8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Арсению Яценюку придумали пытку

Арсению Яценюку придумали пытку

Едва обсуждение украинской темы пошло на убыль, дров в костер подбросил Александр Бастрыкин. Обвинение премьер-министра Украины Арсения Яценюка в пытках российских солдат в Чечне должно было бы, по идее, означать многое, но на самом деле не будет значить ничего и останется очередным «распятым мальчиком».

Обвинение, выдвинутое руководителем Следственного комитета РФ Александром Бастрыкиным в адрес премьер-министра Украины Арсения Яценюка, достаточно серьезное: в интервью «Российской газете» Бастрыкин внезапно заявил, что Яценюк воевал в Чечне во время первой войны в составе отряда «Викинг» УНА-УНСО (экстремистская организация. Запрещена в России по решению Верховного суда), и не просто воевал, но принимал непосредственное участие в боях на площади Минутка в Грозном в канун Нового года в 1994-м и в феврале 1995-го в районе горбольницы №9, а также «в пытках и расстрелах пленных военнослужащих российской армии в Октябрьском районе города Грозный 7 января 1995 года», говорит Александр Бастрыкин.

СМИ узнали о готовящейся замене Арсения Яценюка бывшей гражданкой США

Заявить, что глава правительства соседнего государства воевал, пытал и расстреливал, — это сильно, и это вызвало большой резонанс. На этом главный следователь страны не останавливается и добавляет: в начале 1995-го Арсений Яценюк через Грузию вернулся домой в составе группы журналистов, а в декабре 1995-го был награжден орденом «Честь нации» «за уничтожение российских военнослужащих» — надо полагать, уже заочно.

Период, который упоминает Бастрыкин, — это тот самый новогодний штурм Грозного, кровавая и обернувшаяся большими потерями и провалом операция, а площадь Минутка — место, где не раз разворачивались городские бои, но позже, а вот какой именно имеет в виду Бастрыкин, не вполне ясно, так как в ту ночь до Минутки российские войска не дошли. То же самое относится к больнице — основные события там, как и на Минутке, относятся уже к августу 1996-го, а большую часть февраля 1995-го в Грозном действовало перемирие. Кроме того, вызывает удивление информация об ордене: «Честь нации» — это была высшая награда Ичкерии, положенная, если верить скудной информации о дудаевских наградах, бригадным и дивизионным генералам, в имеющихся списках награжденных сплошь фамилии крупных командиров начиная с самого Джохара Дудаева, и не-чеченцев там нет.

Наконец, в биографии Арсения Яценюка 1994-1995 годы относятся к периоду учебы в Черновицком торгово-экономическом институте. Одновременно он создавал юридическую фирму. Зимой студенты сдают сессию, и премьер-министру достаточно найти в архиве зачетную книжку, чтобы доказать, что в это время он был в Черновцах.

Вот почему большинство блогеров не поверили Александру Бастрыкину. Однако уже пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков поддержал его, заявив, что «подобные заявления не бывают голословными».

Теоретически, конечно, все может быть. Сколько-то УНСОвцев действительно принимали участие в чеченских войнах: можно найти, например, интервью одного из них журналу «Солдат удачи» еще от 1995 года, где анонимный боец рассказывает о том, что делегация УНА-УНСО прибыла в Грозный и встретилась с Дудаевым 29 ноября 1994 года, до Нового года приехали «всего несколько человек», а «основной поток пошел после 5 января». По словам собеседника журнала, всего в Чечню приехали около сотни украинцев, и среди них в том числе были и студенты. В январе 1995-го Мовлади Удугов рассказывал о семи украинцах: «Было три человека, потом одного убили, осталось два, потом дополнительно еще четыре человека прибыло, из них трое погибло».

Читать еще:  Первенец в семействе советских бронированных машин — бронетранспортер бтр-40

Вполне может быть, что и Мовлади Удугов говорил неправду. Но может быть и наоборот, УНСОвцы пытаются преувеличить свои заслуги, создают воинственный миф. «Бандеровцы» в смысле легендарности мало чем отличаются от «белых колготок».

Допустим, что 20-летний Арсений Яценюк был одним из самых рвущихся в бой ультрарадикалов и приехал в Грозный самым первым. Взяв, к примеру, академический отпуск. И сразу кинулся пытать. Допустим также, что доступные списки награжденных далеко не полные, а Яценюк стал настолько видным командиром, что получил высший генеральский орден. По стечению обстоятельств имя его осталось при этом затерянным. Вполне также вероятно, что 31 декабря на Минутке и в феврале 1995-го у больницы №9 какие-то перестрелки, даже если и локальные, имели место.

Пентагон опубликовал почти 200 фото пыток заключенных военными

Вот на таких не самых правдоподобных допущениях и строится версия Александра Бастрыкина. Все это действительно может быть, теоретически. Чуть позже, от источников в следственных органов, стало известно, откуда у следователей информация про Яценюка: его якобы сдали украинцы Николай Карпюк и Станислав Клых, ожидающие суда в Чечне как раз за участие в войне в рядах отрядов УНСО. С ними такая история: Карпюк, один из руководителей «Правого сектора», исчез в марте 2014-го — по заявлению соратников, он был похищен спецслужбами России прямо в Черниговской области. Клых год назад был задержан в Орле, когда ездил к своей подруге. Их украинские знакомые говорят, что Клых к УНСО отношения никакого не имел, а Карпюк хоть и имел, но в Чечне не воевал (но воевал в Абхазии); по утверждению же СКР и Карпюк, и Клых вместе, например, с Дмитрием Ярошем и убитым ныне Александром Музычко участвовали в новогодних боях на рубеже 1994 и 1995 годов, «лишив жизни не менее 30 военнослужащих и причинив ранения не менее 13 военнослужащим».

До сих пор украинских адвокатов к ним не пускают (долгое время Карпюк и Клых вообще считались пропавшими и, может быть, даже уже неживыми), судить их будут в Чечне и, вероятно, это не будет самый открытый и публичный процесс. То есть мы знаем только то, что вот двое обвиняемых сидят где-то в СИЗО уже больше года и ждут суда. Какие они там дают показания и при каких обстоятельствах, признают ли вину и что вообще думают по поводу своего задержания, какие в деле есть доказательства, мы можем узнать только из редких официальных релизов, не предполагающих уточнений. К нам выходит Александр Бастрыкин и говорит: у нас есть два бывших украинских боевика, и они рассказали, что с ними воевал еще и Арсений Яценюк. Этому можно верить или не верить.

Поскольку все политики, какие есть в Украине, в России считаются воплощением абсолютного зла, конечно же, большинство с легкостью поверит, что Арсений Яценюк пытал и отрезал головы. Никого не смутит, что за долгие годы никто никакого Яценюка в Чечне не припоминал, а ведь это известный человек.

Эдуард Лимонов , например, верит: «Каким бы неправдоподобным вам такое обвинение ни казалось, что бы вы ни думали о российских следственных органах, у них на пустом месте обвинения против известных людей не возникают. Никаких ошибок тут быть не может. То, что Яценюку было 20 лет в то время, ничего экстраординарного, Корчинський (Дмитрий Корчинський, экс-лидер УНА-УНСО, впоследствии участник молодежного форума «Наших» на Селигере. — dp.ru.) пишет о пятнадцатилетних боевиках», — пишет он. Лимонов бывал на войнах, он видел подростков с автоматами и не удивляется — да, такое бывает.

Читать еще:  Советская 152-мм пушка 2а36 «гиацинт-б» 1976 года – самая мощная в мире колесная, буксируемая артиллерийская система

Вполне может быть, что Николай Карпюк и Станислав Клых и рассказали что-то такое следователям — неизвестно ведь, в каких условиях они содержатся. Можно создать такие условия, что расскажешь что угодно. Цена таких показаний хорошо известна: по делу Немцова главный подозреваемый Заур Дадаев тоже вроде бы, со слов следователей, давал признательные показания, а потом оказывалось, что не давал. Но такое впечатление, что если украинцы и рассказывали зачем-то, то вспомнили, что смогли, пару самых известных эпизодов той кампании, чтобы звучало погромче. Проверять их слова — незачем. Яценюк же!

Это Великая Отечественная война у нас изучается в максимальной детализации, даты и события ввариваются в головы намертво. Новейшая история, чеченские войны похвастаться таким подходом не могут — про них мало пишут и рассказывают. Есть в обществе какой-то набор ярких воспоминаний: Буденновск, штурм Грозного, Минутка, больница (больница ассоциируется с фильмом Невзорова «Чистилище», и если сказать «бои у горбольницы №9», то большинство вспомнит именно этот фильм и подумает, что именно там и орудовал Арсений Яценюк где-то рядом с «биатлонистками из Прибалтики» и Дукузом Исрапиловым и распинал танкиста Григоращенко).

Поскольку публичный анализ войны и ее легенд в дефиците, в этот набор легко встроить любой элемент, хоть Барака Обаму. Российская пропаганда не знает никаких границ — и даже после «распятого» мальчика их не появилось. Никто ничего опровергать не будет и не собирается, никто с Бастрыкина никогда не спросит никаких доказательств. Вообще совершенно спокойно можно уже завтра сделать вид, что ничего и не было. Обвинение в адрес премьер-министра по идее предполагает какое-то продолжение, реальное (а не возбужденное ради пиара) уголовное дело, международную шумиху, требования, предъявление доказательств, даже обсуждение в ООН и так далее. Но ничего подобного, скорее всего, не будет, и обвинение так и останется просто очередным эпизодом информационной войны.

Пентагон опубликовал почти 200 фото пыток заключенных военными

Вот на таких не самых правдоподобных допущениях и строится версия Александра Бастрыкина. Все это действительно может быть, теоретически. Чуть позже, от источников в следственных органов, стало известно, откуда у следователей информация про Яценюка: его якобы сдали украинцы Николай Карпюк и Станислав Клых, ожидающие суда в Чечне как раз за участие в войне в рядах отрядов УНСО. С ними такая история: Карпюк, один из руководителей «Правого сектора», исчез в марте 2014-го — по заявлению соратников, он был похищен спецслужбами России прямо в Черниговской области. Клых год назад был задержан в Орле, когда ездил к своей подруге. Их украинские знакомые говорят, что Клых к УНСО отношения никакого не имел, а Карпюк хоть и имел, но в Чечне не воевал (но воевал в Абхазии); по утверждению же СКР и Карпюк, и Клых вместе, например, с Дмитрием Ярошем и убитым ныне Александром Музычко участвовали в новогодних боях на рубеже 1994 и 1995 годов, «лишив жизни не менее 30 военнослужащих и причинив ранения не менее 13 военнослужащим».

До сих пор украинских адвокатов к ним не пускают (долгое время Карпюк и Клых вообще считались пропавшими и, может быть, даже уже неживыми), судить их будут в Чечне и, вероятно, это не будет самый открытый и публичный процесс. То есть мы знаем только то, что вот двое обвиняемых сидят где-то в СИЗО уже больше года и ждут суда. Какие они там дают показания и при каких обстоятельствах, признают ли вину и что вообще думают по поводу своего задержания, какие в деле есть доказательства, мы можем узнать только из редких официальных релизов, не предполагающих уточнений. К нам выходит Александр Бастрыкин и говорит: у нас есть два бывших украинских боевика, и они рассказали, что с ними воевал еще и Арсений Яценюк. Этому можно верить или не верить.

Читать еще:  Индийское предупреждение

Поскольку все политики, какие есть в Украине, в России считаются воплощением абсолютного зла, конечно же, большинство с легкостью поверит, что Арсений Яценюк пытал и отрезал головы. Никого не смутит, что за долгие годы никто никакого Яценюка в Чечне не припоминал, а ведь это известный человек.

Эдуард Лимонов , например, верит: «Каким бы неправдоподобным вам такое обвинение ни казалось, что бы вы ни думали о российских следственных органах, у них на пустом месте обвинения против известных людей не возникают. Никаких ошибок тут быть не может. То, что Яценюку было 20 лет в то время, ничего экстраординарного, Корчинський (Дмитрий Корчинський, экс-лидер УНА-УНСО, впоследствии участник молодежного форума «Наших» на Селигере. — dp.ru.) пишет о пятнадцатилетних боевиках», — пишет он. Лимонов бывал на войнах, он видел подростков с автоматами и не удивляется — да, такое бывает.

Вполне может быть, что Николай Карпюк и Станислав Клых и рассказали что-то такое следователям — неизвестно ведь, в каких условиях они содержатся. Можно создать такие условия, что расскажешь что угодно. Цена таких показаний хорошо известна: по делу Немцова главный подозреваемый Заур Дадаев тоже вроде бы, со слов следователей, давал признательные показания, а потом оказывалось, что не давал. Но такое впечатление, что если украинцы и рассказывали зачем-то, то вспомнили, что смогли, пару самых известных эпизодов той кампании, чтобы звучало погромче. Проверять их слова — незачем. Яценюк же!

Это Великая Отечественная война у нас изучается в максимальной детализации, даты и события ввариваются в головы намертво. Новейшая история, чеченские войны похвастаться таким подходом не могут — про них мало пишут и рассказывают. Есть в обществе какой-то набор ярких воспоминаний: Буденновск, штурм Грозного, Минутка, больница (больница ассоциируется с фильмом Невзорова «Чистилище», и если сказать «бои у горбольницы №9», то большинство вспомнит именно этот фильм и подумает, что именно там и орудовал Арсений Яценюк где-то рядом с «биатлонистками из Прибалтики» и Дукузом Исрапиловым и распинал танкиста Григоращенко).

Поскольку публичный анализ войны и ее легенд в дефиците, в этот набор легко встроить любой элемент, хоть Барака Обаму. Российская пропаганда не знает никаких границ — и даже после «распятого» мальчика их не появилось. Никто ничего опровергать не будет и не собирается, никто с Бастрыкина никогда не спросит никаких доказательств. Вообще совершенно спокойно можно уже завтра сделать вид, что ничего и не было. Обвинение в адрес премьер-министра по идее предполагает какое-то продолжение, реальное (а не возбужденное ради пиара) уголовное дело, международную шумиху, требования, предъявление доказательств, даже обсуждение в ООН и так далее. Но ничего подобного, скорее всего, не будет, и обвинение так и останется просто очередным эпизодом информационной войны.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector