3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Все ли «афганцы» являются афганцами на самом деле

Все ли «афганцы» являются афганцами на самом деле

Чем дальше в прошлое уходит война, чем меньше остается в живых свидетелей военных событий, тем ниже содержание правды в рассказах о ней. Но одно дело фантазии сценаристов и писателей, и совсем другое – неприкрытая ложь. Предприимчивые люди беззастенчиво пользуются уважением, которое вызывают у окружающих участники военных событий. Одни делают это, чтобы пройти без очереди на прием к врачу, другие – чтобы придать вес собственной персоне. Разоблачают их нечасто, потому что слишком это наглая ложь, слишком большое кощунство.

На фото: Председатель Совета ветеранов ВДВ, ВСН и участников боевых действий Олег Кузнецов

«Никто, кроме нас?»

Председатель местного отделения Иркутского регионального отделения Межрегиональной общественной организации ветеранов воздушно-десантных войск и войск специального назначения «Союз десантников России» Юрий Котюгов обратился в редакцию газеты «Горожанин» после многолетнего противостояния со своим оппонентом Олегом Кузнецовым. Как это ни удивительно, грозные и непобедимые на поле брани десантники в мирное время не сумели самостоятельно разобраться в ситуации. Принимать меры физического воздействия противозаконно, а привлечь его к юридической ответственности пока не удалось.

— Я познакомился с Олегом Витальевичем Кузнецовым (необходимое уточнение – сей персонаж является всего лишь тезкой преподавателя школы №46 и руководителя турклуба Олега Витальевича Кузнецова – примечание автора) в 2004 году, во время празднования Дня ВДВ у Мемориала Славы. Он пришел в тельняшке и представился дальним родственником Юрия Косаченко (братского десантника, погибшего в Афганистане). Рассказал, что служил в Афганистане. У меня не возникло сомнений в его правдивости, тем более, что я не раз видел его на фотографиях в окружении ветеранов Афгана (одна из них, сделанная в конце 80-х годов, висела в горвоенкомате).

Идея объединения ветеранов ВДВ витала в воздухе, и когда речь зашла о создании общественной организации, я предложил его кандидатуру на пост председателя. Человек он активный, пробивной. Благодаря его усилиям удалось на спонсорские средства привести в порядок могилу погибшего в Афганистане солдата (у городского Совета ветеранов во главе с Александром Елохиным на это денег «не нашлось» — он сказал, что на похороненных в советское время средства не выделяются), десантники получили юбилейные медали «80 лет ВДВ» (как после оказалось, они были фальшивками – удостоверения заметно отличаются от настоящих).

Жадность сгубила?

Может статься, будь Олег Кузнецов немного скромнее, его не разоблачили бы и по сей день. Откажись он в 2008-ом году от приглашения на прием у губернатора под благовидным предлогом – и все афганцы-десантники по-прежнему считали бы его своим.

— В его принадлежности к воинам-интернационалистам долгое время не сомневался никто. Пользуясь этим, он сумел получить квартиру в МЖК-овском доме на Советской, где сейчас и проживает. И когда ветеран военной службы Константин Черемных на заседании Совета ветеранов сказал, что Кузнецов – не афганец, я поверил Кузнецову – тот заявил, что его оговорил военком Александр Волошин. Даже рассказал какую-то историю о том, что пьяные офицеры избили призывников по дороге на сборный пункт, и якобы Волошин с тех пор Кузнецова недолюбливает. Я знаю, как легко можно очернить человека, поэтому поверил ему и посоветовал обратиться в суд. Но он не стал подавать иск – дескать, долго это и дорого.

Однако потом выяснилось, что в 2008-ом году военкомат за активную общественную работу направил Олега Кузнецова на губернаторский прием в честь Дня Победы, на котором приглашенные ветераны получали премию в 5 тысяч рублей. Но в ведомости на выплату премии его имени не оказалось. Военкому позвонили из области и спросили: кого он направил? Тогда стали разбираться в послужном списке активиста. На запрос, отправленный в Министерство обороны, пришел ответ, что в списках участников боевых действий на территории Афганистана таковой не значится. Кузнецова это не смутило, он лишь многозначительно ответил: «В Подольске обо мне ничего не скажут, так как мое личное дело находится в «Конторе» (КГБ – прим. автора).

Тогда же, в 2008 году у него изъяли удостоверение участника Великой Отечественной войны (серия ВВ № 4118480, дата выдачи 23.05.03 г.), выданное комитетом социальной защиты населения администрации г. Братска и дающее право на льготы, предусмотренные ст.16 п.1 Федерального закона «О ветеранах». На вопрос о необычном бланке удостоверения его владелец ответил, что «других бланков в соцзащите тогда не было». 34 тысячи рублей Кузнецов добровольно вернул в Пенсионный фонд, не дожидаясь судебного преследования – с государством шутки плохи!

На заседании Совета городской общественной организации воинов-интернационалистов и участников боевых действий 4 мая 2010-го года Олега Кузнецова исключили из состава организации. Однако это его ничуть не смутило.

Сотрудники братского военкомата сделали запрос и выяснили, что лейтенант запаса Кузнецов начал службу в танковой части в Белорусском военном округе, а после «учебки» был направлен в тогда еще спокойный и мирный город Грозный Чеченской республики.

В военном билете Кузнецова, выданном в 1991 году и подписанном военкомом Дюжевым, стоит печать с двуглавым орлом, хотя на тот момент в стране еще использовался герб СССР. Правда, когда началось разбирательство, он этот билет срочно «утерял» и в августе 2012 года получил новый (однако старый еще не раз показывал, чему есть свидетели). А копия «утерянного» документа у меня осталась.

О медалях

— Отдельная история – «иконостас» на камуфляже Кузнецова. Он незаконно носит гвардейский знак (танковая часть, в которой он служил, не имеет гвардейского звания). А медаль «От благодарного афганского народа» соседствует с медалью «За службу на Северном Кавказе», учрежденной СДР в 2005 году. В удостоверении к медали «70 лет Вооруженных сил СССР», которая вручалась в 1988 году, отчетливо видно, что 1988-й год исправлен на 1991-й при помощи печатной машинки. Причем, это не дата выдачи (эта графа пустует), а дата Указа об учреждении медали. Но подпись в удостоверении принадлежит полковнику, возглавлявшему военкомат в 1988-89 годах. Носить эту медаль Кузнецов не имеет права – ее вручали не всем (перечень награждаемых в указе обозначен четко). А награда эта хоть и юбилейная, но государственная!

Большой интерес вызывает и происхождение грамоты Президиума Верховного Совета СССР «Воину-интернационалисту за мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга в республике Афганистан». (До вывода ограниченного контингента войск это была единственная государственная награда «афганцев» за участие в войне – прим. автора). Если не знать нюансов, ничего и не заподозришь, только вот в настоящей грамоте герб СССР, надпись «воину-интернационалисту» и еще ряд элементов напечатаны золотом, а у Кузнецова – черной краской. Заполнялась она вручную, а у него – на печатной машинке.

Мало того, долгое время он носил чужую медаль «За отвагу», но после того, как его персоной заинтересовалась полиция, боевая награда исчезла с кителя. Кузнецов «объяснил» это так: «да, дескать, носил, но потом отдал какому-то ветерану, а какому – не помню». Выяснить, кому она принадлежала, трудно, так как медаль была безномерной.

Нет состава преступления?

Дважды Юрий Никандрович и Виктор Ведерников (нынешний председатель Совета городской общественной организации воинов-интернационалистов и участников боевых действий) обращались с заявлениями против Кузнецова в полицию. Первое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынес старший лейтенант полиции Д.А. Захаров – оно датировано 22.06.12 г. Второе подобное подписано 03.02.2014 года старшим участковым уполномоченным ОП №2 УМВД майором А.Н. Фадеевым (однако заместителем начальника ОП-2 УМВД Андреем Агуновичем оно не утверждено). Формулировка одна: «за отсутствием состава преступления». По словам Кузнецова, «награды вручались ему различными общественными организациями». Полиция верит. Зато не верит прокуратура – 27 декабря 2013 года оба председателя обратились туда в поисках справедливости, и к ним прислушались. Следствие продолжается.

Читать еще:  Охотничьи ружья: история развития от фитильных аркебуз до современных моделей

Уже несколько лет Олег Кузнецов щедрой рукой вручает медали МОО «Союз десантников России» — разумеется, не бесплатно. Все они имеются в интернет-магазинах в свободной продаже, а то, что награждение должно быть подкреплено приказом председателя СДР, мало кого интересует.

На страже интересов ветеранов

После армии Юрий Никандрович работал строителем, в том числе, и его руками построены в Братске 42-я и 12-я школы, педагогический колледж, детские сады и жилые дома. Но и после выхода на пенсию без дела он не остался — к нему обратились ветераны Великой Отечественной войны из 26-го микрорайона с просьбой возглавить их первичную ветеранскую организацию.

— Я с большим уважением отношусь к ветеранам. У меня отец воевал на западном фронте, а дяди – на восточном. Поэтому отказать я не смог. Тем более, что среди обратившихся был отец моей одноклассницы, которого я знал с 1963-го года. Но уже через три года я ушел с этого поста.

В 2008-ом году мы обратились к председателю Совета ветеранов Александру Елохину с просьбой выделить средства на призы победителям соревнований имени Юрия Косаченко и получили ответ «Денег на это нет!». На приобретение венков для возложения к Мемориалу Славы, мемориальной доске на ул. Обручева и на могилу Юрия я просил денег у Владимира Смирнова (руководителя ЗАО «Гелиос») – у Елохина их снова не нашлось. На восстановление могилы денег тоже не было.

Председатель городского совета ветеранов Александр Елохин хотя и носит звание подполковника, но к ветеранам никакого отношения не имеет. Он даже в армии не служил! А звание получил по партийной линии. Я считаю, что критика и вопросы о расходовании средств в адрес Елохина вполне оправданны и справедливы – и не нужно прятаться за спинами ветеранов! Ни о каких оскорблениях ветеранов со стороны журналистов и речи быть не может, что бы ни писали по этому поводу в различные инстанции Елохин и его приближенные. Напротив, открывая горожанам глаза на его «работу», они добиваются того, чтобы деньги доходили до адресатов – тех самых ветеранов.

Жил в Братске ветеран Великой Отечественной войны Виктор Смолин. Он много лет добивался квартиры, жил со старшей дочерью, она писала письма губернатору и президенту. От президента пришел ответ с резолюцией: «разобраться!». Но разобраться не успели – в 2009 году он умер, так и не дождавшись получения собственного жилья.

В 2009 году я вышел из состава городского Совета ветеранов. И хорошо понимаю членов Совета городской общественной организации воинов-интернационалистов и участников боевых действий, вышедших из него в прошлом году, – денег вечно ни на что нет, в лучшем случае 10-20 тысяч рублей в год на призы для соревнований, а в президиуме сидят люди, далекие от интересов воинов-интернационалистов.

Слово оппоненту!

Обвинения в адрес господина Кузнецова были высказаны достаточно серьезные, поэтому мы не могли не дать ему возможности высказаться. Олег Витальевич пригласил на нашу встречу не только представителей возглавляемой им организации Союз ветеранов ВДВ, ВСН и участников боевых действий, но и членов президиума Городского совета ветеранов во главе с Александром Елохиным. Разговор получился довольно странным – по мнению собравшихся, «непорядочным человеком» является как раз таки Юрий Котюгов, который мстит им за собственное исключение. Печатать в газете дискуссию «нехороший человек – сам ты нехороший человек!» мы бы не стали, если бы не загадочная позиция самого Олега Кузнецова.

По его словам, службу он проходил в 1981-83 г.г. в бронетанковых войсках, в боевых действиях никогда не участвовал, десантником себя не называл и голубой берет не носил (хотя после избрания председателем организации десантников ему его и вручили). Сам он на историческом собрании 2-го августа 2011-го года не присутствовал — проголосовали за его кандидатуру заочно. Объяснить происхождение наград воина-интернационалиста, которые он носит, господин Кузнецов отказался, заявив, что наличие копий наградных документов на его имя у Юрия Котюгова – это его, Котюгова, «собственные проблемы».

— Я бы хотел узнать, откуда у Котюгова копии моих наградных документов? Если их дали в военкомате, то на каком основании и почему без моего ведома? Он что – суд, прокурор, следователь или кто? Это вообще-то наказуемо! Награды – настоящие. Они вручались афганцам – да, и что? Да, я не служил в Афганистане! И что дальше? У меня и другие медали есть – «Ветерану-интернационалисту», например. Она учреждена Постоянным Президиумом Съезда народных депутатов СССР (ППСНД) и подписана председателем Сажи Умалатовой. Таких в Братске всего три – из Москвы приезжали вручать их нам за патриотическое воспитание подрастающего поколения.

У меня есть доверенность от РОО «Академия русской символики «Марс» — я являюсь их представителем и могу привлекать спонсоров или учредителей наград. Общественные награды находятся в свободной продаже, я могу их купить (на собственные средства или средства спонсоров) и вручать, как председатель ветеранской организации. И печати в удостоверениях могут быть разные – нашего совета или других общественных организации.

Судиться я с ними (Котюговым и Ведерниковым – прим. автора) не собираюсь – зачем? Я до такой степени уже устал с ними ругаться, не первый год уже длится это. Пусть что хотят, то и делают – мне все равно.

Стоит отметить, что пресловутый ППСНД – незарегистрированная общественная организация, которая после развала СССР и до 1999 года вручала советские медали и ордена из старых запасов монетных дворов, а потом начала чеканить свои (подробную информацию при желании можно найти в Интернете). Отношение к этим наградам спорное.

Да, общественные памятные знаки свободно продаются. Приобрести можно и любые подлинные боевые награды (коллекционеры-фалеристы всегда готовы купить таковые), однако как относиться к человеку, который вешает их себе на грудь? Трудно сказать, сколько человек в организации придерживаются позиции «он не виноват – ему вручили!», а сколько просто ценят организаторский талант Олега Кузнецова и готовы на многое смотреть сквозь пальцы.

Члены ОО Союз ветеранов ВДВ, ВСН и участников боевых действий (которых насчитывается свыше 870-ти человек) видят причину конфликта в противоречиях между городскими ветеранскими организациями, возглавляемыми Виктором Ведерниковым, Юрием Котюговым и Олегом Кузнецовым, а вовсе не в поступках кого-то из них.

История появления знаков ВДВ

С момента появления воздушно-десантных войск в отдельных дивизиях начинают создавать специальные знаки отличия ВДВ, причем дизайн даже на первоначальном этапе их существования значительно отличался от знаков других родов войск. Особенность заключается в том, что различные знаки ВДВ призваны были отображать историю конкретного воинского подразделения.

Это обусловило то, что знаки различия ВДВ отдельных дивизий имеют незначительные расхождения в деталях, но в целом они многим схожи. Например, неотъемлемым атрибутом почти всех нагрудных знаков десанта независимо от дивизии является голубой цвет – традиционный символ благородства и преданности небу.

Нагрудные нашивки и петличные знаки на форме десантника дополняются шевронами, форма которых с течением времени получила определенные изменения. Но в целом эмблемы, изображенные на них, неподвластны времени. В 2015 году был подписан приказ, согласно которому современные шевроны должны иметь прямоугольную форму, в нижней части которых размещается эмблема рода войск. Хотя история появления шевронов и их толкование в классическом понимании подразумевает, что шеврон – это галун (нашивка) V-образной формы.

Читать еще:  Противодесантная мина ПДМ - 2

Разновидности эмблем и знаков ВДВ

С 2005 года в России расширили спектр символов воздушно-десантных войск, разработав малые, средние и большие эмблемы. Они создавались по канонам классической геральдики и получили применение в официальной документации, а также в качестве основы различной атрибутики.

Малая

Представляет собой изображение пламенеющей гренады с крыльями. Вся Малая эмблема ВДВ окрашена в золотой цвет. Символика «ангельских» крыльев при этом отражает высокую готовность идти на самопожертвование. Кроме того, гренада традиционно символизирует наиболее подготовленные из армейских подразделений, а знак крыльев в геральдике означает также их высокую манёвренность.

Средняя

Основной фигурой выступает изображение золотого двуглавого орла с императорской короной, грудь которого украшает герб Москвы (поражающий змея Святой Георгий Победоносец на красном щите). Крылатая гренада, а также меч в лапах орла при этом часто нарисованы в серебристом цвете.

Большая

Эта эмблема воздушно-десантных войск считается его официальным гербом. Она представляет собой круглый щит небесно-голубого цвета, обрамлённый золотым дубовым венком – символом мужества, стойкости, силы и доблести. В рисунок герба также вписаны малая и средняя эмблемы ВДВ.

Все ли «афганцы» являются афганцами на самом деле

Чем дальше в прошлое уходит война, чем меньше остается в живых свидетелей военных событий, тем ниже содержание правды в рассказах о ней. Но одно дело фантазии сценаристов и писателей, и совсем другое – неприкрытая ложь. Предприимчивые люди беззастенчиво пользуются уважением, которое вызывают у окружающих участники военных событий. Одни делают это, чтобы пройти без очереди на прием к врачу, другие – чтобы придать вес собственной персоне. Разоблачают их нечасто, потому что слишком это наглая ложь, слишком большое кощунство.

На фото: Председатель Совета ветеранов ВДВ, ВСН и участников боевых действий Олег Кузнецов

«Никто, кроме нас?»

Председатель местного отделения Иркутского регионального отделения Межрегиональной общественной организации ветеранов воздушно-десантных войск и войск специального назначения «Союз десантников России» Юрий Котюгов обратился в редакцию газеты «Горожанин» после многолетнего противостояния со своим оппонентом Олегом Кузнецовым. Как это ни удивительно, грозные и непобедимые на поле брани десантники в мирное время не сумели самостоятельно разобраться в ситуации. Принимать меры физического воздействия противозаконно, а привлечь его к юридической ответственности пока не удалось.

— Я познакомился с Олегом Витальевичем Кузнецовым (необходимое уточнение – сей персонаж является всего лишь тезкой преподавателя школы №46 и руководителя турклуба Олега Витальевича Кузнецова – примечание автора) в 2004 году, во время празднования Дня ВДВ у Мемориала Славы. Он пришел в тельняшке и представился дальним родственником Юрия Косаченко (братского десантника, погибшего в Афганистане). Рассказал, что служил в Афганистане. У меня не возникло сомнений в его правдивости, тем более, что я не раз видел его на фотографиях в окружении ветеранов Афгана (одна из них, сделанная в конце 80-х годов, висела в горвоенкомате).

Идея объединения ветеранов ВДВ витала в воздухе, и когда речь зашла о создании общественной организации, я предложил его кандидатуру на пост председателя. Человек он активный, пробивной. Благодаря его усилиям удалось на спонсорские средства привести в порядок могилу погибшего в Афганистане солдата (у городского Совета ветеранов во главе с Александром Елохиным на это денег «не нашлось» — он сказал, что на похороненных в советское время средства не выделяются), десантники получили юбилейные медали «80 лет ВДВ» (как после оказалось, они были фальшивками – удостоверения заметно отличаются от настоящих).

Жадность сгубила?

Может статься, будь Олег Кузнецов немного скромнее, его не разоблачили бы и по сей день. Откажись он в 2008-ом году от приглашения на прием у губернатора под благовидным предлогом – и все афганцы-десантники по-прежнему считали бы его своим.

— В его принадлежности к воинам-интернационалистам долгое время не сомневался никто. Пользуясь этим, он сумел получить квартиру в МЖК-овском доме на Советской, где сейчас и проживает. И когда ветеран военной службы Константин Черемных на заседании Совета ветеранов сказал, что Кузнецов – не афганец, я поверил Кузнецову – тот заявил, что его оговорил военком Александр Волошин. Даже рассказал какую-то историю о том, что пьяные офицеры избили призывников по дороге на сборный пункт, и якобы Волошин с тех пор Кузнецова недолюбливает. Я знаю, как легко можно очернить человека, поэтому поверил ему и посоветовал обратиться в суд. Но он не стал подавать иск – дескать, долго это и дорого.

Однако потом выяснилось, что в 2008-ом году военкомат за активную общественную работу направил Олега Кузнецова на губернаторский прием в честь Дня Победы, на котором приглашенные ветераны получали премию в 5 тысяч рублей. Но в ведомости на выплату премии его имени не оказалось. Военкому позвонили из области и спросили: кого он направил? Тогда стали разбираться в послужном списке активиста. На запрос, отправленный в Министерство обороны, пришел ответ, что в списках участников боевых действий на территории Афганистана таковой не значится. Кузнецова это не смутило, он лишь многозначительно ответил: «В Подольске обо мне ничего не скажут, так как мое личное дело находится в «Конторе» (КГБ – прим. автора).

Тогда же, в 2008 году у него изъяли удостоверение участника Великой Отечественной войны (серия ВВ № 4118480, дата выдачи 23.05.03 г.), выданное комитетом социальной защиты населения администрации г. Братска и дающее право на льготы, предусмотренные ст.16 п.1 Федерального закона «О ветеранах». На вопрос о необычном бланке удостоверения его владелец ответил, что «других бланков в соцзащите тогда не было». 34 тысячи рублей Кузнецов добровольно вернул в Пенсионный фонд, не дожидаясь судебного преследования – с государством шутки плохи!

На заседании Совета городской общественной организации воинов-интернационалистов и участников боевых действий 4 мая 2010-го года Олега Кузнецова исключили из состава организации. Однако это его ничуть не смутило.

Сотрудники братского военкомата сделали запрос и выяснили, что лейтенант запаса Кузнецов начал службу в танковой части в Белорусском военном округе, а после «учебки» был направлен в тогда еще спокойный и мирный город Грозный Чеченской республики.

В военном билете Кузнецова, выданном в 1991 году и подписанном военкомом Дюжевым, стоит печать с двуглавым орлом, хотя на тот момент в стране еще использовался герб СССР. Правда, когда началось разбирательство, он этот билет срочно «утерял» и в августе 2012 года получил новый (однако старый еще не раз показывал, чему есть свидетели). А копия «утерянного» документа у меня осталась.

О медалях

— Отдельная история – «иконостас» на камуфляже Кузнецова. Он незаконно носит гвардейский знак (танковая часть, в которой он служил, не имеет гвардейского звания). А медаль «От благодарного афганского народа» соседствует с медалью «За службу на Северном Кавказе», учрежденной СДР в 2005 году. В удостоверении к медали «70 лет Вооруженных сил СССР», которая вручалась в 1988 году, отчетливо видно, что 1988-й год исправлен на 1991-й при помощи печатной машинки. Причем, это не дата выдачи (эта графа пустует), а дата Указа об учреждении медали. Но подпись в удостоверении принадлежит полковнику, возглавлявшему военкомат в 1988-89 годах. Носить эту медаль Кузнецов не имеет права – ее вручали не всем (перечень награждаемых в указе обозначен четко). А награда эта хоть и юбилейная, но государственная!

Большой интерес вызывает и происхождение грамоты Президиума Верховного Совета СССР «Воину-интернационалисту за мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга в республике Афганистан». (До вывода ограниченного контингента войск это была единственная государственная награда «афганцев» за участие в войне – прим. автора). Если не знать нюансов, ничего и не заподозришь, только вот в настоящей грамоте герб СССР, надпись «воину-интернационалисту» и еще ряд элементов напечатаны золотом, а у Кузнецова – черной краской. Заполнялась она вручную, а у него – на печатной машинке.

Мало того, долгое время он носил чужую медаль «За отвагу», но после того, как его персоной заинтересовалась полиция, боевая награда исчезла с кителя. Кузнецов «объяснил» это так: «да, дескать, носил, но потом отдал какому-то ветерану, а какому – не помню». Выяснить, кому она принадлежала, трудно, так как медаль была безномерной.

Нет состава преступления?

Дважды Юрий Никандрович и Виктор Ведерников (нынешний председатель Совета городской общественной организации воинов-интернационалистов и участников боевых действий) обращались с заявлениями против Кузнецова в полицию. Первое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынес старший лейтенант полиции Д.А. Захаров – оно датировано 22.06.12 г. Второе подобное подписано 03.02.2014 года старшим участковым уполномоченным ОП №2 УМВД майором А.Н. Фадеевым (однако заместителем начальника ОП-2 УМВД Андреем Агуновичем оно не утверждено). Формулировка одна: «за отсутствием состава преступления». По словам Кузнецова, «награды вручались ему различными общественными организациями». Полиция верит. Зато не верит прокуратура – 27 декабря 2013 года оба председателя обратились туда в поисках справедливости, и к ним прислушались. Следствие продолжается.

Читать еще:  Австрийский пистолет glock и его модификации

Уже несколько лет Олег Кузнецов щедрой рукой вручает медали МОО «Союз десантников России» — разумеется, не бесплатно. Все они имеются в интернет-магазинах в свободной продаже, а то, что награждение должно быть подкреплено приказом председателя СДР, мало кого интересует.

На страже интересов ветеранов

После армии Юрий Никандрович работал строителем, в том числе, и его руками построены в Братске 42-я и 12-я школы, педагогический колледж, детские сады и жилые дома. Но и после выхода на пенсию без дела он не остался — к нему обратились ветераны Великой Отечественной войны из 26-го микрорайона с просьбой возглавить их первичную ветеранскую организацию.

— Я с большим уважением отношусь к ветеранам. У меня отец воевал на западном фронте, а дяди – на восточном. Поэтому отказать я не смог. Тем более, что среди обратившихся был отец моей одноклассницы, которого я знал с 1963-го года. Но уже через три года я ушел с этого поста.

В 2008-ом году мы обратились к председателю Совета ветеранов Александру Елохину с просьбой выделить средства на призы победителям соревнований имени Юрия Косаченко и получили ответ «Денег на это нет!». На приобретение венков для возложения к Мемориалу Славы, мемориальной доске на ул. Обручева и на могилу Юрия я просил денег у Владимира Смирнова (руководителя ЗАО «Гелиос») – у Елохина их снова не нашлось. На восстановление могилы денег тоже не было.

Председатель городского совета ветеранов Александр Елохин хотя и носит звание подполковника, но к ветеранам никакого отношения не имеет. Он даже в армии не служил! А звание получил по партийной линии. Я считаю, что критика и вопросы о расходовании средств в адрес Елохина вполне оправданны и справедливы – и не нужно прятаться за спинами ветеранов! Ни о каких оскорблениях ветеранов со стороны журналистов и речи быть не может, что бы ни писали по этому поводу в различные инстанции Елохин и его приближенные. Напротив, открывая горожанам глаза на его «работу», они добиваются того, чтобы деньги доходили до адресатов – тех самых ветеранов.

Жил в Братске ветеран Великой Отечественной войны Виктор Смолин. Он много лет добивался квартиры, жил со старшей дочерью, она писала письма губернатору и президенту. От президента пришел ответ с резолюцией: «разобраться!». Но разобраться не успели – в 2009 году он умер, так и не дождавшись получения собственного жилья.

В 2009 году я вышел из состава городского Совета ветеранов. И хорошо понимаю членов Совета городской общественной организации воинов-интернационалистов и участников боевых действий, вышедших из него в прошлом году, – денег вечно ни на что нет, в лучшем случае 10-20 тысяч рублей в год на призы для соревнований, а в президиуме сидят люди, далекие от интересов воинов-интернационалистов.

Слово оппоненту!

Обвинения в адрес господина Кузнецова были высказаны достаточно серьезные, поэтому мы не могли не дать ему возможности высказаться. Олег Витальевич пригласил на нашу встречу не только представителей возглавляемой им организации Союз ветеранов ВДВ, ВСН и участников боевых действий, но и членов президиума Городского совета ветеранов во главе с Александром Елохиным. Разговор получился довольно странным – по мнению собравшихся, «непорядочным человеком» является как раз таки Юрий Котюгов, который мстит им за собственное исключение. Печатать в газете дискуссию «нехороший человек – сам ты нехороший человек!» мы бы не стали, если бы не загадочная позиция самого Олега Кузнецова.

По его словам, службу он проходил в 1981-83 г.г. в бронетанковых войсках, в боевых действиях никогда не участвовал, десантником себя не называл и голубой берет не носил (хотя после избрания председателем организации десантников ему его и вручили). Сам он на историческом собрании 2-го августа 2011-го года не присутствовал — проголосовали за его кандидатуру заочно. Объяснить происхождение наград воина-интернационалиста, которые он носит, господин Кузнецов отказался, заявив, что наличие копий наградных документов на его имя у Юрия Котюгова – это его, Котюгова, «собственные проблемы».

— Я бы хотел узнать, откуда у Котюгова копии моих наградных документов? Если их дали в военкомате, то на каком основании и почему без моего ведома? Он что – суд, прокурор, следователь или кто? Это вообще-то наказуемо! Награды – настоящие. Они вручались афганцам – да, и что? Да, я не служил в Афганистане! И что дальше? У меня и другие медали есть – «Ветерану-интернационалисту», например. Она учреждена Постоянным Президиумом Съезда народных депутатов СССР (ППСНД) и подписана председателем Сажи Умалатовой. Таких в Братске всего три – из Москвы приезжали вручать их нам за патриотическое воспитание подрастающего поколения.

У меня есть доверенность от РОО «Академия русской символики «Марс» — я являюсь их представителем и могу привлекать спонсоров или учредителей наград. Общественные награды находятся в свободной продаже, я могу их купить (на собственные средства или средства спонсоров) и вручать, как председатель ветеранской организации. И печати в удостоверениях могут быть разные – нашего совета или других общественных организации.

Судиться я с ними (Котюговым и Ведерниковым – прим. автора) не собираюсь – зачем? Я до такой степени уже устал с ними ругаться, не первый год уже длится это. Пусть что хотят, то и делают – мне все равно.

Стоит отметить, что пресловутый ППСНД – незарегистрированная общественная организация, которая после развала СССР и до 1999 года вручала советские медали и ордена из старых запасов монетных дворов, а потом начала чеканить свои (подробную информацию при желании можно найти в Интернете). Отношение к этим наградам спорное.

Да, общественные памятные знаки свободно продаются. Приобрести можно и любые подлинные боевые награды (коллекционеры-фалеристы всегда готовы купить таковые), однако как относиться к человеку, который вешает их себе на грудь? Трудно сказать, сколько человек в организации придерживаются позиции «он не виноват – ему вручили!», а сколько просто ценят организаторский талант Олега Кузнецова и готовы на многое смотреть сквозь пальцы.

Члены ОО Союз ветеранов ВДВ, ВСН и участников боевых действий (которых насчитывается свыше 870-ти человек) видят причину конфликта в противоречиях между городскими ветеранскими организациями, возглавляемыми Виктором Ведерниковым, Юрием Котюговым и Олегом Кузнецовым, а вовсе не в поступках кого-то из них.

Отличия знаков ВДВ от значков и медалей

Многие коллекционеры пытаются купить не только значки ВДВ, но и настоящие боевые медали ВДВ. При этом стоит чётко понимать, что боевыми медалями и наградными знаками награждались только ветераны боевых действий. Если значки можно приобрести в свободной продаже, то награду, вручённую ветерану, вряд ли удастся приобрести. Свои наградные знаки настоящий ветеран ВДВ продаст только в самом крайнем случае, причём потом он постарается их выкупить обратно.

К сожалению, в настоящее время существуют фирмы, которые массово производят любые награды ВДВ, хотя данные знаки являются лишь копией, которые не несут никакой реальной ценности и являются фальшивкой.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector