2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ошибки Юности: почему микроавтобус ЗИЛ так и не стал массовым

Ошибки Юности: почему микроавтобус ЗИЛ так и не стал массовым

Московский Завод имени Лихачева (ЗИЛ) был широко известен даже за пределами СССР своими грузовыми автомобилями, которые составляли основу народнохозяйственного автопарка огромной страны. Кроме того, на ЗИЛе также производили очень специфичный транспорт — правительственные лимузины, предназначенные для чиновников рангом не ниже члена Политбюро. А ведь кроме грузовиков и представительских седанов, на ЗИЛе создали и очень необычный однообъемник, поистине опередивший своё время.

В ы не ослышались: на ЗИЛе действительно выпускали микроавтобусы, о которых советские современники мало что знали. Однако от этого «Юность» не становится менее интересным или знаковым проектом, который, к сожалению, имел не самую простую судьбу.

С оглядкой на Запад

Во времена Хрущевской оттепели многие советские автомобили стали достаточно явно походить на представителей заокеанского автопрома, поскольку Никита Сергеевич поставил многим отраслям советской промышленности и экономики задачу «догнать и перегнать Америку». Это нашло отражение как во внешности автомобилей, так и в некоторых технических решениях. Например, в производстве (пусть и мелкосерийном) гидромеханической трансмиссии.

Разумеется, в свете новых веяний и тенденций легковые правительственные ЗИЛ-111 стали довольно сильно походить на американские лимузины, в частности, на Cadillac, а на разработку их узлов и агрегатов на заводе было потрачено множество сил и времени.

При этом использовать большинство наработок и инноваций, реализованных на ЗИЛ-111, конструкторам было попросту негде, поскольку помимо «членовозов», на ЗИЛе выпускали только утилитарные грузовики.

Тем не менее, молодые энтузиасты увидели в «сто одиннадцатом» донора для будущего многофункционального и многоместного автомобиля, не банальной легковушки, а комфортабельного транспорта для перевозки пассажиров. Разумеется, никакого государственного заказа или технического задания на разработку подобной модели не было, и молодые специалисты взялись за проект по собственной инициативе.

Использование агрегатной базы представительского лимузина при проектировании принципиально нового автомобиля не ограничивало конструкторов, ведь на тот момент проект, по сути, был больше поисковым, чем предметным.

Изначально конкретных идей по типу кузова и габаритам новой машины не было. Но было понятно, что исходя из платформы «донора», новый автомобиль не мог получиться сверхкомпактным. Однако довольно быстро рабочей группе стало ясно, что лучшей компоновкой является именно вагонная, то есть та, которую сегодня мы называем однообъемной.

Автомобили с подобным типом кузова были достаточно популярны как в СССР, так и в мире: в Прибалтике вовсю работали над перспективным «рафиком», в Ульяновске занимались будущей «буханкой», а по дорогам земного шара давно колесили фольксвагеновские Transporter.

Однообъемность привлекала конструкторов своей рациональностью, ведь при этом габаритная длина кузова практически полностью использовалась для перевозки пассажиров, а не «воздуха» над передним и задним объемами. Большие габариты ЗИЛ-111 при этом были только на пользу будущему автомобилю.

Хорошо быть большим!

Формально кузов прототипа получался несущим, однако лонжероны и днище по форме напоминали обычную раму, а силовой агрегат был установлен на специальный подрамник. Подвеску также доработали с учетом увеличившейся массы и другого распределения нагрузки по осям. Что же касается мотора, то конструкторы остановили свой выбор на обычной V-образной «восьмерке» от грузовика ЗИЛ-130. Этот мотор был чуть слабее «легкового» варианта, использовавшегося на лимузинах, но допускал применение низкооктанового топлива. Интересно, что гидротрансформатор с двухступенчатой планетарной коробкой передач перекочевал на микроавтобус без особых изменений.

Многолитровый «виэйт» обеспечивал микроавтобусу неплохую динамику

Микроавтобус был больше ЗИЛ-111 по всем параметрам — длине, ширине и высоте, хотя колесная база осталась прежней. При этом молодые художники-конструкторы действительно «нарисовали» новый кузов, который не имел ничего общего с остальной продукцией завода.

Легкий, стремительный, современный экстерьер Юности производил неизгладимое впечатление, поражая чистотой линий и великолепной проработкой всех элементов.

Юность была удивительным симбиозом автобуса и комфортабельной легковушки, причем приставка «микро-» с учетом габаритов и вместимости была не слишком уместной. При этом прототип никак не дотягивал до полноценных утилитарных автобусов вроде продукции Павловского автозавода, хотя по своим габаритам и уровню комфорта явно превосходил те же «рафики», например.

В мировой практике в то время просто не встречались подобные автомобили: столь крупные и комфортабельные однообъемники до ЗИЛа практически никто не делал! Ведь использовать платформу представительского лимузина для, казалось бы, утилитарного «автобуса» в странах с рыночной экономикой было бы вряд ли целесообразно…

Кроме большой площади остекления с популярными на тот момент панорамными окнами в крыше, Юность была интересна и другими элементами, повышающими комфорт водителя и пассажиров. В их числе – панорамный сдвижной люк, термошумоизоляция панелей, эффективные системы вентиляции и отопления, радиоприёмник с квадрофонической акустикой и даже такие мелочи, как пепельницы, крючки для одежды и индивидуальное освещение каждого пассажирского места.

Доступ в салон микроавтобуса обеспечивала большая дверь на правом борту с низко расположенной ступенькой, а для погрузки-выгрузки багажа была предусмотрена дверь в задней части кузова. По этим параметрам Юность ничем не отличалась от более простых микроавтобусов, но 17 её пассажиров потенциально были обеспечены куда более высоким уровнем комфорта.

В ходе нескольких испытательных пробегов конструкторы проверяли, насколько Юность получилась удобной, надежной и выносливой. Несколько десятков тысяч километров подтвердили, что новая зиловская машина получилась именно такой, как и было задумано. Для водителя ЗИЛ-118 оказался легким и понятным в управлении, а пассажиры ощущали себя даже лучше, чем в обычной легковушке тех лет. Некоторые недочеты, выявленные в ходе испытаний, могли быть с легкостью исправлены при запуске микроавтобуса в серийное производство.

Но что-то пошло не так…

Руководство завода еще во время проверки прототипов на дорогах обратилось с соответствующим предложением «наверх» — в Совмин.

Когда Никите Сергеевичу Хрущеву продемонстрировали новинку, то он буквально пришел в восторг, увидев в микроавтобусе автомобиль широкого назначения. Действительно, Юность могла пригодиться во многих сферах и отраслях народного хозяйства, где был нужен удобный и вместительный автомобиль для перевозки пассажиров и специального оборудования. Маршрутное такси, скорая помощь, служебный, пригородный или экскурсионный автобус, ведомственный транспорт — трудно даже перечислить все возможные варианты применения этого автомобиля.

Эффектная картинка, увы, была далека от реальности

Увы, на тот момент освоить «минимально-рентабельное» производство около 2000 экземпляров в год на ЗИЛе не могли вследствие того, что выйти на такие объемы выпуска не позволяли старые производственные мощности, а необходимые средства в бюджет будущей пятилетки не были заложены Госпланом, для которого появление новой модели стало полной неожиданностью.

Вопрос отложили до 1966 года, а появившееся «свободное время» конструкторы должны были потратить на доработку и улучшение опытных образцов. Однако в это же время происходит смещение Хрущева со всех постов, что могло сказаться на судьбе «Юности» самым драматичным образом.

Впрочем, для «проверки боем» один из прототипов как раз в 1964 году переоборудовали в маршрутное такси и отправили в один из таксопарков Москвы, а в мае 1967-го ЗИЛ-118 вместе с другими перспективными «новинками» в составе делегации «Интуриста» даже побывала на Международной автобусной неделе в Ницце.

Зиловский микроавтобус стал настоящей звездой «автобусного салона»

Здесь советский микроавтобус произвел настоящий фурор, с легкостью взяв Кубок Оргкомитета и еще десяток наград в других номинациях! Заводчанам тут же поступили предложения по поводу крупных поставок микроавтобусов на экспорт. И это еще не все: во время визита в СССР Генри Форд II (внук того самого Генри Форда) всерьез заинтересовался этим автомобилем, изъявив желание наладить его производство за рубежом. Казалось бы, этот блистательный успех должен был привести Юность к конвейеру, но.

За пять лет (1962-1967 годы) вручную было построено лишь около двух десятков ЗИЛ-118, многие из которых демонстрировались на различных выставках. Судьба практически каждой «Юности» была по-своему интересна. Например, шасси с порядковым номером 4 более десяти лет использовалось Агенством печати «Новости».

Читать еще:  Автоматический пистолет стечкина (апс): технические характеристики (ттх)

Рядовые советские граждане практически не видели Юность и уж тем более не пользовались ею, ведь кроме применения в качестве служебного транспорта её решили использовать и в качестве «Скорой помощи» только для высокопоставленных чиновников. Именно поэтому в 1964 году ЗИЛ вместе с Институтом им. Склифосовского создал медицинскую модификацию ЗИЛ-118А (реанимобиль), технической «изюминкой» которой была подъемная часть крыши с «гармошкой», а различное оборудование даже позволяло производить операции прямо на борту! Благодаря мощному двигателю Юность могла легко сопровождать правительственный кортеж, из-за чего этот автомобили, изготовленные в количестве двух экземпляров, тут же забрало четвёртое управление Минздрава.

Уже в семидесятые годы одну «Юность» переделали в ПТС — передвижную телевизионную станцию, оснастив мягкий и просторный микроавтобус соответствующей теле- и видеоаппаратурой.

Вторая «Юность»

К концу шестидесятых годов футуристичная по меркам прошлого десятилетия Юность стала выглядеть несколько устаревшей, ведь автомобильная мода к тому времени заметно изменилась и заокеанская «вычурность» уступила место более лаконичным линиям и рациональным формам.

Именно поэтому руководством завода было принято решение о модернизации микроавтобуса, которая в итоге оказалась настолько глубокой, что её можно считать вторым поколением Юности.

На этот раз созданием машины занялись не на общественных началах, а по принятой на заводах схеме с коллективной формой работы под руководством главного конструктора или его заместителя. Художникам-конструкторам и инженерам, работавшим над проектом второй Юности, к тому времени уже было не занимать опыта, умноженного на талант, а из прежнего состава в работах по новому микроавтобусу приняла участие разве что Татьяна Киселева, создавшая интерьер ЗИЛ-118 и придумавшая автомобилю его имя «Юность».

Компоновка и агрегатная база остались прежними: перед конструкторами стояла задача осовременить автомобиль, а не радикально изменять его конструкцию.

Обновленный микроавтобус должен был выглядеть актуально, вписываясь не только в «модельный ряд» советского автопрома, но и соответствуя новейшим тенденциям мировой автомобильной моды. Именно поэтому ЗИЛ-119 внешне стал куда более «квадратным» и лаконичным, лишенным дополнительных и малофункциональных элементов «аэрокосмичного» стиля. При этом автомобиль формально оставался с несущим кузовом, но во втором «поколении» обзавелся еще более прочной и внушительной силовой основой, состоявшей из прямоугольных труб и швеллеров.

По сути, конструкторы интегрировали в однообъемный кузов сварную пространственную раму, не выделяя её в отдельную деталь.

Такая конструкция позволяла сохранить высокую жесткость кузова на кручение и изгиб, но при этом предоставляла возможности облегчения наружных панелей, не выполнявших силовые функции. Немаловажно, что при этом конструкторы могли придать облику автомобиля большей «лёгкости», сохранив при этом требуемый баланс визуальной монументальности. Подобным парадоксальным сочетанием «стремительной тяжеловесности» могла похвастать разве что горьковская Чайка второго поколения ГАЗ-14. Как и их коллеги из Горького, на ЗИЛе решали ту же задачу перехода от «ракетно-авиационного» дизайна в стиле пятидесятых годов к более простым и лаконичным решениям в духе «плоско-параллельной» моды рубежа шестидесятых-семидесятых.

Эргономика

Обзор на рабочем месте – лучше не придумаешь! Я неплохо уселся, обнаружив две регулировки водительского сиденья (это немало для авто, разменявшего шестой десяток) с пухлой подушкой и короткой спинкой без подголовника. Глянул в маленькие кругляши зеркал заднего вида, установленные на отдельных хромированных «куриных ножках», попробовал на ощупь светлое и тонюсенькое по сегодняшним меркам рулевое колесо, в ступице которого красовался рубиновый, что кремлёвские звёзды на башнях, логотип автозавода.

Водительское место… Просто загляденье!

ДВ/СВ-радиоприёмник АТ-64 от «Москвича».

Основное внимание педальному узлу, потому что здесь четыре педали, и это при живой и здравствующей АКП. Перечисляю слева направо: стояночный тормоз, раздвоенная по обе стороны рулевой колонки тормозная педаль и акселератор. Самое главное, чтобы у водителя не возникло желание выжать несуществующее сцепление, в противном случае последствия резкого торможения без уважительных причин непредсказуемы.

Селектор АКП. «Д» — «Drive» Тут аж 4 педали: стояночный тормоз, двойная тормозная педаль и акселератор. Обивка дверей без излишеств — норма для 60-х

Вытягиваем хромированный грибок воздушной заслонки карбюратора и несколькими оборотами стартёра пускаем немного доработанный короткоходный (диаметр цилиндра 100 мм, ход поршня 95 мм) «130-й» двигатель. Через несколько секунд самоустраняется большой люфт рулевого механизма, спасибо мощному насосу ГУР, а слух ласкают густые басы, подтверждённые полутора сотнями «кобыл» и четырьмя сотнями ньютонометров крутящего момента, который достигается уже чуть выше полутора тысяч оборотов в минуту, хотя, по ощущениям, вообще чуть ли не с холостых – величина рабочего объёма движка имеет значение!

Новейший на то время карбюраторный двигатель V8 (с заводским номером 009). Доступ к большинству узлов приемлемый. Сложности могут возникнуть только с заменой свечей зажигания.

Конструкция

Кузов ЗиЛ-118 построен по частично несущей схеме. В основе шасси лежали лонжероны и поперечины, формирующие силовой каркас. Лонжероны представляли собой трубы прямоугольного профиля, соединенные с поперечинами сваркой. Силовой агрегат, коробка передач и передняя подвеска монтировались на подрамнике, который затем крепился к нижней части кузова.

Подобная компоновка позволяла снять узел с автомобиля для ремонта и обслуживания. Рулевое управление типа винт-гайка оснащено гидравлическим усилителем. Из-за вынесенной вперед рулевой колонки пришлось установить угловой редуктор и дополнительный карданный вал, соединявшие вал колонки с рулевым механизмом.

В стандартном варианте салон рассчитан на 17 пассажиров.

Салон ЗиЛ-118 оснащен системой отопления и вентиляции. Кондиционер не устанавливался. Доступ в салон выполнялся через распашную дверь, выполненную в правой боковине кузова.

В кормовой части кузова имелась дополнительная распашная дверь, открывавшая доступ в небольшой багажный отсек, расположенный за спинками заднего ряда сидений. В медицинском варианте автобуса дверь применялась для загрузки носилок с больным.

Водитель попадал на рабочее место через индивидуальную дверь, выполненную в передней части левого борта. Рядом с водителем располагался огромный кожух, закрывавший двигатель. Селектор автоматической коробки располагался непосредственно на верхней части кожуха. Габариты двигателя ЗиЛ-118 не позволили поместить пассажирское место рядом с водителем.

Для доступа к силовому агрегату имелась крышка, расположенная в начале пассажирской части салона. Между кабиной водителя и пассажирским салоном установлена стеклянная перегородка. Кузов автобуса имел внешнюю и внутреннюю обшивку, между ними располагался слой пенополиуретанового наполнителя. На первых выпусках автобуса в крыше имелся раздвижной люк с размерами 1830*680 мм.

Все выпущенные автобусы ЗиЛ-118 оснащены V-образным 8-цилиндровым бензиновым мотором.

Для приготовления рабочей смеси до 1970 года использовался двухкамерный карбюратор К-88Д, оснащенный ускорительным насосом и экономайзером.

Позднее стал применяться усовершенствованный К-88АЛ. Мотор у машин выпуска до 1990 года имеет мощность 170 л.с. при рабочем объеме 5,969 л. Самые первые автобусы оснащались мотором с ограничителем оборотов, который развивал мощность 150 л.с.

Силовой агрегат является несколько модифицированным двигателем от грузового автомобиля ЗиЛ-130. В 1968 году была предпринята попытка установить дизельный двигатель ЗиЛ-136, которая закончилась неудачно. Неудачей закончилась и попытка установки уменьшенного варианта мотора под обозначением ЗиЛ-130М, который развивал мощность 138 л.с.

Последние выпуски автобусы ЗиЛ-118 оснащены 180-сильным мотором с увеличенным до 6,962 л объемом. Увеличение объема достигнуто путем применения блока цилиндров с увеличенным на 8 мм диаметром. Двигатель оснащен карбюратором К-95. Еще одним отличием мотора является увеличенная до 7,3 единиц степень сжатия, потребовавшая применения бензина с октановым числом 92/93.

Предыдущий мотор работал на топливе А76. Запас топлива расположен в двух баках, размещенных в задней части автобуса. Емкость баков составляет 150 литров каждый, с 1977 года баки увеличили на 10 литров, итого 320 литров на автобус, довольно неплохо. Запас хода более 1000 км.

На ранних машинах заливные горловины были выведены под откидные задние фонари.

Подобное решение широко применялось на американских легковых машинах. С 1970 года горловины вывели на борта кузова в задней части автобуса.

Трансмиссия состоит из гидротрансформатора и планетарной коробки. Ранние автобусы ЗиЛ-118 оснащены четырехколесным гидротрансформатором. С 1970 года стала использоваться трехколесная конструкция. Планетарная коробка имеет две передачи переднего хода – пониженную и прямую.

В коробке имеется и одна скорость заднего хода. Трансмиссия позволяла разгонять автобус до скорости 120 км/ч.

Тормозные механизмы барабанного типа, привод – гидравлический. В тормозной контур включен вакуумный усилитель. В салоне имелась сдвоенная педаль тормоза, позволявшая останавливать автобус любой ногой. На стоянке автобус удерживался механическим барабанным тормозом, воздействовавшим на трансмиссию.

Передняя подвеска автобуса ЗиЛ-118 позаимствована у легкового автомобиля представительского класса ЗиЛ-111.

В состав подвески входят независимые рычаги и цилиндрические пружины. Дополнительно установлены телескопические амортизаторы и стабилизатор поперечной устойчивости. На первых автобусах применялись рычажные амортизаторы.

Читать еще:  Парадоксальная реальность. ВПО-208 (.366 ТКМ)

Сзади установлена штампованная балка моста ЗиЛ-111, изготовленная по схеме «банджо». Мост крепится через листовые рессоры, дополненные телескопическими амортизаторами. Главная пара имеет шестерни гипоидного зацепления, в состав редуктора входит дифференциал.

Основные технические характеристики автобусов семейства ЗиЛ-118 приведены в таблице.

ПараметрЗиЛ-118ЗиЛ-118КЗиЛ-3207
База, мм3740
Длина, мм68606910н.д.
Ширина, мм2115
Высота, мм208820252035
Вес сухой, кг320035303950
Вес максимальный, кг477051005321
Расход топлива, л/100 км25-30

Кузов и салон микроавтобуса «Юность»

Длина кузова немного превышала 6,8 метров. Колёсная база получила 3,76 метра, а ширина составила 2,1 метра. Такие размеры позволили оборудовать в салоне 17 сидячих мест для пассажиров. Облицовочные панели делали из стали. Они соединялись с каркасом посредством сварки. Свободно пространство между ними заполнили полиуретаном, что обеспечило высокое качество термо- и звукоизоляции.

Водительская кабина от пассажирской зоны отделена перегородкой. Половина остеклена, посредине есть дверь. Силовая установка закрыта капотом, который состоит из двух откидывающихся частей. При полном открытии капота техник получает свободный доступ ко всем техническим узлам. Приборная панель и дизайн руля скопированы с лимузина 111-й модели. Водительское сиденье настраивается в продольной и вертикальной плоскостях.

Ширина входной двери составляет 88 сантиметров. Такого размера хватает для свободной посадки и высадки пассажиров. Если возникают трудности, ближнее к входу сиденье можно откинуть, что даст ещё больше пространства. Широкое лобовое стекло обеспечивало водителю полный обзор дорожной ситуации.

В задней части автомобиля имеется дверь, которая необходима для погрузки багажа. Если свободного места не хватает, можно демонтировать задний ряд сидений. Высота салона — 1 395 миллиметров. Её хватало для посадки людей, но перевозить стоящих пассажиров становилось невозможным. Для комфортной температуры в салоне в зимнее время года в конструкции присутствует отопительное оборудование. Оно работает за счёт охлаждающей жидкости системы охлаждения двигателя, вентиляции и приспособления для обдува лобового стекла. В тёплое время год открывались форточки или центральный люк на крыше для доступа в салон свежего воздуха.

Для передвижения в ненастную погоду водителем используется омыватель лобового стекла и два дворника. Для улучшения обзора существует центральное зеркало заднего вида. Ослепление солнечными лучами невозможно за счёт наличия противосолнечных козырьков. В распоряжении водителя имеется микрофонное устройство для оперативной подачи объявлений пассажирам. В распоряжении пассажиров имеются пепельницы, крючки для одежды, светильники и радиоприёмник.

Ошибки Юности: почему микроавтобус ЗИЛ так и не стал массовым

Московский Завод имени Лихачева (ЗИЛ) был широко известен даже за пределами СССР своими грузовыми автомобилями, которые составляли основу народнохозяйственного автопарка огромной страны. Кроме того, на ЗИЛе также производили очень специфичный транспорт — правительственные лимузины, предназначенные для чиновников рангом не ниже члена Политбюро. А ведь кроме грузовиков и представительских седанов, на ЗИЛе создали и очень необычный однообъемник, поистине опередивший своё время.

В ы не ослышались: на ЗИЛе действительно выпускали микроавтобусы, о которых советские современники мало что знали. Однако от этого «Юность» не становится менее интересным или знаковым проектом, который, к сожалению, имел не самую простую судьбу.

С оглядкой на Запад

Во времена Хрущевской оттепели многие советские автомобили стали достаточно явно походить на представителей заокеанского автопрома, поскольку Никита Сергеевич поставил многим отраслям советской промышленности и экономики задачу «догнать и перегнать Америку». Это нашло отражение как во внешности автомобилей, так и в некоторых технических решениях. Например, в производстве (пусть и мелкосерийном) гидромеханической трансмиссии.

Разумеется, в свете новых веяний и тенденций легковые правительственные ЗИЛ-111 стали довольно сильно походить на американские лимузины, в частности, на Cadillac, а на разработку их узлов и агрегатов на заводе было потрачено множество сил и времени.

При этом использовать большинство наработок и инноваций, реализованных на ЗИЛ-111, конструкторам было попросту негде, поскольку помимо «членовозов», на ЗИЛе выпускали только утилитарные грузовики.

Тем не менее, молодые энтузиасты увидели в «сто одиннадцатом» донора для будущего многофункционального и многоместного автомобиля, не банальной легковушки, а комфортабельного транспорта для перевозки пассажиров. Разумеется, никакого государственного заказа или технического задания на разработку подобной модели не было, и молодые специалисты взялись за проект по собственной инициативе.

Использование агрегатной базы представительского лимузина при проектировании принципиально нового автомобиля не ограничивало конструкторов, ведь на тот момент проект, по сути, был больше поисковым, чем предметным.

Изначально конкретных идей по типу кузова и габаритам новой машины не было. Но было понятно, что исходя из платформы «донора», новый автомобиль не мог получиться сверхкомпактным. Однако довольно быстро рабочей группе стало ясно, что лучшей компоновкой является именно вагонная, то есть та, которую сегодня мы называем однообъемной.

Автомобили с подобным типом кузова были достаточно популярны как в СССР, так и в мире: в Прибалтике вовсю работали над перспективным «рафиком», в Ульяновске занимались будущей «буханкой», а по дорогам земного шара давно колесили фольксвагеновские Transporter.

Однообъемность привлекала конструкторов своей рациональностью, ведь при этом габаритная длина кузова практически полностью использовалась для перевозки пассажиров, а не «воздуха» над передним и задним объемами. Большие габариты ЗИЛ-111 при этом были только на пользу будущему автомобилю.

Хорошо быть большим!

Формально кузов прототипа получался несущим, однако лонжероны и днище по форме напоминали обычную раму, а силовой агрегат был установлен на специальный подрамник. Подвеску также доработали с учетом увеличившейся массы и другого распределения нагрузки по осям. Что же касается мотора, то конструкторы остановили свой выбор на обычной V-образной «восьмерке» от грузовика ЗИЛ-130. Этот мотор был чуть слабее «легкового» варианта, использовавшегося на лимузинах, но допускал применение низкооктанового топлива. Интересно, что гидротрансформатор с двухступенчатой планетарной коробкой передач перекочевал на микроавтобус без особых изменений.

Многолитровый «виэйт» обеспечивал микроавтобусу неплохую динамику

Микроавтобус был больше ЗИЛ-111 по всем параметрам — длине, ширине и высоте, хотя колесная база осталась прежней. При этом молодые художники-конструкторы действительно «нарисовали» новый кузов, который не имел ничего общего с остальной продукцией завода.

Легкий, стремительный, современный экстерьер Юности производил неизгладимое впечатление, поражая чистотой линий и великолепной проработкой всех элементов.

Юность была удивительным симбиозом автобуса и комфортабельной легковушки, причем приставка «микро-» с учетом габаритов и вместимости была не слишком уместной. При этом прототип никак не дотягивал до полноценных утилитарных автобусов вроде продукции Павловского автозавода, хотя по своим габаритам и уровню комфорта явно превосходил те же «рафики», например.

В мировой практике в то время просто не встречались подобные автомобили: столь крупные и комфортабельные однообъемники до ЗИЛа практически никто не делал! Ведь использовать платформу представительского лимузина для, казалось бы, утилитарного «автобуса» в странах с рыночной экономикой было бы вряд ли целесообразно…

Кроме большой площади остекления с популярными на тот момент панорамными окнами в крыше, Юность была интересна и другими элементами, повышающими комфорт водителя и пассажиров. В их числе – панорамный сдвижной люк, термошумоизоляция панелей, эффективные системы вентиляции и отопления, радиоприёмник с квадрофонической акустикой и даже такие мелочи, как пепельницы, крючки для одежды и индивидуальное освещение каждого пассажирского места.

Доступ в салон микроавтобуса обеспечивала большая дверь на правом борту с низко расположенной ступенькой, а для погрузки-выгрузки багажа была предусмотрена дверь в задней части кузова. По этим параметрам Юность ничем не отличалась от более простых микроавтобусов, но 17 её пассажиров потенциально были обеспечены куда более высоким уровнем комфорта.

В ходе нескольких испытательных пробегов конструкторы проверяли, насколько Юность получилась удобной, надежной и выносливой. Несколько десятков тысяч километров подтвердили, что новая зиловская машина получилась именно такой, как и было задумано. Для водителя ЗИЛ-118 оказался легким и понятным в управлении, а пассажиры ощущали себя даже лучше, чем в обычной легковушке тех лет. Некоторые недочеты, выявленные в ходе испытаний, могли быть с легкостью исправлены при запуске микроавтобуса в серийное производство.

Но что-то пошло не так…

Руководство завода еще во время проверки прототипов на дорогах обратилось с соответствующим предложением «наверх» — в Совмин.

Когда Никите Сергеевичу Хрущеву продемонстрировали новинку, то он буквально пришел в восторг, увидев в микроавтобусе автомобиль широкого назначения. Действительно, Юность могла пригодиться во многих сферах и отраслях народного хозяйства, где был нужен удобный и вместительный автомобиль для перевозки пассажиров и специального оборудования. Маршрутное такси, скорая помощь, служебный, пригородный или экскурсионный автобус, ведомственный транспорт — трудно даже перечислить все возможные варианты применения этого автомобиля.

Эффектная картинка, увы, была далека от реальности

Увы, на тот момент освоить «минимально-рентабельное» производство около 2000 экземпляров в год на ЗИЛе не могли вследствие того, что выйти на такие объемы выпуска не позволяли старые производственные мощности, а необходимые средства в бюджет будущей пятилетки не были заложены Госпланом, для которого появление новой модели стало полной неожиданностью.

Вопрос отложили до 1966 года, а появившееся «свободное время» конструкторы должны были потратить на доработку и улучшение опытных образцов. Однако в это же время происходит смещение Хрущева со всех постов, что могло сказаться на судьбе «Юности» самым драматичным образом.

Впрочем, для «проверки боем» один из прототипов как раз в 1964 году переоборудовали в маршрутное такси и отправили в один из таксопарков Москвы, а в мае 1967-го ЗИЛ-118 вместе с другими перспективными «новинками» в составе делегации «Интуриста» даже побывала на Международной автобусной неделе в Ницце.

Зиловский микроавтобус стал настоящей звездой «автобусного салона»

Здесь советский микроавтобус произвел настоящий фурор, с легкостью взяв Кубок Оргкомитета и еще десяток наград в других номинациях! Заводчанам тут же поступили предложения по поводу крупных поставок микроавтобусов на экспорт. И это еще не все: во время визита в СССР Генри Форд II (внук того самого Генри Форда) всерьез заинтересовался этим автомобилем, изъявив желание наладить его производство за рубежом. Казалось бы, этот блистательный успех должен был привести Юность к конвейеру, но.

За пять лет (1962-1967 годы) вручную было построено лишь около двух десятков ЗИЛ-118, многие из которых демонстрировались на различных выставках. Судьба практически каждой «Юности» была по-своему интересна. Например, шасси с порядковым номером 4 более десяти лет использовалось Агенством печати «Новости».

Рядовые советские граждане практически не видели Юность и уж тем более не пользовались ею, ведь кроме применения в качестве служебного транспорта её решили использовать и в качестве «Скорой помощи» только для высокопоставленных чиновников. Именно поэтому в 1964 году ЗИЛ вместе с Институтом им. Склифосовского создал медицинскую модификацию ЗИЛ-118А (реанимобиль), технической «изюминкой» которой была подъемная часть крыши с «гармошкой», а различное оборудование даже позволяло производить операции прямо на борту! Благодаря мощному двигателю Юность могла легко сопровождать правительственный кортеж, из-за чего этот автомобили, изготовленные в количестве двух экземпляров, тут же забрало четвёртое управление Минздрава.

Уже в семидесятые годы одну «Юность» переделали в ПТС — передвижную телевизионную станцию, оснастив мягкий и просторный микроавтобус соответствующей теле- и видеоаппаратурой.

Вторая «Юность»

К концу шестидесятых годов футуристичная по меркам прошлого десятилетия Юность стала выглядеть несколько устаревшей, ведь автомобильная мода к тому времени заметно изменилась и заокеанская «вычурность» уступила место более лаконичным линиям и рациональным формам.

Именно поэтому руководством завода было принято решение о модернизации микроавтобуса, которая в итоге оказалась настолько глубокой, что её можно считать вторым поколением Юности.

На этот раз созданием машины занялись не на общественных началах, а по принятой на заводах схеме с коллективной формой работы под руководством главного конструктора или его заместителя. Художникам-конструкторам и инженерам, работавшим над проектом второй Юности, к тому времени уже было не занимать опыта, умноженного на талант, а из прежнего состава в работах по новому микроавтобусу приняла участие разве что Татьяна Киселева, создавшая интерьер ЗИЛ-118 и придумавшая автомобилю его имя «Юность».

Компоновка и агрегатная база остались прежними: перед конструкторами стояла задача осовременить автомобиль, а не радикально изменять его конструкцию.

Обновленный микроавтобус должен был выглядеть актуально, вписываясь не только в «модельный ряд» советского автопрома, но и соответствуя новейшим тенденциям мировой автомобильной моды. Именно поэтому ЗИЛ-119 внешне стал куда более «квадратным» и лаконичным, лишенным дополнительных и малофункциональных элементов «аэрокосмичного» стиля. При этом автомобиль формально оставался с несущим кузовом, но во втором «поколении» обзавелся еще более прочной и внушительной силовой основой, состоявшей из прямоугольных труб и швеллеров.

По сути, конструкторы интегрировали в однообъемный кузов сварную пространственную раму, не выделяя её в отдельную деталь.

Такая конструкция позволяла сохранить высокую жесткость кузова на кручение и изгиб, но при этом предоставляла возможности облегчения наружных панелей, не выполнявших силовые функции. Немаловажно, что при этом конструкторы могли придать облику автомобиля большей «лёгкости», сохранив при этом требуемый баланс визуальной монументальности. Подобным парадоксальным сочетанием «стремительной тяжеловесности» могла похвастать разве что горьковская Чайка второго поколения ГАЗ-14. Как и их коллеги из Горького, на ЗИЛе решали ту же задачу перехода от «ракетно-авиационного» дизайна в стиле пятидесятых годов к более простым и лаконичным решениям в духе «плоско-параллельной» моды рубежа шестидесятых-семидесятых.

История создания

Причиной разработки автобуса ЗиЛ-118 стала попытка завода имени Лихачева обеспечить рентабельность производства правительственных лимузинов. Стоимость машин резко возросла при переходе от модели ЗиС-110 к ЗиЛ-111, поскольку параллельно начался выпуск лимузина ГАЗ-13, который стал использоваться в качестве служебной машины для средней партийной номенклатуры.

В 1959 году появилось техническое задание, в соответствии с которым предлагалось создать на шасси ЗиЛ-111 многоместный автомобиль вагонной компоновки. Автобус предполагалось использовать в качестве служебного транспорта и в роли санитарной машины. Инициатором идеи стал Н.Ф. Гринчар, занимавший пост начальника производства завода.

Первый эскизный проект представлял собой 6-дверный автомобиль, рассчитанный на 15 человек.

Оперение передней и задней части без изменений переходило от ЗиЛ-111. От такой идеи быстро отказались, переработав проект в 5-дверный автобус вагонной компоновки. В 1960 году был построен макет машины, над дизайном которой работал Э.В. Сабо.

Внешний вид получившейся машины не устроил автора, и проект претерпел еще одно изменение дизайна. Третий вариант был одобрен в конце осени 1960 года под обозначением ЗиЛ-АБ. В начале следующего года началось изготовление элементов шасси и кузова.

После начала изготовления проект получил имя ЗиЛ-Э118. Сборка первой машины велась на голом энтузиазме при поддержке секретаря комитета комсомола В.Г. Мазепы. Автобус был готов в 1962 и показан Н.С. Хрущеву, которому машина очень понравилась. Первоначальные планы предусматривали старт производства ЗиЛ-118 «Юность» во второй половине 1963 года. Однако план реализован не был.

В 1967 году ЗиЛ-118 «Юность» был продемонстрирован на международной автобусной выставке в Ницце. Сразу после этого свет увидел очередной приказ о начале серийного выпуска, который намечался на 1968 год. На протяжении пяти лет, с 1963 по 1968 год, завод вел доработку конструкции машины. В частности испытывалась климатическая установка с кондиционером воздуха. Испытания закончились неудачно из-за недостаточной производительности вентиляторов и компрессора.

В 1970 году ЗиЛ-118 был показан Генри Форду II, который находился с визитом в СССР. Машина заинтересовала американского предпринимателя, который даже желал приобрести лицензию на производство. Однако дальше разговоров дело не продвинулось.

В том же 1970 году начались работы над созданием модернизированного образца, получившего обозначение ЗиЛ-118К. Первоначально проект носил имя ЗиЛ-119, от которого отказались в 1971 году.

Новый вариант машины получил измененный кузов без люка в крыше.

В салоне поменялись сидения, панель приборов. Несколько изменилась кинематика рулевого управления. В конструкции шасси автобуса стали применяться агрегаты от нового лимузина ЗиЛ-114. К середине 70-х годов было построено шесть ЗиЛ-118К, которые работали на заводе и постепенно усовершенствовались.

В начале 90-х годов увидела свет третья версия машины под обозначением ЗиЛ-3207. В конструкции применялись дисковые тормоза и трехступенчатая трансмиссия от лимузина ЗиЛ-4105. Из-за перекомпоновки салона число мест снизилось до 16.

В 1991-95 году были собраны рекордные для завода 30 машин версии 3207. Ухудшающаяся ситуация на заводе ЗиЛ привела к прекращению производства автобусов весной 1995 года. Позднее были собраны еще три кузова, один из которых довели до состояния готовой машины. Два оставшихся кузова долгое время хранились на складе полуфабрикатов.

В качестве пассажира

На прощанье немного посижу на пассажирском месте в салоне, почувствую себя пассажиром. Не сажусь, а плюхаюсь в мягкое кресло. У сиденья толстенная плюшевая подушка, которая обволакивает непривычной, как в современном автомобиле, анатомической конструкцией, а упругой податливостью.

Окраска этой «Юности» №8 воспроизводит экземпляр №6, который завоевал призы в 1967 на 15-м Международном туристском ралли и 18-й Международной неделе автобусов в Ницце.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector