0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ИС-2 (ИС-122), Тяжелый танк

Содержание

Полные характеристики

Боевая масса, т:46
Скорость хода, км/ч:37
Вооружение:1хД-25Т обр. 1943 г. калибра 122 мм; 3 пулемета ДТ калибра 7,62 мм: 1 пулемет ДШК калибра 12,7 мм (не на всех танках)
Запас хода, км:240
Экипаж, чел.:4

Танк ИС-2

Танковая эволюция развивалась стремительно. Противники постоянно выводили на «ринг» все более усовершенствованных бойцов. ИС-2 стал достойным ответом СССР. Тяжелый танк прорыва оснащался 122 мм гаубицей. Если снаряд из этого орудия попадал в здание, то от него, по сути, оставались лишь руины.

Кроме гаубицы, в арсенале ИС-2 числился 12,7 мм пулемет ДШК, расположенный на башне. Пули, выпущенные из этого оружия, пробивали даже самую толстую кирпичную кладку. Поэтому у врагов практически не было шансов спрятаться от грозного металлического монстра. Другое важное достоинство танка — это его бронирование. Оно достигало 120 мм.

ИС-2, 1943. Источник: wikipedia.org

Не обошлось, конечно, и без минусов. Главное — топливные баки в отделении управления. Если противник умудрялся пробить броню, то у экипажа советского танка практически не было шансов спастись. Хуже всего приходилось механику-водителю. Ведь у него не было собственного люка.

«Первая ласточка»

Такими словами у стен Кремля встретил И.В.Сталин новенькие, производившие хорошее впечатление, приземистые и крепко сбитые машины во время их показа высшему руководству СССР 17 марта 1940 года. А уже 31 числа танк встал на производственные линии, стране требовалось как можно больше первоклассных машин.

Еще в январе 1940 года А-32 превратились в Т-34, броня была увеличена до 45 мм и имела рациональный угол наклона, что повышало ее стойкость, а 45- миллиметровое орудие сменила мощная 76-миллиметровая пушка Л-11, которую чуть позже заменили на Ф-34 (с лучшими характеристиками). Имелась у экипажа и пара пулеметов ДТ.

Новые танки нужно было показать военным в Москве. История перегона первых двух «ласточек» своим ходом из Харькова в Москву вне дорог общего пользования даже легла в основу художественного фильма, который, впрочем, больше похож на вымысел.

Т-34 первых серий с пушкой Л-11

Основные ТТХ танка Т-34: «Боевой вес 26,6 т; дизель В-2 мощностью 500 л. с.; максимальная скорость — 54 км/ч; броневая защита — толщиной 45 мм (35 — 15-10). Удельная мощность 19,5 л. с. на тонну веса».

Водители-испытатели Носик и Дюкалов, сидевшие за рычагами двух машин все 750 км пробега, продемонстрировали и неплохую маневренность танка перед военным руководством, также испытания танка шли в Кубинке и даже на остатках противотанковых укреплений поверженной «линии Маннергейма». Лишь одно событие омрачило рождение легенды: от пневмонии скончался М.И. Кошкин, когда уже простуженный сильно промок, помогая вытаскивать застрявший Т-34 на переправе. Его дело развития новой боевой машины продолжил А.А. Морозов – соратник и ученик.

Как после Второй мировой войны сложилась карьера танка Т-34

Т-34 на улицах Будапешта во время подавления Венгерского восстания, 1956 год

©Erich Lessing/AKG-Images/Vostock Photo

Выход на экраны фильма «Т‑34», совпавший по времени с передачей Лаосом России партии одноименных танков, не мог не пробудить интерес к истории этой машины. Танк, остающийся в строю спустя 80 лет после его разработки, безусловно, заслуживает того, чтобы о нем говорили.

2 сентября 1945 года подписанием акта о капитуляции Японии завершилась Вторая мировая война. Одним из ее главных «железных» героев стал советский средний танк Т‑34. Машина, прошедшая всю войну с первого до последнего дня, от западной советской границы до Москвы и Сталинграда и обратно – до Берлина, была признана самым эффективным танком этой войны.

Вторая мировая, безусловно, стала звездным часом Т‑34, но, как оказалось, это было лишь началом истории. В 2019 году советский танк остается единственной машиной того периода, которая еще применяется по прямому назначению. В послевоенной истории самого знаменитого советского танка разбирался «Профиль».

Танк и бомба

16 июля 1945 года в США прошло первое ядерное испытание, а 6 и 9 августа того же года ядерные боеприпасы были сброшены на Хиросиму и Нагасаки. К этому моменту Советский Союз уже включился в ядерную гонку, вскоре повлекшую очередную революцию в военном деле.

Некоторые специалисты полагали, что ядерная бомба обессмыслит бронетехнику, однако этого не произошло – боевые машины, особенно танки, напротив, оказались самыми «выносливыми» изделиями, способными перенести обжигающую вспышку, защитить экипаж от проникающей радиации, выжить под молотом ударной волны и, наконец, действовать на загрязненной радиоактивными осадками местности. Танки менялись, в том числе и с учетом прогресса «классического» оружия. Мощная броня лучше защищала в том числе и от радиации, улучшившаяся герметизация, необходимая для преодоления водных преград, оказалась очень к месту для защиты от опасных осадков, возросшая защищенность машин-конкурентов потребовала мощных пушек… Новые модели появлялись почти каждый год, и казалось, что для Т‑34, первый вариант которого вышел на испытания еще в 1940‑м, уже нет места в этой гонке.

Реальность оказалась сложнее.Во‑первых, ядерная гонка и начавшаяся следом органически связанная с ней ракетная требовали слишком много сил и средств, чтобы позволить «вот так сразу» перейти на новое поколение танков.

Во‑вторых, и само это поколение рождалось довольно тяжело. Эксперименты с «промежуточными» решениями заняли не один год что в развитии линейки Т‑44/54 в СССР, что в США, последовательно сменивших несколько серийных танков – М‑26, М‑46, 47, 48…

«Стабильность» была достигнута только к концу 1950‑х, когда в Советском Союзе прочно освоился на конвейере танк Т‑55, ставший настоящим «солдатом атомной эры», а в Америке был создан М‑60. Все это время танки «военного» поколения продолжали оставаться в строю – Т‑34–85 в СССР и «Шерман» в Соединенных Штатах, – неохотно и не спеша уступая место более новым собратьям.

Первым послевоенным конфликтом для Т‑34 стала гражданская война в Китае, победителями в которой стали поддержанные Москвой коммунисты. Логичным развитием этого конфликта стала война в Корее, где Т‑34 подтвердили реноме эффективной боевой машины, способной драться и с одноклассниками «Шерманами», и с более тяжелыми и лучше бронированными «Першингами».

Боевая эффективность, однако, была не единственным преимуществом танка. Простота конструкции, тянувшая за собой простоту эксплуатации и ремонта, оказалась востребованной в армиях, укомплектованных вчерашними корейскими и китайскими крестьянами, точно так же, как в СССР во время Великой Отечественной.

В итоге советские машины составили основу бронетанковых сил и Народно-освободительной армии Китая (НОАК), и Корейской народной армии (КНА), задержавшись и там, и там достаточно надолго: в Северной Корее – и до сих пор.

В Европе, где Восточный и Западный блоки готовились к новой мировой войне, простые по конструкции и легкие в освоении машины тоже были востребованы: после завершения выпуска Т‑34–85 у себя Советский Союз передал лицензии и технологии, необходимые для производства этих танков, Чехословакии и Польше.

Переданные Лаосом Т-34 в России будут принимать участие в парадах, приуроченных к Дню Победы, и использоваться во время съемок исторических фильмов

Дорога войн

Этим машинам была уготована интересная судьба – с середины 1950‑х, когда армии союзников СССР в Восточной Европе уже начали получать танки Т‑54, «тридцатьчетверки» чехословацкого производства пошли на экспорт в самые разные уголки планеты – от Финляндии до Вьетнама.

Первым боем для этих танков стал Суэцкий кризис 1956 года: Египет получил из ЧССР более 800 машин – и до войны, и после, для возмещения потерь. Танки этого типа оставались в составе египетской армии несколько десятилетий, в конце службы активно модернизируясь в вариант истребителя танков Т‑100 со 100‑миллиметровой пушкой БС‑3 или САУ Т‑122 со 122‑миллиметровой гаубицей Д‑30.

В том же году «тридцатьчетверки» в последний раз вступили в бой в составе Вооруженных сил СССР – во время подавления Венгерского восстания. Окончательно Т‑34 уйдут из советских строевых частей «в запас» и в учебки уже в конце 1960‑х.

В 1961 году Т‑34 кубинской армии как советского, так и чехословацкого производства примут участие в отражении высадки в заливе Свиней. Ставшие первыми танками социалистической Кубы, эти машины тоже до сих пор остаются в строю как в оригинальном виде, так и во множестве трансформаций.

1962 год станет дебютным для Т‑34–85 в Йемене – ранее поставленные в эту страну машины чешского производства будут участвовать в военном перевороте во главе с полковником Абдаллой ас-Салялем. Многие из тех машин сегодня принимают участие в очередной гражданской войне в этой стране.

Наиболее «долгоиграющим» конфликтом 1960–1970‑х стала война во Вьетнаме. Впервые появившиеся в войсках социалистического Вьетнама в конце 1950‑х Т‑34–85 (как чехословацкого производства, так и советского – в основном из состава НОАК) использовались в основном «на вторых ролях», не столкнувшись с американскими танками. Тогда же эти машины впервые появились в Лаосе, действуя на стороне отрядов Патет Лао во время гражданской войны в этой стране. Позднее Народная армия Лаоса получит несколько десятков Т‑34 чехословацкого производства и будет использовать их, поддерживая в отличном состоянии, до наших дней.

На Ближнем Востоке ни египетские, ни сирийские Т‑34 не блеснули – качество подготовки израильских войск оказалось выше, и в итоге и Шестидневная война 1967 года, и Война Судного дня 1973‑го закончились появлением большого количества трофейных танков, включая Т‑34 и его модификации, у Израиля. Впрочем, если Т‑54/55 и тем более Т‑62 Израиль немедленно начал использовать по прямому назначению, включив в танковые войска ЦАХАЛа, то Т‑34 отправились прямиком на танковые кладбища, а затем в музеи – их переоборудование и использование сочли нецелесообразным.

На рубеже 1960–1970‑х танки этого типа имели шанс вновь поучаствовать в бою уже под советским флагом – рост напряженности между Москвой и Пекином затрагивал в первую очередь восточные военные округа. В составе советских строевых частей Т‑34 уже не было и там, но они имелись у союзной СССР Монголии. Кроме того, к мобилизации в Советской армии готовились всерьез, и в случае, если бы приграничные конфликты переросли во что-то более серьезное, танки этого типа имели все шансы столкнуться в бою с обеих сторон – и с советской/монгольской, и с китайской.

В 1974 году Т‑34 стали участниками греко-турецкого конфликта на Кипре: во время вторжения турецких войск эти танки не без успеха применялись в бою, записав на свой счет несколько подбитых бронемашин и уничтоженный танк М‑47.

Основным же театром военных действий 1970‑х для Т‑34 стала Африка: машины этого типа получили армии множества стран, от Алжира до Зимбабве, и точно подсчитать все африканские конфликты, в которых они участвовали, вряд ли возможно. Выделим наиболее заметные: гражданская война в Анголе, где действовали в основном танки кубинской армии (затем переданные собственно ангольцам), эфиопско-сомалийский и эфиопско-эритрейский конфликты, гражданская война в Республике Конго.

В этих войнах Т‑34 приходилось противостоять как приемам «каменного века» – рвам, завалам и ловушкам, так и вполне современным, включая противотанковые управляемые ракеты и реактивные гранатометы. Чудес от машины Второй мировой, да еще и в африканских армиях, ждать вряд ли стоило, но репутацию надежного, неприхотливого и сильного бойца советский танк вновь подтвердил.

В Азии 1970‑х основными конфликтами для Т‑34 стала интервенция Вьетнама в Камбоджу, китайско-вьетнамский конфликт и, конечно, разгоревшийся к концу десятилетия конфликт в Афганистане – Кабул получил танки этого типа еще при королевской власти.

В 1980‑х применение «тридцатьчетверок» идет на спад, все же производство машины окончательно прекратилось в 1958-м, и к началу 1980‑х и советские, и китайские, и восточноевропейские склады основательно подвымело. Однако это не помешало Т‑34 отметиться в Ливанской войне 1982 года (танки, переданные Сирией, действовали в составе формирований ООП).

В 1990‑х, видимо, пошли в последний бой Т‑34 военного производства – в конфликтах на территории бывшей Югославии участвовали машины, ранее использовавшиеся Народно-освободительной армией Югославии (НОАЮ), многие из которых были получены из СССР в 1944–1945 годах. Этот конфликт, по некоторым данным, стал последним для ровесников Т‑34 – танков «Шерман», также из бывших югославских арсеналов. Но если «Шерманы» после распада Югославии в качестве боевых машин больше не всплывали, то Т‑34 остаются в строю, пережив всех ровесников.

В значительной мере долгожительство Т‑34 объясняется преемственностью силовой установки танков советского производства – современный двигатель В‑92 С2 Ф, используемый на последних версиях танка Т‑90, восходит именно к В‑2, который ставили на Т‑34. Общность конструкции двигателя с послевоенными машинами облегчила поддержку парка Т‑34 в рабочем состоянии, а боеприпасы калибром 85 мм имеются в избытке и сейчас, хотя в основном уже китайские.

Читать еще:  Немецкие гранатометы «панцершрек» и «офенрор»: история создания, описание и характеристики

В России Т‑34 переживает ренессанс: интерес к машине возрос, появилось немало музеев, и, наконец, Т‑34 стали постоянными участниками Парадов Победы, а заодно и фестивалей исторической реконструкции

100 лет не предел?

Практически всю дорогу на пару с Т‑34 прошла самоходная установка СУ‑100, которую многие считают самым эффективным истребителем танков, разработанным во время Второй мировой. Она также используется и сейчас, и не менее масштабно, чем исходная машина, в силу совместимости по боеприпасам с самым распространенным на планете сегодня семейством танков Т‑54/55, использующим те же 100‑миллиметровые снаряды.

Исходный же танк по мере устаревания переделывался во все, что бог на душу положит: от зенитных установок до тягачей и от САУ со 122‑миллиметровыми гаубицами до специальных пожарных машин. В этих вспомогательных ролях Т‑34 вполне имеет шанс дожить до столетия со дня выпуска первых серийных машин данного типа в 1940 году.

Впрочем, и вполне боевые модификации советского танка еще послужат – и на Кубе, и в Северной Корее, и в некоторых африканских странах. В Лаосе, видимо, уже нет: доставленные в Россию три десятка Т‑34 составляли единственный комплектный батальон лаосской Народной армии на танках этого типа, которая продолжает использовать более поздние советские машины – Т‑55 и Т‑72.

А в России Т‑34 фактически переживает ренессанс: интерес к машине возрос, появилось немало доступных хороших музеев, представляющих и саму «тридцатьчетверку», и машины на ее базе, и, наконец, Т‑34 стали постоянными участниками Парадов Победы и в Москве, и в других городах, а заодно и фестивалей исторической реконструкции. Теперь же парк этих танков пополнился еще тремя десятками исправных единиц, так что запасов хватит надолго.

История легендарного танка Т-34 — технологический провал и роль США в помощи СССР

Долгое время нас кормили мифами, что советское оружие было самыми прогрессивным и совершенным, ведь в противном случае как бы СССР выиграл Вторую Мировую войну? Но после развала Союза всплыли новые факты и оказалось, что советское оружие, мало того, что не было самым совершенным, так еще и не являлось в полной мере «отечественным».

Ситуацию с вооружением в Советском Союзе в довоенное время можно охарактеризовать как «гнать количество в ущерб качеству». Несмотря на то, что огромное число заводов работало исключительно на армию, конечный результат оставлял желать лучшего.

Неэффективная социалистическая экономика, значительная технологическая отсталость приводили к значительному проценту брака и систематическому невыполнения плана. Например, Наркомат Боеприпасов (НКБ) должен был выпустить в 1940 году 5,7 млн железных гильз вместо латунных артиллерийских. Не отработав технологический процесс, НКБ изготовил за 9 месяцев всего 1 млн 117 тыс. железных гильз, из которых 963 тыс. пошли в брак, то есть процент отбраковки превысил 86,2%. И это лишь один пример. На самом деле, такая ситуация наблюдалась по многим производствам.

К слабой технической оснащенности заводов, неспособных выпускать качественный продукт, добавлялась и неудовлетворительная работа инженерных отделов, проектировавших отдельные компоненты конечного изделия. Так, осенью 1942 года американские инженеры оценивали конструкцию одного из советских Т-34. Выводы были категоричные: «Проверили воздухоочиститель. Только саботажник мог сконструировать подобное устройство. Фильтр с механической точки зрения изготовлен крайне примитивно: в местах точечной электросварки металл прожжён, что ведет к вытеканию масла».

В то же время, нельзя не отметить, что некоторые образцы и компоненты вооружения были достаточно прогрессивными на то время. Но в целом стремление советских гениев инженерной мысли к инновациям на фоне общей технологической отсталости СССР приводило к тому, что советская промышленность производила некий аналог «титановой лопаты с ручкой из соломы»: некоторые компоненты вроде как задуманы очень хорошо, однако нормально копать такой лопатой невозможно.

Примечательно, что к концу войны качество советского вооружения заметно повысилось. Тому способствовали несколько факторов. Во-первых, советские конструкторы смогли более тщательно выявить недостатки своих изделий на основе имевшегося боевого опыта. Во-вторых, свою лепту в совершенствование внесли иностранные специалисты. В-третьих, поставки огромного числа высокотехнологических американских и британских станков и различных материалов по ленд-лизу позволили заметно поднять качество производства на советских заводах. Об этом наглядно свидетельствует история совершенствования танка Т-34, самого массового и легендарного танка II-й Мировой войны.

Две версии одной «легенды»

Необходимо заметить, что под легендарной «тридцатьчетверкой», дошедшей до Берлина, подразумевается танк Т-34-85, и именно эта версия установлена в виде мемориала на многих постаментах в городах и селах. Однако Т-34-85 начали серийно производить лишь в 1944 году, а в войну с Германией Советский Союз вступил с танком Т-34-76, который и принял на себе основную тяжесть жестоких боев, в том числе и на Курской дуге. От Т-34-85 этот танк отличался меньшей башней, менее мощным вооружением, а также множеством инженерных и производственных дефектов.

Танк Т-34-76, который выпускался советской промышленностью с 1940 по 1944 год. Оснащен 76-миллиметровым орудием

Если говорить о технической стороне Т-34-76, то среди важнейших достоинств – высокая удельная мощность двигателя, рациональные углы наклона брони, мощное (на то время) вооружение, большой запас хода, малое удельное давление на грунт. Сюда же можно добавить простоту конструкции, облегчавшую массовое производство Т-34, их обслуживание и ремонт в полевых условиях.

Вместе с тем, специалисты называют сразу целый перечень недостатков, которые, как правило, отсутствовали в немецких и американских танках. Например, отсутствие продувки ствола после выстрела и недостаточная вентиляция боевого отделения приводила после нескольких выстрелов к заполнению башни пороховыми газами, от которых заряжающий мог потерять сознание.

В первой версии «тридцатьчетверки» не было вращающегося основания, поэтому заряжающий, при повороте башни вынужден был семенить ногами по боеукладке. Отсутствие радиосвязи между советскими танками приводило к уменьшению эффективности применения самого танка. Если к началу войны большинство немецких танков было радиофицировано, то советские машины либо имели только приёмники (передатчик был лишь на командирском танке), либо не имели радиосвязи вовсе.

Отвратительно была выполнена и трансмиссия. Коробка перемены передач поначалу не имела синхронизации с ведущим валом, поэтому для переключения передачи приходилось использовать кувалду (которая находилась под рукой механика-водителя), либо регулировать скорость изменением оборотов двигателя.

Танк Т-34-85, в отличие от ранней версии, обладает более мощным орудием, кроме того, значительно расширена башня

В Т-34 был установлен прогрессивный высокоэкономичный дизель авиационного типа В-2. Применение дизельного двигателя должно было обеспечить меньшую пожароопасность в сравнении с бензиновым. Но как показали боевые действия, пары солярки под воздействием высоких температур, возникающих при попадании снаряда, взрываются и горят не хуже бензина. Кроме того, снова сыграл свою негативную роль инженерная «близорукость». Дело в том, что на Т-34 топливные баки были расположены прямо в боевом отделении, что приводило к неизбежности пожара при попадании туда снаряда. В то же время на германском T-III топливные баки разместили в моторном отсеке, который был отделен от боевого отделения противопожарной перегородкой.

Бой вслепую

Но один из самых главных недостатков Т-34-76 — слабая обзорность из башни танка. Экипаж просто не видел, что творится вокруг. А ведь кто раньше увидел врага — тот быстрее поразил цель. Кроме того, из-за тесноты башни, унаследованной от танка БТ, командиру приходилось исполнять обязанности наводчика, поскольку в башне помещались только двое: заряжающий и командир. Из-за этого наблюдение за полем боя на время прицеливания прерывалось, а в это время всякое могло произойти.

В воспоминаниях немецких танкистов такая проблема Т-34 упоминается достаточно часто, поскольку на поле боя она приводила к катастрофическим последствиям для советских танков. Об этом можно судить из воспоминаний Р. Риббентропа (сына министра иностранных дел Германии Иоахима Риббентропа), воевавшего на T-IV под Прохоровкой. Немецкий танк, находившийся в самой гуще советских танков, вел по ним огонь, подбив при этом 14 целей, но так и не был обнаружен советскими танкистами. «Потери моей роты оказались на удивление невысокими. Полностью были потеряны лишь те две машины, гибель которых я видел в самом начале боя. В двух остальных ротах полностью потерянных машин не было. В нашей полосе обороны было больше сотни подбитых русских танков».

Удивительно, но о том, что «легендарный» Т-34 содержит множество врожденных детских болезней, военные знали еще до войны. В мае 1941 года генералитет настаивал на снятии машины с производства и создании нового танка с лобовым бронированием корпуса и башни толщиной 60 мм; торсионной подвеской; увеличенным диаметром погона башни и командирской башенкой с круговым обзором. Но дело тормозилось проблемами с отработкой дизеля. При том что и дизель В-2 в Т-34 был крайне надежен.

Небольшой ресурс хода приводил к тому, что до войны танки Т-34 ставили в консервацию, стараясь сохранить ресурс, а экипажи обучали на БТ-7 или даже устаревшем Т-26. В результате к началу войны было подготовлено не более 150 экипажей для танков Т-34. После начала войны обучиться в короткий срок на новую машину не предоставлялось возможным. Поэтому высокие потери Т-34 обусловлены, в том числе, и неумелыми действиями экипажа.

Т-34 внутри. Слева — рабочее место мехиника водителя, справа — стрелка- радиста

Через два года после начала войны мнение советских танкистов о Т-34 не изменилось, об этом можно судить по письму командующего 5-й гвардейской танковой армией П. Ротмистрова к Г. Жукову в августе 1943 года: “…Приходится с горечью констатировать, что наша танковая техника, если не считать введение на вооружение самоходных установок СУ-122 и СУ-152, за годы войны не дала ничего нового, а имевшие место недочёты на танках первого выпуска, как то: несовершенство трансмиссионной группы (главный фрикцион, коробка перемены передач и бортовые фрикционы), крайне медленный и неравномерный поворот башни, исключительно плохая видимость и теснота размещения экипажа, являются не полностью устранёнными и на сегодня…”.

Заокеанские рекомендации

Из-за неудовлетворительных технически характеристик Т-34 советское руководство обратилось за помощью в модернизации танка к США. В декабре 1941 года танк Т-34 был передан американцам для всесторонних испытаний и разработки рекомендаций по усовершенствованию.

После тщательных испытаний Т-34 на Абердинском полигоне американские специалисты сделали очень неприятные выводы. «Средний танк T-34, после пробега в 343 км, полностью вышел из строя, его дальнейший ремонт невозможен. Водозащита корпуса Т-34 недостаточная, в сильные дожди в танк через щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования. Сварка бронеплит корпуса Т-34 грубая и небрежная. Мехобработка деталей, за редким исключением, очень плохая. Все механизмы танка требуют слишком много настроек и регулировок».

Еще более удивила американских экспертов трансмиссия. Как оказалось, она была в точности скопирована с устаревшей американской конструкции, разработанной еще в 1920-е годы. Общий вывод звучал безапеляционно: «Мы считаем, что со стороны русского конструктора, поставившего такую трансмиссию в танк, была проявлена нечеловеческая жестокость по отношению к водителям».

А ведь в США был отправлен не рядовой танк, а один из пяти специально собранных «эталонных» Т-34. В результате американцы предложили СССР множество собственных технологий для модернизации Т-34.

С весны 1943 года на Т-34 начали устанавливать модернизированную КПП, что существенно облегчило работу механика-водителя. В том же году на все танки стали устанавливать вполне современные радиостанции 9Р и переговорные устройства ТПУ-3бис.

Танк М4 «Шерман». Около 7 тыс. таких танков СССР получил по ленд-лизу

Помощь по ленд-лизу

Одна из проблем советского вооружения была в том, что даже в случае появления прогрессивных инженерных разработок технологическая отсталость производства в СССР просто не позволяла реализовать их на практике. Например, завод № 183 в Нижнем Тагиле, крупнейший производитель танков во время войны, не смог перейти на выпуск Т-34-85, поскольку не было оборудования для обработки зубчатого венца башни диаметром 1600 мм. Чтобы освоить производство, СССР попросил доставить по ленд-лизу новые карусельные станки из Великобритании и США.

И такие случаи были распространены повсеместно. Один американский инженер, посетивший в конце 1945 года Сталинградский тракторный завод, обнаружил, что около половины станков на данном предприятии были поставлена по ленд-лизу.

Кстати, помимо станков, по ленд-лизу поставляли и готовое вооружение. Из США в СССР доставили 7057 танков и САУ, из Британии и Канады — 5480. О боевых возможностях американских танков М4 «Шерман» свидетельствует тот факт, что ленд-лизовские машины поступали на вооружение только гвардейских дивизий.

Советский ас Александр Покрышкин рядом со своим истребителем Р-39N «Airacobra»

Также по ленд-лизу поступило свыше 15 тыс. американских самолетов, а также около 3,5 тыс. британских. К концу Великой Отечественной войны американские машины Р-39N и Р-39Q являлись основными истребителями, которые СССР получал по ленд-лизу. Именно на истребителе Р-39N «Airacobra» легендарный советский ас Александр Покрышкин уничтожил свыше полусотни вражеских самолетов.

Количество победило качество

Сказать, что «легендарная тридцатьчетверка» была лучшим танком Второй Мировой — означало бы сильно приукрасить ситуацию. По сути Т-34 представлял собой «сборную солянку» из узлов и агрегатов, скопированных с зарубежных прототипов конца 20-х – начала 30-х годов ХХ века. Например, ходовая часть — от американского танка «Кристи», двигатель — копия BMW-VI, который немцы ставили на бипланы ещё в середине 20-х», многие другие агрегаты заимствованы у британцев и итальянцев. К устаревшим, с технологической точки зрения, компонентам надо также добавить ужасающе низкое качество производства.

Сборка Т-34-85 на Челябинском танковом заводе

И все же Т-34 стал самым массовым танком WWII. Военная промышленность СССР выпустила столько танков, что у Германии не хватило на них снарядов. Его простая и бюджетная конструкция позволила производить эти машины высокими темпами и в огромных количествах. Всего за годы войны было выпущено свыше 35 тыс. Т-34, в то время как всех модификаций немецкого Т-IVв Германии собрали менее 9 тыс.

Пулеметы 7,62 – стандарт

Кроме того, установка пулеметов на 34 122 не показалась чем-то неожиданным. Практически на всех самоходках появлялось именно это вооружение, которое помогало справиться с мотострелковыми войсками. Именно для двух пулеметов были отдельные стрелки, которые входили в состав экипажа. Они быстро справлялись с приближающимися солдатами, поэтому можно было не беспокоиться о тылах.

Читать еще:  Тунгусский метеорит: природное явление или искусственный феномен?

Мощные пулеметы много раз проверялись в действии, а их калибр соответствовал всему автоматическому оружию Красной армии. Из-за этого их патроны считались заменяемыми, хотя боезапас поражал даже профессионалов, привыкших сравнивать модели Второй Мировой с современностью.

История легендарного танка Т-34 — технологический провал и роль США в помощи СССР

Долгое время нас кормили мифами, что советское оружие было самыми прогрессивным и совершенным, ведь в противном случае как бы СССР выиграл Вторую Мировую войну? Но после развала Союза всплыли новые факты и оказалось, что советское оружие, мало того, что не было самым совершенным, так еще и не являлось в полной мере «отечественным».

Ситуацию с вооружением в Советском Союзе в довоенное время можно охарактеризовать как «гнать количество в ущерб качеству». Несмотря на то, что огромное число заводов работало исключительно на армию, конечный результат оставлял желать лучшего.

Неэффективная социалистическая экономика, значительная технологическая отсталость приводили к значительному проценту брака и систематическому невыполнения плана. Например, Наркомат Боеприпасов (НКБ) должен был выпустить в 1940 году 5,7 млн железных гильз вместо латунных артиллерийских. Не отработав технологический процесс, НКБ изготовил за 9 месяцев всего 1 млн 117 тыс. железных гильз, из которых 963 тыс. пошли в брак, то есть процент отбраковки превысил 86,2%. И это лишь один пример. На самом деле, такая ситуация наблюдалась по многим производствам.

К слабой технической оснащенности заводов, неспособных выпускать качественный продукт, добавлялась и неудовлетворительная работа инженерных отделов, проектировавших отдельные компоненты конечного изделия. Так, осенью 1942 года американские инженеры оценивали конструкцию одного из советских Т-34. Выводы были категоричные: «Проверили воздухоочиститель. Только саботажник мог сконструировать подобное устройство. Фильтр с механической точки зрения изготовлен крайне примитивно: в местах точечной электросварки металл прожжён, что ведет к вытеканию масла».

В то же время, нельзя не отметить, что некоторые образцы и компоненты вооружения были достаточно прогрессивными на то время. Но в целом стремление советских гениев инженерной мысли к инновациям на фоне общей технологической отсталости СССР приводило к тому, что советская промышленность производила некий аналог «титановой лопаты с ручкой из соломы»: некоторые компоненты вроде как задуманы очень хорошо, однако нормально копать такой лопатой невозможно.

Примечательно, что к концу войны качество советского вооружения заметно повысилось. Тому способствовали несколько факторов. Во-первых, советские конструкторы смогли более тщательно выявить недостатки своих изделий на основе имевшегося боевого опыта. Во-вторых, свою лепту в совершенствование внесли иностранные специалисты. В-третьих, поставки огромного числа высокотехнологических американских и британских станков и различных материалов по ленд-лизу позволили заметно поднять качество производства на советских заводах. Об этом наглядно свидетельствует история совершенствования танка Т-34, самого массового и легендарного танка II-й Мировой войны.

Две версии одной «легенды»

Необходимо заметить, что под легендарной «тридцатьчетверкой», дошедшей до Берлина, подразумевается танк Т-34-85, и именно эта версия установлена в виде мемориала на многих постаментах в городах и селах. Однако Т-34-85 начали серийно производить лишь в 1944 году, а в войну с Германией Советский Союз вступил с танком Т-34-76, который и принял на себе основную тяжесть жестоких боев, в том числе и на Курской дуге. От Т-34-85 этот танк отличался меньшей башней, менее мощным вооружением, а также множеством инженерных и производственных дефектов.

Танк Т-34-76, который выпускался советской промышленностью с 1940 по 1944 год. Оснащен 76-миллиметровым орудием

Если говорить о технической стороне Т-34-76, то среди важнейших достоинств – высокая удельная мощность двигателя, рациональные углы наклона брони, мощное (на то время) вооружение, большой запас хода, малое удельное давление на грунт. Сюда же можно добавить простоту конструкции, облегчавшую массовое производство Т-34, их обслуживание и ремонт в полевых условиях.

Вместе с тем, специалисты называют сразу целый перечень недостатков, которые, как правило, отсутствовали в немецких и американских танках. Например, отсутствие продувки ствола после выстрела и недостаточная вентиляция боевого отделения приводила после нескольких выстрелов к заполнению башни пороховыми газами, от которых заряжающий мог потерять сознание.

В первой версии «тридцатьчетверки» не было вращающегося основания, поэтому заряжающий, при повороте башни вынужден был семенить ногами по боеукладке. Отсутствие радиосвязи между советскими танками приводило к уменьшению эффективности применения самого танка. Если к началу войны большинство немецких танков было радиофицировано, то советские машины либо имели только приёмники (передатчик был лишь на командирском танке), либо не имели радиосвязи вовсе.

Отвратительно была выполнена и трансмиссия. Коробка перемены передач поначалу не имела синхронизации с ведущим валом, поэтому для переключения передачи приходилось использовать кувалду (которая находилась под рукой механика-водителя), либо регулировать скорость изменением оборотов двигателя.

Танк Т-34-85, в отличие от ранней версии, обладает более мощным орудием, кроме того, значительно расширена башня

В Т-34 был установлен прогрессивный высокоэкономичный дизель авиационного типа В-2. Применение дизельного двигателя должно было обеспечить меньшую пожароопасность в сравнении с бензиновым. Но как показали боевые действия, пары солярки под воздействием высоких температур, возникающих при попадании снаряда, взрываются и горят не хуже бензина. Кроме того, снова сыграл свою негативную роль инженерная «близорукость». Дело в том, что на Т-34 топливные баки были расположены прямо в боевом отделении, что приводило к неизбежности пожара при попадании туда снаряда. В то же время на германском T-III топливные баки разместили в моторном отсеке, который был отделен от боевого отделения противопожарной перегородкой.

Бой вслепую

Но один из самых главных недостатков Т-34-76 — слабая обзорность из башни танка. Экипаж просто не видел, что творится вокруг. А ведь кто раньше увидел врага — тот быстрее поразил цель. Кроме того, из-за тесноты башни, унаследованной от танка БТ, командиру приходилось исполнять обязанности наводчика, поскольку в башне помещались только двое: заряжающий и командир. Из-за этого наблюдение за полем боя на время прицеливания прерывалось, а в это время всякое могло произойти.

В воспоминаниях немецких танкистов такая проблема Т-34 упоминается достаточно часто, поскольку на поле боя она приводила к катастрофическим последствиям для советских танков. Об этом можно судить из воспоминаний Р. Риббентропа (сына министра иностранных дел Германии Иоахима Риббентропа), воевавшего на T-IV под Прохоровкой. Немецкий танк, находившийся в самой гуще советских танков, вел по ним огонь, подбив при этом 14 целей, но так и не был обнаружен советскими танкистами. «Потери моей роты оказались на удивление невысокими. Полностью были потеряны лишь те две машины, гибель которых я видел в самом начале боя. В двух остальных ротах полностью потерянных машин не было. В нашей полосе обороны было больше сотни подбитых русских танков».

Удивительно, но о том, что «легендарный» Т-34 содержит множество врожденных детских болезней, военные знали еще до войны. В мае 1941 года генералитет настаивал на снятии машины с производства и создании нового танка с лобовым бронированием корпуса и башни толщиной 60 мм; торсионной подвеской; увеличенным диаметром погона башни и командирской башенкой с круговым обзором. Но дело тормозилось проблемами с отработкой дизеля. При том что и дизель В-2 в Т-34 был крайне надежен.

Небольшой ресурс хода приводил к тому, что до войны танки Т-34 ставили в консервацию, стараясь сохранить ресурс, а экипажи обучали на БТ-7 или даже устаревшем Т-26. В результате к началу войны было подготовлено не более 150 экипажей для танков Т-34. После начала войны обучиться в короткий срок на новую машину не предоставлялось возможным. Поэтому высокие потери Т-34 обусловлены, в том числе, и неумелыми действиями экипажа.

Т-34 внутри. Слева — рабочее место мехиника водителя, справа — стрелка- радиста

Через два года после начала войны мнение советских танкистов о Т-34 не изменилось, об этом можно судить по письму командующего 5-й гвардейской танковой армией П. Ротмистрова к Г. Жукову в августе 1943 года: “…Приходится с горечью констатировать, что наша танковая техника, если не считать введение на вооружение самоходных установок СУ-122 и СУ-152, за годы войны не дала ничего нового, а имевшие место недочёты на танках первого выпуска, как то: несовершенство трансмиссионной группы (главный фрикцион, коробка перемены передач и бортовые фрикционы), крайне медленный и неравномерный поворот башни, исключительно плохая видимость и теснота размещения экипажа, являются не полностью устранёнными и на сегодня…”.

Заокеанские рекомендации

Из-за неудовлетворительных технически характеристик Т-34 советское руководство обратилось за помощью в модернизации танка к США. В декабре 1941 года танк Т-34 был передан американцам для всесторонних испытаний и разработки рекомендаций по усовершенствованию.

После тщательных испытаний Т-34 на Абердинском полигоне американские специалисты сделали очень неприятные выводы. «Средний танк T-34, после пробега в 343 км, полностью вышел из строя, его дальнейший ремонт невозможен. Водозащита корпуса Т-34 недостаточная, в сильные дожди в танк через щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования. Сварка бронеплит корпуса Т-34 грубая и небрежная. Мехобработка деталей, за редким исключением, очень плохая. Все механизмы танка требуют слишком много настроек и регулировок».

Еще более удивила американских экспертов трансмиссия. Как оказалось, она была в точности скопирована с устаревшей американской конструкции, разработанной еще в 1920-е годы. Общий вывод звучал безапеляционно: «Мы считаем, что со стороны русского конструктора, поставившего такую трансмиссию в танк, была проявлена нечеловеческая жестокость по отношению к водителям».

А ведь в США был отправлен не рядовой танк, а один из пяти специально собранных «эталонных» Т-34. В результате американцы предложили СССР множество собственных технологий для модернизации Т-34.

С весны 1943 года на Т-34 начали устанавливать модернизированную КПП, что существенно облегчило работу механика-водителя. В том же году на все танки стали устанавливать вполне современные радиостанции 9Р и переговорные устройства ТПУ-3бис.

Танк М4 «Шерман». Около 7 тыс. таких танков СССР получил по ленд-лизу

Помощь по ленд-лизу

Одна из проблем советского вооружения была в том, что даже в случае появления прогрессивных инженерных разработок технологическая отсталость производства в СССР просто не позволяла реализовать их на практике. Например, завод № 183 в Нижнем Тагиле, крупнейший производитель танков во время войны, не смог перейти на выпуск Т-34-85, поскольку не было оборудования для обработки зубчатого венца башни диаметром 1600 мм. Чтобы освоить производство, СССР попросил доставить по ленд-лизу новые карусельные станки из Великобритании и США.

И такие случаи были распространены повсеместно. Один американский инженер, посетивший в конце 1945 года Сталинградский тракторный завод, обнаружил, что около половины станков на данном предприятии были поставлена по ленд-лизу.

Кстати, помимо станков, по ленд-лизу поставляли и готовое вооружение. Из США в СССР доставили 7057 танков и САУ, из Британии и Канады — 5480. О боевых возможностях американских танков М4 «Шерман» свидетельствует тот факт, что ленд-лизовские машины поступали на вооружение только гвардейских дивизий.

Советский ас Александр Покрышкин рядом со своим истребителем Р-39N «Airacobra»

Также по ленд-лизу поступило свыше 15 тыс. американских самолетов, а также около 3,5 тыс. британских. К концу Великой Отечественной войны американские машины Р-39N и Р-39Q являлись основными истребителями, которые СССР получал по ленд-лизу. Именно на истребителе Р-39N «Airacobra» легендарный советский ас Александр Покрышкин уничтожил свыше полусотни вражеских самолетов.

Количество победило качество

Сказать, что «легендарная тридцатьчетверка» была лучшим танком Второй Мировой — означало бы сильно приукрасить ситуацию. По сути Т-34 представлял собой «сборную солянку» из узлов и агрегатов, скопированных с зарубежных прототипов конца 20-х – начала 30-х годов ХХ века. Например, ходовая часть — от американского танка «Кристи», двигатель — копия BMW-VI, который немцы ставили на бипланы ещё в середине 20-х», многие другие агрегаты заимствованы у британцев и итальянцев. К устаревшим, с технологической точки зрения, компонентам надо также добавить ужасающе низкое качество производства.

Сборка Т-34-85 на Челябинском танковом заводе

И все же Т-34 стал самым массовым танком WWII. Военная промышленность СССР выпустила столько танков, что у Германии не хватило на них снарядов. Его простая и бюджетная конструкция позволила производить эти машины высокими темпами и в огромных количествах. Всего за годы войны было выпущено свыше 35 тыс. Т-34, в то время как всех модификаций немецкого Т-IVв Германии собрали менее 9 тыс.

Литература

ТЯЖЕЛЫЙ ТАНК ИС-122 (ИС-2, Иосиф Сталин, объект 240)

Первый вариант тяжелого танка ИС («Иосиф Сталин») с 85-мм пушкой Д-5Т (объект 237) был разработан летом 1943 года на Челябинском Кировском заводе под руководством ведущего конструктора Н.Ф.Шашмурина. 7 августа постановлением ГКО танк приняли на вооружение. Серийное производство ИС-1 (или ИС-85) началось в конце октября.

При массе в 44 т, незначительно превосходившей массу танка КВ-1с, новая боевая машина имела более толстую броню. Башня, лобовая деталь и подбашенная часть корпуса выполнялись литыми. Установка малогабаритных планетарных механизмов поворота (ПМП) конструкции А.И.Благонравова позволила уменьшить ширину корпуса ИС-1 на 18 см посравнению с КВ-1с.

Почти одновременно с ИС-1 началось производство более мощно вооруженной модели – ИС-2 (объект 240). Только что созданная 122-мм танковая пушка Д-25Т (первоначально имевшая поршневой затвор) с начальной скоростью снаряда 781 м/с позволяла поражать все основные типы немецких танков на всех дистанциях боя. В опытном порядке на танке ИС устанавливались 85-мм пушка большой мощности с начальной скоростью снаряда 1050 м/с и 100-мм пушка С-34.

В начале 1944 года производство танка ИС-1 прекратили (выпущено 107 машин). С этого момента в производстве состоял только ИС-2. Вскоре на нем изменили прицельные приспособления (в частности был изъят перископический прицел ПТК-5) и расширили броневую маску пушки. С середины 1944-го ИС-2 начали выпускаться с наклонной лобовой частью корпуса без смотрового люка механика-водителя (так называемой «пробки»), но со щелью, закрытой стеклоблоком. Кроме того, был введен крупнокалиберный зенитный пулемет ДШК который, впрочем, устанавливался не на всех танках. В таком виде ИС-2 принял. участие в заключительных сражения второй мировой войны. После выпуска 3483 танков в середине 1945 года производство его прекратили.

Читать еще:  Шестидневная война: израильский триумф на ближнем востоке

Танки ИС-2 поступали на вооружение отдельных тяжелых танковых полков, которым уже при формировании присваивалось наименование «гвардейский». В начале 1945 года были сформированы несколько отдельных гвардейских тяжелых танковых бригад, включавших по три тяжелых танковых полка каждая.

На базе танков ИС серийно строились САУ ИСУ-152, ИСУ-122 и ИСУ-122С, а также создан ряд опытных образцов САУ с орудиями калибров 122, 130 и 152 мм (объекты 243, 247, 251 и др.).

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА ИС-2

БОЕВАЯ МАССА, т: 46.
ЭКИПАЖ, чел.: 4.
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ, мм:
длина – 9830,
ширина – 3070,
высота – 2730,
клиренс – 420.
ВООРУЖЕНИЕ: 1 пушка Д-25Т обр. 1943 г. калибра 122 мм; 3 пулемета ДТ калибра 7,62 мм: 1 пулемет ДШК калибра 12,7 мм (не на всех танках).
БОЕКОМПЛЕКТ: 122-мм выстрелов – 28; 12,7-мм патронов – 300; 7,62-мм патронов – 2331.
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ: телескопический прицел 10-Т-17, перископический прицел ПТ-3-17 (на танках первых выпусков).
БРОНИРОВАНИЕ, мм:
лоб – 120,
борт – 90,
корма – 60, крыша,
днище – 20-30,
башня – 160-90.
ДВИГАТЕЛЬ: В-2-ИС, 12-цилиндровый V-образный дизель жидкостного охлаждения; рабочий объем 38 880 куб.см; мощность максимальная 520 л.с. (382,5 кВт) при 2000 об/мин.
ТРАНСМИССИЯ: многодисковый главный фрикцион сухого трения, восьмискоростная коробка передач с демультипликатором, планетарные механизмы поворота, бортовые передачи.
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ: шесть опорных катков с внутренней амортизацией на борт, три поддерживающих катка, ведущие колеса заднего расположения со съемными зубчатыми венцами (зацепление цевочное), направляющее колесо; подвеска опорных катков – индивидуальная торсионная: в каждой гусенице 86 траков шириной 650 мм, шаг трака 162 мм.
СКОРОСТЬ, макс., км/ч: 37.
ЗАПАС ХОДА, км: 240.
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ: угол подъема, град. – 36;
ширина рва, м-2,5, высота стенки, м-1, глубина брода, м – 1,3.
СРЕДСТВА СВЯЗИ: радиостанция 10Р или 10 РК, танковое переговорное устройство ТПУ-4-бисФ.

Как после Второй мировой войны сложилась карьера танка Т-34

Т-34 на улицах Будапешта во время подавления Венгерского восстания, 1956 год

©Erich Lessing/AKG-Images/Vostock Photo

Выход на экраны фильма «Т‑34», совпавший по времени с передачей Лаосом России партии одноименных танков, не мог не пробудить интерес к истории этой машины. Танк, остающийся в строю спустя 80 лет после его разработки, безусловно, заслуживает того, чтобы о нем говорили.

2 сентября 1945 года подписанием акта о капитуляции Японии завершилась Вторая мировая война. Одним из ее главных «железных» героев стал советский средний танк Т‑34. Машина, прошедшая всю войну с первого до последнего дня, от западной советской границы до Москвы и Сталинграда и обратно – до Берлина, была признана самым эффективным танком этой войны.

Вторая мировая, безусловно, стала звездным часом Т‑34, но, как оказалось, это было лишь началом истории. В 2019 году советский танк остается единственной машиной того периода, которая еще применяется по прямому назначению. В послевоенной истории самого знаменитого советского танка разбирался «Профиль».

Танк и бомба

16 июля 1945 года в США прошло первое ядерное испытание, а 6 и 9 августа того же года ядерные боеприпасы были сброшены на Хиросиму и Нагасаки. К этому моменту Советский Союз уже включился в ядерную гонку, вскоре повлекшую очередную революцию в военном деле.

Некоторые специалисты полагали, что ядерная бомба обессмыслит бронетехнику, однако этого не произошло – боевые машины, особенно танки, напротив, оказались самыми «выносливыми» изделиями, способными перенести обжигающую вспышку, защитить экипаж от проникающей радиации, выжить под молотом ударной волны и, наконец, действовать на загрязненной радиоактивными осадками местности. Танки менялись, в том числе и с учетом прогресса «классического» оружия. Мощная броня лучше защищала в том числе и от радиации, улучшившаяся герметизация, необходимая для преодоления водных преград, оказалась очень к месту для защиты от опасных осадков, возросшая защищенность машин-конкурентов потребовала мощных пушек… Новые модели появлялись почти каждый год, и казалось, что для Т‑34, первый вариант которого вышел на испытания еще в 1940‑м, уже нет места в этой гонке.

Реальность оказалась сложнее.Во‑первых, ядерная гонка и начавшаяся следом органически связанная с ней ракетная требовали слишком много сил и средств, чтобы позволить «вот так сразу» перейти на новое поколение танков.

Во‑вторых, и само это поколение рождалось довольно тяжело. Эксперименты с «промежуточными» решениями заняли не один год что в развитии линейки Т‑44/54 в СССР, что в США, последовательно сменивших несколько серийных танков – М‑26, М‑46, 47, 48…

«Стабильность» была достигнута только к концу 1950‑х, когда в Советском Союзе прочно освоился на конвейере танк Т‑55, ставший настоящим «солдатом атомной эры», а в Америке был создан М‑60. Все это время танки «военного» поколения продолжали оставаться в строю – Т‑34–85 в СССР и «Шерман» в Соединенных Штатах, – неохотно и не спеша уступая место более новым собратьям.

Первым послевоенным конфликтом для Т‑34 стала гражданская война в Китае, победителями в которой стали поддержанные Москвой коммунисты. Логичным развитием этого конфликта стала война в Корее, где Т‑34 подтвердили реноме эффективной боевой машины, способной драться и с одноклассниками «Шерманами», и с более тяжелыми и лучше бронированными «Першингами».

Боевая эффективность, однако, была не единственным преимуществом танка. Простота конструкции, тянувшая за собой простоту эксплуатации и ремонта, оказалась востребованной в армиях, укомплектованных вчерашними корейскими и китайскими крестьянами, точно так же, как в СССР во время Великой Отечественной.

В итоге советские машины составили основу бронетанковых сил и Народно-освободительной армии Китая (НОАК), и Корейской народной армии (КНА), задержавшись и там, и там достаточно надолго: в Северной Корее – и до сих пор.

В Европе, где Восточный и Западный блоки готовились к новой мировой войне, простые по конструкции и легкие в освоении машины тоже были востребованы: после завершения выпуска Т‑34–85 у себя Советский Союз передал лицензии и технологии, необходимые для производства этих танков, Чехословакии и Польше.

Переданные Лаосом Т-34 в России будут принимать участие в парадах, приуроченных к Дню Победы, и использоваться во время съемок исторических фильмов

Дорога войн

Этим машинам была уготована интересная судьба – с середины 1950‑х, когда армии союзников СССР в Восточной Европе уже начали получать танки Т‑54, «тридцатьчетверки» чехословацкого производства пошли на экспорт в самые разные уголки планеты – от Финляндии до Вьетнама.

Первым боем для этих танков стал Суэцкий кризис 1956 года: Египет получил из ЧССР более 800 машин – и до войны, и после, для возмещения потерь. Танки этого типа оставались в составе египетской армии несколько десятилетий, в конце службы активно модернизируясь в вариант истребителя танков Т‑100 со 100‑миллиметровой пушкой БС‑3 или САУ Т‑122 со 122‑миллиметровой гаубицей Д‑30.

В том же году «тридцатьчетверки» в последний раз вступили в бой в составе Вооруженных сил СССР – во время подавления Венгерского восстания. Окончательно Т‑34 уйдут из советских строевых частей «в запас» и в учебки уже в конце 1960‑х.

В 1961 году Т‑34 кубинской армии как советского, так и чехословацкого производства примут участие в отражении высадки в заливе Свиней. Ставшие первыми танками социалистической Кубы, эти машины тоже до сих пор остаются в строю как в оригинальном виде, так и во множестве трансформаций.

1962 год станет дебютным для Т‑34–85 в Йемене – ранее поставленные в эту страну машины чешского производства будут участвовать в военном перевороте во главе с полковником Абдаллой ас-Салялем. Многие из тех машин сегодня принимают участие в очередной гражданской войне в этой стране.

Наиболее «долгоиграющим» конфликтом 1960–1970‑х стала война во Вьетнаме. Впервые появившиеся в войсках социалистического Вьетнама в конце 1950‑х Т‑34–85 (как чехословацкого производства, так и советского – в основном из состава НОАК) использовались в основном «на вторых ролях», не столкнувшись с американскими танками. Тогда же эти машины впервые появились в Лаосе, действуя на стороне отрядов Патет Лао во время гражданской войны в этой стране. Позднее Народная армия Лаоса получит несколько десятков Т‑34 чехословацкого производства и будет использовать их, поддерживая в отличном состоянии, до наших дней.

На Ближнем Востоке ни египетские, ни сирийские Т‑34 не блеснули – качество подготовки израильских войск оказалось выше, и в итоге и Шестидневная война 1967 года, и Война Судного дня 1973‑го закончились появлением большого количества трофейных танков, включая Т‑34 и его модификации, у Израиля. Впрочем, если Т‑54/55 и тем более Т‑62 Израиль немедленно начал использовать по прямому назначению, включив в танковые войска ЦАХАЛа, то Т‑34 отправились прямиком на танковые кладбища, а затем в музеи – их переоборудование и использование сочли нецелесообразным.

На рубеже 1960–1970‑х танки этого типа имели шанс вновь поучаствовать в бою уже под советским флагом – рост напряженности между Москвой и Пекином затрагивал в первую очередь восточные военные округа. В составе советских строевых частей Т‑34 уже не было и там, но они имелись у союзной СССР Монголии. Кроме того, к мобилизации в Советской армии готовились всерьез, и в случае, если бы приграничные конфликты переросли во что-то более серьезное, танки этого типа имели все шансы столкнуться в бою с обеих сторон – и с советской/монгольской, и с китайской.

В 1974 году Т‑34 стали участниками греко-турецкого конфликта на Кипре: во время вторжения турецких войск эти танки не без успеха применялись в бою, записав на свой счет несколько подбитых бронемашин и уничтоженный танк М‑47.

Основным же театром военных действий 1970‑х для Т‑34 стала Африка: машины этого типа получили армии множества стран, от Алжира до Зимбабве, и точно подсчитать все африканские конфликты, в которых они участвовали, вряд ли возможно. Выделим наиболее заметные: гражданская война в Анголе, где действовали в основном танки кубинской армии (затем переданные собственно ангольцам), эфиопско-сомалийский и эфиопско-эритрейский конфликты, гражданская война в Республике Конго.

В этих войнах Т‑34 приходилось противостоять как приемам «каменного века» – рвам, завалам и ловушкам, так и вполне современным, включая противотанковые управляемые ракеты и реактивные гранатометы. Чудес от машины Второй мировой, да еще и в африканских армиях, ждать вряд ли стоило, но репутацию надежного, неприхотливого и сильного бойца советский танк вновь подтвердил.

В Азии 1970‑х основными конфликтами для Т‑34 стала интервенция Вьетнама в Камбоджу, китайско-вьетнамский конфликт и, конечно, разгоревшийся к концу десятилетия конфликт в Афганистане – Кабул получил танки этого типа еще при королевской власти.

В 1980‑х применение «тридцатьчетверок» идет на спад, все же производство машины окончательно прекратилось в 1958-м, и к началу 1980‑х и советские, и китайские, и восточноевропейские склады основательно подвымело. Однако это не помешало Т‑34 отметиться в Ливанской войне 1982 года (танки, переданные Сирией, действовали в составе формирований ООП).

В 1990‑х, видимо, пошли в последний бой Т‑34 военного производства – в конфликтах на территории бывшей Югославии участвовали машины, ранее использовавшиеся Народно-освободительной армией Югославии (НОАЮ), многие из которых были получены из СССР в 1944–1945 годах. Этот конфликт, по некоторым данным, стал последним для ровесников Т‑34 – танков «Шерман», также из бывших югославских арсеналов. Но если «Шерманы» после распада Югославии в качестве боевых машин больше не всплывали, то Т‑34 остаются в строю, пережив всех ровесников.

В значительной мере долгожительство Т‑34 объясняется преемственностью силовой установки танков советского производства – современный двигатель В‑92 С2 Ф, используемый на последних версиях танка Т‑90, восходит именно к В‑2, который ставили на Т‑34. Общность конструкции двигателя с послевоенными машинами облегчила поддержку парка Т‑34 в рабочем состоянии, а боеприпасы калибром 85 мм имеются в избытке и сейчас, хотя в основном уже китайские.

В России Т‑34 переживает ренессанс: интерес к машине возрос, появилось немало музеев, и, наконец, Т‑34 стали постоянными участниками Парадов Победы, а заодно и фестивалей исторической реконструкции

100 лет не предел?

Практически всю дорогу на пару с Т‑34 прошла самоходная установка СУ‑100, которую многие считают самым эффективным истребителем танков, разработанным во время Второй мировой. Она также используется и сейчас, и не менее масштабно, чем исходная машина, в силу совместимости по боеприпасам с самым распространенным на планете сегодня семейством танков Т‑54/55, использующим те же 100‑миллиметровые снаряды.

Исходный же танк по мере устаревания переделывался во все, что бог на душу положит: от зенитных установок до тягачей и от САУ со 122‑миллиметровыми гаубицами до специальных пожарных машин. В этих вспомогательных ролях Т‑34 вполне имеет шанс дожить до столетия со дня выпуска первых серийных машин данного типа в 1940 году.

Впрочем, и вполне боевые модификации советского танка еще послужат – и на Кубе, и в Северной Корее, и в некоторых африканских странах. В Лаосе, видимо, уже нет: доставленные в Россию три десятка Т‑34 составляли единственный комплектный батальон лаосской Народной армии на танках этого типа, которая продолжает использовать более поздние советские машины – Т‑55 и Т‑72.

А в России Т‑34 фактически переживает ренессанс: интерес к машине возрос, появилось немало доступных хороших музеев, представляющих и саму «тридцатьчетверку», и машины на ее базе, и, наконец, Т‑34 стали постоянными участниками Парадов Победы и в Москве, и в других городах, а заодно и фестивалей исторической реконструкции. Теперь же парк этих танков пополнился еще тремя десятками исправных единиц, так что запасов хватит надолго.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector