2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Биологический прайм-тайм: как; обхитрить мозг или хотя бы научиться прокрастинировать с; пользой

Содержание

Биологический прайм-тайм: как обхитрить мозг или хотя бы научиться прокрастинировать с пользой

Теории и практики

Выпускник Карлтонского университета Крис Бэйли в течение года экспериментировал над собой, чтобы изучить границы продуктивности: работал по 90 часов в неделю, медитировал, три месяца пользовался смартфоном не больше часа в день, просыпался в 05:30 или, например, 10 дней жил в полной изоляции. Результатом исследования стал блог и книга «Мой продуктивный год: Как я проверил самые известные методики личной эффективности на себе», которую в начале февраля выпускает издательство «Альпина Паблишер». T&P публикуют фрагмент о том, что происходит с нашим мозгом во время прокрастинации и как это можно использовать.

Таблетки для ума

Таблетки модафинила предназначены для лечения сонливости и различных нарушений, связанных со сном. Однако способность препарата подавлять сон и улучшать оперативную память привели к тому, что эти таблетки начали широко использоваться без назначения врачом — для стимуляции мозговой активности.

Автор фото, Everett Collection Inc / Alamy

Герой Брэдли Купера в фильме «Области тьмы» (2011 год) попробовал чудодейственные таблетки и стал соображать заметно лучше. Однако не обошлось и без побочных эффектов.

Любители видеоигр, профессиональные спортсмены, студенты и военные признавались, что принимали модафинил, чтобы повысить скорость реакции и улучшить концентрацию внимания.

Адам решил разобраться, из-за чего весь шум и как достать эти таблетки. В Британии продажа модафинила запрещена, но ему удалось заказать эти таблетки за границей в интернет-магазине.

Это довольно рискованное решение: в интернете часто продаются контрафактные лекарства, в которых высок процент подделок, содержащих вредные вещества.

Каждый год регистрируется ряд смертей после приема поддельных таблеток, проданных как модафинил. Адам решил обезопасить себя и проверить полученный препарат.

Он заплатил лаборанту в одном из университетов, чтобы тот провел необходимые исследования содержимого упаковки. Адаму повезло: купленные им таблетки не были подделкой и не содержали опасных веществ.

Довольный тем, что препарат оказался настоящим, утром он выпил таблетку модафинила и, как обычно, отправился в кафе писать текст. Как правило, его хватало часа на два активной работы. Но в этот раз все было иначе.

  • Зарядка для ума: взломайте код доступа
  • Зарядка для ума: когда принимать таблетку?

«Я проработал несколько часов, но все еще не чувствовал усталости. Мне казалось, что я совершаю прорыв, слова приходили на ум легко и выстраивались в предложения быстро и ладно. Это было прекрасно. Если это был эффект плацебо, то это еще надо доказать», — пишет Адам.

Однако он заметил и побочный эффект. «Вместе с желанным обострением восприятия, я обнаружил неприятную подвижность: мои пальцы дергались, я постоянно тер свою небритую щеку. Не думаю, что в таком состоянии я бы захотел сесть за руль. При этом я ни с кем не разговаривал и не вставал с места около двух часов», — вспоминает он.

Модафинил считается довольно безопасным средством, когда речь идет о краткосрочном приеме этого препарата, а вот как он действует при длительном приеме, неизвестно. И, как предполагается, влияние этого препарата на поведение каждого отдельного человека при длительном приеме может значительно отличаться.

Некоторые пациенты жаловались на нарушения сна. Известен необычный случай с одной из пациенток в Турции: 45-летней женщине прописали модафинил как средство лечения от сонливости, который привел к резкому повышению либидо пациентки.

Тимофей Глинин рассказал Reminder, на что способна домашняя нейростимуляция и как она работает.

«Метод транскраниальной стимуляции для воздействия на определенные зоны мозга ученые открыли еще более 50 лет назад. Тогда они рассматривали эту технологию только как средство для лечения болезней — эндогенной депрессии, биполярного расстройства и прочих.

Но спустя какое-то время tDCS стали использовать и в немедицинских целях — просто для улучшения работы мозга и качества жизни. Пионерами тут стали военные: в 2008 году исследователи из армии США обнародовали результаты эксперимента, который показал, что транскраниальная электростимуляция правого виска током в 2 миллиампера помогла солдатам в 2–3 раза быстрее обучаться. У этого исследования были определенные недостатки: армия США — довольно закрытая структура, и подробности эксперимента не раскрываются. Но успех военных вдохновил и ученых — с тех пор стало появляться много работ, исследующих влияние tDCS на мозг людей разного возраста.

Принцип работы технологии прост: электростимуляция переводит нейроны определенных зон мозга в более возбужденное состояние и ускоряет передачу импульсов между нейронами. Воздействие происходит с помощью слабого постоянного микротока (1–2 миллиампера) через электроды, приложенные к голове. Место, где нужно размещать электроды, зависит от целей стимуляции и, соответственно, от того, какие зоны мозга вы хотите стимулировать — для определения этих зон существуют подробные инструкции, основанные на данных клинической нейрофизиологии и функциональной МРТ.

Когда я начал изучать научные работы по теме, с удивлением обнаружил, что tDCS помогает решать самые разные когнитивные проблемы у пожилых людей: трудности с концентрацией внимания, памятью, планированием и принятием решений и т.п. Потом я обнаружил, что ту же технологию можно использовать, чтобы улучшить когнитивные способности здоровых молодых людей. Обнадеживала безопасность процедуры: по имеющимся данным, стимуляция с такой мощностью, которая предусмотрена у домашних аппаратов для tDCS, не приводит ни к каким серьезным побочным эффектам. Максимум — покраснение и раздражение в месте наложения электрода.

Тогда я и начал экспериментировать на себе.

Применение

Чтобы определить, для каких целей можно использовать tDCS, нужно взглянуть на исследования — на данный момент вышло более 500 работ, показывающих эффективность нейростимуляции для здоровых молодых людей. На основании этих исследований я выделил несколько возможных областей для «прокачки мозга»:

Метод tDCS в научных кругах нередко подвергается критике — особенно при использовании его на здоровых людях. Данные метаанализа, проведенного австралийскими нейробиологами, например, показывают, что одна сессия tDCS не оказывала никакого значимого влияния на когнитивные функции здоровых взрослых: не улучшала память, не помогала в концентрации внимания, не повышала языковые способности и т.п. Однако этот метаанализ рассматривает только единичную сессию tDCS, а все рекомендации прямо говорят, что эффекты появляется только при курсовом воздействии. Хотя другой метаанализ показал, что даже одна сессия tDCS улучшает лингвистические способности.

Важно подчеркнуть, что tDCS — это не какое-то «общеукрепляющее» средство для мозга. Я прибегаю к нейростимуляции только тогда, когда мне нужно решить конкретную задачу — и я вижу, что ресурсов моего мозга не хватает. К транскраниальной электростимуляции стоит прибегать в течение ограниченного промежутка времени и для достижения конкретной цели, которая вписывается в область применения tDCS.

Как я учил английский

Первые тесты, которые я провел на себе, были связаны с изучением языка. Метаанализ, суммировавший результаты 11 экспериментов, показал, что нейростимуляция помогать запоминать новые слова и увеличивает беглость речи.

Для эксперимента я использовал прототип нейростимулятора Brainstorm, на производство которого мы затем запустили сбор средств краудфандингом.

На тот момент я уже говорил по-английски — свободно читал научные статьи и делал доклады. Мой язык понятен окружающим, но достаточно беден. Мне хотелось увеличить лексическое разнообразие, выучить какие-то новые, более сложные слова и термины. Для этого я использовал два курса стимуляции tDCS — примерно по 10 ежедневных сессий длиной в 20 минут каждая, с перерывом в несколько месяцев между курсами.

Я стимулировал мозг так: анод — на левую область Вернике (центр речи, находится на границе теменной и височной доли мозга, примерно над ухом), катод — правая надбровная область. Важно уточнить: во время электростимуляции нужно тренироваться — практиковать именно тот навык, который вы хотите прокачать. Поэтому я использовал tDCS во время двух языковых занятий: в первом эксперименте я занимался в LinguaLeo и целенаправленно учил новые слова, во втором — смотрел кино на английском с английскими субтитрами.

Выглядит сама процедура вот как: сначала нужно смочить физраствором токопроводящие губки нейростимулятора и приложить их к электродам. Затем с помощью специальных повязок зафиксировать анод и катод в нужных местах. Теперь включаете прибор — сначала на минимальную мощность, около 0,5 мА, потом силу тока можно увеличивать. При первой стимуляции рекомендуется довести мощность хотя бы до 1 мА. Если нет неприятных ощущений вроде сильного покалывания в области электродов, можно поднять силу тока до 2 мА — обычно это максимальная мощность домашних нейростимуляторов.

Можно делать перерыв в один-два дня между cессиями — например, стимулировать мозг на буднях и отдыхать в выходные — но более частые и длительные перерывы не рекомендуются, иначе эффективность tDCS может упасть.

Результаты я заметил в обоих случаях. В эксперименте с LinguaLeo улучшения были и субъективные, и объективные. В этом сервисе есть тесты, которые помогают проверить, как вы усвоили материал: например, сопоставить картинки со словами, быстро найти перевод слова. Так вот, после tDCS мои результаты по этим тестам улучшились на 12–15%.

Что касается фильмов, то тут, конечно, я могу ориентироваться только на субъективные ощущения. После нейростимуляции я чувствовал, что меньше отвлекаюсь на субтитры и лучше улавливаю речь героев. Более того, tDCS помогала втянуться в просмотр фильма на английском (все-таки это непростая задача, требующая концентрации): начинал я смотреть первые 20 минут с нейростимулятором, а потом уже входил во вкус и досматривал фильм до конца без него.

После курса электростимуляции я ездил на конференцию, которая проводилась на английском. У меня было ощущение, что и выступать мне проще, и говорить приятнее.

Как я писал диссертацию

Исследователи изучают tDCS, в числе прочего, как терапию для людей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Например, в одной работе группе из 16 подростков с СДВГ стимулировали левую дорсолатеральную префронтальную кору в течение 20 минут с силой тока 1 мА. Во время tDCS испытуемые проходили тест — они должны были запоминать символы, которые им показали на экране несколько итераций тому назад. За работой их мозга в процессе нейростимуляции следили с помощью функциональной МРТ. И результаты также сравнивали с плацебо-стимуляцией — электроды были расположены там же, но никакого реального воздействия не производилось.

Читать еще:  Гениальное ружье тоз-34

Оказалось, что благодаря реальной нейростимуляции — в сравнении с плацебо — увеличилась активность мозга. Причем не только в самой левой дорсолатеральной префронтальной коре, но и в прилежащих областях: левой премоторной коре, левой дополнительной моторной области и предклинье. Благодаря активации этих зон улучшается рабочая память — а это помогает концентрировать внимание и удерживать в голове нужную информацию.

Метаанализы показывают: tDCS в области левой дорсолатеральной префронтальной коры помогает людям с СДВГ осуществлять контроль импульсов — благодаря этому можно меньше отвлекаться, лучше концентрировать внимание и улучшать рабочую память. Кстати, если поменять при такой стимуляции анод и катод местами, то эффект пропадает.

Когда я писал диссертацию, решил снова использовал нейростимуляцию. Мне было сложно сконцентрироваться, я читал множество работ по своей теме, но так ничего и не писал — просто сидел за компьютером весь день. Можно было постимулировать упомянутую выше левую дорсолатеральную префронтальную кору — для улучшения памяти и концентрации внимания. Но я выбрал другое расположение электродов: анод на правый висок, катод на левое плечо — как в том исследовании американской армии. В нем исследователи показали, что стимуляция правого виска ускоряет обучение и улучшает концентрацию внимания — я подумал, это как раз то, что мне нужно.

Я проводил нейростимуляцию где-то неделю, по 20 минут в день. Я замечал, что уже где-то с третьей минуты я перестаю отвлекаться и начинаю погружаться в работу. Этот эффект предельной сосредоточенности сохранялся еще минут 10 после окончания стимуляции.

Результат — я дописал и защитил диссертацию, теперь я кандидат наук. Исследования и мой опыт показывают, что tDCS — рабочий инструмент для решения прикладных задач».

Just a kind Reminder

Технология tDCS остается экспериментальным методом, эффективность которого не доказана однозначно — особенно для немедицинских целей. Многие работы, упомянутые в статье, основаны на небольших выборках, требуется больше масштабных исследований, чтобы подтвердить или опровергнуть эффективность метода для здоровых людей.

Вот что говорят о применении tDCS для улучшения когнитивных способностей врачи и ученые.

Винс Кларк, профессор психологии Университета Нью-Мексико: «Я пытался опровергнуть данные, говорящие об эффективности tDCS, но не вышло. Эффект реален. Но исследования пока на очень ранней стадии и опираются в основном на эмпирические данные — мы видим какие-то эффекты и пытаемся с ними “играть”».

Тереза Иукулано, нейропсихолог из Медицинской школы Стэнфорда: «Улучшения, которые вы видите в результате электростимуляции мозга, могут происходить за счет других когнитивных функций».

Если решите воспользоваться tDCS, относитесь к сеансам как к эксперименту — скорее всего, процедура не навредит, но и не факт, что поможет. В любом случае, не пытайтесь заменить нейростимуляцией реальное обучение или работу с психотерапевтом — так это точно не работает.

Как примерно работает мозг

А теперь попробуем разобраться, как же всё обстоит на самом деле.

Мозг человека — структура сложная, многоуровневая, высокоорганизованная. То, что написано ниже, — очень упрощенная картинка.

В мозге есть множество областей. Некоторые из них называются сенсорными — туда поступает информация о том, что мы ощущаем (ну, скажем, прикосновение к ладони). Другие области — моторные, они управляют нашими движениями. Третьи — когнитивные, именно благодаря им мы можем мыслить. Четвертые отвечают за наши эмоции. И так далее.

Почему же в мозге не включаются одновременно все нейроны? Да очень просто. Когда мы не ходим, то неактивны нейроны, запускающие процесс ходьбы. Когда молчим, «молчат» нейроны, управляющие речью. Когда ничего не слышим, не возбуждаются нейроны, отвечающие за слух. Когда не испытываем страх, не работают «нейроны страха». Иными словами, если нейроны в данный момент не нужны — они неактивны. И это прекрасно.

Потому что если бы это было не так. Представим на секунду, что мы можем возбудить одновременно ВСЕ наши нейроны (больше секунды такого издевательства наш организм просто не вынесет).

Мы сразу начнем страдать от галлюцинаций, потому что сенсорные нейроны заставят нас испытывать абсолютно все возможные ощущения. Одновременно моторные нейроны запустят все движения, на которые мы только способны. А когнитивные нейроны. Мышление — настолько сложная штука, что вряд ли на этой планете найдется хоть один человек, который сможет сказать, что случится, если одновременно возбудить все когнитивные нейроны. Но предположим для простоты, что тогда мы начнем думать одновременно все возможные мысли. И еще мы будем испытывать все возможные эмоции. И многое еще произойдет, о чём я не буду писать, потому что здесь просто не хватит места.

Посмотрим теперь со стороны на это существо, страдающее от галлюцинаций, дергающееся от конвульсий, одновременно чувствующее радость, ужас и ярость. Не очень-то оно похоже на создание, улучшившее свой мозг до стопроцентной эффективности!

Наоборот. Лишняя активность мозгу не на пользу, а только во вред. Когда мы едим, нам не нужно бегать, когда сидим у компьютера — не нужно петь, а если во время решения задачи по математике думать не только о ней, но и о птичках за окном, то вряд ли эта задача решится. Для того чтобы мыслить, мало ДУМАТЬ о чём-то, надо еще НЕ ДУМАТЬ обо всём остальном. Важно не только возбуждение «нужных» нейронов, но и торможение «ненужных». Необходим баланс между возбуждением и торможением. И нарушение этого баланса может привести к очень печальным последствиям.

Например, тяжелая болезнь эпилепсия, при которой человек страдает от судорожных припадков, возникает тогда, когда возбуждение в мозге «перевешивает» торможение. Из-за этого во время припадка активизируются даже те нейроны, которые в эту секунду должны молчать; они передают возбуждение на следующие нейроны, те — на следующие, и по мозгу идет сплошная волна возбуждения. Когда эта волна доходит до моторных нейронов, они посылают сигналы к мышцам, те сокращаются, и у человека начинаются судороги. Что больной при этом ощущает, сказать невозможно, поскольку на время припадка у человека пропадает память.

Новый облик старых дел

— О @#%*@#!, взгляни на календарь! Через месяц сдавать налоговую декларацию, а ты даже еще не начал заполнять ее!

— Но это может потерпеть до завтра, разве нет?

* Кстати, хочу сделать одно признание. Моя любимая отговорка: «У меня нет на это времени». Когда кто-то говорит, что «не успевает» сделать что-либо, это на самом деле означает, что данное дело его не так уж интересует или, как вариант, оно относительно более неприятно с эмоциональной точки зрения, чем остальные дела. У всех нас есть по 24 часа в сутки, и мы сами выбираем, чем их заполнить. Но я отвлекся.

Как только вы замечаете, что ваш мозг затеял внутреннюю дискуссию о том, следует ли сейчас приступать к делу, или ловите себя на том, что говорите себе «Я сделаю это позже», «Сейчас у меня нет настроения заниматься этим» или, что хуже всего, «Я сделаю это, когда у меня будет побольше времени», это сигнал, что стоящая перед вами задача относится к категории эмоционально неприятных и необходимо что-то предпринять, чтобы значительно повысить ее привлекательность для вас*.

Поскольку заполнение налоговой декларации является таким неприятным делом, возникла целая индустрия, в которой только в США занято 320 000 человек. И это неудивительно: если бы заполнить налоговые декларации было так же просто, как нажать на кнопку на компьютере, этой индустрии просто не существовало бы. Если верить компании Intuit, создателю программного обеспечения TurboTax, их продукт, помимо прочего, помогает сделать заполнение налоговых деклараций менее скучным и раздражающим занятием, поскольку «почти треть налогоплательщиков тянет со сдачей налоговых деклараций до последнего».[…]

Поняв, какие именно триггеры вызывают проволочки, и составив соответствующий план, можно повысить привлекательность любой задачи. Например, если я вижу, что откладываю заполнение налоговой декларации, я сажусь и решаю, что буду снимать влияние негативных триггеров следующими способами:

• Если задача скучная: пойду в субботу в свое любимое кафе и заполню налоговую декларацию за чашкой какого-нибудь экзотического кофе, а заодно и понаблюдаю за жизнью вокруг.

• Задача чрезвычайно рутинная , создается ощущение бесплодности усилий: я прихожу в то же кафе, но кроме данных для работы над декларацией у меня есть с собой книга. Я устанавливаю таймер на смартфоне и работаю над налогами ровно 30 минут. Свыше 30 минут я работаю только в том случае, если дело пошло и я чувствую, что в состоянии продолжать.

• Сложная задача: проведу исследование, чтобы точно выяснить, какие шаги мне нужно предпринять и какие документы собрать. Пойду в кафе во время моего биологического прайм-тайма, когда у меня больше энергии.

• Задача неструктурированная или неоднозначная: проведу исследование по соответствующей тематике и на этой основе составлю подробный план всех необходимых шагов.

• Задача не имеет личностного смысла: ищу позитивные стороны. Например, если можно получить налоговое возмещение, то я стараюсь думать о его возможном размере и составляю список, на что потрачу полученные деньги.

• При выполнении задачи невозможно испытывать удовлетворение от самого процесса, не возникает никаких промежуточных стимулов: за каждые 15 минут, которые я провожу, работая над налогами, я разрешаю себе потратить два с половиной доллара на каприз или награждаю себя каким-то другим значимым образом за выполнение определенного этапа.

Согласен, заполнение налоговой декларации, скорее всего, никогда не станет столь же увлекательным, как просмотр фильмов на Netflix.

Но мы были близки к цели, не так ли?

Мозг в Сети: нейротехнологии спасут от карантина и роботов

Технологический предприниматель Илон Макс обещает вот-вот наградить человечество цифровым интеллектом — в США готовятся испытать на людях микрочипы для мозга. Тончайшие электроды от компании Neuralink напрямую соединят с компьютером мозг человека, сделав его возможности по управлению устройствами силой мысли почти безграничными. Российские разработчики готовы к соперничеству — нейроинтерфейсы, причем абсолютно неинвазивные, на отечественном рынке уже стали работающим бизнесом, помогая людям восстанавливаться после травм и улучшать память. Новые горизонты нейротехнологий обсудили участники онлайн-конференции «Мозг в Сети. Взаимодействие человеческого мозга с информационными системами: научные исследования и бизнес-проекты». Конференция прошла в рамках проекта «Клуб проектирования будущего» и была организована деловым изданием «Инвест-Форсайт» и Институтом проблем передачи информации им. А. А. Харкевича РАН. Рассказываем о наиболее интересных моментах дискуссии.

Тренинг против стресса

Еще в начале года чумой века называли не коронавирус, а стресс — постоянно находятся в состоянии нервного напряжения, по приблизительным оценкам, до 70% россиян. К борьбе подключают нейротехнологии, ведь с помощью решений с обратной биологической связью человек может избегать лишней нервной нагрузки, учиться спокойствию, тренировать внимание и память (критически важные когнитивные функции).

«Стресс негативно влияет на нервную систему, на когнитивные функции, это глобальная проблема для мира, ежедневно число людей, испытывающих стресс, растёт», — напоминает CEO и фаундер проекта «Викиум» Сергей Белан.

На платформе «Викиум» (кстати, на ней занимается около 6 млн человек) учатся противостоять стрессу с помощью компьютерного симулятора: игрок всего лишь должен заставить трехмерный шарик на экране подниматься и опускаться силой мысли. Точнее, это происходит за счет процессов расслабления или концентрации внимания, каждому из них соответствует определенный мозговой ритм (его замеряет обруч с энцефалодатчиками от «Викиум»). Движение вверх обеспечат соответствующие расслаблению α-ритмы головного мозга, β-ритмы соответствуют состоянию концентрации внимания. Но самое главное: в эти состояния можно научиться входить искусственно и за пределами игры.

«Мы обучаем человека, как поднимать шарик, но если он запомнит это состояние расслабления, то поймет, как в него войти без нейротренажера», — объясняет Сергей Белан.

Стресс — это огромная проблема, а постоянная монотонная нагрузка приводит к усталости, депрессии, эмоциональным и психическим расстройствам, согласен Александр Зонов, продакт-менеджер нейрокомпьютерных интерфейсов компании «Нейроботикс». В этой компании также развивают решения для когнитивных тренировок, например идет работа над мобильным приложением по контролю работы со сложными интеллектуальными системами.

«Оператор сможет понимать, насколько хорошо и устойчиво его внимание, диспетчер может следить, насколько упало внимание у человека во время длительной монотонной работы», — поясняет эксперт.

Кричать мозгом

С помощью нейроинтерфейса можно не только играть в компьютерные игры, пусть и полезные. Устройства обещают стать прорывом в реабилитации нейротравм, помогая восстанавливать когнитивные навыки. Задача актуальна как никогда — во всем мире растет количество людей с ограниченными возможностями, в том числе из-за роста продолжительности жизни, увеличения численности населения и прогресса в медицине.

«Сложно представить, насколько ужасно себя чувствует человек в полном сознании, который после тяжелой травмы или инсульта не в состоянии ни двигаться, ни выражать мысли и желания», — говорит Игорь Зимин, директор по развитию бизнеса компании «НейроЧат».

Решение от «НейроЧат» (включает нейрогарнитуру и специальную компьютерную программу) позволяет человеку с тяжелыми нарушениями речи и движения коммуницировать без использования компьютера и рук. Ему останется мысленно выбирать букву за буквой из числа тех, что появляются на экране и периодически подсвечиваются, прибор же будет фиксировать активность мозга и сопоставлять ее с частотой и количеством мерцаний на экране, определяя, какую букву выбирает пользователь.

«Как сказала моя коллега, задача человека — молча кричать, например “раз-раз-раз”, когда подсвечивается нужная буква. Чтобы сказать слово “привет”, сначала будет буква “п”, затем “р” и так далее. Скорость набора составляет 8–10 символов в минуту», — говорит Игорь Зимин.

Нейротехнологии помогут не только в общении. Например, даже полностью обездвиженный человек сможет набирать на компьютере текст. Так, рассказал Александр Зонов, интегрированное в инвалидную коляску нейроассистивное решение от «Нейроботикс» позволит управлять ею без помощи рук людям с травмами шейного отдела позвоночника.

Читать еще:  PCP-винтовка Puncner Maxi

Маркетинг для нейронов

Пока в повседневной жизни и даже в медицине нейротехнологии применяются не слишком широко. Хотя прогресс есть, например: решение от «Нейрочат» используют в 62 лечебно-профилактических учреждениях, реабилитационных центрах и НИИ в 40 регионах страны. Приходят технологии и в бизнес, где особенности взаимодействия мозга человека с информационными системами интересуют специалистов по рекламе и коммуникациям. Приемы нейромаркетинга задействовала в рекламе мужского увлажняющего крема для рук компания Clarins — потенциальным клиентам демонстрировали ролик с опасными трюками на крышах небоскребов.

«Видеоряд активировал определенные структуры мозга (таламус, а затем кору, которая дает сигнал надпочечникам к выработке адреналина), заставляя руки зрителей потеть. Реклама позволила зрителю прочувствовать на подсознательном уровне, с какой проблемой продукт помогает справиться», — поясняет Ксения Варакина-Митрай, врач-биохимик, руководитель проектов медицинского сопровождения бренда «МАМАКО».

Научились в бизнесе использовать и нейроособенности молодых мам — у них, как выяснили ученые, утолщается префронтальная кора головного мозга, ответственная в том числе за постановку и поиск способов реализации целей. Это учитывают маркетологи, выбирая подходящие площадки для продвижения профильных продуктов.

Учитываются и особенности восприятия мозгом человека информации разного формата, ведь тот же визуальный контент усваивается в 60 тысяч раз быстрее прочитанного или услышанного, напоминает Йудит Вайнштейн-Грос, руководитель отдела методологии Granatum Solutions.

«Визуальные образы, будучи направленными на лимбическую систему, работают сильнее и остаются в памяти дольше», — поясняет она.

Есть и особые правила расположения текстового контента в случае с онлайн-ресурсами, также основанные на особенностях восприятия информации мозгом (например, так называемый F-паттерн, правило 3×3 и т.д.). Все они помогают самым разным бизнесам лучше продвигать свои услуги и продукты.

Вынужденная эволюция

Готовы ли нейротехнологии стать более значимой частью повседневной жизни? Отчасти это уже происходит из-за пандемии коронавируса, точнее, карантинных режимов, лишивших людей привычного общения. Именно нейротренажеры в таких условиях помогают развивать когнитивные функции и навыки, говорит Надежда Якимочкина, директор ООО «Когнитив Лабс», автор запатентованных методик комплексной когнитивной реабилитации взрослого населения.

«Нейрогаджеты важнее важного, ничто так не тренирует мозг, никакие другие игры. Именно в этой части нам надо развиваться», — считает эксперт.

Адаптироваться к подобным вызовам помогают и, казалось бы, простые, но от этого не менее действенные практики, улучшающие работу мозга. Например, это занятия спортом.

«Необходимо наращивать нейротрофические факторы мозга, которые являются предшественниками нейронов. Нужно заняться физической активностью, так вы напитаете мозг новыми нейронами», — поясняет Надежда Якимочкина.

Впрочем, эпидемия лишь сделала более очевидной неизбежность целенаправленного развития когнитивных функций современного человека.

«В современном мире люди не способны сами формировать правильные когнитивные навыки. У нас они формируются интуитивно, но этого мало, чтобы успеть за глобальными переменами… Еще сто лет назад были важны развитые физические функции, сейчас это почти не нужно. А через 5 лет около 45% всех существующих профессий исчезнет, и у человека остаются лишь ментальные способы конкуренции с роботами», — напоминает Игорь Долгушин, нейрофизиолог, руководитель проекта MYBRAIN.

В нынешнюю эпоху нам действительно нужно меняться: это вынужденная эволюция мозга, которая заключается в эволюции навыков, в том, чтобы структурировать наши нейронные соединения и усовершенствовать наши возможности, резюмирует он.

Онлайн-конференцию слушала Ольга Блинова

Тимофей Глинин рассказал Reminder, на что способна домашняя нейростимуляция и как она работает.

«Метод транскраниальной стимуляции для воздействия на определенные зоны мозга ученые открыли еще более 50 лет назад. Тогда они рассматривали эту технологию только как средство для лечения болезней — эндогенной депрессии, биполярного расстройства и прочих.

Но спустя какое-то время tDCS стали использовать и в немедицинских целях — просто для улучшения работы мозга и качества жизни. Пионерами тут стали военные: в 2008 году исследователи из армии США обнародовали результаты эксперимента, который показал, что транскраниальная электростимуляция правого виска током в 2 миллиампера помогла солдатам в 2–3 раза быстрее обучаться. У этого исследования были определенные недостатки: армия США — довольно закрытая структура, и подробности эксперимента не раскрываются. Но успех военных вдохновил и ученых — с тех пор стало появляться много работ, исследующих влияние tDCS на мозг людей разного возраста.

Принцип работы технологии прост: электростимуляция переводит нейроны определенных зон мозга в более возбужденное состояние и ускоряет передачу импульсов между нейронами. Воздействие происходит с помощью слабого постоянного микротока (1–2 миллиампера) через электроды, приложенные к голове. Место, где нужно размещать электроды, зависит от целей стимуляции и, соответственно, от того, какие зоны мозга вы хотите стимулировать — для определения этих зон существуют подробные инструкции, основанные на данных клинической нейрофизиологии и функциональной МРТ.

Когда я начал изучать научные работы по теме, с удивлением обнаружил, что tDCS помогает решать самые разные когнитивные проблемы у пожилых людей: трудности с концентрацией внимания, памятью, планированием и принятием решений и т.п. Потом я обнаружил, что ту же технологию можно использовать, чтобы улучшить когнитивные способности здоровых молодых людей. Обнадеживала безопасность процедуры: по имеющимся данным, стимуляция с такой мощностью, которая предусмотрена у домашних аппаратов для tDCS, не приводит ни к каким серьезным побочным эффектам. Максимум — покраснение и раздражение в месте наложения электрода.

Тогда я и начал экспериментировать на себе.

Применение

Чтобы определить, для каких целей можно использовать tDCS, нужно взглянуть на исследования — на данный момент вышло более 500 работ, показывающих эффективность нейростимуляции для здоровых молодых людей. На основании этих исследований я выделил несколько возможных областей для «прокачки мозга»:

Метод tDCS в научных кругах нередко подвергается критике — особенно при использовании его на здоровых людях. Данные метаанализа, проведенного австралийскими нейробиологами, например, показывают, что одна сессия tDCS не оказывала никакого значимого влияния на когнитивные функции здоровых взрослых: не улучшала память, не помогала в концентрации внимания, не повышала языковые способности и т.п. Однако этот метаанализ рассматривает только единичную сессию tDCS, а все рекомендации прямо говорят, что эффекты появляется только при курсовом воздействии. Хотя другой метаанализ показал, что даже одна сессия tDCS улучшает лингвистические способности.

Важно подчеркнуть, что tDCS — это не какое-то «общеукрепляющее» средство для мозга. Я прибегаю к нейростимуляции только тогда, когда мне нужно решить конкретную задачу — и я вижу, что ресурсов моего мозга не хватает. К транскраниальной электростимуляции стоит прибегать в течение ограниченного промежутка времени и для достижения конкретной цели, которая вписывается в область применения tDCS.

Как я учил английский

Первые тесты, которые я провел на себе, были связаны с изучением языка. Метаанализ, суммировавший результаты 11 экспериментов, показал, что нейростимуляция помогать запоминать новые слова и увеличивает беглость речи.

Для эксперимента я использовал прототип нейростимулятора Brainstorm, на производство которого мы затем запустили сбор средств краудфандингом.

На тот момент я уже говорил по-английски — свободно читал научные статьи и делал доклады. Мой язык понятен окружающим, но достаточно беден. Мне хотелось увеличить лексическое разнообразие, выучить какие-то новые, более сложные слова и термины. Для этого я использовал два курса стимуляции tDCS — примерно по 10 ежедневных сессий длиной в 20 минут каждая, с перерывом в несколько месяцев между курсами.

Я стимулировал мозг так: анод — на левую область Вернике (центр речи, находится на границе теменной и височной доли мозга, примерно над ухом), катод — правая надбровная область. Важно уточнить: во время электростимуляции нужно тренироваться — практиковать именно тот навык, который вы хотите прокачать. Поэтому я использовал tDCS во время двух языковых занятий: в первом эксперименте я занимался в LinguaLeo и целенаправленно учил новые слова, во втором — смотрел кино на английском с английскими субтитрами.

Выглядит сама процедура вот как: сначала нужно смочить физраствором токопроводящие губки нейростимулятора и приложить их к электродам. Затем с помощью специальных повязок зафиксировать анод и катод в нужных местах. Теперь включаете прибор — сначала на минимальную мощность, около 0,5 мА, потом силу тока можно увеличивать. При первой стимуляции рекомендуется довести мощность хотя бы до 1 мА. Если нет неприятных ощущений вроде сильного покалывания в области электродов, можно поднять силу тока до 2 мА — обычно это максимальная мощность домашних нейростимуляторов.

Можно делать перерыв в один-два дня между cессиями — например, стимулировать мозг на буднях и отдыхать в выходные — но более частые и длительные перерывы не рекомендуются, иначе эффективность tDCS может упасть.

Результаты я заметил в обоих случаях. В эксперименте с LinguaLeo улучшения были и субъективные, и объективные. В этом сервисе есть тесты, которые помогают проверить, как вы усвоили материал: например, сопоставить картинки со словами, быстро найти перевод слова. Так вот, после tDCS мои результаты по этим тестам улучшились на 12–15%.

Что касается фильмов, то тут, конечно, я могу ориентироваться только на субъективные ощущения. После нейростимуляции я чувствовал, что меньше отвлекаюсь на субтитры и лучше улавливаю речь героев. Более того, tDCS помогала втянуться в просмотр фильма на английском (все-таки это непростая задача, требующая концентрации): начинал я смотреть первые 20 минут с нейростимулятором, а потом уже входил во вкус и досматривал фильм до конца без него.

Читать еще:  Стандартизация патронов в NATO

После курса электростимуляции я ездил на конференцию, которая проводилась на английском. У меня было ощущение, что и выступать мне проще, и говорить приятнее.

Как я писал диссертацию

Исследователи изучают tDCS, в числе прочего, как терапию для людей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Например, в одной работе группе из 16 подростков с СДВГ стимулировали левую дорсолатеральную префронтальную кору в течение 20 минут с силой тока 1 мА. Во время tDCS испытуемые проходили тест — они должны были запоминать символы, которые им показали на экране несколько итераций тому назад. За работой их мозга в процессе нейростимуляции следили с помощью функциональной МРТ. И результаты также сравнивали с плацебо-стимуляцией — электроды были расположены там же, но никакого реального воздействия не производилось.

Оказалось, что благодаря реальной нейростимуляции — в сравнении с плацебо — увеличилась активность мозга. Причем не только в самой левой дорсолатеральной префронтальной коре, но и в прилежащих областях: левой премоторной коре, левой дополнительной моторной области и предклинье. Благодаря активации этих зон улучшается рабочая память — а это помогает концентрировать внимание и удерживать в голове нужную информацию.

Метаанализы показывают: tDCS в области левой дорсолатеральной префронтальной коры помогает людям с СДВГ осуществлять контроль импульсов — благодаря этому можно меньше отвлекаться, лучше концентрировать внимание и улучшать рабочую память. Кстати, если поменять при такой стимуляции анод и катод местами, то эффект пропадает.

Когда я писал диссертацию, решил снова использовал нейростимуляцию. Мне было сложно сконцентрироваться, я читал множество работ по своей теме, но так ничего и не писал — просто сидел за компьютером весь день. Можно было постимулировать упомянутую выше левую дорсолатеральную префронтальную кору — для улучшения памяти и концентрации внимания. Но я выбрал другое расположение электродов: анод на правый висок, катод на левое плечо — как в том исследовании американской армии. В нем исследователи показали, что стимуляция правого виска ускоряет обучение и улучшает концентрацию внимания — я подумал, это как раз то, что мне нужно.

Я проводил нейростимуляцию где-то неделю, по 20 минут в день. Я замечал, что уже где-то с третьей минуты я перестаю отвлекаться и начинаю погружаться в работу. Этот эффект предельной сосредоточенности сохранялся еще минут 10 после окончания стимуляции.

Результат — я дописал и защитил диссертацию, теперь я кандидат наук. Исследования и мой опыт показывают, что tDCS — рабочий инструмент для решения прикладных задач».

Just a kind Reminder

Технология tDCS остается экспериментальным методом, эффективность которого не доказана однозначно — особенно для немедицинских целей. Многие работы, упомянутые в статье, основаны на небольших выборках, требуется больше масштабных исследований, чтобы подтвердить или опровергнуть эффективность метода для здоровых людей.

Вот что говорят о применении tDCS для улучшения когнитивных способностей врачи и ученые.

Винс Кларк, профессор психологии Университета Нью-Мексико: «Я пытался опровергнуть данные, говорящие об эффективности tDCS, но не вышло. Эффект реален. Но исследования пока на очень ранней стадии и опираются в основном на эмпирические данные — мы видим какие-то эффекты и пытаемся с ними “играть”».

Тереза Иукулано, нейропсихолог из Медицинской школы Стэнфорда: «Улучшения, которые вы видите в результате электростимуляции мозга, могут происходить за счет других когнитивных функций».

Если решите воспользоваться tDCS, относитесь к сеансам как к эксперименту — скорее всего, процедура не навредит, но и не факт, что поможет. В любом случае, не пытайтесь заменить нейростимуляцией реальное обучение или работу с психотерапевтом — так это точно не работает.

Электростимуляция мозга

Экспериментальное использование электричества для лечения физических и психических недугов (электротерапия) началось еще в Викторианскую эпоху.

Обычно эксперименты проводились на пациентах психиатрических лечебниц и солдатах — то есть на тех, кто фактически не мог отказаться от участия в экспериментах.

Автор фото, Collection Christophel / Alamy Stock Photo

Электростимуляция мозга началась с лечения электрошоком (на фото: герой Джека Николсона в фильме «Пролетая над гнездом кукушки» во время сеанса электрошоковой терапии)

Однако современные исследования показали, что с помощью воздействия слабого электрического тока на мозг можно добиться ускорения мыслительных процессов при минимальных побочных эффектах.

Узнав об этом, многие захотели испытать эффект электростимуляции на себе. Начали создаваться устройства для проведения процедур электростимуляции, выпуск которых никак не регулировался.

В основном это устройства, оснащенные двумя электродами, которые крепятся на разные участки головы — в зависимости от того, какую когнитивную функцию надо развивать.

Все это делается в надежде на то, что процедуры электростимуляции мозга помогут улучшить внимательность и память, а также повысить скорость реакции.

  • Трудно умножать в уме? Попробуйте индийский метод
  • Трудно умножать в уме? Попробуйте метод майя и японцев

Адам купил бюджетную модель электростимулятора мозга за несколько месяцев до повторного прохождения теста Менсы. И тут же приступил к эксперименту над собой.

Изучив работу электростимулятора, он пришел к выводу, что электроды должны крепиться в разных местах головы в зависимости от того, работу какой части мозга он намерен стимулировать.

Например, Адам решил проверить, сможет ли он с помощью этого устройства повысить свою выносливость при занятиях на гребном тренажере. Из поставленной задачи следовало, что электроды он должен разместить там, где находится двигательная область коры головного мозга.

Для прохождения теста на IQ ему необходимо было стимулировать работу височной доли мозга, участвующей в обработке визуальной и слуховой информации и способствующей пониманию языка.

Передняя часть височной доли отвечает за нестандартное мышление, и ее стимуляция могла бы помочь в решении заданий на распознавание и классификацию изображений во вступительном тесте Менсы.

В общем, Адам решил, что для повышения шансов на прохождение теста ему надо стимулировать работу височной доли. Так он и сделал, но получил неожиданный побочный эффект.

По словам Дэвида Адама, обычно он мог работать не более двух часов над текстом, но после приема модафинила он проработал значительно больше двух часов и не чувствовал усталости

«Я смочил электроды, приложил их к вискам и прикрыл их шапкой. Включил устройство, установив переключатель на отметке два миллиампера, и тут произошло нечто неожиданное. Перед моими глазами мелькнула яркая вспышка света, а мозг, как мне показалось, пронзила трассирующая пуля», — пишет Дэвид Адам.

«Это был зрительный фосфен, вспышка света, которой в реальности не было, она была вызвана в воображении воздействием тока на сетчатку глаза или, скорее всего, на зрительную зону коры головного мозга. Фосфены (зрительные ощущения, возникающие у человека без воздействия света на глаз) безопасны, но они также показывают, что кустарные эксперименты со стимуляцией мозга электричеством могут дать неожиданный эффект», — объясняет автор «Внутреннего гения».

Как считается, короткие курсы электростимуляции почти не вызывают побочных эффектов и создают минимальный дискомфорт.

Побочные эффекты от длительных курсов электростимуляции пока не изучены. Некоторые пользователи устройств для электростимуляции жаловались на жгучую боль во время процедур.

Как всё-таки заставить мозг работать эффективнее

Надеюсь, вы уже поняли, что пытаться заставить мозг работать лучше, возбуждая все нейроны подряд, — дело бесперспективное, да еще и опасное. Тем не менее можно «натренировать» мозг, чтобы он работал эффективнее. Это, конечно, тема для огромной книги (и даже не одной), а не маленькой статьи. Поэтому я расскажу только об одном способе. Начать придется издалека.

Когда рождается маленький ребенок, количество нейронов в его мозге даже больше, чем у взрослого. Но связей между этими нейронами еще почти нет, и поэтому новорожденный человечек еще не в состоянии правильно использовать свой мозг — например, он практически не умеет ни видеть, ни слышать. Нейроны его сетчатки, даже если они чувствуют свет, не образовали еще связей с другими нейронами, чтобы передать информацию дальше, в кору больших полушарий. То есть глаз видит свет, но мозг не в состоянии понять это. Постепенно необходимые связи образуются, и в конце концов ребенок учится различать вначале просто свет, потом — силуэты простых предметов, цвета и так далее. Чем больше разнообразных вещей ребенок видит, тем больше связей образуют его зрительные пути и тем лучше работает та часть его мозга, которая связана со зрением.

Но самое удивительное не это, а то, что такие связи могут образовываться почти исключительно в детстве. И поэтому если ребенок по какой-то причине не может ничего видеть в раннем возрасте (скажем, у него врожденная катаракта), то необходимые нейронные связи в его мозге уже никогда не образуются, и человек не научится видеть. Даже если во взрослом возрасте у этого человека прооперировать катаракту, он всё равно останется слепым. Проводились довольно жестокие опыты на котятах, которым в новорожденном состоянии зашивали глаза. Котята вырастали, так ни разу ничего и не увидев; после этого им уже во взрослом возрасте снимали швы. Глаза у них были здоровые, глаза видели свет — но животные оставались слепыми. Не научившись видеть в детстве, они уже не способны были сделать это во взрослом возрасте.

То есть существует какой-то критический период, в который образуются нейронные связи, необходимые для развития зрения, и если мозг не научится видеть в этот период, он уже не научится этому никогда. То же относится и к слуху, и, в меньшей степени, к другим человеческим способностям и умениям — обонянию, осязанию и вкусу, способности говорить и читать, играть на музыкальных инструментах, ориентироваться в природе и так далее. Яркий тому пример — «дети-маугли», которые потерялись в раннем детстве и были воспитаны дикими животными. Во взрослом возрасте они так и не могут освоить человеческую речь, поскольку не тренировали у себя в детстве это умение. Зато они способны ориентироваться в лесу так, как не сможет ни один человек, выросший в цивилизованных условиях.

И еще. Никогда не знаешь, в какой момент «выстрелит» какое-то умение, приобретенное в детстве. Например, человеку, который в детстве активно тренировал мелкую моторику рук, занимаясь рисованием, лепкой, рукоделием, будет легче стать хирургом, проводящим филигранные, точные операции, в которых нельзя допустить ни одного неправильного движения.

Иными словами, если что и может заставить мозг работать лучше, то это — тренировка, причем тренировка с самого детства. Чем больше мозг работает, тем лучше он работает, и наоборот — чем меньше его нагружать, тем хуже он будет функционировать. И чем мозг младше, тем он более «гибкий» и восприимчивый. Именно поэтому в школах учат маленьких детей, а не взрослых дяденек и тетенек. Именно поэтому дети гораздо быстрее взрослых умеют приспосабливаться к новым ситуациям (например, осваивают компьютерную грамоту или учат иностранные языки). Именно поэтому тренировать свой интеллект надо с самого детства. И если вы будете это делать, то ничто не помешает вам сделать великие открытия. Например, о том, как работает мозг.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector