3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как НАТО планирует защитить себя от новых российских ракет

Как НАТО планирует защитить себя от новых российских ракет

Министры обороны стран НАТО обсудили меры в ответ на угрозы, которые несут новые российские виды оружия — крылатая ракета 9М729, гиперзвуковые ракета «Кинжал» и система «Авангард».

Новая российская крылатая ракета 9М729

После того, как грядущее прекращение действия Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) стало очевидным, в НАТО решили подготовить ответ на новую российскую крылатую ракету 9М729 (по классификации НАТО — SSC-8). Ее разработка Москвой и принятие на вооружение в НАТО называют причиной прекращения ДРСМД.

На данный в альянсе все еще обдумывают пакет ответных мер. Впрочем, на заседании министров обороны стран-членов НАТО 12-13 февраля в Брюсселе стало понятно, что 9М729 — лишь часть проблемы.

Какие меры готовит НАТО

По итогам заседания генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что альянс утвердит пакет ответных мер позже в этом году. Но определенная ясность уже есть. Столтенберг уточнил, что меры будут защитными: «Они будут включать адаптацию нашего планирования и учений, а также наших стратегий обычных и ядерных вооружений». Альянс, по словам его генсека, уже начал реагировать путем повышения боеготовности своих сил.

Как известно, НАТО разметила четыре батальона на ротационной основе в странах Балтии и Польше, а также утвердила инициативу «четырежды 30». В рамках нее по 30 подразделений сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил должны быть готовыми к применению в течение 30 дней. Среди новых мер будет и улучшение разведки, наблюдения и сбора информации.

Также НАТО разрабатывает новые оборонительные системы. «Мы инвестируем в современные системы, включая противовоздушную и противоракетную оборону», — пояснил Столтенберг, отвечая корреспонденту DW. О каких именно системах идет речь, в НАТО не говорят, ссылаясь на секретность информации.

Как планирует ответить США

В то же время США работают не только над оборонительными, но и над наступательными системами вооружений. Во второй половине 2019 года они начали тестирование новой ракеты средней дальности. Испытания такого оружия, в отличие от разработки, были запрещены ДРСМД.

Штаб-квартира НАТО в Брюсселе

Постпред США при НАТО Кэй Бэйли Хатчисон во время своей пресс-конференции конкретики избегала, сообщив лишь, что ее страна находится в процессе создания систем, которые позволят ей «защищаться от ракет, выпущенных Россией в больших количествах в нарушение Договора о РСМД». Хатчинсон уточнила, что хотя эти системы уже тестировали, они пока не готовы к принятию на вооружение.

Со своими союзниками Вашингтон более охотно делится информацией о своих разработках. «Мое понимание программы США — они разрабатывают обычные гиперзвуковые ракетные системы. Они не будут готовыми к принятию на вооружение в ближайшие год или два», — пояснил DW чиновник НАТО на условиях анонимности. Единственное, что США уже сделали, — оснастили свои подлодки класса «Огайо» баллистическими ракетами с новыми ядерными боеголовками пониженной мощности W76-2. Об этом стало известно в начале 2020 года.

НАТО не будет размещать новое ядерное оружие в Европе

По данным западных спецслужб, России уже поставила на вооружении десятки крылатых ракет 9М729. В НАТО считают, что дальность полета этой ракеты нарушает параметры ДРСМД. Москва признает наличие ракеты, но настаивает на том, что ее характеристики не противоречат договору. Беспокойство НАТО относительно ракет средней дальности вызвано тем, что они способны за очень короткое время поразить европейские города. При этом они мобильны и их легко спрятать. Потому такой вид оружия оставляет минимальные шансы подготовиться к атаке.

В 1970-80-х годах, это соображение стало причиной размещения США в Европе «Першингов» и крылатых ракет средней дальности в ответ на развертывание Советским Союзом оснащенных ядерными боеголовками ракет РСД-10. По итогам длительных переговоров в 1987 году США и СССР подписали ДРСМД, договорившись ликвидировать целый класс ракет: средней (от 1000 до 5500 километров) и меньшей (от 500 до 1000 километров) дальности.

В НАТО отмечают, что в этот раз не пойдут тем же путем. Столтенберг неоднократно подчеркивал, что альянс не собирается размещать в Европе новые виды ядерного оружия. «Мы не будем зеркально повторять то, что делает Россия», — пообещал генсек.

Новые российские ракеты

«SSC-8 — лишь один из вызовов, стоящих перед нами», — отметил перед заседанием генсек НАТО. Как известно, крылатая ракета 9М729 чем-то принципиально новым не является. При этом в последнее время Россия объявила об успехах в создании новейших систем вооружений. Речь идет о гиперзвуковом оружии, то есть ракетах, летящих со скоростью, многократно превышающей скорость звука.

Контекст

Россия и США переходят к неуправляемой конфронтации и гонке вооружений

Российский комплекс «Авангард» (на фото) американцы признали серьезной угрозой, как и то, что отстали в сфере создания гиперзвукового оружия

©Пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС

Выход США и России из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) стал вехой не только в отношениях Москвы и Вашингтона, но и окажет воздействие на всю систему международной безопасности, а также на американо-китайский диалог. Система контроля над вооружениями, созданная в период холодной войны, уходит в прошлое. Завершается и начальный период новой холодной войны России и Соединенных Штатов, начавшейся в 2014 году. Она вступает в новую фазу – неуправляемой конфронтации. Теперь гонка вооружений, в том числе ядерных, будет занимать более важное место среди прочих политических инструментов. При этом она не будет сопровождаться обсуждением вопросов стратегической стабильности и попытками выработать правила игры. Единственным ограничителем станут лишь ресурсы и политическая воля каждой из сторон. Между тем логика конфронтации и военная стратегия США, особенно их политика в сфере ПРО, существенно повышают вероятность размещения ракет средней дальности наземного базирования не только в Азии, но и в Европе.

Конец традиционного контроля над вооружениями

Гибель ДРСМД стала символом и одновременно катализатором заката более чем пятидесятилетней эпохи российско-американского контроля над вооружениями и понимания стратегической стабильности как двусторонних отношений Москвы и Вашингтона в ядерной сфере. После истечения в 2021 году срока действия договора СНВ-3, регулирующего стратегические ядерные арсеналы России и США, эта эпоха окончательно завершится. Вероятность того, что СНВ не будет ни продлен еще на пять лет, ни заменен новым соглашением о сокращении стратегических ядерных арсеналов, после гибели ДРСМД существенно повышается.

Производство Соединенными Штатами и Россией ракет средней дальности наземного базирования подстегнет гонку не только тактических, но и стратегических ядерных вооружений. Одним из главных мотивов выхода американцев из ДРСМД стало их стремление усилить военное сдерживание Китая. Примерно 70% ядерного арсенала КНР составляют именно ракеты средней дальности. С их помощью Пекин угрожает союзникам США, их военной инфраструктуре в АТР и мешает им проецировать военную силу в близкие к Китаю регионы в случае конфликта. В Вашингтоне полагают, что размещение в АТР множества ракет средней дальности компенсирует китайский потенциал. При этом в области стратегических ядерных вооружений у американцев над Китаем подавляющее превосходство.

Разумеется, в ответ на появление у себя под боком американских ракет КНР резко ускорит производство собственных ракет как средней, так и большой дальности, а также ядерных боезарядов к ним. После этого отставание Китая от США и России по числу межконтинентальных ракет с ядерной начинкой начнет сокращаться. Это, в свою очередь, неизбежно заставит Вашингтон и Москву наращивать арсеналы стратегических ракет и ядерных боеголовок. В итоге они выйдут за разрешенный договором СНВ-3 лимит в 1550 единиц стратегического ядерного оружия и 700 развернутых стратегических носителей.

Наконец, создание новейших типов стратегического оружия, не запрещенных СНВ-3, таких, например, как гиперзвуковой авиационный ракетный комплекс «Кинжал», в принципе исключает возможность продления договора СНВ-3. В опубликованном в январе Обзоре политики США в сфере ПРО американцы назвали российские гиперзвуковые стратегические комплексы, прежде всего «Авангард» и «Кинжал», угрозой и признали свое отставание в этой области. Это означает начало нового витка гонки вооружений в сфере, которая сегодня вообще не ограничена, – гиперзвук. Ценность же для Вашингтона СНВ-3 в его нынешнем виде, без включения в его зачеты гиперзвуковых систем, становится еще меньшей. Пересогласование же этого договора и включение в него новейших систем, учитывая состояние, в котором пребывает российско-американский диалог, не представляется возможным. Не говоря уже о том, что с военной точки зрения такое пересогласование весьма затруднено в отсутствие ограничений на ракеты средней дальности и имеющегося у России преимущества в области гиперзвуковых ракет.

Отмирание предыдущей системы контроля над вооружениями, безусловно, не делает мир безопаснее и стабильнее. Прежде всего потому, что никакой новой системы, адаптированной к фундаментально изменившейся военно-стратегической обстановке, не появляется, а гонка вооружений – все более опасных и дестабилизирующих – уже идет.

Правда, это отмирание – процесс естественный и неизбежный. Прежняя система сложилась в условиях биполярности, когда единственным способом нанесения непоправимого ущерба было стратегическое ядерное оружие. Американцы тогда поняли, что их противостояние с СССР продлится долго и что ядерную войну легко спровоцировать, но в ней невозможно победить, а гонку ядерных вооружений необходимо регулировать. Ни одно из этих условий сегодня не существует. Мир больше не делится на два лагеря, а реставрация классической биполярности вокруг США и Китая невозможна. Способность нанести Америке и России неприемлемый военный ущерб сегодня есть у значительного числа стран и даже негосударственных игроков, и эта возможность связана уже не только с ядерным оружием. Сама же ядерная бомба снова начинает восприниматься как оружие войны, а не только сдерживания. Свидетельство тому – намерение США создать ядерное оружие малой разрушительной силы, а также открытое, на уровне программных документов и доктрин, обсуждение того, как победить в локальной ядерной войне, не допустив ее перерастания в глобальную. Наконец, сегодня Соединенные Штаты рассматривают угрозу гонки вооружений как эффективный инструмент, который позволит им победить в конфронтации как с Москвой, так и с Пекином.

Судя по опыту предыдущей холодной войны, США осознают необходимость нового контроля над вооружениями и жестких правил игры, лишь когда, во-первых, убедятся, что Россия устойчивее, чем им кажется, и заставить ее изменить внешнюю и внутреннюю политику наскоком не получится. Во-вторых, когда они осознают реальную опасность глобальной ядерной войны. Сегодня страх перед ней отсутствует практически полностью: предполагается, что перспектива гарантированного взаимного уничтожения предотвратит эскалацию конфликта на стратегический уровень и позволит лучше экипированной наступательными и оборонительными (ПРО) системами стороне одержать победу в локальной ядерной войне. Не хотелось бы, чтобы возвращение этого страха произошло через новый острейший кризис, когда нанесение стратегического ядерного удара стало реально рассматриваемой опцией. В отличие от времен Карибского кризиса, в сегодняшней, куда более сложной стратегической обстановке предотвратить прямое военное столкновение и ядерную эскалацию значительно сложнее.

С точки зрения России, американские ударные беспилотники подпадают под определение запрещенных ДРСМД ракет. На фото: многоцелевой дрон MQ-1 Predator

Новая стадия новой холодной войны – неуправляемая конфронтация

Серьезного диалога по вопросам стратегической стабильности Вашингтон не ведет с Москвой уже несколько лет. Раньше это еще можно было списать на внутриполитическую ситуацию в США и надеяться, что после промежуточных выборов ситуация изменится. Однако история с ДРСМД расставила все точки над i. Хотя администрация Трампа официально признала, что Россия не вмешивалась в ход кампании по выборам в конгресс, а сам Трамп доказал, что пользуется поддержкой большинства республиканского электората, с ноября прошлого года США окончательно свернули диалог с Россией по контролю над вооружениями на всех уровнях и перешли на язык ультиматумов, ликвидируя саму возможность нормальных переговоров.

Сегодня Вашингтон, по сути, шантажирует Москву перспективой неконтролируемой гонки вооружений. Американцы прекрасно помнят, что СССР надорвался во время такой гонки. Поэтому, учитывая состояние российской экономики, США уверены, что Москва попросту не сможет тягаться с ними и вынуждена будет пойти на односторонние уступки по ключевым вопросам (например, Украина) ради возвращения американцев за стол переговоров.

В этой связи решение российского руководства отказаться от роли инициатора новых переговоров с США по контролю над вооружениями полностью оправданно. Однако само по себе прекращение российско-американского диалога на фоне продолжающейся конфронтации и новой гонки вооружений означает переход отношений двух стран в состояние неуправляемой конфронтации.

Читать еще:  Где Курбатов? Пистолет-карабин Kurbatov R-70

Такая конфронтация означает, что стороны продолжат и даже интенсифицируют враждебную политику в отношении друг друга и существенно усилят значение гонки вооружений среди прочих инструментов конфронтации (санкции, стремление ослабить отношения оппонента с третьими странами, информационная пропаганда и т. д.). США зафиксировали на доктринальном уровне, что намерены создавать и наращивать такие нацеленные или только против России, или в том числе против нее вооружения, как ядерное оружие малой разрушительной силы и системы нестратегической (региональной) ПРО. Уже началась гонка гиперзвуковых вооружений, и в ближайшее время начнется активная разработка ракет средней и меньшей дальности наземного базирования, пригодных для несения ядерного боезаряда. Презентованная в январе новая стратегия США по ПРО ускорит милитаризацию космоса.

При этом гонка вооружений не будет в ближайшие годы сопровождаться попытками ее ограничить и установить правила игры в военно-стратегической сфере. Обе стороны будут исходить из худшего сценария, и единственными ограничителями станут лишь их внутренние ресурсы и политическая воля.

Это напоминает ситуацию 1949–1962 годов, то есть период от оформления полноценной конфронтации до Карибского кризиса, поставившего весь мир на грань ядерного апокалипсиса. Как и в прошлую холодную войну, новая стадия российско-американского противостояния продлится, по всей видимости, до тех пор, пока США не осознают необходимость выработки новых правил игры в военной

сфере и нового контроля над вооружениями. В прошлый раз на это ушло 11 лет. Понятно, что сегодня качественно иная стратегическая ситуация, другой темп истории, и прямые аналогии неуместны. Но совершенно точно, что, как и в то время, США не перейдут к разрядке и мирному сосуществованию до тех пор, пока внешние обстоятельства не заставят их это сделать.

Перспективы размещения наземных ракет средней дальности в Европе

На производство наземных ракет средней и меньшей дальности Соединенными Штатами уйдет несколько лет. Россия же заявила, что не будет размещать такие ракеты первой ни в Европе, ни в Азии. Но логика конфронтации делает появление этих ракет в Европе лишь вопросом времени.

Во-первых, в недавнем Обзоре политики в сфере противоракетной обороны США российские ракеты малой, средней и меньшей дальности названы военной угрозой НАТО. Там же сказано, что европейский сегмент американской системы ПРО необходим для защиты европейских стран НАТО и военной инфраструктуры США в Европе от российских нестратегических ракет.

Во-вторых, в последней версии Обзора ядерной стратегии США (Nuclear Posture Review) Вашингтон обвиняет Москву в том, что у нее есть доктрина «ядерной эскалации с целью деэскалации». Якобы Россия намерена использовать (или угрожать использованием) тактическе ядерное оружие в случае неядерного военного конфликта в Европе с НАТО, чтобы удержать США от полномасштабного вовлечения в конфликт. Предполагается, что, столкнувшись с готовностью России применить ядерное оружие, американцы не осмелятся «обменять Гамбург на Нью-Йорк» (в нынешней ситуации, видимо, один из городов стран Центральной Европы и Балтии) и предпочтут уступить, но остаться в целости. Чтобы предотвратить этот сценарий, Вашингтон, как сказано в его ядерной доктрине, намерен произвести и разместить на европейском театре ядерное оружие малой мощности, которое нивелирует российское превосходство в тактическом ядерном оружии, но при этом не обязательно переведет конфликт на стратегический уровень.

В-третьих, в Обзоре политики в сфере ПРО США открытым текстом провозгласили доктрину превентивных ударов в качестве одного из методов борьбы с ракетами вероятных противников, включая Россию. Причем именно такой удар представляется наиболее действенным с военной точки зрения: другие изложенные в документе методы (уничтожение ракет на стартовой фазе, не говоря уже о космических системах, лазерном противоракетном оружии и т. д.) пока относятся к области научной фантастики.

Все это свидетельствует, что американцы готовятся к военному противостоянию с Москвой на европейском театре и стремятся компенсировать российский нестратегический ракетный потенциал с помощью ПРО, ядерного оружия малой мощности и превентивных ударов. Учитывая это, Москва может даже первой начать размещать на европейском ТВД ракеты средней и меньшей дальности. Возможно, именно этого Вашингтон и добивается – если Россия первой сделает такой шаг, это сильно осложнит ее взаимодействие со странами Европы и одновременно повысит их лояльность США, несмотря на все высокомерие американцев и их пренебрежение мнением союзников и партнеров.

Таким образом, если отношения России и США не изменятся в ближайшие несколько лет к лучшему (предпосылок чего пока не видно), новый ракетный кризис будет не за горами. Остается надеяться, что он не перерастет в прямое военное столкновение и придаст импульс и выработке новой системы контроля над вооружениями взамен неумолимо разваливающейся нынешней, и переходу российско-американской конфронтации в управляемое русло. Говорить же о ее преодолении вообще пока рано.

День, когда Путин шокировал мир

Как и «Искандеры», «Кинжал» может иметь ядерную боеголовку. В такой конфигурации его точности может быть достаточной для того, чтобы атаковать такие крупные формации кораблей как авианосные группы. Истребитель-перехватчик МиГ-31, разработанный в начале 1970-х годов, имеет довольно большую отражающую поверхность, и он будет особенно заметен в ожидаемом высотном варианте. Поэтому весьма вероятно, что любой полет истребителя МиГ-31 на определенном расстоянии от кораблей НАТО будет рассматриваться как потенциальная ядерная атака. Высокая заметность МиГ-31 в данном случае лишь увеличивает неопределенность, которую Россия, вероятно, сможет использовать в своих интересах.

Возможность оснащения ядерными боеголовками этой системы свидетельствует о том, что Россия пытается диверсифицировать свои средства ядерного сдерживания с учетом возможностей Соединенных Штатов. Ракеты «Кинжал» являются одновременно гиперзвуковыми и могут нести ядерный заряд, и это означает, что способность России наносить удары в тактическом и межконтинентальном диапазоне (с учетом радиуса действия ракеты плюс радиуса действия самолета), по сути, увеличивается. Поскольку гиперзвуковые ракеты нельзя перехватить, система «Кинжал» может обладать ценным «дестабилизирующим» качеством, если рассматривать ее вместе с другими имеющимися системами. Это позволяет «Кинжалу» в определенной мере «менять правила игры», и именно поэтому, вероятно, ему уделяется сегодня так много внимания. Подобное предположение подкрепляется еще и тем фактом, что российские самолеты, по данным на апрель 2018 года, совершили около 250 вылетов, пытаясь, вероятно, доработать в короткие сроки новую систему доставки.

В настоящий момент, учитывая родословную «Кинжала», имеет смысл рассмотреть те цели, ради которых были разработаны первоначальные варианты «Искандеров». «Искандер М» — это мобильная баллистическая ракета малого радиуса действия, обладающая полной гиперзвуковой скоростью в конечной фазе своего полета. В отличие от «Кинжалов», имеющихся пока в ограниченном количестве, «Искандеров» в войсках уже много. Судя по последним данным, не менее 120 комплексов находятся в регулярных частях. Каждый комплекс имеет две ракеты. Эти ракеты летят по квазибаллистической траектории и способны совершать маневры для преодоления противоракетной обороны. Их основная задача состоит в поражении стационарных противоракетных систем в радиусе 500 километров, а гиперзвуковая скорость делает их неуязвимыми для всех оборонительных систем, за исключением самых совершенных. Поэтому они как будто специально сделаны для того, чтобы оказывать влияние на события в российском ближнем зарубежье. Сами ракеты имеет необычную унитарную конструкцию, и при этом боеголовка и двигатель представляют собой единое целое в ходе всего полета к цели. Система управления представляет собой сочетание инерционных и оптических приборов, тогда как последние используются в конечной фазе полета. По крайней мере в одном источнике говорится о наличии активной системы радиолокационного наведения в качестве дополнительного варианта управления в конечной фазе полета. По имеющимся данным, радиус возможной ошибки составляет от одного до 30 метров.

В пусковые установки «Искандера» могут загружаться ракеты как с обычными, так и с ядерными головными частями. Вопрос осложняется еще и тем, что с их помощью можно осуществлять пуски крылатых ракет большой дальности. Такая система в определенном смысле представляет собой загадку. Иногда ее называют Р-500 с максимальным радиусом действия 500 километров, но, на самом деле, это может быть версией ракеты 3М-14К «Калибр» (SS-N-30A Sizzler), которая имеет значительно больший радиус действия (2500 километров) и может оснащаться ядерной боеголовкой. Важно отметить, что любое наземное размещение данной конкретной ракеты (она уже устанавливается на российских военных кораблях) будет считаться нарушением Договора об ограничении ракет средней и малой дальности (РСМД). Не удивительно, что Россия категорически отрицает подобного рода нарушения, однако получается это не очень убедительно.

И, наконец, еще одним возможным нарушением соглашения может быть ракета РС-26 «Рубеж» (пока еще у нее нет кодификации НАТО), которую некоторые специалисты относят к межконтинентальным баллистическим ракетам, и тогда она не подпадает под действие договора РСМД. Дело в том, что во время недавних испытаний она пролетела более 5500 километров. Однако с полной боевой нагрузкой радиус ее действия будет значительно меньше 5500 километров, и в таком случае она будет нарушать положения договора РСМД. На самом деле «Рубеж» представляет собой укороченную версию межконтинентальной баллистической ракеты «Ярс» (она заменила ракету «Тополь» — SS-27 Sickle B по кодификации НАТО). «Ярс» имеет три ступени, а «Рубеж» только две. Как ожидается, эта ракета будет иметь две модификации: одна из них будет иметь одну боевую часть, а другая будет иметь боеголовку с разделяющимися боевыми частями индивидуального неведения. Как сообщается, обе версии этой ракеты будут способны преодолевать существующие системы противоракетной обороны.

Продолжающаяся разработка и размещение новых видов оружия, занимающих нишу ниже уровня глобального стратегического сдерживания, должны вызывать озабоченность. В докладе «Военный баланс 2018» (Military Balance for 2018) Международного института стратегических исследований [его цитирует в своей публикации Энтони Кордесман (Anthony Cordesman)], в частности, отмечается: «Москва, судя по всему, пытается поддерживать высокую степень неопределенности относительно своих намерений и возможностей, и поэтому очень сложно полностью исключить вероятность ограниченного использования ядерного оружия в определенных ситуациях».

Создается впечатление, что Россия намерена создать стратегическую среду за пределами своих западных границ, которая, на самом деле, может быть увеличена в соответствии с радиусом действия «Искандеров», что позволит ей расширить военное измерение своего пояса безопасности, включив в него любые регионы, которые она называет «Русским миром». Русские надеются на то, что эти системы помогут России вмешиваться с использованием военных средств в случае любого острого кризиса в ее ближнем зарубежье, тогда как ответ НАТО будет безнадежно запоздалым из-за страха перед российскими ядерными силами на этом театре.

Все эти события, а также настойчивое развитие Россией своих гиперзвуковых и ядерных возможностей в качестве составной части этих систем лишь ухудшает ситуацию для Соединенных Штатов. Гиперзвуковые скорости существенным образом сокращают как время, требующееся для подлета к цели, так и вероятность успешного перехвата, поэтому такие ракеты способны серьезным образом воздействовать на стратегический баланс в целом — они на самом деле являются «дестабилизирующими элементами». Вот почему вероятность нанесения успешного, упреждающего, но достратегического удара должна возрастать, поскольку неспособность современных систем противоракетной обороны действовать против гиперзвуковых ракет делает их, по сути, неуязвимыми.

В то же время эти системы, в основном, являются тактическими по своей природе, и поэтому можно надеяться на то, что стратегический обмен ядерными ударами все еще может быть предотвращен с помощью быстрых и своевременных дипломатических шагов. В таких условиях мотивация России в том, что касается продолжения работы над этими проектами, становится очевидной. Одно такого рода действие может оказаться эффективным контрударом против любых оперативных группировок НАТО, развернутых во время кризиса в районах передового базирования.

Сегодня Америка не может отставать в этой критически важной области гиперзвукового оружия. Одно из преимуществ доминирующей военной мощи состоит в том, что она способна предоставить возможность стратегического выбора. На самом деле, если вы идете по пути инноваций и обладаете самой мощной в мире военной машиной, вы можете заставить любого другого игрока реагировать на ваши шаги. Только вы свободны и только вы обладаете возможностью сделать стратегический выбор, зная о том, что в случае правильного выбора принятые шаги, несомненно, вызовут еще большую головную боль у ваших противников, поскольку они будут вынуждены действовать в тех областях, которые являются для них диспропорционально сложными. Если вы теряете подобное доминирование, то последствия этого могут оказаться разрушительными для вашей способности контролировать эскалацию. Россия, судя по всему, намерена продолжить разрабатывать и размещать самые современные, а в некоторых случаях уникальные системы доставки ядерного оружия, и поэтому существует настоятельная необходимость для переоценки Соединенными Штатами своей позиции.

Читать еще:  Котелки армейские и походные

Ангус Росс — профессор кафедры Совместных военных операций Военно-морского колледжа (Naval War College) историк-любитель.

Эндрю Савченко занимается вопросами политических рисков на постсоветском пространстве, а также преподает экономику в Школе дизайна Род Айленд (RISD).

В этой статье авторы высказывают свою собственную точку зрения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оборонные расходы

Как сообщил журналистам министр финансов Антон Силуанов, увеличение расходов на оборону в связи с принятием новых систем оружия на планируется.

«Президент недавно утвердил госпрограмму вооружений. Все то, что сегодня было показано — это было сделано за счет тех ресурсов, которые выделялись в предыдущие годы. Поэтому с учетом утвержденной программы вооружений на предстоящие годы будут реализовываться и новые задачи, о которых говорил президент. Расходы на оборону не будут увеличены по сравнению с программой вооружений, которую утвердил президент», — отметил министр (цитата по ТАСС).

При этом сумму расходов на разработку нового оружия он не уточнил.

Ядерное оружие

Президент также заявил, что российские специалисты по вооружениям разработали малогабаритную сверхмощную ядерную энергоустановку, которая может быть помещена в крылатую ракету, что обеспечит ей практически неограниченную дальность полета и неуязвимость для противоракетной и противовоздушной обороны.

«Мы начали разработку таких новых видов стратегического оружия, которые вообще не используют баллистические траектории полета при движении к цели, а значит и системы ПРО в борьбе с ними бесполезны и просто бессмысленны. Одно из них — создание малогабаритной сверхмощной ядерной энергетической установки, которая размещается в корпусе крылатой ракеты типа нашей новейшей ракеты Х-101 воздушного базирования или американского «Томагавка», но при этом обеспечивает в десятки раз большую дальность полета, которая является практически неограниченной», — сказал Путин.

Любое применение ядерного оружия против России или ее союзников будет считаться ядерным нападением, ответ на это будет мгновенным, предупредил Путин.

«Россия оставляет за собой право использовать ядерное оружие только в ответ на применение против нее же или ее союзников ядерного или другого оружия массового поражения. Или в случае агрессии против нас с применением обычного вооружения, когда под угрозу поставлено само существование государства. Считаю своим долгом заявить следующее: любое применение ядерного оружия против России или ее союзников малой, средней да какой угодной мощности мы будем рассматривать как ядерное нападение на нашу страну. Ответ будет мгновенным, и со всеми вытекающими последствиями», — отметил президент.

До создания ядерного оружия никто из зарубежных партнеров не хотел по существу разговаривать с Россией, им стоит послушать сейчас, уверен Путин.

«Для чего мы все это делаем, для чего мы это говорим? Мы не делали никакой тайны из наших планов, а говорили об этом открыто и для того, чтобы прежде всего побудить наших партнеров к переговорам. Повторяю, это был 2004 год. Тоже удивительно, но, несмотря на все проблемы, с которыми мы сталкивались в экономике, в финансах, в оборонной промышленности, в армии — все-таки Россия оставалась и остается крупнейшей ядерной державой. Не забывайте, с нами никто по существу не хотел разговаривать. Нас никто не слушал. Послушайте сейчас», — отметил Путин.

«Авангард»

27 декабря 2019 года в Минобороны РФ сообщили, что на боевое дежурство поставлен первый ракетный полк, вооруженный стратегическим комплексом с гиперзвуковым боевым блоком «Авангард».

Ранее военное ведомство заявляло о подготовке к развертыванию первого полка с «Авангардами» под Оренбургом. Минобороны РФ сообщало, что «Авангард» в рамках договора СНВ-3 показали американским инспекторам, которые находились в России с 24 по 26 ноября.

«Авангард» — новый российский стратегический ракетный комплекс с гиперзвуковым боевым блоком. Известно, что первоначально боевые блоки «Авангард» устанавливаются на межконтинентальных баллистических ракетах (МБР) УР-100Н УТТХ. Затем их носителями станут новые межконтинентальные ракеты «Сармат».

В Военной академии РВСН ранее сообщили, что при движении к цели крылатый блок «Авангарда» совершает управляемое маневрирование как боковое, так и по высоте, обеспечивая непредсказуемость его полета для любых средств противоракетной обороны.

Россия и США переходят к неуправляемой конфронтации и гонке вооружений

Российский комплекс «Авангард» (на фото) американцы признали серьезной угрозой, как и то, что отстали в сфере создания гиперзвукового оружия

©Пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС

Выход США и России из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) стал вехой не только в отношениях Москвы и Вашингтона, но и окажет воздействие на всю систему международной безопасности, а также на американо-китайский диалог. Система контроля над вооружениями, созданная в период холодной войны, уходит в прошлое. Завершается и начальный период новой холодной войны России и Соединенных Штатов, начавшейся в 2014 году. Она вступает в новую фазу – неуправляемой конфронтации. Теперь гонка вооружений, в том числе ядерных, будет занимать более важное место среди прочих политических инструментов. При этом она не будет сопровождаться обсуждением вопросов стратегической стабильности и попытками выработать правила игры. Единственным ограничителем станут лишь ресурсы и политическая воля каждой из сторон. Между тем логика конфронтации и военная стратегия США, особенно их политика в сфере ПРО, существенно повышают вероятность размещения ракет средней дальности наземного базирования не только в Азии, но и в Европе.

Конец традиционного контроля над вооружениями

Гибель ДРСМД стала символом и одновременно катализатором заката более чем пятидесятилетней эпохи российско-американского контроля над вооружениями и понимания стратегической стабильности как двусторонних отношений Москвы и Вашингтона в ядерной сфере. После истечения в 2021 году срока действия договора СНВ-3, регулирующего стратегические ядерные арсеналы России и США, эта эпоха окончательно завершится. Вероятность того, что СНВ не будет ни продлен еще на пять лет, ни заменен новым соглашением о сокращении стратегических ядерных арсеналов, после гибели ДРСМД существенно повышается.

Производство Соединенными Штатами и Россией ракет средней дальности наземного базирования подстегнет гонку не только тактических, но и стратегических ядерных вооружений. Одним из главных мотивов выхода американцев из ДРСМД стало их стремление усилить военное сдерживание Китая. Примерно 70% ядерного арсенала КНР составляют именно ракеты средней дальности. С их помощью Пекин угрожает союзникам США, их военной инфраструктуре в АТР и мешает им проецировать военную силу в близкие к Китаю регионы в случае конфликта. В Вашингтоне полагают, что размещение в АТР множества ракет средней дальности компенсирует китайский потенциал. При этом в области стратегических ядерных вооружений у американцев над Китаем подавляющее превосходство.

Разумеется, в ответ на появление у себя под боком американских ракет КНР резко ускорит производство собственных ракет как средней, так и большой дальности, а также ядерных боезарядов к ним. После этого отставание Китая от США и России по числу межконтинентальных ракет с ядерной начинкой начнет сокращаться. Это, в свою очередь, неизбежно заставит Вашингтон и Москву наращивать арсеналы стратегических ракет и ядерных боеголовок. В итоге они выйдут за разрешенный договором СНВ-3 лимит в 1550 единиц стратегического ядерного оружия и 700 развернутых стратегических носителей.

Наконец, создание новейших типов стратегического оружия, не запрещенных СНВ-3, таких, например, как гиперзвуковой авиационный ракетный комплекс «Кинжал», в принципе исключает возможность продления договора СНВ-3. В опубликованном в январе Обзоре политики США в сфере ПРО американцы назвали российские гиперзвуковые стратегические комплексы, прежде всего «Авангард» и «Кинжал», угрозой и признали свое отставание в этой области. Это означает начало нового витка гонки вооружений в сфере, которая сегодня вообще не ограничена, – гиперзвук. Ценность же для Вашингтона СНВ-3 в его нынешнем виде, без включения в его зачеты гиперзвуковых систем, становится еще меньшей. Пересогласование же этого договора и включение в него новейших систем, учитывая состояние, в котором пребывает российско-американский диалог, не представляется возможным. Не говоря уже о том, что с военной точки зрения такое пересогласование весьма затруднено в отсутствие ограничений на ракеты средней дальности и имеющегося у России преимущества в области гиперзвуковых ракет.

Отмирание предыдущей системы контроля над вооружениями, безусловно, не делает мир безопаснее и стабильнее. Прежде всего потому, что никакой новой системы, адаптированной к фундаментально изменившейся военно-стратегической обстановке, не появляется, а гонка вооружений – все более опасных и дестабилизирующих – уже идет.

Правда, это отмирание – процесс естественный и неизбежный. Прежняя система сложилась в условиях биполярности, когда единственным способом нанесения непоправимого ущерба было стратегическое ядерное оружие. Американцы тогда поняли, что их противостояние с СССР продлится долго и что ядерную войну легко спровоцировать, но в ней невозможно победить, а гонку ядерных вооружений необходимо регулировать. Ни одно из этих условий сегодня не существует. Мир больше не делится на два лагеря, а реставрация классической биполярности вокруг США и Китая невозможна. Способность нанести Америке и России неприемлемый военный ущерб сегодня есть у значительного числа стран и даже негосударственных игроков, и эта возможность связана уже не только с ядерным оружием. Сама же ядерная бомба снова начинает восприниматься как оружие войны, а не только сдерживания. Свидетельство тому – намерение США создать ядерное оружие малой разрушительной силы, а также открытое, на уровне программных документов и доктрин, обсуждение того, как победить в локальной ядерной войне, не допустив ее перерастания в глобальную. Наконец, сегодня Соединенные Штаты рассматривают угрозу гонки вооружений как эффективный инструмент, который позволит им победить в конфронтации как с Москвой, так и с Пекином.

Судя по опыту предыдущей холодной войны, США осознают необходимость нового контроля над вооружениями и жестких правил игры, лишь когда, во-первых, убедятся, что Россия устойчивее, чем им кажется, и заставить ее изменить внешнюю и внутреннюю политику наскоком не получится. Во-вторых, когда они осознают реальную опасность глобальной ядерной войны. Сегодня страх перед ней отсутствует практически полностью: предполагается, что перспектива гарантированного взаимного уничтожения предотвратит эскалацию конфликта на стратегический уровень и позволит лучше экипированной наступательными и оборонительными (ПРО) системами стороне одержать победу в локальной ядерной войне. Не хотелось бы, чтобы возвращение этого страха произошло через новый острейший кризис, когда нанесение стратегического ядерного удара стало реально рассматриваемой опцией. В отличие от времен Карибского кризиса, в сегодняшней, куда более сложной стратегической обстановке предотвратить прямое военное столкновение и ядерную эскалацию значительно сложнее.

С точки зрения России, американские ударные беспилотники подпадают под определение запрещенных ДРСМД ракет. На фото: многоцелевой дрон MQ-1 Predator

Новая стадия новой холодной войны – неуправляемая конфронтация

Серьезного диалога по вопросам стратегической стабильности Вашингтон не ведет с Москвой уже несколько лет. Раньше это еще можно было списать на внутриполитическую ситуацию в США и надеяться, что после промежуточных выборов ситуация изменится. Однако история с ДРСМД расставила все точки над i. Хотя администрация Трампа официально признала, что Россия не вмешивалась в ход кампании по выборам в конгресс, а сам Трамп доказал, что пользуется поддержкой большинства республиканского электората, с ноября прошлого года США окончательно свернули диалог с Россией по контролю над вооружениями на всех уровнях и перешли на язык ультиматумов, ликвидируя саму возможность нормальных переговоров.

Сегодня Вашингтон, по сути, шантажирует Москву перспективой неконтролируемой гонки вооружений. Американцы прекрасно помнят, что СССР надорвался во время такой гонки. Поэтому, учитывая состояние российской экономики, США уверены, что Москва попросту не сможет тягаться с ними и вынуждена будет пойти на односторонние уступки по ключевым вопросам (например, Украина) ради возвращения американцев за стол переговоров.

В этой связи решение российского руководства отказаться от роли инициатора новых переговоров с США по контролю над вооружениями полностью оправданно. Однако само по себе прекращение российско-американского диалога на фоне продолжающейся конфронтации и новой гонки вооружений означает переход отношений двух стран в состояние неуправляемой конфронтации.

Такая конфронтация означает, что стороны продолжат и даже интенсифицируют враждебную политику в отношении друг друга и существенно усилят значение гонки вооружений среди прочих инструментов конфронтации (санкции, стремление ослабить отношения оппонента с третьими странами, информационная пропаганда и т. д.). США зафиксировали на доктринальном уровне, что намерены создавать и наращивать такие нацеленные или только против России, или в том числе против нее вооружения, как ядерное оружие малой разрушительной силы и системы нестратегической (региональной) ПРО. Уже началась гонка гиперзвуковых вооружений, и в ближайшее время начнется активная разработка ракет средней и меньшей дальности наземного базирования, пригодных для несения ядерного боезаряда. Презентованная в январе новая стратегия США по ПРО ускорит милитаризацию космоса.

Читать еще:  Электрошокер молния-1318: отзывы, инструкция, цена, разновидности

При этом гонка вооружений не будет в ближайшие годы сопровождаться попытками ее ограничить и установить правила игры в военно-стратегической сфере. Обе стороны будут исходить из худшего сценария, и единственными ограничителями станут лишь их внутренние ресурсы и политическая воля.

Это напоминает ситуацию 1949–1962 годов, то есть период от оформления полноценной конфронтации до Карибского кризиса, поставившего весь мир на грань ядерного апокалипсиса. Как и в прошлую холодную войну, новая стадия российско-американского противостояния продлится, по всей видимости, до тех пор, пока США не осознают необходимость выработки новых правил игры в военной

сфере и нового контроля над вооружениями. В прошлый раз на это ушло 11 лет. Понятно, что сегодня качественно иная стратегическая ситуация, другой темп истории, и прямые аналогии неуместны. Но совершенно точно, что, как и в то время, США не перейдут к разрядке и мирному сосуществованию до тех пор, пока внешние обстоятельства не заставят их это сделать.

Перспективы размещения наземных ракет средней дальности в Европе

На производство наземных ракет средней и меньшей дальности Соединенными Штатами уйдет несколько лет. Россия же заявила, что не будет размещать такие ракеты первой ни в Европе, ни в Азии. Но логика конфронтации делает появление этих ракет в Европе лишь вопросом времени.

Во-первых, в недавнем Обзоре политики в сфере противоракетной обороны США российские ракеты малой, средней и меньшей дальности названы военной угрозой НАТО. Там же сказано, что европейский сегмент американской системы ПРО необходим для защиты европейских стран НАТО и военной инфраструктуры США в Европе от российских нестратегических ракет.

Во-вторых, в последней версии Обзора ядерной стратегии США (Nuclear Posture Review) Вашингтон обвиняет Москву в том, что у нее есть доктрина «ядерной эскалации с целью деэскалации». Якобы Россия намерена использовать (или угрожать использованием) тактическе ядерное оружие в случае неядерного военного конфликта в Европе с НАТО, чтобы удержать США от полномасштабного вовлечения в конфликт. Предполагается, что, столкнувшись с готовностью России применить ядерное оружие, американцы не осмелятся «обменять Гамбург на Нью-Йорк» (в нынешней ситуации, видимо, один из городов стран Центральной Европы и Балтии) и предпочтут уступить, но остаться в целости. Чтобы предотвратить этот сценарий, Вашингтон, как сказано в его ядерной доктрине, намерен произвести и разместить на европейском театре ядерное оружие малой мощности, которое нивелирует российское превосходство в тактическом ядерном оружии, но при этом не обязательно переведет конфликт на стратегический уровень.

В-третьих, в Обзоре политики в сфере ПРО США открытым текстом провозгласили доктрину превентивных ударов в качестве одного из методов борьбы с ракетами вероятных противников, включая Россию. Причем именно такой удар представляется наиболее действенным с военной точки зрения: другие изложенные в документе методы (уничтожение ракет на стартовой фазе, не говоря уже о космических системах, лазерном противоракетном оружии и т. д.) пока относятся к области научной фантастики.

Все это свидетельствует, что американцы готовятся к военному противостоянию с Москвой на европейском театре и стремятся компенсировать российский нестратегический ракетный потенциал с помощью ПРО, ядерного оружия малой мощности и превентивных ударов. Учитывая это, Москва может даже первой начать размещать на европейском ТВД ракеты средней и меньшей дальности. Возможно, именно этого Вашингтон и добивается – если Россия первой сделает такой шаг, это сильно осложнит ее взаимодействие со странами Европы и одновременно повысит их лояльность США, несмотря на все высокомерие американцев и их пренебрежение мнением союзников и партнеров.

Таким образом, если отношения России и США не изменятся в ближайшие несколько лет к лучшему (предпосылок чего пока не видно), новый ракетный кризис будет не за горами. Остается надеяться, что он не перерастет в прямое военное столкновение и придаст импульс и выработке новой системы контроля над вооружениями взамен неумолимо разваливающейся нынешней, и переходу российско-американской конфронтации в управляемое русло. Говорить же о ее преодолении вообще пока рано.

День, когда Путин шокировал мир

Как и «Искандеры», «Кинжал» может иметь ядерную боеголовку. В такой конфигурации его точности может быть достаточной для того, чтобы атаковать такие крупные формации кораблей как авианосные группы. Истребитель-перехватчик МиГ-31, разработанный в начале 1970-х годов, имеет довольно большую отражающую поверхность, и он будет особенно заметен в ожидаемом высотном варианте. Поэтому весьма вероятно, что любой полет истребителя МиГ-31 на определенном расстоянии от кораблей НАТО будет рассматриваться как потенциальная ядерная атака. Высокая заметность МиГ-31 в данном случае лишь увеличивает неопределенность, которую Россия, вероятно, сможет использовать в своих интересах.

Возможность оснащения ядерными боеголовками этой системы свидетельствует о том, что Россия пытается диверсифицировать свои средства ядерного сдерживания с учетом возможностей Соединенных Штатов. Ракеты «Кинжал» являются одновременно гиперзвуковыми и могут нести ядерный заряд, и это означает, что способность России наносить удары в тактическом и межконтинентальном диапазоне (с учетом радиуса действия ракеты плюс радиуса действия самолета), по сути, увеличивается. Поскольку гиперзвуковые ракеты нельзя перехватить, система «Кинжал» может обладать ценным «дестабилизирующим» качеством, если рассматривать ее вместе с другими имеющимися системами. Это позволяет «Кинжалу» в определенной мере «менять правила игры», и именно поэтому, вероятно, ему уделяется сегодня так много внимания. Подобное предположение подкрепляется еще и тем фактом, что российские самолеты, по данным на апрель 2018 года, совершили около 250 вылетов, пытаясь, вероятно, доработать в короткие сроки новую систему доставки.

В настоящий момент, учитывая родословную «Кинжала», имеет смысл рассмотреть те цели, ради которых были разработаны первоначальные варианты «Искандеров». «Искандер М» — это мобильная баллистическая ракета малого радиуса действия, обладающая полной гиперзвуковой скоростью в конечной фазе своего полета. В отличие от «Кинжалов», имеющихся пока в ограниченном количестве, «Искандеров» в войсках уже много. Судя по последним данным, не менее 120 комплексов находятся в регулярных частях. Каждый комплекс имеет две ракеты. Эти ракеты летят по квазибаллистической траектории и способны совершать маневры для преодоления противоракетной обороны. Их основная задача состоит в поражении стационарных противоракетных систем в радиусе 500 километров, а гиперзвуковая скорость делает их неуязвимыми для всех оборонительных систем, за исключением самых совершенных. Поэтому они как будто специально сделаны для того, чтобы оказывать влияние на события в российском ближнем зарубежье. Сами ракеты имеет необычную унитарную конструкцию, и при этом боеголовка и двигатель представляют собой единое целое в ходе всего полета к цели. Система управления представляет собой сочетание инерционных и оптических приборов, тогда как последние используются в конечной фазе полета. По крайней мере в одном источнике говорится о наличии активной системы радиолокационного наведения в качестве дополнительного варианта управления в конечной фазе полета. По имеющимся данным, радиус возможной ошибки составляет от одного до 30 метров.

В пусковые установки «Искандера» могут загружаться ракеты как с обычными, так и с ядерными головными частями. Вопрос осложняется еще и тем, что с их помощью можно осуществлять пуски крылатых ракет большой дальности. Такая система в определенном смысле представляет собой загадку. Иногда ее называют Р-500 с максимальным радиусом действия 500 километров, но, на самом деле, это может быть версией ракеты 3М-14К «Калибр» (SS-N-30A Sizzler), которая имеет значительно больший радиус действия (2500 километров) и может оснащаться ядерной боеголовкой. Важно отметить, что любое наземное размещение данной конкретной ракеты (она уже устанавливается на российских военных кораблях) будет считаться нарушением Договора об ограничении ракет средней и малой дальности (РСМД). Не удивительно, что Россия категорически отрицает подобного рода нарушения, однако получается это не очень убедительно.

И, наконец, еще одним возможным нарушением соглашения может быть ракета РС-26 «Рубеж» (пока еще у нее нет кодификации НАТО), которую некоторые специалисты относят к межконтинентальным баллистическим ракетам, и тогда она не подпадает под действие договора РСМД. Дело в том, что во время недавних испытаний она пролетела более 5500 километров. Однако с полной боевой нагрузкой радиус ее действия будет значительно меньше 5500 километров, и в таком случае она будет нарушать положения договора РСМД. На самом деле «Рубеж» представляет собой укороченную версию межконтинентальной баллистической ракеты «Ярс» (она заменила ракету «Тополь» — SS-27 Sickle B по кодификации НАТО). «Ярс» имеет три ступени, а «Рубеж» только две. Как ожидается, эта ракета будет иметь две модификации: одна из них будет иметь одну боевую часть, а другая будет иметь боеголовку с разделяющимися боевыми частями индивидуального неведения. Как сообщается, обе версии этой ракеты будут способны преодолевать существующие системы противоракетной обороны.

Продолжающаяся разработка и размещение новых видов оружия, занимающих нишу ниже уровня глобального стратегического сдерживания, должны вызывать озабоченность. В докладе «Военный баланс 2018» (Military Balance for 2018) Международного института стратегических исследований [его цитирует в своей публикации Энтони Кордесман (Anthony Cordesman)], в частности, отмечается: «Москва, судя по всему, пытается поддерживать высокую степень неопределенности относительно своих намерений и возможностей, и поэтому очень сложно полностью исключить вероятность ограниченного использования ядерного оружия в определенных ситуациях».

Создается впечатление, что Россия намерена создать стратегическую среду за пределами своих западных границ, которая, на самом деле, может быть увеличена в соответствии с радиусом действия «Искандеров», что позволит ей расширить военное измерение своего пояса безопасности, включив в него любые регионы, которые она называет «Русским миром». Русские надеются на то, что эти системы помогут России вмешиваться с использованием военных средств в случае любого острого кризиса в ее ближнем зарубежье, тогда как ответ НАТО будет безнадежно запоздалым из-за страха перед российскими ядерными силами на этом театре.

Все эти события, а также настойчивое развитие Россией своих гиперзвуковых и ядерных возможностей в качестве составной части этих систем лишь ухудшает ситуацию для Соединенных Штатов. Гиперзвуковые скорости существенным образом сокращают как время, требующееся для подлета к цели, так и вероятность успешного перехвата, поэтому такие ракеты способны серьезным образом воздействовать на стратегический баланс в целом — они на самом деле являются «дестабилизирующими элементами». Вот почему вероятность нанесения успешного, упреждающего, но достратегического удара должна возрастать, поскольку неспособность современных систем противоракетной обороны действовать против гиперзвуковых ракет делает их, по сути, неуязвимыми.

В то же время эти системы, в основном, являются тактическими по своей природе, и поэтому можно надеяться на то, что стратегический обмен ядерными ударами все еще может быть предотвращен с помощью быстрых и своевременных дипломатических шагов. В таких условиях мотивация России в том, что касается продолжения работы над этими проектами, становится очевидной. Одно такого рода действие может оказаться эффективным контрударом против любых оперативных группировок НАТО, развернутых во время кризиса в районах передового базирования.

Сегодня Америка не может отставать в этой критически важной области гиперзвукового оружия. Одно из преимуществ доминирующей военной мощи состоит в том, что она способна предоставить возможность стратегического выбора. На самом деле, если вы идете по пути инноваций и обладаете самой мощной в мире военной машиной, вы можете заставить любого другого игрока реагировать на ваши шаги. Только вы свободны и только вы обладаете возможностью сделать стратегический выбор, зная о том, что в случае правильного выбора принятые шаги, несомненно, вызовут еще большую головную боль у ваших противников, поскольку они будут вынуждены действовать в тех областях, которые являются для них диспропорционально сложными. Если вы теряете подобное доминирование, то последствия этого могут оказаться разрушительными для вашей способности контролировать эскалацию. Россия, судя по всему, намерена продолжить разрабатывать и размещать самые современные, а в некоторых случаях уникальные системы доставки ядерного оружия, и поэтому существует настоятельная необходимость для переоценки Соединенными Штатами своей позиции.

Ангус Росс — профессор кафедры Совместных военных операций Военно-морского колледжа (Naval War College) историк-любитель.

Эндрю Савченко занимается вопросами политических рисков на постсоветском пространстве, а также преподает экономику в Школе дизайна Род Айленд (RISD).

В этой статье авторы высказывают свою собственную точку зрения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

От гаубиц до тяжелых бомбардировщиков

Россия активно тестирует и вводит на вооружение новые виды военной техники. Это и истребители Су-35С, и зенитно-ракетные комплексы «Тор», «Панцирь-С», ПЗРК «Верба», реактивные системы залпового огня «Торнадо-Г» и беспилотники. Сейчас уровень перевооружения армии, по данным российского Минобороны, составляет 50 процентов.

Как НАТО и Россия наращивают свои военные силы

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector