9 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тесак: оружие с многовековой историей

Содержание

Тесак: оружие с многовековой историей

Посетители МВК им. М.Т. Калашникова увидели редчайшие образцы старинного и современного оружия

История ижевского оружия вплетена в многовековую мировую оружейную историю. На поле боя ижевские винтовки, ружья, автоматы должны были превзойти модели, созданные конструкторами страны-противника. Изысканные чеканки и гравировки ижевских ружей интересно сравнить с инкрустациями, костяными и золотыми накладками, резными рукоятками и прикладами оружия Западной и Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии.

Силу, функциональность, эффективность и красоту ижевского оружия можно оценить объективнее, если полнее представлять исторический контекст, в котором оно создавалось и совершенствовалось. Расширить представление об оружии нескольких столетий позволила выставка «Музейные редкости» в Музейно-выставочном комплексе стрелкового оружия им. М.Т. Калашникова.

Идём от Калашникова

Выставка «Музейные редкости» соединила в одном культурном пространстве редко выставляемые уникальные экспонаты из основных фондов МВК им. М.Т. Калашникова и находящиеся на временном хранении, восстановленные специалистами музея образцы оружия из Сарапульского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника (Сарапул не раз заставит зрителей вспомнить о кавалерист-девице Надежде Дуровой). Экспозиция позволяет создать представление, как развивалась мысль мастеров-оружейников в разные этапы, каким они видели будущее холодного и огнестрельного оружия. При этом история многих предметов скрыта в глубине веков, остаётся только догадываться, как это оружие оказалось на территории Удмуртии, кто им владел, при каких обстоятельствах использовал. С этими мыслями мы начали экскурсию по выставке с заведующей экспозиционным отделом МВК им. М.Т. Калашникова Владой Михайловой.

Афганский клинок из коллекции Калашникова. Фото Сергея Рогозина

Собирает вокруг себя всю выставку, задаёт ей тон витрина с подарками и сувенирами, которые в разные годы преподносили великому оружейнику. Здесь отнюдь не художественные копии и изображения его АК-47, а настоящее оружие других стран, эпох, культурных традиций. Афганский кинжал «чура» с лезвием крепким и острым, как штык, ухватистой рукоятью с углублением для ладони (чтоб лучше лежал в руке), с широким основанием гарды, чтобы кисть была защищена от встречных ударов. Австралийский бумеранг – элегантный, расписной, выглядящий как произведение декоративно-прикладного искусства – и смертельно опасный. Нунчаки. Булава с шипастой головой. По минимализму конструкции с этими классическими орудиями боя сравнится разве что АК-47.

Ровесники ижевского оружия

Самые старые из представленных на выставке предметов – ровесники ижевского оружия, им два века с лишком. Кавалерийские сабли начала XIX века – те самые, которые использовались в Отечественной войне 1812 года наряду с первыми ижевскими винтовками. Рядом – сапёрные тесаки. Они вошли в обиход ещё в конце XVIII века, когда сапёрные войска начали играть в армии важную роль. Внешне они напоминают пиратские ножи или мачете: тесак настолько живописен, что в прошлом году музейщики представили его на выставке, посвящённой оружию в кино. История попадания тесака в сарапульский музей почти невероятна: в 1950 году его передал в музей… школьник. Остаётся предположить, что кто-то из его предков участвовал в наполеоновских войнах – среди земляков кавалерист-девицы Дуровой защитников Отечества было немало.

Тут же – легендарный кубачинский кинжал. Среди многих образцов холодного оружия это – настоящее сокровище. Среди знатоков кубачинский клинок котируется так же высоко, как дамасский. Оружейники из дагестанской деревни Кубачи не только добивались высочайшего качества клинка, но и украшали его рукоять как главную драгоценность в доме – самоцветными камнями, жемчугом, золотом и серебром. Владеть таким оружием могли только небедные люди.

Стреляющий тромбон

Из частных коллекций сарапульских купцов Смагина и Тюнина и коллекции художника, почётного гражданина Сарапула Льва Беркутова в фонды музея попало экзотическое для наших широт холодное и огнестрельное оружие XIX века: восточное ружьё с ударно-кремневым замком, кавказский карабин (его приклад украшен слоновой костью) и кавалерийский мушкетон. Мушкетон снова возвращает нас к наполеоновским войнам. Такое оружие в кавалерийском бою могла видеть и Надежда Дурова. Раструб у мушкетона широченный, как воронка: чтобы всадник мог зарядить его (засыпать в дуло порох, заложить пулю) прямо на скаку. А восточное (скорее всего, китайское) ружьё позволяет оценить, насколько в XIX веке российские (в частности, ижевские) инженеры-оружейники опередили мастеров из Поднебесной Империи. Когда наши оружейники уже изготавливали винтовки с продольно-скользящим затвором, китайцы использовали самый примитивный механизм.

Оружием кавалеристов были и пистолет-тромбон, и четырёхствольный пистолет. За этими экспонатами – снова 1812 год, кавалерийская атака и французские всадники, засыпающие порох и картечь в широкий раструб дула-тромбона на полном скаку. Сражавшаяся с ними Надежда Дурова, скорее всего, стреляла из пехотных и кавалерийских пистолетов отечественного производства – дуло у них было обычное.

Кстати, четырёхствольный пистолет – прямой предок всем известных шестизарядных револьверов. Именно так выглядела эволюция этого культового оружия: первоначально крутили не барабан, а стволы, доводя заряженный ствол под единственный курок. Эта система в значительно усовершенствованном виде существует и сейчас: у многоствольных пулемётов с вращающимся блоком стволов. Век многоствольных пистолетов был короток: их быстро заменили на одноствольные с вращающимся барабаном. До сегодняшнего дня сохранилось немного таких образцов. А вот как уникальный четырёхствольный пистолет оказался в Сарапуле, история умалчивает.

Тросточка для шулера

Ижевчанам показали огнестрельное оружие, которое выпускалось в ХIХ веке в Европе и которое вплоть до Первой мировой войны конкурировало с российским оружием: австрийский карабин системы «Мартини-Генри», пятизарядную итальянскую винтовку системы «Веттерли-Витали», французскую винтовку системы «Лебеля». Среди этих «классических» винтовок, ружей и карабинов останавливает на себе внимание основательная стальная мужская трость. Только внимательно вглядевшись в её конструкцию, посетитель музея замечает, что из изогнутой ручки слегка выступает предохранитель, под «рогулькой» рукояти прячется спусковой крючок, а сама трость – полое ружейное дуло. Влада Михайлова объясняет:

– Ружья-трости использовали, как правило, персоны из уголовного мира. Ношение трости вошло в моду в XVIII веке, и почти сразу её начали использовать как боевое оружие: в набалдашник вставляли свинец, чтобы превратить трость в дубинку; в полость трости прятали тонкую шпагу. А те, кто постоянно ожидал нападения на себя (шулера, нечистые на руку дельцы) заказывали мастерам и ружья-трости. «Гаджет» рассчитан на один-единственный выстрел, перезаряжать в уличной потасовке хитрый механизм будет некогда, да и не с руки, но этим выстрелом владелец огнестрельной трости мог с близкого расстояния поразить или серьёзно ранить нападавших, привлечь внимание городовых или своих подельников к острой ситуации. Дальность стрельбы невысокая – как у пистолета.

Казачий салют

На отдельном постаменте – крошечные, декоративные пушечки. Оказывается, аутентичные сигнальные и ручные пушки использовались на речных судах: по традиции выстрелами оповещали, что судно входит в порт. Некоторые кораблики подходили к пристани под непрерывный треск выстрелов, окутанные дымом этого приветственного салюта. Пушки иногда использовали и для запуска настоящих фейерверков. Особенно шиковали купцы, ведущие успешную торговлю в городах-портах (одним из них был Сарапул). Но и казачьи челны (такие, как у дружины Степана Разина) несли на бортах в носовой части такие сигнальные пушки, сообщающие и врагам, и товарищам «Мы пришли!». Сигнальные пушки стали преданием старины глубокой, когда на судах появились паровые гудки.

От диковинок до шедевров

Здесь много оружейных раритетов. Типичный турецкий ятаган, совершенно необъяснимым образом украшенный «звездой Давида». Фоторужьё «Фотоснайпер» – гибрид винтовки с оптическим прицелом и фотокамеры (одно время фоторужья даже выпускались в серийном производстве). Детское ружьё, с которыми советские подростки учились стрелять и даже участвовали в соревнованиях (выглядят они как ученические скрипки-четвертинки по сравнению с взрослыми инструментами). На детском ружье, представленном на выставке, – надпись «Стрелку-пионеру Юрику», а жил Юрик в посёлке Постольский Малопургинского района. Мог стрелять по мишеням, а мог и утку подстрелить. В соседней витрине – авторское ружьё ижевских мастеров, на изготовление которого ушло около года, – высокохудожественное ружьё, созданное резчиком по дереву Ю. Власовым и гравёром А. Погудиным к 100-летию производства охотничьих ружей на государственных оружейных заводах России. «В таких работах проявляются достижения нашей школы оружейного мастерства и школы гравёрного мастерства. Обычно изготавливают два экземпляра: один передаётся заказчику, а второй хранится в коллекции Ижевского механического завода», – объясняет Влада Михайлова. Ложа ружья выполнена в виде фигуры кабана, ружьё украшено серебрёной гравировкой с лесной сценкой: медведица с медвежатами в декоративных завитках растительного орнамента.

Читать еще:  Газовый пистолет Премьер 2 и 4- обзор

Выставка позволяет сделать любопытные открытия, связанные с историей европейского, азиатского, русского холодного и огнестрельного оружия. И всё же после знакомства с экспозицией остаётся чувство гордости именно за ижевское оружие, в котором соединились весь мировой конструкторский и художественный опыт.

Как носить холодное оружие

Носить холодное оружие можно только при наличии лицензии на него, которую получают в полиции. Обычным гражданам доступно законное приобретение охотничьего клинкового, а также изделий, являющихся атрибутом национального костюма (сабли, ножи, шашки, кинжалы). Наградным оружием тоже можно владеть, но не передавать по наследству, не дарить и не продавать.

Его ношение должно:

  • быть безопасным, то есть изделие следует спрятать в чехол или ножны;
  • дополняться наличием при себе разрешительного документа (охотничий билет с отметкой, лицензия), а также паспорта владельца.

Нельзя брать орудия с собой на массовые мероприятия, культурные или политические, если они не связаны с демонстрацией изделий.

Книга оружейника Федорова переиздана в России

28 августа 2019

В издательстве «ОЛМА-Абрис» при поддержке Российского военно-исторического общества выходит книга легендарного русского и советского оружейника Владимира Григорьевича Федорова «История винтовки».

Впервые эта книга была выпущена в СССР перед началом войны в 1940 году, однако новое издание – кардинально иное, яркое, подарочное, дополненное более 200 полноцветных иллюстраций. В таком виде труд Федорова порадует не только специалистов по военному делу, но и простых читателей, которые смогут открыть для себя множество интересных фактов из истории русского оружейного искусства: напомним, что первый в мире «автомат» был разработан именно Федоровым (усовершенствовавшим также легендарную винтовку Мосина).

За последние годы Российское военно-историческое общество совместно с издательством «ОЛМА-Абрис» выпустило около 90 наименований книг, посвященным истории России, а также самым ярким страницам русского военного искусства. Большинство из этих изданий уникальны – практически все они не были доступны читателям более столетия, а в виде подарочных и богато иллюстрированных изданий и вовсе выходят впервые.

Вот лишь несколько изданий, выпущенных «ОЛМА-Абрис» под эгидой РВИО за последние два года:

Владимир Федоров. Холодное оружие.

Книга Владимира Григорьевича Федорова «Холодное оружие» рассказывает обо всех видах и типах холодного оружия, использовавшихся в России и Европе в конце XVIII — начале ХХ веков. Не переиздавалась с 1905 года Подробно описано как наступательное оружие (сабли, шашки, палаши, пики, кинжалы), артиллерии (тесаки, сабли), пехоты (тесаки, штыки), так и оборонительное (каски, кирасы, различные щиты).

Павел фон Винклер. Оружие. С древних времен и до наших дней.

Книга выдающегося русского гербоведа Павла Павловича фон Винклера (1866-1937) представляет собой систематическое описание постепенного развития оружия от момента его возникновения до начала XIX века. Наряду с античным и средневековым, в книге описывается оружие русского и восточного, в том числе японского, происхождения. Книга не переиздавалась с 1894 года, новое издание дополнено многочисленными иллюстрациями и включает разделы, посвященные клеймам оружейных дел мастеров, описаниям крупнейших оружейных хранилищ и истории русского оружия.

Цезарь Кюи. История крепостей Европы и России.

Композитор Цезарь Кюи, автор множества романсов на стихи Пушкина и один из основателей «Могучей Кучки» предстает перед читателями в ипостаси знаменитого теоретика военного дела, автора многочисленных трудов по фортификации, одним из учеников которого был будущий император Николай II… Книга рассказывает историю крупнейших крепостей Европы и России, их создания и связанных с ними баталий. Издание впервые выходит с полноцветными иллюстрациями, среди которых современные фотографии, произведения изобразительного искусства, многочисленные чертежи и планы.

Военное искусство всех времен и народов: антология.

В подарочное, богато иллюстрированное издание включены самые знаменитые, классические труды по военному искусству: «Искусство войны» Сунь Цзы, «Записки о Галльской войне» Юлия Цезаря, «О военном искусстве» Никколо Макиавелли, «Наука побеждать» Александра Суворова, «Важнейшие принципы войны» Карла Клаузевица, «Философия войны» Антона Керсновского.

Антон Керсновский. История русской армии

Труд русского военного историка-эмигранта А. А. Керсновского (1905–1944) «История Русской армии», изданный за рубежом в 1930-х годах, является общепризнанной классикой отечественной военно-исторической литературы. Он посвящен более чем 200-летней истории Русской императорской армии со времен Петра Великого до Первой мировой войны. Это наиболее полная и популярно написанная история отечественного военного искусства.

Николай Михневич. История русского военного искусства

Не переиздававшийся более столетия труд профессора Николаевской академии Генерального штаба, Николая Петровича Михневича (1898) развеивает миф о многовековой отсталости русских в области военного искусства, показывая особенность подхода русских военачальников к руководству армиями в сравнении с тем, как его осуществляли их европейские коллеги. Поэтому анализ сражений и военных кампаний России соседствует в этой книге с разбором некоторых западноевропейских битв и войн.

Феодосий Веселаго. История русского флота.

Первый выпущенный в России труд по истории русского флота, составленный генерал-лейтенантом Феодосием Веселаго (1817-1895), почетный членом Морской академии, обладатель многих научных и военных званий. Книга не переиздавалась в России с начала XX века. Книга иллюстрирована редкими картами, документами, гравюрами, шедеврами отечественных и зарубежных художников-маринистов.

История происхождения этого вида ножа уходит в глубокую старину, до времен Римской империи, когда рассматривали человека с точки зрения его биологии и физиологии, и говорили о том, что человек по природе своей не предназначен для того, чтобы воевать. Его внешний вид и его характеристики для войны не предназначены, поскольку человеку нечем нападать, исходя из его биологии: у него нет когтей, нет зубов как у тигра (к примеру), он не умеет рычать; ноги нужны для того, чтобы ходить, а не бить. В виду этого существует версия того, что если изначально человеческая конструкция вообще для войны не создана, то человек начал искать путь, как стать предназначеным для чего-то, обращая внимание на мир вокруг и тех животных, которые как раз для чего-то существуют в связи с их физическими характеристиками (к примеру, хищники). То, как выглядит наваха (один из примеров холодного оружия) изначально — это некий прототип, реализация животной модели. Рассмотрев внимательно наваху, можно четко увидеть, что её рукоять изначально была рогом (сделана из рога животного), а лезвие — когтем животного. Соединение этих двух компонентов дало такой универсальный, уникальный нож — Наваху. Человек драться руками не приспособлен — человеческая кисть предназначена для того, чтобы хватать, а не бить (строение человеческой кисти подтверждает это). Тигру, к примеру, нужно охотиться по природе своей, поэтому у него есть когти, клыки острые и т. д., поскольку тигр так ест, а с человеком все совершенно по другому [3] .

В современном обществе по другой версии принято считать, что название «наваха» происходит от латинского «novacula» («бритва»), или Андалузский нож — такая версия названия существует, поскольку есть предположение, что слово «наваха» произошла от «опасная бритва» («navaja de afeitar»), которая использовалась для бритья. Еще по одной версии, в испанском языке «navaja» переводится в том числе как «Клык кабана». Изначально это был длинный нож, клинок которого походил по форме на «клык» животного, а рукоятка имела форму «рога» парнокопытных.

История производства холодного оружия и формирования оружейной традиции в Европе уходит своими корнями в Испанию и имеет многовековую историю. Испанская школа фехтования оказала сильное влияние на формирование европейской системы фехтования. В Европе высоко ценились доспехи и клинки, изготовленные в Испании, где было распространено не только длинное клинковое оружие, но также и короткое клинковое холодное оружие (к примеру ножи, кинжалы, стилеты).

В то время, как складные ножи существовали в Испании еще в до-Римские времена [4] , можно говорить о том, что самые ранние найденные испанские ножи-навахи датируются приблизительно концом 1600-х гг. Повышение популярности навахи произошло во время ввода еще больших ограничений на ношение под одеждой мечей и другого оружия людьми, которые не относились к испанскому дворянству. Как «опасная бритва», самые первые Навахи простые крестьяне применяли как обычные ножы без неоходимости прятать их под одежду. В то время Навахи прежде всего использовали как ножи для работы, и можно было легко нести на поясе, или открыто или скрыто на человеке. Один из более общих ранних вариантов этого типа ножа был складной перочинный ножик (navaja cortaplumas), используемый служащими, чертежниками и нотариусами в работе.

Тесак: оружие с многовековой историей

Посетители МВК им. М.Т. Калашникова увидели редчайшие образцы старинного и современного оружия

Читать еще:  Прочнее стали, легче титана

История ижевского оружия вплетена в многовековую мировую оружейную историю. На поле боя ижевские винтовки, ружья, автоматы должны были превзойти модели, созданные конструкторами страны-противника. Изысканные чеканки и гравировки ижевских ружей интересно сравнить с инкрустациями, костяными и золотыми накладками, резными рукоятками и прикладами оружия Западной и Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии.

Силу, функциональность, эффективность и красоту ижевского оружия можно оценить объективнее, если полнее представлять исторический контекст, в котором оно создавалось и совершенствовалось. Расширить представление об оружии нескольких столетий позволила выставка «Музейные редкости» в Музейно-выставочном комплексе стрелкового оружия им. М.Т. Калашникова.

Идём от Калашникова

Выставка «Музейные редкости» соединила в одном культурном пространстве редко выставляемые уникальные экспонаты из основных фондов МВК им. М.Т. Калашникова и находящиеся на временном хранении, восстановленные специалистами музея образцы оружия из Сарапульского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника (Сарапул не раз заставит зрителей вспомнить о кавалерист-девице Надежде Дуровой). Экспозиция позволяет создать представление, как развивалась мысль мастеров-оружейников в разные этапы, каким они видели будущее холодного и огнестрельного оружия. При этом история многих предметов скрыта в глубине веков, остаётся только догадываться, как это оружие оказалось на территории Удмуртии, кто им владел, при каких обстоятельствах использовал. С этими мыслями мы начали экскурсию по выставке с заведующей экспозиционным отделом МВК им. М.Т. Калашникова Владой Михайловой.

Афганский клинок из коллекции Калашникова. Фото Сергея Рогозина

Собирает вокруг себя всю выставку, задаёт ей тон витрина с подарками и сувенирами, которые в разные годы преподносили великому оружейнику. Здесь отнюдь не художественные копии и изображения его АК-47, а настоящее оружие других стран, эпох, культурных традиций. Афганский кинжал «чура» с лезвием крепким и острым, как штык, ухватистой рукоятью с углублением для ладони (чтоб лучше лежал в руке), с широким основанием гарды, чтобы кисть была защищена от встречных ударов. Австралийский бумеранг – элегантный, расписной, выглядящий как произведение декоративно-прикладного искусства – и смертельно опасный. Нунчаки. Булава с шипастой головой. По минимализму конструкции с этими классическими орудиями боя сравнится разве что АК-47.

Ровесники ижевского оружия

Самые старые из представленных на выставке предметов – ровесники ижевского оружия, им два века с лишком. Кавалерийские сабли начала XIX века – те самые, которые использовались в Отечественной войне 1812 года наряду с первыми ижевскими винтовками. Рядом – сапёрные тесаки. Они вошли в обиход ещё в конце XVIII века, когда сапёрные войска начали играть в армии важную роль. Внешне они напоминают пиратские ножи или мачете: тесак настолько живописен, что в прошлом году музейщики представили его на выставке, посвящённой оружию в кино. История попадания тесака в сарапульский музей почти невероятна: в 1950 году его передал в музей… школьник. Остаётся предположить, что кто-то из его предков участвовал в наполеоновских войнах – среди земляков кавалерист-девицы Дуровой защитников Отечества было немало.

Тут же – легендарный кубачинский кинжал. Среди многих образцов холодного оружия это – настоящее сокровище. Среди знатоков кубачинский клинок котируется так же высоко, как дамасский. Оружейники из дагестанской деревни Кубачи не только добивались высочайшего качества клинка, но и украшали его рукоять как главную драгоценность в доме – самоцветными камнями, жемчугом, золотом и серебром. Владеть таким оружием могли только небедные люди.

Стреляющий тромбон

Из частных коллекций сарапульских купцов Смагина и Тюнина и коллекции художника, почётного гражданина Сарапула Льва Беркутова в фонды музея попало экзотическое для наших широт холодное и огнестрельное оружие XIX века: восточное ружьё с ударно-кремневым замком, кавказский карабин (его приклад украшен слоновой костью) и кавалерийский мушкетон. Мушкетон снова возвращает нас к наполеоновским войнам. Такое оружие в кавалерийском бою могла видеть и Надежда Дурова. Раструб у мушкетона широченный, как воронка: чтобы всадник мог зарядить его (засыпать в дуло порох, заложить пулю) прямо на скаку. А восточное (скорее всего, китайское) ружьё позволяет оценить, насколько в XIX веке российские (в частности, ижевские) инженеры-оружейники опередили мастеров из Поднебесной Империи. Когда наши оружейники уже изготавливали винтовки с продольно-скользящим затвором, китайцы использовали самый примитивный механизм.

Оружием кавалеристов были и пистолет-тромбон, и четырёхствольный пистолет. За этими экспонатами – снова 1812 год, кавалерийская атака и французские всадники, засыпающие порох и картечь в широкий раструб дула-тромбона на полном скаку. Сражавшаяся с ними Надежда Дурова, скорее всего, стреляла из пехотных и кавалерийских пистолетов отечественного производства – дуло у них было обычное.

Кстати, четырёхствольный пистолет – прямой предок всем известных шестизарядных револьверов. Именно так выглядела эволюция этого культового оружия: первоначально крутили не барабан, а стволы, доводя заряженный ствол под единственный курок. Эта система в значительно усовершенствованном виде существует и сейчас: у многоствольных пулемётов с вращающимся блоком стволов. Век многоствольных пистолетов был короток: их быстро заменили на одноствольные с вращающимся барабаном. До сегодняшнего дня сохранилось немного таких образцов. А вот как уникальный четырёхствольный пистолет оказался в Сарапуле, история умалчивает.

Тросточка для шулера

Ижевчанам показали огнестрельное оружие, которое выпускалось в ХIХ веке в Европе и которое вплоть до Первой мировой войны конкурировало с российским оружием: австрийский карабин системы «Мартини-Генри», пятизарядную итальянскую винтовку системы «Веттерли-Витали», французскую винтовку системы «Лебеля». Среди этих «классических» винтовок, ружей и карабинов останавливает на себе внимание основательная стальная мужская трость. Только внимательно вглядевшись в её конструкцию, посетитель музея замечает, что из изогнутой ручки слегка выступает предохранитель, под «рогулькой» рукояти прячется спусковой крючок, а сама трость – полое ружейное дуло. Влада Михайлова объясняет:

– Ружья-трости использовали, как правило, персоны из уголовного мира. Ношение трости вошло в моду в XVIII веке, и почти сразу её начали использовать как боевое оружие: в набалдашник вставляли свинец, чтобы превратить трость в дубинку; в полость трости прятали тонкую шпагу. А те, кто постоянно ожидал нападения на себя (шулера, нечистые на руку дельцы) заказывали мастерам и ружья-трости. «Гаджет» рассчитан на один-единственный выстрел, перезаряжать в уличной потасовке хитрый механизм будет некогда, да и не с руки, но этим выстрелом владелец огнестрельной трости мог с близкого расстояния поразить или серьёзно ранить нападавших, привлечь внимание городовых или своих подельников к острой ситуации. Дальность стрельбы невысокая – как у пистолета.

Казачий салют

На отдельном постаменте – крошечные, декоративные пушечки. Оказывается, аутентичные сигнальные и ручные пушки использовались на речных судах: по традиции выстрелами оповещали, что судно входит в порт. Некоторые кораблики подходили к пристани под непрерывный треск выстрелов, окутанные дымом этого приветственного салюта. Пушки иногда использовали и для запуска настоящих фейерверков. Особенно шиковали купцы, ведущие успешную торговлю в городах-портах (одним из них был Сарапул). Но и казачьи челны (такие, как у дружины Степана Разина) несли на бортах в носовой части такие сигнальные пушки, сообщающие и врагам, и товарищам «Мы пришли!». Сигнальные пушки стали преданием старины глубокой, когда на судах появились паровые гудки.

От диковинок до шедевров

Здесь много оружейных раритетов. Типичный турецкий ятаган, совершенно необъяснимым образом украшенный «звездой Давида». Фоторужьё «Фотоснайпер» – гибрид винтовки с оптическим прицелом и фотокамеры (одно время фоторужья даже выпускались в серийном производстве). Детское ружьё, с которыми советские подростки учились стрелять и даже участвовали в соревнованиях (выглядят они как ученические скрипки-четвертинки по сравнению с взрослыми инструментами). На детском ружье, представленном на выставке, – надпись «Стрелку-пионеру Юрику», а жил Юрик в посёлке Постольский Малопургинского района. Мог стрелять по мишеням, а мог и утку подстрелить. В соседней витрине – авторское ружьё ижевских мастеров, на изготовление которого ушло около года, – высокохудожественное ружьё, созданное резчиком по дереву Ю. Власовым и гравёром А. Погудиным к 100-летию производства охотничьих ружей на государственных оружейных заводах России. «В таких работах проявляются достижения нашей школы оружейного мастерства и школы гравёрного мастерства. Обычно изготавливают два экземпляра: один передаётся заказчику, а второй хранится в коллекции Ижевского механического завода», – объясняет Влада Михайлова. Ложа ружья выполнена в виде фигуры кабана, ружьё украшено серебрёной гравировкой с лесной сценкой: медведица с медвежатами в декоративных завитках растительного орнамента.

Выставка позволяет сделать любопытные открытия, связанные с историей европейского, азиатского, русского холодного и огнестрельного оружия. И всё же после знакомства с экспозицией остаётся чувство гордости именно за ижевское оружие, в котором соединились весь мировой конструкторский и художественный опыт.

Тесак: общее представление

Этот нож относится к клинковым рубяще-колющим видам оружия и отличается очень крупным размером. Клинковые формы его могут быть прямыми или искривленными, длина лезвий 20-70 см, иногда и больше, а ширина 4-5 см. Преимущественно, тесаки имеют одностороннюю заточку, но есть варианты и с двухсторонней (обоюдоострой).

Выделяет это оружие рукоять, оснащенная эфесом. Эфес представлен элементом, состоящим из гарды и спецнавершия в конце рукояти.

Эфесы этого вида оружия бывают:

  • Открытых типов;
  • Закрытых типов.
Читать еще:  Новинки 2017 года от Armasight

Материалом для неплохих тесаков всегда является высококачественная сталь, отпущенная при высоких температурах. Сталь делают вязкую, ведь готовый продукт рассчитывается для ударных нагрузок. Большей частью применяется ламинированная или нержавеющая сталь, карбон.

У тесаков с ламинированной сталью лезвия имеют идеальную остроту, как у бритвы, и отличаются продолжительным сроком службы.

Тесаки из углеродистой стали выделяет высокая острота и низкая цена. Однако без тщательного ухода клинок может заржаветь. Тесаки из нержавеющей стали представляют высокие антикоррозионные свойства, но не остроту. В эту сталь добавляют углерод для жесткости и хром для антикоррозийной устойчивости. Ножны считаются обязательным атрибутом для ношения тесаков.

Книга оружейника Федорова переиздана в России

28 августа 2019

В издательстве «ОЛМА-Абрис» при поддержке Российского военно-исторического общества выходит книга легендарного русского и советского оружейника Владимира Григорьевича Федорова «История винтовки».

Впервые эта книга была выпущена в СССР перед началом войны в 1940 году, однако новое издание – кардинально иное, яркое, подарочное, дополненное более 200 полноцветных иллюстраций. В таком виде труд Федорова порадует не только специалистов по военному делу, но и простых читателей, которые смогут открыть для себя множество интересных фактов из истории русского оружейного искусства: напомним, что первый в мире «автомат» был разработан именно Федоровым (усовершенствовавшим также легендарную винтовку Мосина).

За последние годы Российское военно-историческое общество совместно с издательством «ОЛМА-Абрис» выпустило около 90 наименований книг, посвященным истории России, а также самым ярким страницам русского военного искусства. Большинство из этих изданий уникальны – практически все они не были доступны читателям более столетия, а в виде подарочных и богато иллюстрированных изданий и вовсе выходят впервые.

Вот лишь несколько изданий, выпущенных «ОЛМА-Абрис» под эгидой РВИО за последние два года:

Владимир Федоров. Холодное оружие.

Книга Владимира Григорьевича Федорова «Холодное оружие» рассказывает обо всех видах и типах холодного оружия, использовавшихся в России и Европе в конце XVIII — начале ХХ веков. Не переиздавалась с 1905 года Подробно описано как наступательное оружие (сабли, шашки, палаши, пики, кинжалы), артиллерии (тесаки, сабли), пехоты (тесаки, штыки), так и оборонительное (каски, кирасы, различные щиты).

Павел фон Винклер. Оружие. С древних времен и до наших дней.

Книга выдающегося русского гербоведа Павла Павловича фон Винклера (1866-1937) представляет собой систематическое описание постепенного развития оружия от момента его возникновения до начала XIX века. Наряду с античным и средневековым, в книге описывается оружие русского и восточного, в том числе японского, происхождения. Книга не переиздавалась с 1894 года, новое издание дополнено многочисленными иллюстрациями и включает разделы, посвященные клеймам оружейных дел мастеров, описаниям крупнейших оружейных хранилищ и истории русского оружия.

Цезарь Кюи. История крепостей Европы и России.

Композитор Цезарь Кюи, автор множества романсов на стихи Пушкина и один из основателей «Могучей Кучки» предстает перед читателями в ипостаси знаменитого теоретика военного дела, автора многочисленных трудов по фортификации, одним из учеников которого был будущий император Николай II… Книга рассказывает историю крупнейших крепостей Европы и России, их создания и связанных с ними баталий. Издание впервые выходит с полноцветными иллюстрациями, среди которых современные фотографии, произведения изобразительного искусства, многочисленные чертежи и планы.

Военное искусство всех времен и народов: антология.

В подарочное, богато иллюстрированное издание включены самые знаменитые, классические труды по военному искусству: «Искусство войны» Сунь Цзы, «Записки о Галльской войне» Юлия Цезаря, «О военном искусстве» Никколо Макиавелли, «Наука побеждать» Александра Суворова, «Важнейшие принципы войны» Карла Клаузевица, «Философия войны» Антона Керсновского.

Антон Керсновский. История русской армии

Труд русского военного историка-эмигранта А. А. Керсновского (1905–1944) «История Русской армии», изданный за рубежом в 1930-х годах, является общепризнанной классикой отечественной военно-исторической литературы. Он посвящен более чем 200-летней истории Русской императорской армии со времен Петра Великого до Первой мировой войны. Это наиболее полная и популярно написанная история отечественного военного искусства.

Николай Михневич. История русского военного искусства

Не переиздававшийся более столетия труд профессора Николаевской академии Генерального штаба, Николая Петровича Михневича (1898) развеивает миф о многовековой отсталости русских в области военного искусства, показывая особенность подхода русских военачальников к руководству армиями в сравнении с тем, как его осуществляли их европейские коллеги. Поэтому анализ сражений и военных кампаний России соседствует в этой книге с разбором некоторых западноевропейских битв и войн.

Феодосий Веселаго. История русского флота.

Первый выпущенный в России труд по истории русского флота, составленный генерал-лейтенантом Феодосием Веселаго (1817-1895), почетный членом Морской академии, обладатель многих научных и военных званий. Книга не переиздавалась в России с начала XX века. Книга иллюстрирована редкими картами, документами, гравюрами, шедеврами отечественных и зарубежных художников-маринистов.

История происхождения этого вида ножа уходит в глубокую старину, до времен Римской империи, когда рассматривали человека с точки зрения его биологии и физиологии, и говорили о том, что человек по природе своей не предназначен для того, чтобы воевать. Его внешний вид и его характеристики для войны не предназначены, поскольку человеку нечем нападать, исходя из его биологии: у него нет когтей, нет зубов как у тигра (к примеру), он не умеет рычать; ноги нужны для того, чтобы ходить, а не бить. В виду этого существует версия того, что если изначально человеческая конструкция вообще для войны не создана, то человек начал искать путь, как стать предназначеным для чего-то, обращая внимание на мир вокруг и тех животных, которые как раз для чего-то существуют в связи с их физическими характеристиками (к примеру, хищники). То, как выглядит наваха (один из примеров холодного оружия) изначально — это некий прототип, реализация животной модели. Рассмотрев внимательно наваху, можно четко увидеть, что её рукоять изначально была рогом (сделана из рога животного), а лезвие — когтем животного. Соединение этих двух компонентов дало такой универсальный, уникальный нож — Наваху. Человек драться руками не приспособлен — человеческая кисть предназначена для того, чтобы хватать, а не бить (строение человеческой кисти подтверждает это). Тигру, к примеру, нужно охотиться по природе своей, поэтому у него есть когти, клыки острые и т. д., поскольку тигр так ест, а с человеком все совершенно по другому [3] .

В современном обществе по другой версии принято считать, что название «наваха» происходит от латинского «novacula» («бритва»), или Андалузский нож — такая версия названия существует, поскольку есть предположение, что слово «наваха» произошла от «опасная бритва» («navaja de afeitar»), которая использовалась для бритья. Еще по одной версии, в испанском языке «navaja» переводится в том числе как «Клык кабана». Изначально это был длинный нож, клинок которого походил по форме на «клык» животного, а рукоятка имела форму «рога» парнокопытных.

История производства холодного оружия и формирования оружейной традиции в Европе уходит своими корнями в Испанию и имеет многовековую историю. Испанская школа фехтования оказала сильное влияние на формирование европейской системы фехтования. В Европе высоко ценились доспехи и клинки, изготовленные в Испании, где было распространено не только длинное клинковое оружие, но также и короткое клинковое холодное оружие (к примеру ножи, кинжалы, стилеты).

В то время, как складные ножи существовали в Испании еще в до-Римские времена [4] , можно говорить о том, что самые ранние найденные испанские ножи-навахи датируются приблизительно концом 1600-х гг. Повышение популярности навахи произошло во время ввода еще больших ограничений на ношение под одеждой мечей и другого оружия людьми, которые не относились к испанскому дворянству. Как «опасная бритва», самые первые Навахи простые крестьяне применяли как обычные ножы без неоходимости прятать их под одежду. В то время Навахи прежде всего использовали как ножи для работы, и можно было легко нести на поясе, или открыто или скрыто на человеке. Один из более общих ранних вариантов этого типа ножа был складной перочинный ножик (navaja cortaplumas), используемый служащими, чертежниками и нотариусами в работе.

Тактика применения российского саперного тесака

В России, в царские времена саперные тесаки на вооружении были лишь в 1827-1834 годах. Это был длинный (50-60 см), широкий (6,5-8,5 см) клинок с рукоятью, в обрамлении крестовины или дужки. Лезвие было плоское с прямой или с весьма приметной изогнутой формой. Затачивалось оно с одной, либо с двух сторон. Тесаки были одной из частей в обмундировании саперов и имели соответственные названия.

Вторым тесаком, с тяжелым клинком и зубьями вооружались солдаты-саперы

Имея значительный вес и не особо выдающиеся боевые или защитные характеристики, саперному солдатскому суждено тесаку было остаться в качестве важного атрибута парадной военной формы


Автор статьи:

Я бывший военнослужащий, офицер, и военная тематика мне близка, я в ней легко ориентируюсь.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector