0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стратегический бомбардировщик сша b-1b lancer

The National Interest (США): блестящее присутствие Военно-воздушных сил США над Черным морем

Стало ясно, что Военно-воздушные силы США сегодня считают себя инструментом морской силы. За этой метаморфозой с удовольствием наблюдают все энтузиасты морского флота, склоняющиеся в сторону Запада. В последние годы «боевые птицы» наземного базирования совершенствовали навыки по уничтожению находящихся в море кораблей, учились атаковать укрепленные пункты на островах, а что касается бомбардировочного флота, то его возможности по точной постановке мин увеличились в два раза. Вот некоторые данные, подтверждающие указанную тенденцию: 29 мая два бомбардировщика B-1B «Лансер» (Lancer, B-One) провели смелую демонстрацию военно-воздушной мощи Соединенных Штатов и их союзников в районе Черного моря. Истребители Украины, Польши и Румынии сопровождали американские бомбардировщики на различных участках их сверхдальнего маршрута, — он начался в Дакоте, затем было пересечение Атлантического океана, проникновение в глубину Евразии и возвращение назад.

Официальный представитель Европейского командования Военно-воздушных сил США (USAFE) после завершения операции сообщил, что бомбардировщики B-1B имитировали атаку на российский Черноморский флот с помощью противокорабельных ракет большой дальности AGM-158C, которые недавно пополнили американские арсеналы, предназначенный для ведения боевых действий в морских акваториях. Эти ракеты большой дальности и большой мощности восстановили морской арсенал после трех десятилетий пренебрежительного к нему отношения в период после окончания холодной войны. Это смертоносные «птицы» могут поражать цели на расстоянии в 8 тысяч километров или 5 тысяч миль (возможно, даже на большем расстоянии; вооруженные силы, как правило, занижают данные, предназначенные для открытой публикации). Но не только стартующие с наземных баз бомбардировщики B-1B способны применять противокорабельные ракеты большой дальности, но и базирующиеся на авианосцах истребители Военно-морских сил США F/A-18E/F «Супер-шершень» (Super Hornet). Весьма вероятно, что в ближайшие годы надводные корабли и наземная артиллерия тоже будут ими оснащаться.

Официальный представитель Европейского командования Военно-воздушных сил США похвалил операцию в Черном море за добавление «потенциала сдерживания не только для Соединенных Штатов, но и для наших союзников и партнеров». Это означает, что будущие противники должны быть обеспокоены ракетными залпами, которые могут обрушиться, как ливень, не только с американских кораблей и боевых самолетов, но и с базирующихся на земле бомбардировщиков. «Такого рода возможности», подчеркивается в конце пресс-релиза, должны «оказать сильное влияние» на принимающих решения политиков в столицах от Москвы до Пекина и Тегерана.

Это серьезное заявление, даже более серьезное, чем это может осознать Европейское командование Военно-воздушных сил США. В конечном итоге сдерживание предполагает применение разнообразных средств, включая решимость Америки использовать имеющиеся возможности тогда, когда она говорит, что будет их использовать, а также уверенность противника в возможности Америки и ее решимости их использовать. Это умножение, а не сложение. Если один из названных компонентов равняется нулю, то нулевое значение получает и само сдерживание. Это формула Генри Киссинджера. По словам представителей Европейского командования Военно-воздушных сил США, бомбардировщики с ракетами большой дальности на борту, сопровождаемые истребителями, увеличивают боевые возможности Соединенных Штатов в морских регионах, в том числе по всему периметру России. Весьма важный вопрос состоит в том, повышает ли наращивание потенциала войны в воздухе решимость командования американских войск использовать этот потенциал в боевых действиях. А самое важное в том, верит ли Москва в сочетание возможностей Америки и наличие у нее силы воли.

Если тренировочные полеты бомбардировщиков заставят защитников Владимира Путина понервничать, то Кремль два раза подумает, прежде чем предпринять действия, которые Вашингтон хочет предотвратить, — развязывание войны или другие враждебные акции, направленные против союзников Соединенных Штатов в Черноморском бассейне. Путин должен знать, что любой удар вызовет сокрушительный ответный удар.

Давайте перечислим по порядку указанные составляющие сдерживания. Предположим, что противокорабельные ракеты большой дальности соответствуют своим характеристикам относительно радиуса действия, высокой точности, малозаметности; предположим, что они могут обходить вражеские системы обороны и наносить мощные удары с большой дистанции. По имеющимся данным, бомбардировщик B-1B может взять на борт 24 ракеты. Два таких бомбардировщика могут нанести весьма серьезный удар по враждебному флоту — особенно в том случае, если летчики неожиданно нанесут ракетный удар по кораблям на якорной стоянке. В конечном счете, стоящий у причала корабль может восприниматься как здание, и почти так же корабль, стоящий на якоре. Неподвижный объект — легкая добыча для высокоточного оружия. Пока навыки летчиков Европейского командования Военно-воздушных сил США не давали повода в них усомниться.

Бомбардировщик В-1В Лансер — видео

Первый полет опытного образца состоялся 23 декабря 1974 г. Сверхзвуковая скорость 2,2 М была достигнута 5 октября 1978 г., а предсерийный образец В-1А поднялся в воздух 14 февраля 1979 г. Еще в 1977 г. президент США Дж. Картер отказался от программы производства самолетов В-1 в пользу программы создания КР, но с приходом к власти администрации Р. Рейгена программа испытаний В-1 как основного многоцелевого сверхзвукового стратегического бомбардировщика возобновилась, и в 1981 г. было объявлено о намерении закупить для ВВС США 100 бомбардировщиков В-1В. Первый серийный В-1В поднялся в воздух 18 октября 1984 г., а с 27 июля 1985 г. началась поставка для ВВС США серийных стратегических бомбардировщиков В-1В под названием «Лансер».

В отличие от предсерийного образца, «Лансер» имеет усиленную конструкцию планера и шасси, что позволяет осуществлять взлет-посадку с большим максимальным весом. Этот вариант сохранил крыло изменяемой геометрии, однако регулируемые воздухозаборники были замены на нерегулируемые и изменена конструкция гондол двигателей. Переконструированный отсек вооружения позволил размещать разнообразное вооружение или дополнительные топливные баки.

Самолет В-1В имеет интегральную аэродинамическую схему, низкорасположенное крыло, высокорасположенное горизонтальное оперение и 4 двигателя, крепящиеся попарно под неподвижной частью крыла. В конструкции в основном применяются алюминиевые сплавы, титан и композиционные материалы. Установлено кессонное крыло двухлонжеронной конструкции. Фюзеляж типа полумонокок, состоит из пяти основных секций. Конструкция безопасно повреждаемая, отличается большой плотностью размещения шпангоутов и лонжеронов. Наружная обшивка фюзеляжа и внутренние элементы конструкции выполнены в основном из алюминиевых сплавов.

Основные стойки шасси имеют по четыре колеса и убираются в фюзеляж, носовая стойка с двумя колесами — вперед. Автоматическая система управления полетом необратимая, бустерная, с четырехкратным резервированием, с гидравлическими приводами и системой повышения устойчивости и управляемости. Самолет В-1В оснащен четырьмя двигателями F101-GE-102 со статической максимальной тягой по 13950 кгс. Экипаж самолета В-1В состоит из четырех человек: двух летчиков и двух операторов бортовых систем. Для каждого члена экипажа устанавливается катапультное сиденье. Вход в кабину через откидывающуюся вниз дверь за передней стойкой шасси со встроенным трапом. Самолет имеет два очевидных преимущества перед В-52 — кухню и туалет. Система радиоэлектронного оборудования выполняет функции обороны и наступления, что позволяет прорывать систему ПВО на малой высоте с высокой дозвуковой скоростью и наносить удар по объектам.

Основными компонентами комплекса наступательного оборудования самолета В-1В являются: многофункциональная РЛС АРЦ-164; ИНС SKN-2440, доплеровский измеритель скорости AN/APN-218; блоки управления электронным оборудованием фирмы IBM; модифицированная астроинерциальная навигационная система высокой точности NAS-26: аппаратура отображения данных наступательной системы; электронные блоки отображения данных на ЭЛТ; блок передачи данных для сбора и хранения данных о боевой задаче и полетных данных. Основу комплекса оборонительного оборудования составляет система AN/ALQ-161, обеспечивающая автоматическое обнаружение, опознавание и противодействие РЛС ПВО противника.

Бомбардировщик В-1В оснащен ИК-ловушками типа MJU-23/B для защиты самолета от УР класса «воздух—воздух» и зенитных ракет с ИК-системами наведения. Ловушки отстреливаются вверх от самолета. поскольку считается, что при прорыве системы ПВО бомбардировщик будет совершать полет на малых вы сотах, и в этом случае отстрел ловушек вниз неэффективен. Основным оружием В-1 В являются восемь УР AGM-86B ALCM или до двадцати четырех УР AGM-69А, AGM-131A СРЭМ-2 класса «воздух—земля», двенадцать ядерных бомб В-28, В-43 или двадцать четыре В-61, В-83, размещаемых в трех бомбоотсеках по восемь единиц на роторных пусковых установках. Типовым вариантом считается подвеска 16 единиц оружия (в двух передних бомбоотсеках).

По ряду характеристик В-1В уступает российскому аналогу Ту-160 — это максимальная грузоподъемность, дальность полета, максимальная скорость, но пилотажные качества этих машин примерно одинаковы. За время эксплуатации в результате катастроф из-за поломки двигателя было потеряно несколько самолетов. Из-за технических проблем, связанных с неподготовленностью самолетов для применения неядерного оружия. В-1В не принимали участия в конфликте в Персидском заливе 1991 г. но в декабре 1998 г. в операции «Лис пустыни» против Ирака 6 стратегических бомбардировщиков «Лансер» были использованы для нанесения ударов с больших высот обычными бомбами. Аналогичным образом В-1 В были применены в операции «Решительная сила» для нанесения ударов по территории Югославии в марте 1999 г.

Тем не менее это первый бомбардировщик ВВС США с низким уровнем демаскирующих признаков, что в четыре раза снижает размер отметки на экране РЛС по сравнению с В-52. Поскольку бомбардировщики В-2 оказались слишком дорогими и их число относительно невысоко, то В-1В является основным пилотируемым средством ядерного устрашения в арсенале США.

Модификации

B-1A (произведено 4 машины). Версия построенная по изначальному тех. заданию B-1, с регулируемыми воздухозаборниками и максимальной скоростью в 2,2 маха.

B-1B (произведено 100 машин). Пересмотренный вариант B-1, с применением технологий радиолокационной малозаметности и максимальной скоростью 1,25 маха. Реализована концепция самолёта маловысотного прорыва ПВО, посредством возможности полёта на сверхмалых высотах с огибанием рельефа местности.

B-1R (в стадии разработки). Вариант выдвинутый в качестве модернизации B-1B. По замыслу разработчиков, B-1R (R — обозначает «региональный») должен получить новые РЛС, ракеты класса воздух-воздух и новые двигатели Pratt & Whitney F119. Предположительно, данный вариант самолёта будет иметь максимальную скорость в 2,2 маха, но дальность полёта на 20 % меньше, чем предшественник.

Чжунго цзюньван: провокации США у российских границ

А что же можно сказать по поводу вывода Уайли? Авиация способна с течением времени нанести серьезный ущерб противнику, как это было сделано в ходе налетов на объекты немецкой промышленности и на наземные силы. Это было сделано за счет ослабления сил противника с помощью постепенных атак, каждая из которых не имеет решающего значения, но, взятые вместе и проведенные безжалостно против правильно отобранных объектов, они дают потрясающий стратегический эффект. Такая смелая операция, как выполненный в прошлом месяце полет бомбардировщиков B-1B, не может решить исход конфликта за полдня, если только одно формирование боевых самолетов не нанесёт очень серьезный ущерб, — достаточный для того, чтобы вывести врага из строя или убедить его руководство в том, что оно не сможет одержать победу за приемлемую цену. В таком случае вражеское руководство в результате подобной бешеной атаки покоряется, потому что вынуждено это сделать или решает так сделать.

Читать еще:  Соревнования с тепловизором

Сброс бомбардировщиками B-29 атомных бомб на Хиросиму и Нагасаки в 1945 году приближается к подобного рода идеалу, имеющему исключительно важное значение. Но можно ли один залп противокорабельных ракет большой дальности сопоставить с огневой мощью оружия судного дня?

Трудно сказать, и есть основание для сомнений. В любом случае ясно одно. Вылет с удаленных аэродромов рассеивает ударную силу боевой авиации во времени, поскольку сначала самолеты поднимаются в воздух, затем наносят бомбовый или ракетный удар, после чего возвращаются домой. Другими словами, рассеивание во времени ослабляет боевую мощь в зоне проведения операции в каждый конкретный момент. Судя по всему, в таком случае командование военно-воздушных сил США предусматривает проведение операций, которые сконцентрированы в пространстве для нанесения мощных ударов по отдельным целям. Но могут ли они повторить сконцентрированные удары против отдельных объектов? Это вопрос, ответ на который должны дать специалисты по тактике.

Медленные, по капле, военные действия обладают меньшим физическим и психологическим воздействием, чем мощный огневой вал.

Второй вопрос — решимость. Решимость связана с восприятием возможностей. Высокопоставленные командиры и их политические советники с большим желанием применяют то оружие, которое, по их мнению, имеет лучшие шансы на достижение желаемого результата, чем то, которое может оказаться неэффективным. Честная оценка комбинации бомбардировщиков B-1B и противокорабельных ракет большой дальности вкупе с военными играми и другими средствами испытания оборудования, а также тактика и стратегия, — все это имеет решающее значение для формирования уверенности у принимающих решения политиков, определяющих то, какие операции должны провести Военно-воздушные силы США и связанные с ними совместные формирования.

По всей вероятности, совместные операции с участием союзников, в которых примут участие не только базирующиеся на территории Соединенных Штатов бомбардировщики, но также военно-воздушные и военно-морские силы, находящиеся вблизи театра боевых действий, вызовут больше уверенности и укрепит силу воли тех, кто отдает приказы. Если использовать термины Уайли, в ходе подобных операций должны наноситься многократные и концентрированные удары с воздуха, сокращая паузы между ними. Объединенные силы должны приближаться к тому идеалу, который предусматривает концентрацию усилий в пространстве и времени для достижения максимального стратегического преимущества.

Имеющиеся возможности и готовность их использовать являются составными частями силы. Если усиливать каждое из них, то происходит проецирование имиджа неустрашимой силы.

И, наконец, степень уверенности. Враждебные лидеры, а не вы, решают вопрос о том, внушает ли доверие проецируемый вами имидж сдерживания. Для сдерживания, даже для самого силового, решительно настроенные военные должны убедить противников в том, что обладают достаточной силой и достаточной решимостью. Другими словами, они должны убедить противника в том, что способны реализовать меры сдерживания и сделают это. Если Москва считает, что Черноморский флот может перенести американскую воздушную атаку — особенно атаку с короткими интервалами или разовую атаку в духе проведенных в прошлом месяце учений, — то тогда сдерживание может не подействовать на руководство этой страны.

Это реальная возможность. Российские лидеры считают, что Черное море является их «ближнем зарубежьем», они считают его «своим полем». И вооруженные силы России обладают значительными преимуществами в этом регионе. Самолеты наземного базирования и ракеты представляют угрозу для приближающихся союзнических самолетов и надводных сил, и таких возможностей у противника немало. Россия превосходит соседей в военном отношении. Турция, тоже сосед и возможный соперник, является членом НАТО, однако она отдалилась от своих союзников и поддерживает дружеские отношения с Москвой.

Короче говоря, российское руководство должно считать стратегическое окружение на своих южных рубежах в целом благоприятным. Потребуется нечто большее, чем одиночный полет бомбардировщиков, стартующих с дальнего расстояния,- каким бы впечатляющим он ни был, — чтобы поколебать самоуверенность Москвы.

Сдерживание в большей мере требует согласованных действий, а не отдельных жестов.

Джеймс Холмс возглавляет кафедру морской стратегии имени Джозефа Уайли Военно-морского колледжа (Naval War College).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Чжунго цзюньван: провокации США у российских границ

А что же можно сказать по поводу вывода Уайли? Авиация способна с течением времени нанести серьезный ущерб противнику, как это было сделано в ходе налетов на объекты немецкой промышленности и на наземные силы. Это было сделано за счет ослабления сил противника с помощью постепенных атак, каждая из которых не имеет решающего значения, но, взятые вместе и проведенные безжалостно против правильно отобранных объектов, они дают потрясающий стратегический эффект. Такая смелая операция, как выполненный в прошлом месяце полет бомбардировщиков B-1B, не может решить исход конфликта за полдня, если только одно формирование боевых самолетов не нанесёт очень серьезный ущерб, — достаточный для того, чтобы вывести врага из строя или убедить его руководство в том, что оно не сможет одержать победу за приемлемую цену. В таком случае вражеское руководство в результате подобной бешеной атаки покоряется, потому что вынуждено это сделать или решает так сделать.

Сброс бомбардировщиками B-29 атомных бомб на Хиросиму и Нагасаки в 1945 году приближается к подобного рода идеалу, имеющему исключительно важное значение. Но можно ли один залп противокорабельных ракет большой дальности сопоставить с огневой мощью оружия судного дня?

Трудно сказать, и есть основание для сомнений. В любом случае ясно одно. Вылет с удаленных аэродромов рассеивает ударную силу боевой авиации во времени, поскольку сначала самолеты поднимаются в воздух, затем наносят бомбовый или ракетный удар, после чего возвращаются домой. Другими словами, рассеивание во времени ослабляет боевую мощь в зоне проведения операции в каждый конкретный момент. Судя по всему, в таком случае командование военно-воздушных сил США предусматривает проведение операций, которые сконцентрированы в пространстве для нанесения мощных ударов по отдельным целям. Но могут ли они повторить сконцентрированные удары против отдельных объектов? Это вопрос, ответ на который должны дать специалисты по тактике.

Медленные, по капле, военные действия обладают меньшим физическим и психологическим воздействием, чем мощный огневой вал.

Второй вопрос — решимость. Решимость связана с восприятием возможностей. Высокопоставленные командиры и их политические советники с большим желанием применяют то оружие, которое, по их мнению, имеет лучшие шансы на достижение желаемого результата, чем то, которое может оказаться неэффективным. Честная оценка комбинации бомбардировщиков B-1B и противокорабельных ракет большой дальности вкупе с военными играми и другими средствами испытания оборудования, а также тактика и стратегия, — все это имеет решающее значение для формирования уверенности у принимающих решения политиков, определяющих то, какие операции должны провести Военно-воздушные силы США и связанные с ними совместные формирования.

По всей вероятности, совместные операции с участием союзников, в которых примут участие не только базирующиеся на территории Соединенных Штатов бомбардировщики, но также военно-воздушные и военно-морские силы, находящиеся вблизи театра боевых действий, вызовут больше уверенности и укрепит силу воли тех, кто отдает приказы. Если использовать термины Уайли, в ходе подобных операций должны наноситься многократные и концентрированные удары с воздуха, сокращая паузы между ними. Объединенные силы должны приближаться к тому идеалу, который предусматривает концентрацию усилий в пространстве и времени для достижения максимального стратегического преимущества.

Имеющиеся возможности и готовность их использовать являются составными частями силы. Если усиливать каждое из них, то происходит проецирование имиджа неустрашимой силы.

И, наконец, степень уверенности. Враждебные лидеры, а не вы, решают вопрос о том, внушает ли доверие проецируемый вами имидж сдерживания. Для сдерживания, даже для самого силового, решительно настроенные военные должны убедить противников в том, что обладают достаточной силой и достаточной решимостью. Другими словами, они должны убедить противника в том, что способны реализовать меры сдерживания и сделают это. Если Москва считает, что Черноморский флот может перенести американскую воздушную атаку — особенно атаку с короткими интервалами или разовую атаку в духе проведенных в прошлом месяце учений, — то тогда сдерживание может не подействовать на руководство этой страны.

Это реальная возможность. Российские лидеры считают, что Черное море является их «ближнем зарубежьем», они считают его «своим полем». И вооруженные силы России обладают значительными преимуществами в этом регионе. Самолеты наземного базирования и ракеты представляют угрозу для приближающихся союзнических самолетов и надводных сил, и таких возможностей у противника немало. Россия превосходит соседей в военном отношении. Турция, тоже сосед и возможный соперник, является членом НАТО, однако она отдалилась от своих союзников и поддерживает дружеские отношения с Москвой.

Короче говоря, российское руководство должно считать стратегическое окружение на своих южных рубежах в целом благоприятным. Потребуется нечто большее, чем одиночный полет бомбардировщиков, стартующих с дальнего расстояния,- каким бы впечатляющим он ни был, — чтобы поколебать самоуверенность Москвы.

Сдерживание в большей мере требует согласованных действий, а не отдельных жестов.

Джеймс Холмс возглавляет кафедру морской стратегии имени Джозефа Уайли Военно-морского колледжа (Naval War College).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Тактико-технические характеристики B-1 Лансер

— Первый полёт: 23 декабря 1974 года
— Начало эксплуатации: 18 октября 1984 года
— Единиц произведено: B-1A — 4; B-1B — 100
— Стоимость программы разработки: $20,5 млрд

Стоимость B-1 Лансер

— Стоимость единицы: $283,1 млн (1998 год)
— Стоимость программы разработки: $20,5 млрд

Экипаж B-1 Лансер

— 4 человека (командир, пилот, оператор вооружения и оператор оборонительных систем)

Размеры B-1 Лансер

— Длина, м: 44,81
— Размах крыла, м: 41,67 / 23,84 (при минимальном / максимальном угле стреловидности)
— Высота, м: 10,24
— Площадь крыла, м²: 181,2
— Коэффициент удлинения крыла: 9,6 / 3,14
— Коэффициент сужения крыла: 3,5 / —
— Нагрузка на крыло, кг/м² (расч.): 1194,1 (При максимальной взлётной массе)
— Угол стреловидности по передней кромке: 15° / 67,5°
— Профиль крыла: NA69-190-2
— База шасси, м: 17,53
— Колея шасси, м: 4,42

Вес B-1 Лансер

— Масса пустого, кг: 86 180
— Максимальная взлётная масса, кг: 216 365

Читать еще:  Штурмтигр: танк sturmtiger, тактико-технические характеристики сау, калибр, бронирование, вооружение

Двигатель B-1 Лансер

— 4 × ТРДДФ F101-GE-102
— Бесфорсажная тяга, кН: 4 × 64,9
— Форсажная тяга, кН: 4 × 136,9
— Тяговооружённость (расч.): 0,258 / 0,122 (При максимальной взлётной массе на/без форсажа)

Скорость B-1 Лансер

— Максимальная скорость, км/ч: 1328 (М=1,25) (на 15 240 м); 1160 (М=0,92) (на 61-152 м)

Дальность полета B-1 Лансер

— 12000 км (без дозаправки)

Практический потолок B-1 Лансер

Вооружение B-1 Лансер

— Боевая нагрузка, кг: 60 690 (34 020 + 26 670 на внешних подвесках)
— Ракеты «воздух-поверхность»: 24 × AGM-158 (внутр. + внеш.)
— Авиабомбы: 24 × B61 или B63; 84 × Mk 82; 24 × Mk 84; 30 × CBU-87/89/97; 30 × CBU-103/104/105; 24 × GBU-31; 15 × GBU-38; 84 × мины Mk 62; 8 × мин Mk 65

Бомбардировщик В-1В Лансер — видео

Первый полет опытного образца состоялся 23 декабря 1974 г. Сверхзвуковая скорость 2,2 М была достигнута 5 октября 1978 г., а предсерийный образец В-1А поднялся в воздух 14 февраля 1979 г. Еще в 1977 г. президент США Дж. Картер отказался от программы производства самолетов В-1 в пользу программы создания КР, но с приходом к власти администрации Р. Рейгена программа испытаний В-1 как основного многоцелевого сверхзвукового стратегического бомбардировщика возобновилась, и в 1981 г. было объявлено о намерении закупить для ВВС США 100 бомбардировщиков В-1В. Первый серийный В-1В поднялся в воздух 18 октября 1984 г., а с 27 июля 1985 г. началась поставка для ВВС США серийных стратегических бомбардировщиков В-1В под названием «Лансер».

В отличие от предсерийного образца, «Лансер» имеет усиленную конструкцию планера и шасси, что позволяет осуществлять взлет-посадку с большим максимальным весом. Этот вариант сохранил крыло изменяемой геометрии, однако регулируемые воздухозаборники были замены на нерегулируемые и изменена конструкция гондол двигателей. Переконструированный отсек вооружения позволил размещать разнообразное вооружение или дополнительные топливные баки.

Самолет В-1В имеет интегральную аэродинамическую схему, низкорасположенное крыло, высокорасположенное горизонтальное оперение и 4 двигателя, крепящиеся попарно под неподвижной частью крыла. В конструкции в основном применяются алюминиевые сплавы, титан и композиционные материалы. Установлено кессонное крыло двухлонжеронной конструкции. Фюзеляж типа полумонокок, состоит из пяти основных секций. Конструкция безопасно повреждаемая, отличается большой плотностью размещения шпангоутов и лонжеронов. Наружная обшивка фюзеляжа и внутренние элементы конструкции выполнены в основном из алюминиевых сплавов.

Основные стойки шасси имеют по четыре колеса и убираются в фюзеляж, носовая стойка с двумя колесами — вперед. Автоматическая система управления полетом необратимая, бустерная, с четырехкратным резервированием, с гидравлическими приводами и системой повышения устойчивости и управляемости. Самолет В-1В оснащен четырьмя двигателями F101-GE-102 со статической максимальной тягой по 13950 кгс. Экипаж самолета В-1В состоит из четырех человек: двух летчиков и двух операторов бортовых систем. Для каждого члена экипажа устанавливается катапультное сиденье. Вход в кабину через откидывающуюся вниз дверь за передней стойкой шасси со встроенным трапом. Самолет имеет два очевидных преимущества перед В-52 — кухню и туалет. Система радиоэлектронного оборудования выполняет функции обороны и наступления, что позволяет прорывать систему ПВО на малой высоте с высокой дозвуковой скоростью и наносить удар по объектам.

Основными компонентами комплекса наступательного оборудования самолета В-1В являются: многофункциональная РЛС АРЦ-164; ИНС SKN-2440, доплеровский измеритель скорости AN/APN-218; блоки управления электронным оборудованием фирмы IBM; модифицированная астроинерциальная навигационная система высокой точности NAS-26: аппаратура отображения данных наступательной системы; электронные блоки отображения данных на ЭЛТ; блок передачи данных для сбора и хранения данных о боевой задаче и полетных данных. Основу комплекса оборонительного оборудования составляет система AN/ALQ-161, обеспечивающая автоматическое обнаружение, опознавание и противодействие РЛС ПВО противника.

Бомбардировщик В-1В оснащен ИК-ловушками типа MJU-23/B для защиты самолета от УР класса «воздух—воздух» и зенитных ракет с ИК-системами наведения. Ловушки отстреливаются вверх от самолета. поскольку считается, что при прорыве системы ПВО бомбардировщик будет совершать полет на малых вы сотах, и в этом случае отстрел ловушек вниз неэффективен. Основным оружием В-1 В являются восемь УР AGM-86B ALCM или до двадцати четырех УР AGM-69А, AGM-131A СРЭМ-2 класса «воздух—земля», двенадцать ядерных бомб В-28, В-43 или двадцать четыре В-61, В-83, размещаемых в трех бомбоотсеках по восемь единиц на роторных пусковых установках. Типовым вариантом считается подвеска 16 единиц оружия (в двух передних бомбоотсеках).

По ряду характеристик В-1В уступает российскому аналогу Ту-160 — это максимальная грузоподъемность, дальность полета, максимальная скорость, но пилотажные качества этих машин примерно одинаковы. За время эксплуатации в результате катастроф из-за поломки двигателя было потеряно несколько самолетов. Из-за технических проблем, связанных с неподготовленностью самолетов для применения неядерного оружия. В-1В не принимали участия в конфликте в Персидском заливе 1991 г. но в декабре 1998 г. в операции «Лис пустыни» против Ирака 6 стратегических бомбардировщиков «Лансер» были использованы для нанесения ударов с больших высот обычными бомбами. Аналогичным образом В-1 В были применены в операции «Решительная сила» для нанесения ударов по территории Югославии в марте 1999 г.

Тем не менее это первый бомбардировщик ВВС США с низким уровнем демаскирующих признаков, что в четыре раза снижает размер отметки на экране РЛС по сравнению с В-52. Поскольку бомбардировщики В-2 оказались слишком дорогими и их число относительно невысоко, то В-1В является основным пилотируемым средством ядерного устрашения в арсенале США.

Модификации

B-1A (произведено 4 машины). Версия построенная по изначальному тех. заданию B-1, с регулируемыми воздухозаборниками и максимальной скоростью в 2,2 маха.

B-1B (произведено 100 машин). Пересмотренный вариант B-1, с применением технологий радиолокационной малозаметности и максимальной скоростью 1,25 маха. Реализована концепция самолёта маловысотного прорыва ПВО, посредством возможности полёта на сверхмалых высотах с огибанием рельефа местности.

B-1R (в стадии разработки). Вариант выдвинутый в качестве модернизации B-1B. По замыслу разработчиков, B-1R (R — обозначает «региональный») должен получить новые РЛС, ракеты класса воздух-воздух и новые двигатели Pratt & Whitney F119. Предположительно, данный вариант самолёта будет иметь максимальную скорость в 2,2 маха, но дальность полёта на 20 % меньше, чем предшественник.

Чжунго цзюньван: провокации США у российских границ

А что же можно сказать по поводу вывода Уайли? Авиация способна с течением времени нанести серьезный ущерб противнику, как это было сделано в ходе налетов на объекты немецкой промышленности и на наземные силы. Это было сделано за счет ослабления сил противника с помощью постепенных атак, каждая из которых не имеет решающего значения, но, взятые вместе и проведенные безжалостно против правильно отобранных объектов, они дают потрясающий стратегический эффект. Такая смелая операция, как выполненный в прошлом месяце полет бомбардировщиков B-1B, не может решить исход конфликта за полдня, если только одно формирование боевых самолетов не нанесёт очень серьезный ущерб, — достаточный для того, чтобы вывести врага из строя или убедить его руководство в том, что оно не сможет одержать победу за приемлемую цену. В таком случае вражеское руководство в результате подобной бешеной атаки покоряется, потому что вынуждено это сделать или решает так сделать.

Сброс бомбардировщиками B-29 атомных бомб на Хиросиму и Нагасаки в 1945 году приближается к подобного рода идеалу, имеющему исключительно важное значение. Но можно ли один залп противокорабельных ракет большой дальности сопоставить с огневой мощью оружия судного дня?

Трудно сказать, и есть основание для сомнений. В любом случае ясно одно. Вылет с удаленных аэродромов рассеивает ударную силу боевой авиации во времени, поскольку сначала самолеты поднимаются в воздух, затем наносят бомбовый или ракетный удар, после чего возвращаются домой. Другими словами, рассеивание во времени ослабляет боевую мощь в зоне проведения операции в каждый конкретный момент. Судя по всему, в таком случае командование военно-воздушных сил США предусматривает проведение операций, которые сконцентрированы в пространстве для нанесения мощных ударов по отдельным целям. Но могут ли они повторить сконцентрированные удары против отдельных объектов? Это вопрос, ответ на который должны дать специалисты по тактике.

Медленные, по капле, военные действия обладают меньшим физическим и психологическим воздействием, чем мощный огневой вал.

Второй вопрос — решимость. Решимость связана с восприятием возможностей. Высокопоставленные командиры и их политические советники с большим желанием применяют то оружие, которое, по их мнению, имеет лучшие шансы на достижение желаемого результата, чем то, которое может оказаться неэффективным. Честная оценка комбинации бомбардировщиков B-1B и противокорабельных ракет большой дальности вкупе с военными играми и другими средствами испытания оборудования, а также тактика и стратегия, — все это имеет решающее значение для формирования уверенности у принимающих решения политиков, определяющих то, какие операции должны провести Военно-воздушные силы США и связанные с ними совместные формирования.

По всей вероятности, совместные операции с участием союзников, в которых примут участие не только базирующиеся на территории Соединенных Штатов бомбардировщики, но также военно-воздушные и военно-морские силы, находящиеся вблизи театра боевых действий, вызовут больше уверенности и укрепит силу воли тех, кто отдает приказы. Если использовать термины Уайли, в ходе подобных операций должны наноситься многократные и концентрированные удары с воздуха, сокращая паузы между ними. Объединенные силы должны приближаться к тому идеалу, который предусматривает концентрацию усилий в пространстве и времени для достижения максимального стратегического преимущества.

Имеющиеся возможности и готовность их использовать являются составными частями силы. Если усиливать каждое из них, то происходит проецирование имиджа неустрашимой силы.

И, наконец, степень уверенности. Враждебные лидеры, а не вы, решают вопрос о том, внушает ли доверие проецируемый вами имидж сдерживания. Для сдерживания, даже для самого силового, решительно настроенные военные должны убедить противников в том, что обладают достаточной силой и достаточной решимостью. Другими словами, они должны убедить противника в том, что способны реализовать меры сдерживания и сделают это. Если Москва считает, что Черноморский флот может перенести американскую воздушную атаку — особенно атаку с короткими интервалами или разовую атаку в духе проведенных в прошлом месяце учений, — то тогда сдерживание может не подействовать на руководство этой страны.

Это реальная возможность. Российские лидеры считают, что Черное море является их «ближнем зарубежьем», они считают его «своим полем». И вооруженные силы России обладают значительными преимуществами в этом регионе. Самолеты наземного базирования и ракеты представляют угрозу для приближающихся союзнических самолетов и надводных сил, и таких возможностей у противника немало. Россия превосходит соседей в военном отношении. Турция, тоже сосед и возможный соперник, является членом НАТО, однако она отдалилась от своих союзников и поддерживает дружеские отношения с Москвой.

Короче говоря, российское руководство должно считать стратегическое окружение на своих южных рубежах в целом благоприятным. Потребуется нечто большее, чем одиночный полет бомбардировщиков, стартующих с дальнего расстояния,- каким бы впечатляющим он ни был, — чтобы поколебать самоуверенность Москвы.

Читать еще:  Вездеход Камаз-4310 с колёсной формулой 6х6

Сдерживание в большей мере требует согласованных действий, а не отдельных жестов.

Джеймс Холмс возглавляет кафедру морской стратегии имени Джозефа Уайли Военно-морского колледжа (Naval War College).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Бомбардировщик В-1В Лансер — видео

Первый полет опытного образца состоялся 23 декабря 1974 г. Сверхзвуковая скорость 2,2 М была достигнута 5 октября 1978 г., а предсерийный образец В-1А поднялся в воздух 14 февраля 1979 г. Еще в 1977 г. президент США Дж. Картер отказался от программы производства самолетов В-1 в пользу программы создания КР, но с приходом к власти администрации Р. Рейгена программа испытаний В-1 как основного многоцелевого сверхзвукового стратегического бомбардировщика возобновилась, и в 1981 г. было объявлено о намерении закупить для ВВС США 100 бомбардировщиков В-1В. Первый серийный В-1В поднялся в воздух 18 октября 1984 г., а с 27 июля 1985 г. началась поставка для ВВС США серийных стратегических бомбардировщиков В-1В под названием «Лансер».

В отличие от предсерийного образца, «Лансер» имеет усиленную конструкцию планера и шасси, что позволяет осуществлять взлет-посадку с большим максимальным весом. Этот вариант сохранил крыло изменяемой геометрии, однако регулируемые воздухозаборники были замены на нерегулируемые и изменена конструкция гондол двигателей. Переконструированный отсек вооружения позволил размещать разнообразное вооружение или дополнительные топливные баки.

Самолет В-1В имеет интегральную аэродинамическую схему, низкорасположенное крыло, высокорасположенное горизонтальное оперение и 4 двигателя, крепящиеся попарно под неподвижной частью крыла. В конструкции в основном применяются алюминиевые сплавы, титан и композиционные материалы. Установлено кессонное крыло двухлонжеронной конструкции. Фюзеляж типа полумонокок, состоит из пяти основных секций. Конструкция безопасно повреждаемая, отличается большой плотностью размещения шпангоутов и лонжеронов. Наружная обшивка фюзеляжа и внутренние элементы конструкции выполнены в основном из алюминиевых сплавов.

Основные стойки шасси имеют по четыре колеса и убираются в фюзеляж, носовая стойка с двумя колесами — вперед. Автоматическая система управления полетом необратимая, бустерная, с четырехкратным резервированием, с гидравлическими приводами и системой повышения устойчивости и управляемости. Самолет В-1В оснащен четырьмя двигателями F101-GE-102 со статической максимальной тягой по 13950 кгс. Экипаж самолета В-1В состоит из четырех человек: двух летчиков и двух операторов бортовых систем. Для каждого члена экипажа устанавливается катапультное сиденье. Вход в кабину через откидывающуюся вниз дверь за передней стойкой шасси со встроенным трапом. Самолет имеет два очевидных преимущества перед В-52 — кухню и туалет. Система радиоэлектронного оборудования выполняет функции обороны и наступления, что позволяет прорывать систему ПВО на малой высоте с высокой дозвуковой скоростью и наносить удар по объектам.

Основными компонентами комплекса наступательного оборудования самолета В-1В являются: многофункциональная РЛС АРЦ-164; ИНС SKN-2440, доплеровский измеритель скорости AN/APN-218; блоки управления электронным оборудованием фирмы IBM; модифицированная астроинерциальная навигационная система высокой точности NAS-26: аппаратура отображения данных наступательной системы; электронные блоки отображения данных на ЭЛТ; блок передачи данных для сбора и хранения данных о боевой задаче и полетных данных. Основу комплекса оборонительного оборудования составляет система AN/ALQ-161, обеспечивающая автоматическое обнаружение, опознавание и противодействие РЛС ПВО противника.

Бомбардировщик В-1В оснащен ИК-ловушками типа MJU-23/B для защиты самолета от УР класса «воздух—воздух» и зенитных ракет с ИК-системами наведения. Ловушки отстреливаются вверх от самолета. поскольку считается, что при прорыве системы ПВО бомбардировщик будет совершать полет на малых вы сотах, и в этом случае отстрел ловушек вниз неэффективен. Основным оружием В-1 В являются восемь УР AGM-86B ALCM или до двадцати четырех УР AGM-69А, AGM-131A СРЭМ-2 класса «воздух—земля», двенадцать ядерных бомб В-28, В-43 или двадцать четыре В-61, В-83, размещаемых в трех бомбоотсеках по восемь единиц на роторных пусковых установках. Типовым вариантом считается подвеска 16 единиц оружия (в двух передних бомбоотсеках).

По ряду характеристик В-1В уступает российскому аналогу Ту-160 — это максимальная грузоподъемность, дальность полета, максимальная скорость, но пилотажные качества этих машин примерно одинаковы. За время эксплуатации в результате катастроф из-за поломки двигателя было потеряно несколько самолетов. Из-за технических проблем, связанных с неподготовленностью самолетов для применения неядерного оружия. В-1В не принимали участия в конфликте в Персидском заливе 1991 г. но в декабре 1998 г. в операции «Лис пустыни» против Ирака 6 стратегических бомбардировщиков «Лансер» были использованы для нанесения ударов с больших высот обычными бомбами. Аналогичным образом В-1 В были применены в операции «Решительная сила» для нанесения ударов по территории Югославии в марте 1999 г.

Тем не менее это первый бомбардировщик ВВС США с низким уровнем демаскирующих признаков, что в четыре раза снижает размер отметки на экране РЛС по сравнению с В-52. Поскольку бомбардировщики В-2 оказались слишком дорогими и их число относительно невысоко, то В-1В является основным пилотируемым средством ядерного устрашения в арсенале США.

Модификации

B-1A (произведено 4 машины). Версия построенная по изначальному тех. заданию B-1, с регулируемыми воздухозаборниками и максимальной скоростью в 2,2 маха.

B-1B (произведено 100 машин). Пересмотренный вариант B-1, с применением технологий радиолокационной малозаметности и максимальной скоростью 1,25 маха. Реализована концепция самолёта маловысотного прорыва ПВО, посредством возможности полёта на сверхмалых высотах с огибанием рельефа местности.

B-1R (в стадии разработки). Вариант выдвинутый в качестве модернизации B-1B. По замыслу разработчиков, B-1R (R — обозначает «региональный») должен получить новые РЛС, ракеты класса воздух-воздух и новые двигатели Pratt & Whitney F119. Предположительно, данный вариант самолёта будет иметь максимальную скорость в 2,2 маха, но дальность полёта на 20 % меньше, чем предшественник.

Чжунго цзюньван: провокации США у российских границ

А что же можно сказать по поводу вывода Уайли? Авиация способна с течением времени нанести серьезный ущерб противнику, как это было сделано в ходе налетов на объекты немецкой промышленности и на наземные силы. Это было сделано за счет ослабления сил противника с помощью постепенных атак, каждая из которых не имеет решающего значения, но, взятые вместе и проведенные безжалостно против правильно отобранных объектов, они дают потрясающий стратегический эффект. Такая смелая операция, как выполненный в прошлом месяце полет бомбардировщиков B-1B, не может решить исход конфликта за полдня, если только одно формирование боевых самолетов не нанесёт очень серьезный ущерб, — достаточный для того, чтобы вывести врага из строя или убедить его руководство в том, что оно не сможет одержать победу за приемлемую цену. В таком случае вражеское руководство в результате подобной бешеной атаки покоряется, потому что вынуждено это сделать или решает так сделать.

Сброс бомбардировщиками B-29 атомных бомб на Хиросиму и Нагасаки в 1945 году приближается к подобного рода идеалу, имеющему исключительно важное значение. Но можно ли один залп противокорабельных ракет большой дальности сопоставить с огневой мощью оружия судного дня?

Трудно сказать, и есть основание для сомнений. В любом случае ясно одно. Вылет с удаленных аэродромов рассеивает ударную силу боевой авиации во времени, поскольку сначала самолеты поднимаются в воздух, затем наносят бомбовый или ракетный удар, после чего возвращаются домой. Другими словами, рассеивание во времени ослабляет боевую мощь в зоне проведения операции в каждый конкретный момент. Судя по всему, в таком случае командование военно-воздушных сил США предусматривает проведение операций, которые сконцентрированы в пространстве для нанесения мощных ударов по отдельным целям. Но могут ли они повторить сконцентрированные удары против отдельных объектов? Это вопрос, ответ на который должны дать специалисты по тактике.

Медленные, по капле, военные действия обладают меньшим физическим и психологическим воздействием, чем мощный огневой вал.

Второй вопрос — решимость. Решимость связана с восприятием возможностей. Высокопоставленные командиры и их политические советники с большим желанием применяют то оружие, которое, по их мнению, имеет лучшие шансы на достижение желаемого результата, чем то, которое может оказаться неэффективным. Честная оценка комбинации бомбардировщиков B-1B и противокорабельных ракет большой дальности вкупе с военными играми и другими средствами испытания оборудования, а также тактика и стратегия, — все это имеет решающее значение для формирования уверенности у принимающих решения политиков, определяющих то, какие операции должны провести Военно-воздушные силы США и связанные с ними совместные формирования.

По всей вероятности, совместные операции с участием союзников, в которых примут участие не только базирующиеся на территории Соединенных Штатов бомбардировщики, но также военно-воздушные и военно-морские силы, находящиеся вблизи театра боевых действий, вызовут больше уверенности и укрепит силу воли тех, кто отдает приказы. Если использовать термины Уайли, в ходе подобных операций должны наноситься многократные и концентрированные удары с воздуха, сокращая паузы между ними. Объединенные силы должны приближаться к тому идеалу, который предусматривает концентрацию усилий в пространстве и времени для достижения максимального стратегического преимущества.

Имеющиеся возможности и готовность их использовать являются составными частями силы. Если усиливать каждое из них, то происходит проецирование имиджа неустрашимой силы.

И, наконец, степень уверенности. Враждебные лидеры, а не вы, решают вопрос о том, внушает ли доверие проецируемый вами имидж сдерживания. Для сдерживания, даже для самого силового, решительно настроенные военные должны убедить противников в том, что обладают достаточной силой и достаточной решимостью. Другими словами, они должны убедить противника в том, что способны реализовать меры сдерживания и сделают это. Если Москва считает, что Черноморский флот может перенести американскую воздушную атаку — особенно атаку с короткими интервалами или разовую атаку в духе проведенных в прошлом месяце учений, — то тогда сдерживание может не подействовать на руководство этой страны.

Это реальная возможность. Российские лидеры считают, что Черное море является их «ближнем зарубежьем», они считают его «своим полем». И вооруженные силы России обладают значительными преимуществами в этом регионе. Самолеты наземного базирования и ракеты представляют угрозу для приближающихся союзнических самолетов и надводных сил, и таких возможностей у противника немало. Россия превосходит соседей в военном отношении. Турция, тоже сосед и возможный соперник, является членом НАТО, однако она отдалилась от своих союзников и поддерживает дружеские отношения с Москвой.

Короче говоря, российское руководство должно считать стратегическое окружение на своих южных рубежах в целом благоприятным. Потребуется нечто большее, чем одиночный полет бомбардировщиков, стартующих с дальнего расстояния,- каким бы впечатляющим он ни был, — чтобы поколебать самоуверенность Москвы.

Сдерживание в большей мере требует согласованных действий, а не отдельных жестов.

Джеймс Холмс возглавляет кафедру морской стратегии имени Джозефа Уайли Военно-морского колледжа (Naval War College).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector