0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Советские танки серии бт 2, 5 и 7: на гусеницах и на колесах

БТ-5-ИС

БТ-5-ИС
Классификациялёгкий танк
Боевая масса, т12
Компоновочная схемаклассическая
Экипаж, чел.3
История
Годы производства1935—1938
Годы эксплуатациине эксплуатировался
Количество выпущенных, шт.13
Основные операторы
Размеры
Длина корпуса, мм5580
Ширина, мм2230
Высота, мм2230
Клиренс, мм325
Бронирование
Лоб корпуса, мм/град.13
Борт корпуса, мм/град.13
Корма корпуса, мм/град.10
Днище, мм6
Крыша корпуса, мм10
Лоб башни, мм/град.13
Маска орудия, мм/град.13
Борт башни, мм/град.13
Корма башни, мм/град.13
Крыша башни, мм10
Вооружение
Калибр и марка пушки45-мм
20-К обр. 1937 г.
Тип пушкинарезная
Длина ствола, калибров46
Боекомплект пушки115
Углы ГН, град.—8…+25
Прицелытелескопический ТОП обр. 1930 г,
перископический ПТ-1 обр. 1932 г.
Пулемёты1 × 7,62-мм ДТ
Подвижность
Тип двигателяV-образный 12-цилиндровый карбюраторный жидкостного охлаждения М-5
Мощность двигателя, л. с.400
Скорость по шоссе, км/ч53,3 на гусеницах,
84,1 на колёсах
Запас хода по шоссе, км500
Удельная мощность, л. с./т34,8
Колёсная формула8 × 2 / 2
Тип подвескиподвеска Кристи
Удельное давление на грунт, кг/см²0,65 на гусеницах,
5,65 на колёсах
Преодолеваемый подъём, град.37
Преодолеваемая стенка, м0,52
Преодолеваемый ров, м2
Преодолеваемый брод, м1,9

БТ-5-ИС — советский опытный лёгкий колёсно-гусеничный танк, являющийся модификацией танков серии БТ-5. Аббревиатура БТ означает «быстроходный танк», ИС — «Иосиф Сталин».

Содержание

А-20 — советский экспериментальный танк 30-х годов. В те годы гусеницы не выдерживали долгого использования (несколько сотен км — как раз на одну заправку одна пара гусениц), поэтому во многих странах была популярна идея колёсно-гусеничного танка, который мог бы передвигаться на гусеницах по пересеченной местности и на колёсах по дорогам: езда на колёсах рассматривалась как способ сберечь ресурс гусениц, ибо на длинных маршах ушатывались они в момент (к слову, ресурс на колесах был в 2 раза больше ресурса на гусеницах). Но к 30-м годам разработка новых конструктивных элементов гусениц и освоение более продвинутых технологий производства свели проблему на нет.

Описание конструкции

Корпус и бронирование

Корпус танка был выполнен из броневых листов толщиной 8, 15 и 22 мм (лобовой щиток механика-водителя). По проекту предполагалось изготовление корпуса при помощи сварки, но ввиду неготовности Ижорского завода к серийному производству сварных корпусов первые образцы Т-46-1 были клепаными. Броневая защита легкого танка Т-46 была разработана по противопульному принципу. Она защищала основные узлы и агрегаты танка, а так же его экипаж от поражения мелкими осколками, шрапнелью и пуль пулеметно-винтовочных калибров.

Тип бронистальная катаная
Лоб корпуса15-22 мм
Борт корпуса15 мм
Корма корпуса15 мм
Днище8 мм
Крыша корпуса8 мм
Лоб башни16 мм
Борт башни16 мм
Корма башни16 мм
Крыша башни8 мм

Компоновка танка несколько изменилась. В передней части корпуса размещалось отделение управления и трансмиссия, место механика-водителя (с характерным выступом в виде будки) оставили с левой стороны. Боевое отделение находилось в средней части корпуса, моторное отделение – в кормовой части.

Башня танка цилиндрической формы была увеличена относительно башен Т-26 и БТ для возможности свободной установки как 45-мм, так и 76-мм пушки. Башня изготавливалась из броневых листов высокой твердости толщиной 15 мм и имела развитую кормовую нишу для размещения части боекомплекта и радиостанции. Поручневая антенна крепилась практически по всей окружности башни на выдающиеся кронштейны. Крыша башни формировалась из плоского бронелиста с толщиной до 8, а в некоторых источниках – до 10 миллиметров.

Вооружение

В качестве основного вооружения планировалось использовать 45-мм пушку 20К или 76,2-мм пушку ПС-3, однако последний тип артсистемы промышленность так и не освоила. Пушка устанавливалась на цапфы в переднюю часть башни и защищалась небольшим кожухом и бронемаской, которая, как и у танка Т-26 (однобашенного), имела полуцилиндрическую форму.

Оба пулемета ДТ, имевшиеся на Т-26, оставили. Кроме спаренного с пушкой 7,62-миллиметрового пулемета ДТ-29, который монтировался справа от орудия в бронемаску, предлагали установить еще один аналогичный пулемет в кормовую нишу башни. Кроме этого так же планировалась оснастить Т-46 турельной установкой с третьим пулеметом ДТ-29 в качестве зенитного.

Кроме того справа от спаренной установки в шаровом яблоке был закреплен брандспойт пневматического огнемета КС-45 с запасом огнесмеси 50 л. Боекомплект танка составляли 101 выстрел унитарного заряжания к 45-мм орудию, которые укладывались по бортам боевого отделения, 43 магазина (2709) патронов к пулеметам ДТ, бак с 50 л огнесмеси на 10-12 выстрелов из огнемета КС-45.

Двигатель и трансмиссия

Проект Т-46-1 предусматривал установку дизельного или бензинового двигателя мощностью 180-210 л.с., и поскольку более привлекательный дизель ДТ-4 к моменту сборки не был готов, на танк установили карбюраторный МТ-4 мощностью 200 л.с. Затем в результате очередной доработки появилась возможность оснастить танк более мощным двигателем, и на его роль выбрали МТ-5-1 мощностью 330 л.с.

Элементы трансмиссии легкого танка Т-46 были почти идентичны конструкции танка Т-26. К их числу относились:

  • основной однодисковый фрикцион, который работал по принципу сухого трения (сталь по феродо);
  • ступенчатый протяженный карданный вала;
  • четырехступенчатая механическая коробка передач;
  • механизм поворота;
  • тормоза ленточного типа;
  • бортовые передачи.

Трансмиссия танка включала в себя четырехскоростную КПП, расположенную под полом боевого отделения, бортовые фрикционы, бортовые редуктора. При движении на колесном ходу две задние пары опорных катков шасси были ведущими, а передняя пара — поворотными. При движении на колесах в качестве механизма поворота использовался простой дифференциал, отключавшийся при движении на гусеницах. Для управления при движении на гусеницах применялись рычаги управления, на колесах — рулевая колонка автомобильного типа. При сваливании гусениц переход на колесный ход можно было произвести без выхода экипажа из машины при помощи рычагов на коробке передач.

Ходовая часть

Подвеска танка — блокированная пружинная, состояла из четырех пар опорных и двух пар поддерживающих катков, а также двух ведущих катков цевочного зацепления и двух направляющих катков с механизмами натяжения. Танк получил мелкозвенчатые гусеничные цепи из литых траков шириной 390 мм, выполненных из стали Гартфильда по типу траков танка Т-26.

Т-46 на колесном ходу, вид спереди.

При движении на колёсах ведущими были только две задние пары колёс, а поворот осуществлялся при помощи обычного дифференциала с передачей на переднюю пару колёс. Для управления при движении на гусеницах применялись рычаги управления, на колесах — рулевая колонка автомобильного типа. При сваливании гусениц переход на колесный ход можно было произвести без выхода экипажа из машины при помощи рычагов на коробке передач.

Электрооборудование

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме с напряжением бортовой сети 12 В. В качестве источников питания использовались аккумуляторная батарея 6СТЭ-128 емкостью 128 Ач и генератор мощностью 500 Вт. Танк оснащался радиостанцией 71-ТК-1, размещенной в нише башни.

Одной из «изюминок» танка У.Кристи было то, что его можно было очень даже легко «научить плавать». Сам конструктор даже разработал один такой танк с корпусом гробообразной конструкции 75-мм французским орудием (находившимся на вооружении армии США) обр.1897 г., причем он даже испытывался Корпусом морской пехоты США. Танк морпехам не понравился, но саму возможность сделать из своего колесно-гусеничного танка еще и амфибийную машину, равно как и свой талант конструктора Кристи подтвердил. Ну, а когда «танк Кристи» попал в СССР, его, разумеется, попытались усовершенствовать еще больше и создать на его основе «универсальный плавающий танк».

Работа над новой машиной началась буквально на следующий же день после того, как танк Кристи «пошел в СССР». Создавался проект в конструкторском бюро «КБ-Т» на заводе «Красный пролетарий», и в 1932 году новый танк уже выкатился из заводских ворот. Руководил проектом Николай Александрович Астров — будущий создатель целой серии отечественных амфибийных машин. Причем планировалось создать не какой-то там «танк на поплавках», а использую узлы и агрегаты танков серии БТ, танк с водоизмещающим корпусом и вооружением более мощным, нежели у базовой машины. То есть создавался танк, который по замыслу своих создателей должен был превосходить все зарубежные танки такой типа, как разведывательные, так и плавающие танки, причем сразу по всем показателям: огневой мощи, броневой защите, ну и, конечно, ходовым качествам. В тоже время в качестве замены танкам БТ он не рассматривался. Это должен был быть танк «качественного усиления» подразделений малых плавающих танков с тем, чтобы он мог обеспечить им артиллерийскую поддержку при форсировании водных преград.

Собственно, конструкция танка ПТ-1 (такое он получил обозначение — «плавающий танк -1») от Кристи и танков БТ мало чем отличалась: мотор и трансмиссия в задней части, башня — боевое отделение, ближе к носовой части корпуса, однако в отделение управления посадили не одного, а сразу двух человек — водителя и еще стрелка-радиста, чего на танке Кристи не было.

Броневой корпус увеличенного по сравнению с танками БТ-2 и БТ-5 объема собрали из листов катанной брони толщиной 10 и 15-мм. При этом саму конструкцию корпуса создатели танка продумали хорошо. Выяснилось, что она и плавучесть ему обеспечивает, и с остойчивостью у него все в порядке, и на плаву сопротивление движению у него небольшое. Для размещения орудия и пулеметов (их на танке было целых четыре, причем три в башне!) служила цилиндрическая башня подобная башне БТ-5 раннего выпуска, то есть имевшая кормовую нишу меньшего объема, чем на танках мод.1935 г. Посадка в танк и выход из него экипаж осуществлялась через общий люк на крыше башни и сразу два люка на крыше корпуса над головами водителя и стрелка.

ПТ-1 вооружался 45-мм пушкой 20-К и, как уже отмечалось, четыре пулемета ДТ-29, один спаренный с пушкой, один в шаровой установке в правом верхнем лобовом листе корпуса и два в шаровых установках в бортах цилиндрической башни ближе к кормовой нише. Конечно, такое расположение создавало определенные трудности для его использования. Почему, однако, появилось такое решение? Считалось, что в боевой обстановке башня танка может быть заклинена. Но танк все равно сможет продолжать бой, если у него будет лобовой пулемет в корпусе и пулеметы по бортам башни. Более того, считалось, что такой танк, форсируя траншею, может поставить ее «в два огня». Кстати, именно поэтому на первых Т-26 и стояли две башни, чтобы простреливать неприятельские траншеи в обе стороны и точно такое же вооружение имел и танк ТГ. Боекомплект включал 93 снарядов к пушке и 3402 патрона к пулеметам находившихся в 54 дисках.

Читать еще:  Мбр «тополь-м»: история и ттх

На танк планировалось поставить дизельный мотор мощностью 300 л.с. ПГЕ, однако доводка его затянулась и вместе него по продольной оси установили двенадцатицилиндровый, авиационный, карбюраторный мотор М-17Ф с жидкостным охлаждением в 580 л. с. Система охлаждения двигателя предусматривала возможность охлаждать его воздухом на ходу и водой на плаву. Циркуляция забортной воды обеспечивалась за счет ее подсоса гребными винтами через отверстия в бортах корпуса. Соответственно, вентиляторы, прогонявшие воздух при движении на колесах через радиаторы охлаждения, на воде от двигателя отключались. Вроде бы идея была рациональной, но испытания «в металле» показали, что двигатель очень сильно охлаждается в самом начале плавания, но недостаточно при длительном нахождении в воде, так подсос воды винтами оказался не слишком эффективным. Запас топлива в бортовых и кормовых бензобаках составлял 400 л., что на гусеницах позволяло ему пройти 183 км, а на колесах 230 км.

Что касается ходовой части танка и его трансмиссии, то можно без преувеличения констатировать, что такого не было в то время еще ни в одной стране мира, включая и родину танков Кристи — США! Ведь на нем помимо двух приводов гребных винтов, стояли еще и бортовые передачи на все восемь опорных катков, то есть они все они были ведущими при движении танка на колесах! При это и два передних и два задних пара были управляемыми! Но самой главной изюминкой данной конструкции было то, что карданные валы привода колес редукторов, как на танке БТ-ИС не имели. Редукторы находились в самих опорных катках, что было осуществлено вообще впервые в истории танкостроения. Привод благодаря этому существенно облегчался и, соответственно, у танка понижался центр тяжести.

Управление танком осуществлялось рулевым колесом (движение на колесах) и рычагами (движение на гусеницах), причем на сервоприводах.
Двигаться на плаву танк должен был с помощью двух гребных винтов, заключенных внутри тоннелей в задней части корпуса. Считалось, что это убережет винты от повреждений и к тому же на них не будет наматываться всякая водная зелень. Опять-таки предполагалось обойтись без рулей и управлять танком за счет реверса винтов. Кроме того, танк оснастили довольно сложной системой перекачивания горючего из передних баков в задние, чтобы… как на подводной лодке управлять его дифферентом на плаву. Почему-то насосы перекачки топлива все время выходили из строя, так что система оказалась неработоспособной. А вот идея поворачивать патрубки выхлопных труб вверх при входе в воду, получилась вполне удачной, и вода в них не попадала.

Подвеска танка была аналогична подвеске танка Кристи и танков БТ-2 и БТ-5, но в нее были добавлены телескопические амортизаторы. Направляющие колеса также имели наружную амортизацию. Гусеница состояла из крупнозвенчатых траков шириной 260 мм. На танке было решено установить радиостанцию 71-ТК-1, причем поставили на него поручневую антенну большой длины, которая монтировалась не на башне, а по периметру корпуса танка. Внутренних средств связи танк, однако, не имел.

Скорость на воде равнялась 6 км/ч, на гусеничном ходу — 62 км/ч, на колесном скорость его достигала 90 км/ч.

Машину посчитали настолько удачной, что в постановлении СТО «О системе танкового вооружения РККА» от 13 августа 1933 года, указывалось: «С 1934 г. начать постепенное внедрение в производство в качестве оперативного танка плавающей машины ПТ-1 с таким расчетом, чтобы с 1936 г. полностью перейти на развернутое производство этого танка на базе и за счет производства танка БТ». Но… что-то помешало намеченное решение осуществить. Что? Принято говорить, что это «общая технологическая отсталость советской промышленности тех лет. Безусловно отсталость была, но в чем конкретно она проявилась в данном конкретном случае? Да ни в чем — танк-то ведь сумели сделать! Однако он имел неустранимый недостаток (оборотная сторона его достоинств!), из-за которого он в серию и не пошел — редукторы в колесах! Потому-то Цыганов на своем БТ-ИС и установил редукторы в верхней части корпуса, что в колесах они были и очень сложны в обслуживании и… как они вообще работали в случае попадания в них воды, пыли и грязи? Конечно, гипотетически можно себе представить, что их удалось полностью загерметизировать. И тогда РККА вполне бы могла стать первой в мире армией, у которой основным боевым танком стал бы универсальный быстроходный колесно-гусеничный (в том случае, конечно, если бы его достоинства перекрыли бы в ходе эксплуатации достоинства обычных БТ, иначе он так бы и остался «плавающим танком усиления»), да еще и плавающий, танк. Но это чисто гипотетически. Реально же ни танк ПТ-1 (ни его усовершенствованная версия ПТ-1А, отличавшаяся удлиненным корпусом, одним гребным винтов и усиленной бронезащитой) в серию так и не попали. Очень уж сложной (и дорогой, безусловно!) получилась его ходовая часть, имевшая целых восемь редукторов в колесах. Высоким качеством должны были отличаться и идущие к ним валы достаточной длины и угловые шестерни. Поэтому постановление СТО от 19 июня 1935 года решили «оставить на вооружении танк БТ. Отказаться от замены его на ПТ-1». Вывод, видимо, был такой: «Танк не может быть очень сложным и содержать в своей конструкции сомнительные детали».

Модель ПТ-1
Год выпуска 1932
Экипаж 4
Масса, кг 14200
Габаритные размеры:
длина, м 7,1
ширина, м 2,9
высота, м 2,645
клиренс, м 0,265
Бронирование, мм:
Лоб корпуса 13-15 мм
Борт корпуса 10 мм
Корма корпуса 10 мм
Крыша и днище 5-6 мм
Башня 13 мм
Вооружение: 45-мм пушка 20К, 4х7,62-мм пулемета ДТ.
Двигатель “М-17”, карбюраторный, 12-цилиндровый, 500 л.с.
Запас топлива, л 400
Запас хода, км (гусеницы/колёса) 183/230
Макс. скорость, км/ч:
на колёсах – 90
на плаву – 11,5
Преодолеваемые препятствия:
подъём, град 33
ров, м 3,3
высота стенки, м 1,2

И ГУСЕНИЦЫ И КОЛЕСА

(Техника молодежи №3 за 1980 год)

Материал предоставлен: Alex Lee

Мы уже рассказывали о танках, обладавших одновременно двумя раздельными движителями — колесным и гусеничным (см. «ТМ» № 10 за 1979 год). Но эти машины отличались сложностью конструкции, оттого и управлять ими и обслуживать их было трудно. Поэтому в массовое производство они не пошли.

Американский конструктор Уолтер Кристи нашел другое техническое решение, позволявшее увеличить оперативную подвижность танков (иными словами, скорость при движении по дорогам). Кристи увеличил диаметр опорных катков (передние два из них управлялись) до размеров автомобильных колес, а гусеницу сделал съемной. Теперь при движении со снятыми гусеницами тяговое усилие с помощью цепи Галля передавалось с ведущего колеса на заднюю пару катков, которые служили ведущими колесами.

Свою первую колесно-гусеничную машину У. Кристи построил еще в 1919 году. Однако в окончательном виде его идея воплотилась в моделях 1928-го и особенно 1931 годов. Сам конструктор назвал ее «танк 1940 г.». Он имел по четыре опорных катка с каждой стороны. В погоне за скоростью изобретатель оснастил его авиационным мотором, позволившим получить и до сих пор непревзойденные удельные мощности (более 40 л.с./т), и скорость по шоссе на колесах до 113 км/ч. Масса танков равнялась 7-9 т.

Машины этого американского инженера, построенные в 1931 году, испытывались в армии страны, но на вооружение так и не были приняты. Специалисты считали, что при больших скоростях управлять ими очень трудно, да и бронирование танков было недостаточным. Однако идеи Кристи оказали большое влияние на последующее развитие «броненосцев». Многие из его конструктивных решений сохранились и поныне: наклонный лобовой лист, опорные катки большого диаметра с индивидуальной подвеской и размещением упругих элементов внутри корпуса, компактное расположение двигателя в кормовой части машины.

Идея колесно-гусеничного танка с ходовой частью, разработанной Кристи, нашла воплощение в нашей стране. Первая такая модель под обозначением БТ-2 заочно была принята на вооружение 23 мая 1931 года (еще до изготовления опытного образца). Производство их началось три месяца спустя, и в военном параде 7 ноября того же года участвовало три машины.

На БТ-2 вместо цепной передачи при движении на колесах использовалась шестеренчатая («гитара»). Для того чтобы поменять движитель, экипажу нужно было затратить всего 30 минут.

Новая конструкция страдала множеством «детских болезней»: авиационные двигатели плохо заводились и часто перегревались. БТ-2 выпускались до 1933 года (с несколькими вариантами вооружения). Эти машины ввиду своих отличных скоростных данных были хорошо приняты красноармейцами.

Советские конструкторы вели работы по дальнейшему улучшению боевых свойств танка. И в результате в 1933 году появился БТ-5, вооруженный 45-мм пушкой (образца 1932 года) и спаренным пулеметом. На машине установили двигатель отечественного производства, башню улучшенной формы, усиленные детали ходовой части. Командирские БТ-5 имели радиостанции с поручневой антенной. Это, кстати, сослужило плохую службу в боях: противник, видя издалека эти танки, старался вывести их из строя в первую очередь. Впоследствии антенну заменили на штыревую.

В 1935 году в Красную Армию начал поступать танк БТ-7. На нем установили улучшенный двигатель, вновь сконструированный главный фрикцион, ленточные плавающие тормоза, что значительно повысило ходовые качества. Толщину брони и запас хода также увеличили. Через три года с начала выпуска БТ-7 стал производиться с коническими башнями для увеличения пулестойкости. За два года до начала Великой Отечественной войны на модификации БТ-7М установили специально созданный дизель-мотор В-2 вместо устаревшего М-17Т, использовавшегося ранее в авиации и снятого с производства. Скорость танка возросла до 62-86 км/ч, запас хода — до 600/700 км (в числителе — на гусеницах, в знаменателе — на колесах), а масса — до 14,6 т.

Производство БТ-7М прекратили весной 1940 года, вместо него в серию была запущена знаменитая тридцатьчетверка, унаследовавшая от своего предшественника ряд элементов трансмиссии и ходовой части и двигатель.

Читать еще:  Пневматическая винтовка иж-61: характеристики, апгрейд, цена, видео, сборка, разборка, устройство

Машины серии БТ — основные танки самостоятельных механизированных и крупных танковых соединений Красной Армии, — как и все легкие танки 30-х годов, были «одеты» в противопулевую броню, поэтому к началу второй мировой войны они уже устарели. БТ-5 сражались в 1938 году у озера Хасан и в Испании в 1936-1938 годах, БТ-7 — на Халхин-Голе и в 1939-1940 годах — на Карельском перешейке. Пригодились машины и в начале Великой Отечественной войны.

В 1936 году был создан колесно-гусеничный вариант среднего танка Т-28, получивший название Т-29. На экспериментальной машине Т-29 корпус, двигатель я вооружение от Т-28. Ходовая же часть была совершенно новой: восемь опорных катков большого диаметра, причем в отличие от БТ ведущими были три пары. Танк благодаря специальным синхронизаторам мог двигаться с одной гусеницей. Но Т-29 оказался сложным в эксплуатации и в серию не пошел. Однако это был важный этап советского танкостроения.

В том же 1935 году конструкторы попытались создать легкий колесно-гусеничный танк, предназначавшийся для замены нашего основного — Т-26. Он назывался Т-46 и имел восемь опорных катков большого диаметра (две пары ведущие). При массе 15т он своим вооружением и бронированием не отличался от Т-26 или БТ и из-за сложности в производство не пошел.

На заставке изображен советский средний танк Т-29. Боевая масса — 28,5 т. Экипаж — 5 чел. Вооружение — одно 76-мм орудие, четыре 7,62-мм пулемета ДТ. Толщина брони: лоб корпуса — 30 мм, борт и башня — 20 мм. Двигатель — бензиновый М17Л, 500 л.с. Скорость по шоссе — 56 км/ч на гусеницах, 80 км/ч на колесах. Запас хода по шоссе — 220 км.

Рис. 36. Советский легкий танк БТ-2. Боевая масса — 11 т. Экипаж — 3 чел. Вооружение — одно 37-мм орудие, один 7,62-мм пулемет ДТ. Толщина брони — лоб, борт корпуса и башня — 13 мм. Двигатель авиационный «Либерти», 400 л.с. Скорость по шоссе — 52 км/ч на гусеницах, 72 км/ч на колесах. Запас хода по шоссе — 200 и 300 км соответственно.

Рис. 37. Советский легкий танк БТ-5. Боевая масса — 11,5 т. Экипаж — 3 чел. Вооружение — одна 45-мм пушка, один 7,62-мм пулемет ДТ. Толщина брони — лоб, борт корпуса и башня — 13 мм. Двигатель — авиационный М-5, 400 л.с. Скорость по шоссе — 52 км/ч на гусеницах, 72 км/ч на колесах. Запас хода по шоссе — 200 и 300 км соответственно.

Рис. 38. Советский легкий танк БТ-7. Боевая масса — 13,8 т. Экипаж — 3 чел. Вооружение — одна 45-мм пушка образца 1932 года, один-два 7,62-мм пулемета. Толщина брони: лоб корпуса — 20 мм, борт — 13 мм, башня — 15 мм. Двигатель — бензиновый М17Т, 400 л.с. Скорость по шоссе — 52-73 км/ч. Запас хода по шоссе — 350-500 км (с дополнительными баками).

Разработанный и производимый советский легкий танк Т-26 в однобашенной компоновке по мнению руководства РККА хотя и имел достаточную для того времени огневую мощь, но не отличался скоростными и динамическими характеристиками. С целью улучшения этих качеств танка Т-26 была утверждена специальная программа модернизации машины. В рамках данной программы предлагалось создать легкий танк для поддержки пехоты при наступательных действиях на колесно-гусеничном ходу.

Несмотря на то, что проект КТ-26 не принес желаемого результата от идеи поставить Т-26 на колесный ход ни в коем случае не отказывались. В 1933 г. КБ завода им. Ворошилова начало проектные работы над машиной Т-26А, получившей в начале 1934 г. новый индекс Т-46. Кроме колесно-гусеничной ходовой части предполагалась установка дизельного двигателя, а также усиление вооружения и бронирования. Его проект был выполнен под руководством С. Гинзбурга. Ведущим конструктором танка стал В. Симский.

В конструкции танка, с целью облегчения серийного производства, заимствовались многие узлы от танка Т-26 образца 1933 г. Согласно техническому заданию Т-46 должен был иметь усиленное пушечное вооружение и боевую массу до 10 тонн. Но прежде всего планировалось существенное улучшение ходовых качеств танка.

Опытный образец танка был построен в 1935 г., но оказался сильно перетяжелен. Его вес почти наполовину превысил положенные 10 т, и потому КПП и бортредуктора, спроектированные для него, уже не справлялись с возросшими нагрузками. Было принято решение по доработке танка, боевой вес которого разрешили поднять до 14— 15 т. Продолжала работы над Т-46 (проекты №№ 46-1, 46-2, 46-3) конструкторская группа нового КБ Опытного завода Спецмаштреста им. Кирова (бывшего ОКМО) под руководством О. Иванова, так как С. Гинзбург был отстранен приказом замнаркома вооружений М. Тухачевского. При рассмотрении проектов Т-46 для постройки эталона был выбран проект № 46-3, который под индексом Т-46-1, постановлением СТО от 29 февраля 1936 г., был принят на вооружение РККА.

Столь большая спешка объяснялась тем, что серийные Т-26 от серии к серии только набирали массу, при откровенно небольшом росте боевого потенциала и снижении ходовых качеств. Поэтому, принятие на вооружение более скоростного и лучше вооруженного танка было одной из приоритетных задач.

Эталон же танка был готов в ноябре 1936 г. Он прошел цикл дополнительных испытаний, и с декабря 1936 г. началось его серийное производство на заводе № 174 им. Ворошилова. Этот вариант, по сравнению с прототипом Т-46, потяжелел еще больше. Его боевой вес составлял уже 17,5 т, что произошло во многом потому, что танк получил новый двигатель МТ-5 мощностью 300 л.с, а также усиленную броню (толщина вертикальных листов брони теперь составляла 15 мм, а не 10—14, как прежде), вооружение дополнялось огнеметом пневматического типа с баком огне-смеси, танк получил усиленную трансмиссию.

Испытания Т-46-1 прошли вполне успешно. Танк обладал значительно большей скоростью и подвижностью на гусеницах, чем Т-26, а на колесах его максимальная скорость достигала 72 км/ч. Также упростилась управляемость танка, за счет использования новой трансмиссии. По вооружению Т-46-1 вполне соответствовал требованиям РККА, однако от установки огнемета впоследствии отказались. Решение о запуске танка в серийное производство было получено ещё до окончания его испытаний.

Производство Т-46-1 с декабря 1936 года развернули на заводе №174 им.Ворошилова, где параллельно шла сборка Т-26. Всего в ноябре-декабре 1936 г. заводом было изготовлено 4 серийных танка Т-46-1, которые поступили на войсковые испытания. Танки эксплуатировались в войсках больше года и показали себя очень хорошо. Их проходимость на колесном ходу была выше, чем у БТ, подвижность как на гусеницах, так и на колесах была сравнима с ПТ-1. Танки были легче в управлении, потребляли бензин 2-го сорта, но после всесторонних испытаний серийных танков Т-46-1 начальник УММ с горечью констатировал, что «в результате доработки дешевого Т-26 к требованиям улучшения его подвижности, мы получили танк, догнавший по цене средний трехбашенный Т-28″. С этим смириться, конечно, никто не мог. Выпуск танка Т-46-1 и все работы по нему в начале 1937 г. были прекращены, за исключением варианта с противоснарядным бронированием, которые в дальнейшем был значительно переработан и теперь известен нам под индексом Т-111 (Т-46-5). По решению военного совета один из выпущенных Т-46-1 передавался в распоряжение бронетанковго музея, где он и оставался до середины 1941 г.

В 1934 году Ворошилов отдал приказ 4-у танковому полку создать новый «колесно-гусеничный движитель для танка БТ, с которым он может быть превращен в еще более грозную боевую машину». Это задание было поручено Ионой Якиром группе инженеров под руководством Николая Цыганова. После окончания 4 месячной работы к апрелю 1935 года были готовы чертежи и модель размером 1/5 натуральной величины танка БТ с новым движителем, имевшим 3 пары ведущих (2, 3, 4) и управляемых (1, 2, 4) колёс. При разработке этого проекта была затронута только ходовая часть танков БТ-2 и БТ-5. О завершении работы был выслан рапорт в письме Сталину и Ворошилову. По личному указанию Ворошилова для изготовления БТ-ИС были выделены необходимые средства, место на харьковском танкоремонтном заводе № 48 и танк БТ-2. В июне 1935 года приступили к испытаниям машины, продолжавшимся до осени. Ворошиловым в 1936 году было выдано указание на изготовление 10 танков БТ-ИС на базе танка БТ-5.

В марте — июне 1937 года три БТ-ИС после внесения заводом № 48 изменений на основе результатов пробега Харьков — Москва проходили войсковые испытания в окрестностях Харькова. Основным его конструктивным отличием являлось наличие трёх пар ведущих колёс колёсного хода, что давало возможность использовать более 75 % массы танка в качестве сцепного веса, наличие специального механизма для уравнивания скоростей движения на колёсах и на гусеницах, значительное увеличение ёмкости бензобаков. Остались без изменения двигатель, главный фрикцион, коробка передач, бортовые фрикционы, тормоза, приводы управления, рулевое управление передних колёс при колёсном ходе, башня и вооружение.

За время испытаний танками было пройдено от 1500 до 2500 км, БТ-5-ИС показали значительно большую проходимость и живучесть по сравнению с БТ-5 и БТ-7. Несмотря на выявленные недостатки — слабость шестерен синхронизаторов, перегрузку резины задних колёс, срыв резьбы штоков вертикальных свечей и плохой доступ к дополнительной трансмиссии — армейская комиссия приняла решение взять БТ-ИС на вооружение. Начальником АБТУ РККА было отдано распоряжение изготовить в 1937 году установочную партию в 5 машин БТ-ИС, на которых предполагалось установить наклонную бортовую броню и устранить выявленные недостатки, а в 1938 году заводу № 48 надлежало выпустить уже 300 БТ-ИС. До конца 1937 года была изготовлена только одна такая машина на базе БТ-5, имевшая дополнительные наклонные борта из 6-мм брони. В связи с арестом в начале 1938 года Цыганова и других членов КБ работы над проектом БТ-5-ИС были прекращены. [1]

К осени 1938 года завод № 48 изготовил в единственном экземпляре улучшенный образец танка БТ-5-ИС с наклонными броневыми листами, испытания которого проводились в период с ноября 1938 года по январь 1939 года. Машина отличалась от танка БТ-5-ИС образца 1936 года уменьшенной до 570 литров ёмкостью топливных баков и установкой четырёхтактного, двенадцатицилиндрового V-образного карбюраторного двигателя М-17Т мощностью 400 л.с.. [2]

Читать еще:  Снайперская винтовка Maadi Griffin MG-6

Содержание

А-20 — советский экспериментальный танк 30-х годов. В те годы гусеницы не выдерживали долгого использования (несколько сотен км — как раз на одну заправку одна пара гусениц), поэтому во многих странах была популярна идея колёсно-гусеничного танка, который мог бы передвигаться на гусеницах по пересеченной местности и на колёсах по дорогам: езда на колёсах рассматривалась как способ сберечь ресурс гусениц, ибо на длинных маршах ушатывались они в момент (к слову, ресурс на колесах был в 2 раза больше ресурса на гусеницах). Но к 30-м годам разработка новых конструктивных элементов гусениц и освоение более продвинутых технологий производства свели проблему на нет.

Одной из «изюминок» танка У.Кристи было то, что его можно было очень даже легко «научить плавать». Сам конструктор даже разработал один такой танк с корпусом гробообразной конструкции 75-мм французским орудием (находившимся на вооружении армии США) обр.1897 г., причем он даже испытывался Корпусом морской пехоты США. Танк морпехам не понравился, но саму возможность сделать из своего колесно-гусеничного танка еще и амфибийную машину, равно как и свой талант конструктора Кристи подтвердил. Ну, а когда «танк Кристи» попал в СССР, его, разумеется, попытались усовершенствовать еще больше и создать на его основе «универсальный плавающий танк».

Работа над новой машиной началась буквально на следующий же день после того, как танк Кристи «пошел в СССР». Создавался проект в конструкторском бюро «КБ-Т» на заводе «Красный пролетарий», и в 1932 году новый танк уже выкатился из заводских ворот. Руководил проектом Николай Александрович Астров — будущий создатель целой серии отечественных амфибийных машин. Причем планировалось создать не какой-то там «танк на поплавках», а использую узлы и агрегаты танков серии БТ, танк с водоизмещающим корпусом и вооружением более мощным, нежели у базовой машины. То есть создавался танк, который по замыслу своих создателей должен был превосходить все зарубежные танки такой типа, как разведывательные, так и плавающие танки, причем сразу по всем показателям: огневой мощи, броневой защите, ну и, конечно, ходовым качествам. В тоже время в качестве замены танкам БТ он не рассматривался. Это должен был быть танк «качественного усиления» подразделений малых плавающих танков с тем, чтобы он мог обеспечить им артиллерийскую поддержку при форсировании водных преград.

Собственно, конструкция танка ПТ-1 (такое он получил обозначение — «плавающий танк -1») от Кристи и танков БТ мало чем отличалась: мотор и трансмиссия в задней части, башня — боевое отделение, ближе к носовой части корпуса, однако в отделение управления посадили не одного, а сразу двух человек — водителя и еще стрелка-радиста, чего на танке Кристи не было.

Броневой корпус увеличенного по сравнению с танками БТ-2 и БТ-5 объема собрали из листов катанной брони толщиной 10 и 15-мм. При этом саму конструкцию корпуса создатели танка продумали хорошо. Выяснилось, что она и плавучесть ему обеспечивает, и с остойчивостью у него все в порядке, и на плаву сопротивление движению у него небольшое. Для размещения орудия и пулеметов (их на танке было целых четыре, причем три в башне!) служила цилиндрическая башня подобная башне БТ-5 раннего выпуска, то есть имевшая кормовую нишу меньшего объема, чем на танках мод.1935 г. Посадка в танк и выход из него экипаж осуществлялась через общий люк на крыше башни и сразу два люка на крыше корпуса над головами водителя и стрелка.

ПТ-1 вооружался 45-мм пушкой 20-К и, как уже отмечалось, четыре пулемета ДТ-29, один спаренный с пушкой, один в шаровой установке в правом верхнем лобовом листе корпуса и два в шаровых установках в бортах цилиндрической башни ближе к кормовой нише. Конечно, такое расположение создавало определенные трудности для его использования. Почему, однако, появилось такое решение? Считалось, что в боевой обстановке башня танка может быть заклинена. Но танк все равно сможет продолжать бой, если у него будет лобовой пулемет в корпусе и пулеметы по бортам башни. Более того, считалось, что такой танк, форсируя траншею, может поставить ее «в два огня». Кстати, именно поэтому на первых Т-26 и стояли две башни, чтобы простреливать неприятельские траншеи в обе стороны и точно такое же вооружение имел и танк ТГ. Боекомплект включал 93 снарядов к пушке и 3402 патрона к пулеметам находившихся в 54 дисках.

На танк планировалось поставить дизельный мотор мощностью 300 л.с. ПГЕ, однако доводка его затянулась и вместе него по продольной оси установили двенадцатицилиндровый, авиационный, карбюраторный мотор М-17Ф с жидкостным охлаждением в 580 л. с. Система охлаждения двигателя предусматривала возможность охлаждать его воздухом на ходу и водой на плаву. Циркуляция забортной воды обеспечивалась за счет ее подсоса гребными винтами через отверстия в бортах корпуса. Соответственно, вентиляторы, прогонявшие воздух при движении на колесах через радиаторы охлаждения, на воде от двигателя отключались. Вроде бы идея была рациональной, но испытания «в металле» показали, что двигатель очень сильно охлаждается в самом начале плавания, но недостаточно при длительном нахождении в воде, так подсос воды винтами оказался не слишком эффективным. Запас топлива в бортовых и кормовых бензобаках составлял 400 л., что на гусеницах позволяло ему пройти 183 км, а на колесах 230 км.

Что касается ходовой части танка и его трансмиссии, то можно без преувеличения констатировать, что такого не было в то время еще ни в одной стране мира, включая и родину танков Кристи — США! Ведь на нем помимо двух приводов гребных винтов, стояли еще и бортовые передачи на все восемь опорных катков, то есть они все они были ведущими при движении танка на колесах! При это и два передних и два задних пара были управляемыми! Но самой главной изюминкой данной конструкции было то, что карданные валы привода колес редукторов, как на танке БТ-ИС не имели. Редукторы находились в самих опорных катках, что было осуществлено вообще впервые в истории танкостроения. Привод благодаря этому существенно облегчался и, соответственно, у танка понижался центр тяжести.

Управление танком осуществлялось рулевым колесом (движение на колесах) и рычагами (движение на гусеницах), причем на сервоприводах.
Двигаться на плаву танк должен был с помощью двух гребных винтов, заключенных внутри тоннелей в задней части корпуса. Считалось, что это убережет винты от повреждений и к тому же на них не будет наматываться всякая водная зелень. Опять-таки предполагалось обойтись без рулей и управлять танком за счет реверса винтов. Кроме того, танк оснастили довольно сложной системой перекачивания горючего из передних баков в задние, чтобы… как на подводной лодке управлять его дифферентом на плаву. Почему-то насосы перекачки топлива все время выходили из строя, так что система оказалась неработоспособной. А вот идея поворачивать патрубки выхлопных труб вверх при входе в воду, получилась вполне удачной, и вода в них не попадала.

Подвеска танка была аналогична подвеске танка Кристи и танков БТ-2 и БТ-5, но в нее были добавлены телескопические амортизаторы. Направляющие колеса также имели наружную амортизацию. Гусеница состояла из крупнозвенчатых траков шириной 260 мм. На танке было решено установить радиостанцию 71-ТК-1, причем поставили на него поручневую антенну большой длины, которая монтировалась не на башне, а по периметру корпуса танка. Внутренних средств связи танк, однако, не имел.

Скорость на воде равнялась 6 км/ч, на гусеничном ходу — 62 км/ч, на колесном скорость его достигала 90 км/ч.

Машину посчитали настолько удачной, что в постановлении СТО «О системе танкового вооружения РККА» от 13 августа 1933 года, указывалось: «С 1934 г. начать постепенное внедрение в производство в качестве оперативного танка плавающей машины ПТ-1 с таким расчетом, чтобы с 1936 г. полностью перейти на развернутое производство этого танка на базе и за счет производства танка БТ». Но… что-то помешало намеченное решение осуществить. Что? Принято говорить, что это «общая технологическая отсталость советской промышленности тех лет. Безусловно отсталость была, но в чем конкретно она проявилась в данном конкретном случае? Да ни в чем — танк-то ведь сумели сделать! Однако он имел неустранимый недостаток (оборотная сторона его достоинств!), из-за которого он в серию и не пошел — редукторы в колесах! Потому-то Цыганов на своем БТ-ИС и установил редукторы в верхней части корпуса, что в колесах они были и очень сложны в обслуживании и… как они вообще работали в случае попадания в них воды, пыли и грязи? Конечно, гипотетически можно себе представить, что их удалось полностью загерметизировать. И тогда РККА вполне бы могла стать первой в мире армией, у которой основным боевым танком стал бы универсальный быстроходный колесно-гусеничный (в том случае, конечно, если бы его достоинства перекрыли бы в ходе эксплуатации достоинства обычных БТ, иначе он так бы и остался «плавающим танком усиления»), да еще и плавающий, танк. Но это чисто гипотетически. Реально же ни танк ПТ-1 (ни его усовершенствованная версия ПТ-1А, отличавшаяся удлиненным корпусом, одним гребным винтов и усиленной бронезащитой) в серию так и не попали. Очень уж сложной (и дорогой, безусловно!) получилась его ходовая часть, имевшая целых восемь редукторов в колесах. Высоким качеством должны были отличаться и идущие к ним валы достаточной длины и угловые шестерни. Поэтому постановление СТО от 19 июня 1935 года решили «оставить на вооружении танк БТ. Отказаться от замены его на ПТ-1». Вывод, видимо, был такой: «Танк не может быть очень сложным и содержать в своей конструкции сомнительные детали».

Модель ПТ-1
Год выпуска 1932
Экипаж 4
Масса, кг 14200
Габаритные размеры:
длина, м 7,1
ширина, м 2,9
высота, м 2,645
клиренс, м 0,265
Бронирование, мм:
Лоб корпуса 13-15 мм
Борт корпуса 10 мм
Корма корпуса 10 мм
Крыша и днище 5-6 мм
Башня 13 мм
Вооружение: 45-мм пушка 20К, 4х7,62-мм пулемета ДТ.
Двигатель “М-17”, карбюраторный, 12-цилиндровый, 500 л.с.
Запас топлива, л 400
Запас хода, км (гусеницы/колёса) 183/230
Макс. скорость, км/ч:
на колёсах – 90
на плаву – 11,5
Преодолеваемые препятствия:
подъём, град 33
ров, м 3,3
высота стенки, м 1,2

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector