком сложна и капризна, а некоторые особенности конструкции делали ее опасной для самого владельца оружия. К тому же на самом верху возобладало мнение, что советские бойцы должны стрелять не быстро, но точно: по воспоминаниям наркома вооружений Бориса Ванникова, на этом настаивал сам Сталин, считавший, что в боевых условиях нервничающий боец способен выпустить весь магазин одной очередью просто для того, чтобы подбодрить себя (что, надо признать, соответствует действительности). Все это закрыло АВС-36 дальнейший путь в РККА, но открыло его для самозарядной винтовки Токарева.

Устройство оружия

Автоматика винтовки основана на использовании пороховых газов, которые отводятся из канала ствола и толкают газовый поршень с коротким ходом. Газовая камера снабжена регулятором, который может регулировать количество отводимых газов. Это позволяет приспосабливать оружие к условиям внешней среды, типу боеприпаса, состоянию винтовки.

Газовый поршень движется назад и передает импульс затвору. Обратно его отсылает возвратная пружина. Канал ствола запирается перекосом затвора. В устройство затвора входят ударник и механизм выбрасывания гильзы. В ствольной коробке еще находится возвратная пружина, которая возвращает затворную раму с затвором обратно.

Ударный механизм куркового типа, предохранитель фиксирует спусковой крючок.

Магазин винтовки СВТ-40 коробчатый, двухрядный, емкостью десять патронов. Заряжать СВТ-40 можно не вынимая магазина с помощью двух стандартных обойм от винтовки Мосина. После израсходования боеприпасов затвор фиксируется в заднем положении.

Прицельные приспособления состоят из мушки, которая установлена в надульнике, и целика, который может регулироваться по дальности.

Ложа винтовки деревянная, цельная. Сверху ствол и газовый поршень прикрыты металлическим кожухом. Также имеется деревянное цевье, в которое вставлен шомпол. Есть дульный тормоз.

Винтовка комплектуется штык-ножом. Согласно уставу, его следовало носить в ножнах и присоединять к винтовке только в случае необходимости. Штык-нож СВТ-40 короче, чем у СВТ-38.

Оружие для умных и умелых

Этот фактор стал одним из решающих, когда грянула война. Несмотря на то, что немецкие солдаты были шокированы «русскими, которые все до одного вооружены ручными пулеметами» (цитата из письма одного из военнослужащих вермахта лета 1941 года – прим. авт.), планировавшейся плотности оборонительного огня достичь не удалось. Более того, в маневренных боях, которых в первые месяцы войны было подавляющее большинство, СВТ-40 оказалась недостаточно эффективной и удобной для бойцов, и многие при первой возможности меняли ее на более примитивную, но и менее капризную трехлинейку. В итоге в начальный период потери этого вида оружия на советско-германском фронте составили почти миллион единиц!

Читать еще:  Фото карабина СКС. Подборка-2

Теоретически компенсировать даже такие колоссальные потери советские оружейники могли, но никто не мог обеспечить армию достаточным числом образованных, технически грамотных призывников, которым можно было дать в руки СВТ-40, и ожидать, что они успеют освоить винтовку до конца обучения в запасных полках и дивизиях. И тогда ставку сделали на безотказную «мосинку»: ради расширения ее выпуска с конвейера начали снимать винтовку Токарева. В абсолютных цифрах это выглядело так: за весь 1941 год выпустили 1 031 861 обычных и 34 782 снайперских винтовки СВТ-40 (последние отличались лучшей обработкой канала ствола и приспособлением для крепления снайперского прицела), а в 1942 году — всего 264 148 и 14 210 единиц. Дальше снижение выпуска шло такими же темпами, пока 3 января 1945 года по постановлению Госкомитета обороны не прекратилось совсем.


Ополченец из числа рабочих сталинградского завода «Красный Октябрь», снайпер Петр Гончаров,
вооруженный именной снайперской винтовкой СВТ-40, на огневой позиции под Сталинградом. Источник: http://waralbum.ru

Тем не менее СВТ-40 оставалась в войсках до самого конца войны, и это хорошо видно по многочисленным фотографиям времен Великой Отечественной войны. После того как токаревская самозарядка перестала быть основным стрелковым оружием, ее стали доверять тем, кто по-настоящему мог с нею совладать. И в руках таких солдат она становилась грозным оружием. В частности, наибольшее распространение СВТ-40 получила в частях морской пехоты, что легко объяснимо. Флотские призывники традиционно отличались в среднем более высокой технической грамотностью и привычкой к обращению со сложными механизмами. Так что «черные бушлаты» охотно брали в руки «Cветку», которую ценили за огневую мощь и удобство в рукопашном бою: кинжального типа штык СВТ-40 был отъемным и мог использоваться в качестве обычного боевого ножа, в отличие от игольчатого штыка трехлинейки.

Широко распространена СВТ-40 была и на самом севере советско-германского фронта, где не было такого масштабного отступления в первые месяцы войны, а кое-где линия фронта и вовсе прошла по линии государственной границы. За счет этого, а также меньшей интенсивности боевых действий там сохранилось гораздо больше кадровых военнослужащих, успевших по-настоящему освоить винтовку Токарева и убедиться в ее исключительном удобстве в позиционной войне.


Советские бойцы в окопах, зима 1942 года. У бойца на втором плане — винтовка АВС-36,
у его товарища на переднем плане и остальных красноармейцев — винтовки СВТ-40. Источник: http://waralbum.ru

А вот у снайперов Красной Армии к «Свете» было отношение неоднозначное. С одной стороны, ВСТ-40 не требовала ручной перезарядки, а значит, и совершать меньше движений, что положительно сказывалось на меткости стрельбы. Кроме того, на ней удобнее располагался снайперский прицел, который вообще не мешал движению рукоятки затвора. Но оценить эти удобства могли далеко не все снайперы: скажем, многие выходцы из азиатских республик СССР или жители Крайнего Севера, процент которых в снайперских подразделениях РККА к концу войны был достаточно высок, предпочитали более привычные и менее капризные трехлинейки.

Первая винтовка

Родина Токарева – станица Мечетинская Ростовской области. Конструкторскую деятельность начал в 1908 году на Сестрорецком оружейном заводе. Самое популярное оружие того времени – знаменитая мосинская винтовка. Токарев поставил задачу улучшить ее конструкцию. В журнале оружейного отдела 5 августа 1908 года появилась следующая запись по поводу опытного образца винтовки Токарева: «Представленная сотником Токаревым идея переделки трехлинейной винтовки в автоматическую кажется весьма остроумной и заслуживает особого внимания».

В начале 1913 года прошли опытные сравнительные испытания новой мосинской винтовки и винтовки знаменитого русского конструктора В. Федорова. Комиссия отдала предпочтение токаревской модели. Констатировав также, что винтовки он «делает сам своими руками и, обладая выдающимися конструкторскими способностями, разработал настолько удовлетворительную винтовку, что нельзя бросать дело на полпути».

К лету следующего года была изготовлена пробная партия деталей для нового оружия. Однако началась война и есаула Федора Токарева призвали в действующую армию. На фронте он пулям не кланялся, проявил отвагу и был умелым командиром казачьей сотни. Получил пять боевых наград за отличие в боевых действиях против неприятеля.

В 1915 году Токарева, как «отличного техника и конструктора оружия», возвращают в штат Сестрорецкого завода.

А с 1921 года Федор Васильевич связал свою судьбу с Тульским оружейным заводом. Именно здесь он создал ручной пулемет МТ (Максима – Токарева) образца 1925 г., переделанный Токаревым из станкового пулемета Максима; пистолет ТТ (Тульский Токарева) образца 1930 г.; самозарядную винтовку Токарева образца 1938 г. (СВТ-38), которая была модернизирована в 1940 г. с учетом опыта ее боевого применения в советско-финляндской войне (СВТ-40).

Пистолет ТТ отличался простотой конструкции и, соответственно, невысокой себестоимостью и легкостью в обслуживании. Нетипичный для пистолетов очень мощный патрон обладал высокой проникающей способностью, и точную стрельбу можно было вести на дистанции до 50 метров. Во время войны трофейные пистолеты использовались в финской армии и даже на вооружении Вермахта – под наименованием Pistole 615(r).

В СССР производство ТТ осуществлялось до 1953 года, после чего он был заменен пистолетом Макарова. Но в милиции и подразделениях военизированной охраны он еще прослужил как минимум до середины семидесятых годов.

А вот токаревская винтовка испытания боевой обстановкой не выдержала, и ее заменили на хорошо знакомую мосинскую.

Всего за годы конструкторской деятельности Ф. В. Токарев создал свыше 150 образцов стрелкового вооружения, которое выпускалось не только в СССР, но и во многих странах мира. И это тоже достижение, которым не может похвастаться никакой другой оружейный конструктор. Только пистолетов ТТ и его модификаций в различных странах изготовлено свыше 3 миллионов штук. Они делались в Китае, Югославии, Корее, Венгрии, Польше, Чехословакии, Иране. Был даже вьетнамский ТТ, который собирался партизанами в полевых условиях из китайских комплектующих.

Читать еще:  Пулемет Максим на зенитном станке Колесникова. Фотоподборка-5

Рождение «Светки»

Окончательное решение по этому поводу было принято после очередного конкурса образцов самозарядных винтовок, объявленного по приказу наркома обороны Климента Ворошилова 22 мая 1938 года. А 26 февраля 1939 года токаревская винтовка была принята на вооружение под названием «Самозарядная винтовка Токарева образца 1938 года» (СВТ-38). Опыт первого года службы новой винтовки показал как ее достоинства, так и ее недостатки: она оказалась громоздкой, тяжелой и слишком чувствительной к холоду и загрязнению. Не слишком удобным оказался и механизм регулировки потока отводимых пороховых газов: для этого нужно было специальным шестигранным ключом повернуть головку штока на газоотводной трубке, что в боевых условиях мог быстро и качественно сделать далеко не каждый боец.


Младший лейтенант Людмила Павличенко — снайпер 2-й роты 54-го стрелкового полка
(25-я Чапаевская стрелковая дивизия, Приморская армия, Северо-Кавказский фронт), лето 1942 года.
Источник: http://waralbum.ru

Но все-таки СВТ-38 обладала главным достоинством по сравнению с основной винтовкой РККА, заслуженной трехлинейкой Мосина образца 1891/30 годов: она была самозарядной и имела вдвое больший магазин. Этого хватало, чтобы обеспечить гораздо большую плотность огня — то есть решить именно ту задачу, которая ставилась перед новой системой оружия. Поэтому в конце 1939 – начале 1940 годов Токарев доработал свою винтовку, сделав ее насколько возможно более легкой, и именно этот вариант – СВТ-40 – стал наиболее знаменитым.

Руководство СССР и командование РККА решили не принимать в расчет недостатки СВТ-40 ради двух основных достоинств — скорострельности и многозарядности. И еще до официального принятия модернизированной винтовки на вооружение ее начали отправлять в подразделения и соединения Красной армии, дислоцированные вдоль западной границы Советского Союза.

Такая спешка объяснялась просто: «Света», как винтовку уже успели окрестить красноармейцы, повоевавшие с нею на Халхин-Голе и в ходе Зимней войны, должна была заменить трехлинейку в качестве основного стрелкового оружия Красной Армии. В соответствии с этой задачей изменили и довоенные штаты стрелковой дивизии: теперь в ней на долю СВТ приходилась треть всего стрелкового оружия. Причем такое соотношение достигалось прежде всего за счет того, что все обслуживающие подразделения сохраняли «мосинки»: в стрелковой роте СВТ должны были иметь в качестве личного оружия три бойца из четырех, а в отделении — все без исключения! Но разработанные планы потерпели неудачу в столкновении с реальностью.


Шеренга вооруженных СВТ-40 красноармейцев на параде в Куйбышеве 7 ноября 1941 года.
Источник: http://waralbum.ru

И проблема, как вскоре выяснилось, была не в способности советской промышленности обеспечить необходимое количество самозарядных винтовок Токарева. Как раз эту задачу оружейные заводы решали достаточно успешно: в Туле полностью перешли на выпуск СВТ-40, активно подключился Ижевск. Официально выпуск модернизированной винтовки Токарева начался с июля 1940 года, и за месяц только туляки выпустили их 3416 штук. Дальше — больше: в августе выпуск составил 8100 штук, а в сентябре — уже 10 700 штук. В следующем, 1941 году на двух заводах, Тульском и Ижевском, был запланирован выпуск 1,8 млн СВТ-40, в 1942-м — уже 2 млн, а общий объем выпуска самозарядной винтовки Токарева к 1943 году должен был составить 4,45 млн единиц!

Когда «Светы» пошли в войска, оказалось, что по-настоящему освоить это оружие способны далеко не все красноармейцы. Лучше всего с задачей справлялись те, кто имел хотя бы среднее образование и был более-менее на «ты» с техникой (или же, по крайней мере, не боялся ее). Но процент таких призывников в Красной Армии накануне войны был невелик, так что не стоит удивляться тому, что к 22 июня 1941 года новыми винтовками всерьез овладели не больше четверти личного состава дивизий западных военных округов.


Колонна красноармейцев, вооруженных винтовками СВТ-40, марширует по Красной площади во время парада 7 ноября 1941 года.
Источник: http://waralbum.ru

Невероятной скорострельности оружие

Сын Федора Васильевича также стал оружейным конструктором. Он автор первой в мире авиатурели, получившей название Тур-8, и обеспечивающей обстрел из самолета любой точки сферы вокруг. Над созданием такого оружия трудились очень многие конструкторы, и в Туле в том числе. Токареву-младшему удалось решить ключевую проблему – обеспечить непрерывное ленточное питание для пулемета, чтобы он мог вести безотказную стрельбу в любых положениях самолета.

Фёдор Васильевич со своим сыном Максимом у станкового пулемёта системы Максима-Токарева образца 1925 г

Николай Федорович также сконструировал счетверенную пулеметную установку, которая прошла первое боевое крещение на озере Хасан в боях против японцев. Это была первая комплексная установка, принятая на вооружение сухопутных войск. Американские наблюдатели в японской армии тогда с удивлением отмечали: «Русские имеют невероятной скорострельности оружие, работающее от двигателя машины». Это его изобретение достойно прослужило в войсках ПВО практически всю войну.

Токарев-младший оставался в Туле до 1943 года, в том числе и в дни осады. Рассказывают, что в сентябре 1941 г. его пригласили в обком партии. Близкий друг семьи Токаревых С. Б. Вартазарян вспоминал: «Обком партии предложил конструктору Н. Ф. Токареву организовать группу в составе товарищей В. А. Седачева, Г. Г. Куренкова, В. Н. Полюбина и в самом спешном порядке разработать зенитную установку для авиационных 23-мм пушек, несколько десятков которых были законсервированы на складе. «

Задание обкома партии группа Токарева выполнила в невиданные до войны сроки – уже через три дня документация проекта была готова. Еще десять дней понадобилось, чтобы изготовить и опробовать опытный образец. Первые очереди были сделаны прямо с крыши здания обкома. 18 тульских предприятий получили задание делать различные детали для установки, сборку поручили заводу НКПС имени М. И. Калинина. Вскоре новые зенитные установки Н. Ф. Токарева надежно прикрыли Тулу от немецких бомбардировщиков».

Всего за 40 лет творческой деятельности Николай Токарев разработал около пятидесяти оригинальных конструкций. Из них девять были приняты на вооружение.

Владимир Николаевич Полюбин, о котором упоминается в рассказе Вартазаряна, дружил с Токаревым-младшим, и в своих воспоминаниях отзывается о нем с достаточной теплотой и юмором.

Читать еще:  Фото гранатомета РГ-6 / 6Г30 / "Гном" / "Бульдог"

«…Я иногда бывал на квартире у Токаревых. Мы распивали с Николаем бутылку красного вина, а старик укоризненно говорил нам: «И зачем вы его пьете?» Сам он ничего не пил. Николай Федорович отлично рисовал, и на стенах квартиры висели его картины».

Старик – это, разумеется, Токарев-старший, Федор Васильевич. А вот относительно любви его сына к рисованию у Полюбина есть еще одна забавная запись: «Николай Федорович при помощи цветных карандашей и лезвия безопасной бритвы мог из любого рисунка в иностранном журнале с мужскими и женскими фигурами сделать идеальный неприличный рисунок, подчистив кое-что и подрисовав. Делал он это очень чисто. Получалось полное впечатление, что неприличный рисунок на самом деле напечатан в журнале».

Также, по его словам, Николай Токарев был завзятым мотоциклистом, участвовал в гонках, имел мотоцикл собственной конструкции.

«Я тоже имел мотоцикл, и мы часто вместе с ним катались по шоссе».

Устройство оружия

Автоматика винтовки основана на использовании пороховых газов, которые отводятся из канала ствола и толкают газовый поршень с коротким ходом. Газовая камера снабжена регулятором, который может регулировать количество отводимых газов. Это позволяет приспосабливать оружие к условиям внешней среды, типу боеприпаса, состоянию винтовки.

Газовый поршень движется назад и передает импульс затвору. Обратно его отсылает возвратная пружина. Канал ствола запирается перекосом затвора. В устройство затвора входят ударник и механизм выбрасывания гильзы. В ствольной коробке еще находится возвратная пружина, которая возвращает затворную раму с затвором обратно.

Ударный механизм куркового типа, предохранитель фиксирует спусковой крючок.

Магазин винтовки СВТ-40 коробчатый, двухрядный, емкостью десять патронов. Заряжать СВТ-40 можно не вынимая магазина с помощью двух стандартных обойм от винтовки Мосина. После израсходования боеприпасов затвор фиксируется в заднем положении.

Прицельные приспособления состоят из мушки, которая установлена в надульнике, и целика, который может регулироваться по дальности.

Ложа винтовки деревянная, цельная. Сверху ствол и газовый поршень прикрыты металлическим кожухом. Также имеется деревянное цевье, в которое вставлен шомпол. Есть дульный тормоз.

Винтовка комплектуется штык-ножом. Согласно уставу, его следовало носить в ножнах и присоединять к винтовке только в случае необходимости. Штык-нож СВТ-40 короче, чем у СВТ-38.

Фотоаппарат Токарева

В 1946 году Токарев по состоянию здоровья был переведен на административную работу, а затем ушел на заслуженный отдых. Появилось время на другое увлечение – фотографию. Много времени он уделял созданию панорамного фотоаппарата с вращающимся объективом. Эта модель была даже запущена в производство на Красногорском механическом заводе, известном в частности, популярной в СССР маркой «Зоркий», и получила две премии на международных выставках. Фотоаппарат Токарева выпускался с 1958 по 1965 годы.

Фотография, по рассказам Полюбина, давно уже была одним из его увлечений. «Федор Васильевич еще в Туле часто ходил в нашу фотографию с различными просьбами. Обычно это были просьбы о пересъемке газетных статей о нем, указов о его награждении, орденов и пр. материалов, прославляющих Федора Васильевича».

В этих строках нетрудно заметить весьма неприязненное отношение автора к Токареву-старшему. И это действительно так. О человеческих качествах знаменитого оружейника Полюбин остался крайне невысокого мнения.

«Когда Туле стала угрожать опасность немецкого вторжения, в августе 1941 года, еще за два месяца до общей эвакуации, Федор Васильевич выхлопотал себе специальный вагон-пульман, погрузил в него абсолютно все вещи и уехал в Златоуст с внучкой Шурой, Ириной и детьми.

Федор Васильевич имел группу рабочих – человек шесть-семь; с ним много лет работал конструктор Васильев Николай Федорович. Никого из них старик не взял с собой, хотя в вагоне было места предостаточно. Все его работники были этим очень обижены. Когда наше бюро уехало в Златоуст, то оставшиеся в Туле токаревские рабочие сняли со стены его портрет, растоптали его ногами и нагадили на него. Так они отомстили ему. Из токаревских рабочих самостоятельно добрался до Златоуста один слесарь – Иван Промышляев».

«Федор Васильевич имел почетное звание «Доктор технических наук», но писал с ошибками, а выступая перед аудиторией, часто нес несуразицу; начав речь, не мог ее никак закончить. Про него рассказывали, что, желая употребить в своем выступлении «модный» в то время лозунг «Где Сталин – там победа», он сказал: «Где победа, там Сталин». Объясняя устройство своего пистолета ТТ в Златоустовском госпитале, он говорил: «Вот это – курок, это – ствол, а это – мой сын, он тоже конструктор».

В общем, по мнению Полюбина, у Токарева характер был эгоистичный до жестокости. «Я сомневаюсь, чтобы он вообще помог кому-либо за всю свою жизнь».

Токарев не терпел конкурентов в работе. Даже улучшение его конструкции воспринимал как личное оскорбление. Отличался «выдающейся скупостью».

Последние годы своей жизни Ф. В. Токарев провел в столице.

«В Москве у Токаревых была прекрасная квартира на Большой Полянке, – рассказывает Полюбин. – Я один раз был у них. Дико было видеть в гостиной рядом с диваном с вышитыми подушками (Ирина сама их вышивала), с коврами стоявший около стены устаревший токарный станок с рубильником на стене. Ирина жаловалась, что когда дед начинает на нем работать, стружка и масло летят всюду». Какая именно Ирина, Полюбин, правда, не уточняет. А в семье Токаревых Ирин было две – жена самого Федора Васильевича и жена его сына Николая.

Умер Федор Васильевич Токарев в возрасте 97 лет – 7 июня 1968 г. Согласно его завещанию, он был похоронен на Всехсвятском кладбище города, который прославил своим оружием он, и который прославил его.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector