3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стальные нагрудники РККА

Содержание

Стальные нагрудники РККА

Предшественники бронежилетов и наследники кирас — стальные нагрудники спасли не один десяток жизней наших бойцов во время Великой Отечественной войны.

Как всегда в России, судьба нагрудников была весьма непростой. До войны, в различные учреждения СССР, в большом количестве поступали письма от изобретателей с предложениями по самым разнообразным средствам индивидуальным защиты: каскам, щиткам, нагрудникам и т.п. В конечном итоге, эти письма попадали в Управление обозно-вещевого снабжения (УОВС) РККА или Наркомат обороны (НКО) СССР.

Среди этих предложений выделялся проект начальника бюро технических условий КБ № 2 Ижорского завода И.М.Вейнблата.

Вейнблат предложил броневой нагрудник, состоявший из двух частей — защиты груди и плеч и защиты живота — шарнирно соединенных между собой. Эта схема затем будет использована на самом массовом нагруднике СН-42.

В 1937 году образец Вейнблата был испытан и одобрен с доработками, но работы приостановили до середины 1938 года.

А когда все было готово к серийному производству, инженера Вейнблата арестовали, что было совсем не редкостью в те времена. В результате разработка и производство стальных нагрудников были переданы на Лысьвенский металлургический завод (ЛМЗ) и НИИ № 13 (сейчас АО ЦНИИМ).

Стальной нагрудник СН-38

ЛМЗ совместно с НИИ № 13 разработал свои три формы нагрудников, по которым изготовили опытную партию — 481 экземпляр. В качестве материала была использована новая кремний-марганцево-никелевая сталь. Все нагрудники получили индекс СН-38, но по факту это были разные по конструкции изделия.

Нагрудники отличались друг от друга не только весом, количеством деталей и толщиной броневых листов, но и амортизирующими подкладками.

СН-38 из двух частей изготавливались трех типов: тяжелые (толщина 3,5-3,6 мм), облегченные (1,5-1,б мм) и легкие (1,15—1,25 мм). Все варианты нагрудников были испытаны в полном объеме. Пулестойкость тяжелого варианта была 350 м, облегченного и легкого — 600-700 м.

В серийное производство СН-38 не пошел, но он дал импульс для дальнейших работ по стальным нагрудникам РККА.

Эти работы были продолжены только летом 1939 года. Помимо направления, заданного СН-38, предполагалась также разработка нагрудника-щитка СНЩ-39, совмещающего функции стрелкового щитка и нагрудника. Щиток должен был иметь прорезь для стрельбы из винтовки, закрываемую задвижкой, и приспособление для установки на землю в боевом положении.

При разработке нового СН-39 необходимо было устранить недостатки, которые выявили при испытаниях нагрудника СН-38, например: трудности при надевании и снятии без посторонней помощи. Для этого была изменена система ремней и тесемок. Кроме того, с нагрудника убрали дополнительную пластину в области сердца, изменили форму выреза под приклад.

СН-39 и СНЩ-39 прошли проверку боем на советско-финской войне. Около 40 штук поступило в разведывательную роту 255-го стрелкового полка. Новое средство защиты получило высокую оценку разведчиков. Нагрудники не только надежно защищали от пуль, но и придавали солдатам большую уверенность в бою.

Стальные нагрудники СН-40 и СН-40А

Поиск оптимальных решений защиты продолжался в двух направлениях. ЛМЗ развивал идеи, заложенные в СНЩ-39 (нагруднике-щитке). В результате появился СН-40 — щиток со сдвижной амбразурой для стрельбы, к которому были приклепаны шарниры для складного упора, петля и лямка для переноски.

Была увеличена толщина щитка, что сказалось на весе. В результате СН-40 так и не был принят к снабжению РККА.

Развитием СН-39 стал нагрудник СН-40А, который в инициативном порядке разработал НИИ № 13. На СН-40А увеличили толщину листа, изменили форму и сместили поясную прорезь для ремня. Разработку отправили на ЛМЗ для изготовления пробной партии. 200 опытных образцов СН-40А попали на Западный фронт 22 августа 1941 года, где с ними ознакомился маршал Тимошенко. Нагрудники ему не понравились (показались тяжелыми), и он дал рекомендации продолжать работы над щитками с амбразурой для стрельбы. В результате до начала 1942 года работы по нагрудникам не велись, разработчики занимались только щитками.

Стальной нагрудник СН-42

2 февраля 1942 года все работки по щиткам и нагрудникам были официально переданы НИИ № 13. 3 марта уже была изготовлена первая партия нагрудников СН-42 толщиной 2 мм, весом 3,5 кг, из кремний-марганцево-никелевой стали 36СГНА (условное заводское обозначение И-1). В начале апреля после полигонных испытаний первые СН-42 были направлены на проверку в 5-ю армию.

Отзывы бойцов в целом были весьма положительными. СН-42 выдерживал попадание пистолетных и автоматных пуль, мелких осколков. Описаны случаи попадания 9-мм пистолетных пуль в упор без ущерба для бойца.

Программа испытаний нагрудников устанавливала следующие условия:

1 Для испытаний обстрелом отбирается шесть деталей от партии в 200 штук, отдельно верхних и нижних.

2 Обстрел проводится после испытаний на твёрдость термически обработанных деталей с дистанции 10 метров по нормали из немецкого пистолета-пулемёта MP-40, по одной пуле в верхнюю и нижнюю часть нагрудника.

3 В случае получения пробоин или трещин хотя бы одной детали (верхней или нижней) от данной партии дополнительно отбираются по 9 деталей для испытаний.

В случае неудовлетворительных результатов вся партия возвращается для повторной термообработки, после чего испытывается как вновь предъявляемая. Повторная термообработка одной и той же партии допускается не более двух раз.

В 1943-м нагрудники СН-42 (индекс ГАУ «56-Ф-002») начали отправлять в штурмовые инженерно-саперные бригады (ШИСБр), которые солдаты прозвали «панцирной пехотой» или «раками» (за характерный вид нагрудника). ШИСБр предназначались для штурма и прорыва сильно укрепленных рубежей обороны и оборудованных населенных пунктов. Нагрудники СН-42 хорошо зарекомендовали себя и в городских боях.

Всего за время войны было изготовлено около 300 тыс. стальных нагрудников различных модификаций. При этом по росту выпускалось всего три размера защиты.

Для командования войск, в которые поступали СН-42, была выпущена памятка по их использованию. В памятке было указано, как и кем должен применяться стальной нагрудник:

— сапёрами во время разведки, проделывания проходов в проволоке, при разминировании заграждений под огнём противника;

— пехотными группами, производящими силовую разведку (разведку боем);

— автоматчиками, просачивающимися в боевые порядки противника, находящимися в танковых десантах, и группами автоматчиков в засаде;

— штурмовыми группами, осуществляющими захват ДЗОТов;

— связистами, проверяющими или исправляющими кабель под огнём противника;

— по решению командира всегда, когда обстановка позволяет рассчитывать на успешное использование нагрудников.

Было предусмотрено три варианта использования:

— нагрудник ремнями прикреплён к телу и закрывает в движении грудь и полость живота;

— при переползании нагрудник используется как амбразура;

— нагрудник используется как панцирь, прикрывая отдельные части тела (правый бок, левый бок, голову).

«Панцирная защита» ПЗ-ЗИФ-20

На северо-западных фронтах в 1943 году использовалась защита ПЗ-ЗИФ-20 (Панцирь Защитный, завод им. Фрунзе), разработанная инженером-капитаном А. Солнцевым и выпускаемая заводом им. Фрунзе в Ленинграде. ПЗ-ЗИФ-20 уступал по своим характеристикам СН-42, но при недостатке нагрудников в войсках ее выпускали для Ленинградского фронта.

Нагрудник представлял собой пять стальных пластин, соединённых кожаными или тесьмяными ремешками, приклёпанными к тканевой куртке-безрукавке.

Предназначался он для защиты груди и брюшной полости бойцов пехотных частей (стрелковых подразделений, автоматчиков, разведчиков и т.п.) от пулевых и осколочных ранений.

«Морская панцирная защита» МПЗ-ЗИФ-22

Кроме ПЗ-ЗИФ-20, в Ленинграде была разработана панцирная защита для моряков, или «морская панцирная защита завода имени Фрунзе», под обозначением МПЗ-ЗИФ-22. Создана она была для защиты грудной клетки и брюшной полости номеров орудийных расчётов корабельных и береговых артиллерийских установок ВМФ от осколочных и пулевых ранений, могла применяться рядовым и офицерским составом, находящимся во время боя на верхних палубах кораблей. Главное отличие от остальных известных нагрудников заключалось в наличии защиты спины.

Помимо этого, МПЗ-ЗИФ-22 мог быть использован в частях артиллерии резерва Главного Командования (РГК) и в зенитной артиллерии для защиты от осколков авиабомб, мин, снарядов и пулемётного огня вражеской авиации.

Стальной нагрудник СН-46

СН-46 стал последним в ряду стальных нагрудников, разработанных и испытанных для РККА. По конструкции СН-46 был идентичен модернизированному СН-42, но с несколько изменённой формой нижней части. К снабжению РККА принят не был, серийно не изготавливался.

Стрелковое оружие развивалось и эпоха стальных нагрудников подошла к концу, наступало время бронежилетов.

Благодарю за просмотр, всегда рад комментариям в тему, сопровождаемые лайками и прочими видами информационного поощрения.

Если, случайно нарушил чьи-то авторские права, просьба сообщить — устраню.

Стальная броня для красноармейца: от советско-финской к Великой Отечественной

После изготовления и отправки в войска нагрудника СН-39 и щитка-нагрудника СНЩ-39 на Лысьвенском металлургическом заводе (ЛМЗ) были продолжены работы над созданием более удачных образцов индивидуальной защиты бойца. К сожалению, опыт первого боевого применения в боях с финнами учтён не был, и конструкторы пытались «нащупать» правильное решение заново.

Фактически сразу в инициативном порядке начались работы над новым нагрудником-щитком, при этом специалисты НИИ №13, ранее участвовавшие во всех совместных работах, к проектированию не привлекались. На заводе пошли по пути развития идей, заложенных в СНЩ-39: новый нагрудник должен был представлять собой переносной щиток, который можно использовать для защиты груди и брюшной полости при перебежках, а также как стрелковый щиток с бойницей для личного оружия, который можно установить перед собой при залегании или на бруствере окопа в обороне.

Основной проблемой было то, что при разработке никаким образом не учитывался опыт боевого применения СН-39 и СНЩ-39. Отчёты об испытаниях в боевых условиях, несмотря на требования разработчиков предоставить их, сначала поступили в управление обозно-вещевого снабжения (УОВС РККА), поэтому на завод и в НИИ №13 эти документы пришли со значительным опозданием.

15 марта 1940 года в УОВС были отправлены пояснительная записка и опытные образцы нового нагрудника с письмом за подписью главного инженера ЛМЗ Филиппова.

Стальной нагрудник СН-40

Новый образец получил обозначение СН-40. При его создании опирались на тактико-технические требования УОВС от 5 августа 1939 года, но несколько отошли от них в плане размеров: по наибольшему из измерений длина щитка нового типа составляла 420 мм — вместо 400 мм, озвученных в требованиях.

Нагрудник представлял собой щиток со сдвижной амбразурой для стрельбы. К нему были приклёпаны шарниры для складного упора и петля, позволявшая переносить его. На одной стороне петли был крюк, нужный для подвешивания щитка к специальной тесьмяной лямке, которую носил на себе боец, а с другой стороны петли – специальный зацеп за поясной ремень, уменьшавший амплитуду раскачиваний щитка при движении, когда он был надет на солдата. Петля могла служить также для переноса СН-40, надетого на левую руку наподобие рыцарского щита.

При использовании щитка в положении лёжа щиток устанавливался наклонно под углом 60° к горизонтали на откидной упор, винтовка вкладывалась в бойницу и сверху прикрывалась задвижкой амбразуры для дополнительной защиты головы. При перебежках на короткие дистанции боец надевал петлю на левую руку (как щит), вынув винтовку из бойницы, а при переходе на длинные дистанции и при использовании щитка как нагрудника он подвешивался на лямку на грудь, бойница при этом закрывалась задвижкой.

Опытные образцы в количестве семи штук были изготовлены из шлемовой кремне-марганцево-никелевой стали. По сложившейся к тому времени традиции, они были выполнены двух типов: «тяжёлого» (три штуки) и «лёгкого» (четыре штуки). Образцы были подвергнуты испытаниям обстрелом по нормали патроном с приведённым зарядом в тире завода. Результат испытаний определялся следующим образом:

  1. Выдержал испытание — с лицевой стороны пулевой отпечаток, с тыльной — выпучина без трещин;
  2. Не выдержал испытание — с лицевой стороны пулевой отпечаток с небольшими трещинами, с тыльной — выпучина с небольшими трещинами, либо сквозные пробоины.

Таким образом, были определены дистанции, на которых нагрудники не пробивались (пулестойкость), и их характеристики:

Толщина нагрудника, мм

Вес в собранном виде, кг

Пулестойкость, м

Пять экземпляров СН-40, оставшиеся целыми после обстрела, 15 марта 1940 года вместе с пояснительной запиской были отправлены в виде образцов в УОВС РККА для дальнейшего изучения.

Модернизация СН-40

Работы по модернизации СН-40 на ЛМЗ продолжили даже после отправки опытных образцов. 4 мая 1940 года главный инженер завода Филиппов послал в УОВС пояснительную записку, содержащую описание модернизированного СН-40 конструкции А. Филина. Изменения заключались в следующем: были добавлены козырьки для защиты от свинцовых брызг, образующихся при попадании пули в щиток, и изменён способ закрепления щитка при ношении его на груди (крюк переместили с петли щитка на лямку).

Петля на щитке получила рамочную пряжку с язычком для регулировки и подгонки размера петли для удобства при перебежках. П-образный упор получил ограничители, и теперь щиток ставился под наклоном 45–50°. Установленный таким образом щиток обеспечивал защиту при обстреле с расстояния 25–30 метров. Вес конструкции увеличился до 6–6,5 кг.

В конструкции отмечался и один существенный недостаток: малое расстояние от уровня земли до нижней кромки прорези бойницы. Это означало, что бойцу будет сложно упирать приклад в плечо. Однако в ответ на это было высказано предположение, что в действительной боевой обстановке боец будет использовать рельеф местности, т.е. устанавливать щиток на холмик или край ложбинки.

Был изготовлен опытный образец толщиной 4,8–5 мм, который был отправлен в УОВС вместе с пояснительной запиской. В конце текста содержалась просьба от ЛМЗ дать заключение о данной конструкции. Однако очередные изменения в структуре курирующей организации затормозили работы.

7 июня 1940 года, не дождавшись ответа из Управления начальника снабжения РККА (УНС РККА, новое управление, которому были преданы функции УОВС и ряда других управлений), Филиппов написал повторное письмо, которое попало к адресату 14 июня. Из текста письма ясно, что он ознакомился с отзывом о стальных нагрудниках командиров Генерального штаба РККА, высказанным 20 октября 1939 года, где прозвучало: «броневая защита не может постоянно находиться на бойцах, а должна перевозиться в обозах».

В письме отмечалась необходимость широкого применения стальных нагрудников последних образцов, в частности для усиления мотопехоты, следующей за танковыми колоннами. При переброске на машинах тяжесть нагрудника не должна была отягощать бойца, поэтому предлагалось увеличить толщину металла до 6 мм. В конце письма значилась просьба «сообщить, в каком положении находится вопрос».

Письмо оказало воздействие: появился проект доклада наркомата вооружения в правительство о принятии на вооружение броневых нагрудников. С проектом должен был ознакомиться и представить до 20 июля 1940 года ответ начальник снабжения Красной армии генерал-лейтенант А. В. Хрулёв. Резолюция Хрулёва от 6 июля поставила жирный крест на СН-40:

«…Считаю, что вводить на вооружение стальные нагрудники нецелесообразно по следующим основным причинам:

1. Стальные нагрудники типа СН-40 при весе 4,5 кг при прямом ударе пули на коротких дистанциях (ниже 350 метров) пробиваются.

2. Введение стальных нагрудников потребует дополнительной транспортировки.

3. Стальные нагрудники резко понизят подвижность бойца.

Исходя из этого, докладываю, что это – ненужная для Красной Армии затея, которая никакой пользы не принесет».

СН-40А

Однако работы велись не только в Лысьве на ЛМЗ – параллельно продолжал исследовательские работы и НИИ №13 в Ленинграде. В соответствии с отзывами из 7-й Армии, в которой во время советско-финской войны испытывались СН-39 и СНЩ-39, НИИ №13 вёл работы, направленные на повышение пулестойкости нагрудников, чтобы обеспечить надёжную защиту на дистанциях близкого боя.

Так как отзыв Генерального штаба от 20 октября 1939 года был известен не только ЛМЗ, то решено было пойти по простому пути – увеличить толщину нагрудника, не изменяя конструкцию. Новый нагрудник НИИ №13 получил индекс СН-40А. Таким образом, он являлся дальнейшим развитием СН-39 с некоторыми изменениями: была увеличена толщина металла и незначительно изменена форма нагрудника, смещена вниз прорезь для поясной лямки. Также для предотвращения поворота вокруг оси и связанного с этим затруднения в застегивании поясной лямки металлическая петля слева, держащая полукольцо для защёлкивания карабинчика лямки, стала приклёпываться одной стороной снаружи грудной секции, а второй изнутри (огибая край нагрудника).

22 июля 1940 года УНС КА было преобразовано в ГИУ КА (главное интендантское управление), и о нагрудниках в очередной раз на некоторое время забыли. Вновь работы были продолжены после передачи в начале 1941 года всех дел по средствам защиты от стрелкового оружия в управление стрелкового вооружения главного артиллерийского управления (УСВ ГАУ КА). Было принято решение о производстве серийной партии СН-40А и уточнены требования к нагрудникам.

Они должны были изготавливаться в двух вариантах, из листа толщиной 4,2 и 5,2 мм, и обеспечивать защиту от винтовочного и пулемётного обстрела пулей образца 1908 года по нормали с дистанции: «тяжёлый» – 150 метров, «лёгкий» – 300 м; под углом 30°: «тяжёлый» – любая дистанция, «лёгкий» – 175 м. Отдельно оговаривалось, что нагрудники должны выпускаться трёх разных ростовок.

Производство и испытания СН-40А

Производился СН-40А в Лысьве на ЛМЗ из горячекатанных листов кремне-марганцево-никелевой стали 36СГНА толщиной 4,2±0,3 мм и 5,2±0,3 мм. Кроме оговорённого обстрела пулей образца 1908 года, «вне зачёта» листы-заготовки толщиной 5,2 мм были проверены обстрелом бронебойной пулей Б-30. Пробитий не было при:

Угол обстрелаПуля обр. 1908 годаПуля Б-30
100 мне проводилось
20°75 м340 м
25°не проводилось285 м
30°30 м260 м
35°не проводилось180 м
45°не проводилось35 м

Испытывались нагрудники не в собранном виде, а по отдельным деталям. На испытания было предъявлено:

а) из стали толщиной 4,2±0,3 мм:
нагрудная часть – 115 штук, выдержали испытания 109 штук, или 94,8%;
брюшная часть – 112 штук, выдержали испытания 104 штуки, или 92,8%.

б) из стали толщиной 5,2±0,3 мм:
нагрудная часть – 137 штук, выдержали испытания 137 штук, или 100%;
брюшная часть – 127 штук, выдержали испытания 123 штуки, или 96,8%.

Из прошедших испытание деталей были собраны готовые изделия. Из них были выбраны четыре собранных нагрудника (по два каждого типа) и ещё раз испытаны на дистанциях из тактико-технических требований – все отобранные нагрудники прошли испытания. Впервые в документах испытаний появляется термин ПТП – предел тыльной прочности, показывающий дистанцию в метрах или скорость пули в м/с, при которой деталь выдерживает обстрел. Заводские испытания были завершены 26 июля 1941 года.

Толщина нагрудника, ммРостВес, кгДлина, ммШирина, мм
4,2±0,31 рост5,4–5,5475205–330
4,2±0,32 рост6,2–6,3505215–260
4,2±0,33 рост7,5–7,7570235–390
5,2±0,31 рост6,6–6,7475205–330
5,2±0,32 рост7,4–7,6505215–260
5,2±0,33 рост9,1–9,3570235–390

Всего было произведено 123 «тяжёлых» и 104 «лёгких» нагрудника. 13 августа 1941 года распоряжением Арткома ГАУ (артиллерийского комитета) «тяжёлые» СН-40А были переданы на научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения. Там с 19 по 21 августа были проведены испытания с целями:

1. Выявить эффективность защиты от действия пуль и осколков ручных гранат:
а) обстрелом из винтовки лёгкой и тяжёлой пулей по нормали и под углом 30°;
б) обстрелом из пистолета-пулемёта образца 1941 года (ППШ-41);
в) пробивное действие осколков мин, а также гранат РГД-33 и Ф-1.
2. Выявить манёвренные качества нагрудника на ровной и пересечённой местности, с препятствиями и без.
3. Выявить удобство пользования нагрудниками при одевании, переходах и транспортировке.

В результате испытаний было установлено, что «тяжёлый» нагрудник СН-40А защищает:

а) при стрельбе по нормали с дистанции: от тяжёлой пули 125 м, от лёгкой пули 150 м;
б) при стрельбе из ППШ, а также при стрельбе из винтовки лёгкой и тяжёлой пулей под углом 30° на всех дистанциях;
в) от осколков 50-мм и 82-мм миномётных мин, гранат РГД-33 и Ф-1 на всех дистанциях.

а) при переползании, перебежках в согнутом положении, при стрельбе и штыковой атаке почти не стесняет бойца;
б) среднее время преодоления дистанций 100, 200, 300 метров не отличается от времени преодоления тех же дистанций без нагрудника при одинаковых условиях;
в) из-за отсутствия ремешка через правое плечо вся тяжесть приходится на левое плечо; кроме того, при перебежках и при переползаниях нагрудник отвисает и открывает часть груди бойца.

Последний недостаток так и не будет устранён даже в следующих, более совершенных моделях. По итогам полигонных испытаний было дано заключение: предлагалось оснастить следующие партии нагрудников ремешками для «одевания не только на левое, но и на правое плечо», а «…для окончательного решения о приеме их на снабжение армии и определения их тактического назначения изготовить опытную партию для войсковых испытаний».

Все оставшиеся после полигонных испытаний нагрудники, и «тяжёлые», и «лёгкие», были отправлены в войска: в две стрелковые дивизии и в военно-воздушные силы (для лётчиков). Данных о результатах войсковых испытаний с фронта так и не поступило – шла война, и командиры частей не всегда могли писать отзывы, либо они попросту не были доставлены адресату.

Выводы по итогам испытаний СН-40А были сделаны следующие. Нагрудники признавались эффективным средством индивидуальной защиты, которое необходимо принять на снабжение Красной армии. Необходимо было:

  1. в целях подготовки к валовому производству выпустить серию в количестве 5000–10 000 штук для широкого опробования их в войсках в боевой обстановке;
  2. нагрудники нужно было выпускать двух толщин: для защиты на дистанции 100–150 метров (нормальный тип) и от огня автоматов и осколков (облегчённый тип), в процентном соотношении 40% облегчённого и 60% нормального типа;
  3. изготавливать нагрудники трёх различных ростовок: 25% 1-го роста, 60% 2-го роста, 15% 3-го роста;
  4. опробовать другой тип броневой стали (34×2ГС2) и после сравнения его с 36СГНА выбрать оптимальный тип;
  5. в первую очередь испытать нагрудники в штурмовых и механизированных частях, в авиации и кавалерии.

Война вносила в планы свои коррективы: то, что в мирное время казалось важным, во время боевых действий отходило на второй план; армия несла потери, в войсках срочно нуждались в средствах защиты бойцов от пуль и осколков. О дальнейшем развитии стальных нагрудников в военные годы – в следующем материале.

Стальные нагрудники РККА

Предшественники бронежилетов и наследники кирас — стальные нагрудники спасли не один десяток жизней наших бойцов во время Великой Отечественной войны.

Как всегда в России, судьба нагрудников была весьма непростой. До войны, в различные учреждения СССР, в большом количестве поступали письма от изобретателей с предложениями по самым разнообразным средствам индивидуальным защиты: каскам, щиткам, нагрудникам и т.п. В конечном итоге, эти письма попадали в Управление обозно-вещевого снабжения (УОВС) РККА или Наркомат обороны (НКО) СССР.

Среди этих предложений выделялся проект начальника бюро технических условий КБ № 2 Ижорского завода И.М.Вейнблата.

Вейнблат предложил броневой нагрудник, состоявший из двух частей — защиты груди и плеч и защиты живота — шарнирно соединенных между собой. Эта схема затем будет использована на самом массовом нагруднике СН-42.

Читать еще:  Лёгкая «пятидесятка». Винтовка Barrett M107A1 калибра .50 BMG

В 1937 году образец Вейнблата был испытан и одобрен с доработками, но работы приостановили до середины 1938 года.

А когда все было готово к серийному производству, инженера Вейнблата арестовали, что было совсем не редкостью в те времена. В результате разработка и производство стальных нагрудников были переданы на Лысьвенский металлургический завод (ЛМЗ) и НИИ № 13 (сейчас АО ЦНИИМ).

Стальной нагрудник СН-38

ЛМЗ совместно с НИИ № 13 разработал свои три формы нагрудников, по которым изготовили опытную партию — 481 экземпляр. В качестве материала была использована новая кремний-марганцево-никелевая сталь. Все нагрудники получили индекс СН-38, но по факту это были разные по конструкции изделия.

Нагрудники отличались друг от друга не только весом, количеством деталей и толщиной броневых листов, но и амортизирующими подкладками.

СН-38 из двух частей изготавливались трех типов: тяжелые (толщина 3,5-3,6 мм), облегченные (1,5-1,б мм) и легкие (1,15—1,25 мм). Все варианты нагрудников были испытаны в полном объеме. Пулестойкость тяжелого варианта была 350 м, облегченного и легкого — 600-700 м.

В серийное производство СН-38 не пошел, но он дал импульс для дальнейших работ по стальным нагрудникам РККА.

Эти работы были продолжены только летом 1939 года. Помимо направления, заданного СН-38, предполагалась также разработка нагрудника-щитка СНЩ-39, совмещающего функции стрелкового щитка и нагрудника. Щиток должен был иметь прорезь для стрельбы из винтовки, закрываемую задвижкой, и приспособление для установки на землю в боевом положении.

При разработке нового СН-39 необходимо было устранить недостатки, которые выявили при испытаниях нагрудника СН-38, например: трудности при надевании и снятии без посторонней помощи. Для этого была изменена система ремней и тесемок. Кроме того, с нагрудника убрали дополнительную пластину в области сердца, изменили форму выреза под приклад.

СН-39 и СНЩ-39 прошли проверку боем на советско-финской войне. Около 40 штук поступило в разведывательную роту 255-го стрелкового полка. Новое средство защиты получило высокую оценку разведчиков. Нагрудники не только надежно защищали от пуль, но и придавали солдатам большую уверенность в бою.

Стальные нагрудники СН-40 и СН-40А

Поиск оптимальных решений защиты продолжался в двух направлениях. ЛМЗ развивал идеи, заложенные в СНЩ-39 (нагруднике-щитке). В результате появился СН-40 — щиток со сдвижной амбразурой для стрельбы, к которому были приклепаны шарниры для складного упора, петля и лямка для переноски.

Была увеличена толщина щитка, что сказалось на весе. В результате СН-40 так и не был принят к снабжению РККА.

Развитием СН-39 стал нагрудник СН-40А, который в инициативном порядке разработал НИИ № 13. На СН-40А увеличили толщину листа, изменили форму и сместили поясную прорезь для ремня. Разработку отправили на ЛМЗ для изготовления пробной партии. 200 опытных образцов СН-40А попали на Западный фронт 22 августа 1941 года, где с ними ознакомился маршал Тимошенко. Нагрудники ему не понравились (показались тяжелыми), и он дал рекомендации продолжать работы над щитками с амбразурой для стрельбы. В результате до начала 1942 года работы по нагрудникам не велись, разработчики занимались только щитками.

Стальной нагрудник СН-42

2 февраля 1942 года все работки по щиткам и нагрудникам были официально переданы НИИ № 13. 3 марта уже была изготовлена первая партия нагрудников СН-42 толщиной 2 мм, весом 3,5 кг, из кремний-марганцево-никелевой стали 36СГНА (условное заводское обозначение И-1). В начале апреля после полигонных испытаний первые СН-42 были направлены на проверку в 5-ю армию.

Отзывы бойцов в целом были весьма положительными. СН-42 выдерживал попадание пистолетных и автоматных пуль, мелких осколков. Описаны случаи попадания 9-мм пистолетных пуль в упор без ущерба для бойца.

Программа испытаний нагрудников устанавливала следующие условия:

1 Для испытаний обстрелом отбирается шесть деталей от партии в 200 штук, отдельно верхних и нижних.

2 Обстрел проводится после испытаний на твёрдость термически обработанных деталей с дистанции 10 метров по нормали из немецкого пистолета-пулемёта MP-40, по одной пуле в верхнюю и нижнюю часть нагрудника.

3 В случае получения пробоин или трещин хотя бы одной детали (верхней или нижней) от данной партии дополнительно отбираются по 9 деталей для испытаний.

В случае неудовлетворительных результатов вся партия возвращается для повторной термообработки, после чего испытывается как вновь предъявляемая. Повторная термообработка одной и той же партии допускается не более двух раз.

В 1943-м нагрудники СН-42 (индекс ГАУ «56-Ф-002») начали отправлять в штурмовые инженерно-саперные бригады (ШИСБр), которые солдаты прозвали «панцирной пехотой» или «раками» (за характерный вид нагрудника). ШИСБр предназначались для штурма и прорыва сильно укрепленных рубежей обороны и оборудованных населенных пунктов. Нагрудники СН-42 хорошо зарекомендовали себя и в городских боях.

Всего за время войны было изготовлено около 300 тыс. стальных нагрудников различных модификаций. При этом по росту выпускалось всего три размера защиты.

Для командования войск, в которые поступали СН-42, была выпущена памятка по их использованию. В памятке было указано, как и кем должен применяться стальной нагрудник:

— сапёрами во время разведки, проделывания проходов в проволоке, при разминировании заграждений под огнём противника;

— пехотными группами, производящими силовую разведку (разведку боем);

— автоматчиками, просачивающимися в боевые порядки противника, находящимися в танковых десантах, и группами автоматчиков в засаде;

— штурмовыми группами, осуществляющими захват ДЗОТов;

— связистами, проверяющими или исправляющими кабель под огнём противника;

— по решению командира всегда, когда обстановка позволяет рассчитывать на успешное использование нагрудников.

Было предусмотрено три варианта использования:

— нагрудник ремнями прикреплён к телу и закрывает в движении грудь и полость живота;

— при переползании нагрудник используется как амбразура;

— нагрудник используется как панцирь, прикрывая отдельные части тела (правый бок, левый бок, голову).

«Панцирная защита» ПЗ-ЗИФ-20

На северо-западных фронтах в 1943 году использовалась защита ПЗ-ЗИФ-20 (Панцирь Защитный, завод им. Фрунзе), разработанная инженером-капитаном А. Солнцевым и выпускаемая заводом им. Фрунзе в Ленинграде. ПЗ-ЗИФ-20 уступал по своим характеристикам СН-42, но при недостатке нагрудников в войсках ее выпускали для Ленинградского фронта.

Нагрудник представлял собой пять стальных пластин, соединённых кожаными или тесьмяными ремешками, приклёпанными к тканевой куртке-безрукавке.

Предназначался он для защиты груди и брюшной полости бойцов пехотных частей (стрелковых подразделений, автоматчиков, разведчиков и т.п.) от пулевых и осколочных ранений.

«Морская панцирная защита» МПЗ-ЗИФ-22

Кроме ПЗ-ЗИФ-20, в Ленинграде была разработана панцирная защита для моряков, или «морская панцирная защита завода имени Фрунзе», под обозначением МПЗ-ЗИФ-22. Создана она была для защиты грудной клетки и брюшной полости номеров орудийных расчётов корабельных и береговых артиллерийских установок ВМФ от осколочных и пулевых ранений, могла применяться рядовым и офицерским составом, находящимся во время боя на верхних палубах кораблей. Главное отличие от остальных известных нагрудников заключалось в наличии защиты спины.

Помимо этого, МПЗ-ЗИФ-22 мог быть использован в частях артиллерии резерва Главного Командования (РГК) и в зенитной артиллерии для защиты от осколков авиабомб, мин, снарядов и пулемётного огня вражеской авиации.

Стальной нагрудник СН-46

СН-46 стал последним в ряду стальных нагрудников, разработанных и испытанных для РККА. По конструкции СН-46 был идентичен модернизированному СН-42, но с несколько изменённой формой нижней части. К снабжению РККА принят не был, серийно не изготавливался.

Стрелковое оружие развивалось и эпоха стальных нагрудников подошла к концу, наступало время бронежилетов.

Благодарю за просмотр, всегда рад комментариям в тему, сопровождаемые лайками и прочими видами информационного поощрения.

Если, случайно нарушил чьи-то авторские права, просьба сообщить — устраню.

Стальная броня для красноармейца: от советско-финской к Великой Отечественной

После изготовления и отправки в войска нагрудника СН-39 и щитка-нагрудника СНЩ-39 на Лысьвенском металлургическом заводе (ЛМЗ) были продолжены работы над созданием более удачных образцов индивидуальной защиты бойца. К сожалению, опыт первого боевого применения в боях с финнами учтён не был, и конструкторы пытались «нащупать» правильное решение заново.

Фактически сразу в инициативном порядке начались работы над новым нагрудником-щитком, при этом специалисты НИИ №13, ранее участвовавшие во всех совместных работах, к проектированию не привлекались. На заводе пошли по пути развития идей, заложенных в СНЩ-39: новый нагрудник должен был представлять собой переносной щиток, который можно использовать для защиты груди и брюшной полости при перебежках, а также как стрелковый щиток с бойницей для личного оружия, который можно установить перед собой при залегании или на бруствере окопа в обороне.

Основной проблемой было то, что при разработке никаким образом не учитывался опыт боевого применения СН-39 и СНЩ-39. Отчёты об испытаниях в боевых условиях, несмотря на требования разработчиков предоставить их, сначала поступили в управление обозно-вещевого снабжения (УОВС РККА), поэтому на завод и в НИИ №13 эти документы пришли со значительным опозданием.

15 марта 1940 года в УОВС были отправлены пояснительная записка и опытные образцы нового нагрудника с письмом за подписью главного инженера ЛМЗ Филиппова.

Стальной нагрудник СН-40

Новый образец получил обозначение СН-40. При его создании опирались на тактико-технические требования УОВС от 5 августа 1939 года, но несколько отошли от них в плане размеров: по наибольшему из измерений длина щитка нового типа составляла 420 мм — вместо 400 мм, озвученных в требованиях.

Нагрудник представлял собой щиток со сдвижной амбразурой для стрельбы. К нему были приклёпаны шарниры для складного упора и петля, позволявшая переносить его. На одной стороне петли был крюк, нужный для подвешивания щитка к специальной тесьмяной лямке, которую носил на себе боец, а с другой стороны петли – специальный зацеп за поясной ремень, уменьшавший амплитуду раскачиваний щитка при движении, когда он был надет на солдата. Петля могла служить также для переноса СН-40, надетого на левую руку наподобие рыцарского щита.

При использовании щитка в положении лёжа щиток устанавливался наклонно под углом 60° к горизонтали на откидной упор, винтовка вкладывалась в бойницу и сверху прикрывалась задвижкой амбразуры для дополнительной защиты головы. При перебежках на короткие дистанции боец надевал петлю на левую руку (как щит), вынув винтовку из бойницы, а при переходе на длинные дистанции и при использовании щитка как нагрудника он подвешивался на лямку на грудь, бойница при этом закрывалась задвижкой.

Опытные образцы в количестве семи штук были изготовлены из шлемовой кремне-марганцево-никелевой стали. По сложившейся к тому времени традиции, они были выполнены двух типов: «тяжёлого» (три штуки) и «лёгкого» (четыре штуки). Образцы были подвергнуты испытаниям обстрелом по нормали патроном с приведённым зарядом в тире завода. Результат испытаний определялся следующим образом:

  1. Выдержал испытание — с лицевой стороны пулевой отпечаток, с тыльной — выпучина без трещин;
  2. Не выдержал испытание — с лицевой стороны пулевой отпечаток с небольшими трещинами, с тыльной — выпучина с небольшими трещинами, либо сквозные пробоины.

Таким образом, были определены дистанции, на которых нагрудники не пробивались (пулестойкость), и их характеристики:

Толщина нагрудника, мм

Вес в собранном виде, кг

Пулестойкость, м

Пять экземпляров СН-40, оставшиеся целыми после обстрела, 15 марта 1940 года вместе с пояснительной запиской были отправлены в виде образцов в УОВС РККА для дальнейшего изучения.

Модернизация СН-40

Работы по модернизации СН-40 на ЛМЗ продолжили даже после отправки опытных образцов. 4 мая 1940 года главный инженер завода Филиппов послал в УОВС пояснительную записку, содержащую описание модернизированного СН-40 конструкции А. Филина. Изменения заключались в следующем: были добавлены козырьки для защиты от свинцовых брызг, образующихся при попадании пули в щиток, и изменён способ закрепления щитка при ношении его на груди (крюк переместили с петли щитка на лямку).

Петля на щитке получила рамочную пряжку с язычком для регулировки и подгонки размера петли для удобства при перебежках. П-образный упор получил ограничители, и теперь щиток ставился под наклоном 45–50°. Установленный таким образом щиток обеспечивал защиту при обстреле с расстояния 25–30 метров. Вес конструкции увеличился до 6–6,5 кг.

В конструкции отмечался и один существенный недостаток: малое расстояние от уровня земли до нижней кромки прорези бойницы. Это означало, что бойцу будет сложно упирать приклад в плечо. Однако в ответ на это было высказано предположение, что в действительной боевой обстановке боец будет использовать рельеф местности, т.е. устанавливать щиток на холмик или край ложбинки.

Был изготовлен опытный образец толщиной 4,8–5 мм, который был отправлен в УОВС вместе с пояснительной запиской. В конце текста содержалась просьба от ЛМЗ дать заключение о данной конструкции. Однако очередные изменения в структуре курирующей организации затормозили работы.

7 июня 1940 года, не дождавшись ответа из Управления начальника снабжения РККА (УНС РККА, новое управление, которому были преданы функции УОВС и ряда других управлений), Филиппов написал повторное письмо, которое попало к адресату 14 июня. Из текста письма ясно, что он ознакомился с отзывом о стальных нагрудниках командиров Генерального штаба РККА, высказанным 20 октября 1939 года, где прозвучало: «броневая защита не может постоянно находиться на бойцах, а должна перевозиться в обозах».

В письме отмечалась необходимость широкого применения стальных нагрудников последних образцов, в частности для усиления мотопехоты, следующей за танковыми колоннами. При переброске на машинах тяжесть нагрудника не должна была отягощать бойца, поэтому предлагалось увеличить толщину металла до 6 мм. В конце письма значилась просьба «сообщить, в каком положении находится вопрос».

Письмо оказало воздействие: появился проект доклада наркомата вооружения в правительство о принятии на вооружение броневых нагрудников. С проектом должен был ознакомиться и представить до 20 июля 1940 года ответ начальник снабжения Красной армии генерал-лейтенант А. В. Хрулёв. Резолюция Хрулёва от 6 июля поставила жирный крест на СН-40:

«…Считаю, что вводить на вооружение стальные нагрудники нецелесообразно по следующим основным причинам:

1. Стальные нагрудники типа СН-40 при весе 4,5 кг при прямом ударе пули на коротких дистанциях (ниже 350 метров) пробиваются.

2. Введение стальных нагрудников потребует дополнительной транспортировки.

3. Стальные нагрудники резко понизят подвижность бойца.

Исходя из этого, докладываю, что это – ненужная для Красной Армии затея, которая никакой пользы не принесет».

СН-40А

Однако работы велись не только в Лысьве на ЛМЗ – параллельно продолжал исследовательские работы и НИИ №13 в Ленинграде. В соответствии с отзывами из 7-й Армии, в которой во время советско-финской войны испытывались СН-39 и СНЩ-39, НИИ №13 вёл работы, направленные на повышение пулестойкости нагрудников, чтобы обеспечить надёжную защиту на дистанциях близкого боя.

Так как отзыв Генерального штаба от 20 октября 1939 года был известен не только ЛМЗ, то решено было пойти по простому пути – увеличить толщину нагрудника, не изменяя конструкцию. Новый нагрудник НИИ №13 получил индекс СН-40А. Таким образом, он являлся дальнейшим развитием СН-39 с некоторыми изменениями: была увеличена толщина металла и незначительно изменена форма нагрудника, смещена вниз прорезь для поясной лямки. Также для предотвращения поворота вокруг оси и связанного с этим затруднения в застегивании поясной лямки металлическая петля слева, держащая полукольцо для защёлкивания карабинчика лямки, стала приклёпываться одной стороной снаружи грудной секции, а второй изнутри (огибая край нагрудника).

22 июля 1940 года УНС КА было преобразовано в ГИУ КА (главное интендантское управление), и о нагрудниках в очередной раз на некоторое время забыли. Вновь работы были продолжены после передачи в начале 1941 года всех дел по средствам защиты от стрелкового оружия в управление стрелкового вооружения главного артиллерийского управления (УСВ ГАУ КА). Было принято решение о производстве серийной партии СН-40А и уточнены требования к нагрудникам.

Они должны были изготавливаться в двух вариантах, из листа толщиной 4,2 и 5,2 мм, и обеспечивать защиту от винтовочного и пулемётного обстрела пулей образца 1908 года по нормали с дистанции: «тяжёлый» – 150 метров, «лёгкий» – 300 м; под углом 30°: «тяжёлый» – любая дистанция, «лёгкий» – 175 м. Отдельно оговаривалось, что нагрудники должны выпускаться трёх разных ростовок.

Производство и испытания СН-40А

Производился СН-40А в Лысьве на ЛМЗ из горячекатанных листов кремне-марганцево-никелевой стали 36СГНА толщиной 4,2±0,3 мм и 5,2±0,3 мм. Кроме оговорённого обстрела пулей образца 1908 года, «вне зачёта» листы-заготовки толщиной 5,2 мм были проверены обстрелом бронебойной пулей Б-30. Пробитий не было при:

Угол обстрелаПуля обр. 1908 годаПуля Б-30
100 мне проводилось
20°75 м340 м
25°не проводилось285 м
30°30 м260 м
35°не проводилось180 м
45°не проводилось35 м

Испытывались нагрудники не в собранном виде, а по отдельным деталям. На испытания было предъявлено:

а) из стали толщиной 4,2±0,3 мм:
нагрудная часть – 115 штук, выдержали испытания 109 штук, или 94,8%;
брюшная часть – 112 штук, выдержали испытания 104 штуки, или 92,8%.

б) из стали толщиной 5,2±0,3 мм:
нагрудная часть – 137 штук, выдержали испытания 137 штук, или 100%;
брюшная часть – 127 штук, выдержали испытания 123 штуки, или 96,8%.

Из прошедших испытание деталей были собраны готовые изделия. Из них были выбраны четыре собранных нагрудника (по два каждого типа) и ещё раз испытаны на дистанциях из тактико-технических требований – все отобранные нагрудники прошли испытания. Впервые в документах испытаний появляется термин ПТП – предел тыльной прочности, показывающий дистанцию в метрах или скорость пули в м/с, при которой деталь выдерживает обстрел. Заводские испытания были завершены 26 июля 1941 года.

Толщина нагрудника, ммРостВес, кгДлина, ммШирина, мм
4,2±0,31 рост5,4–5,5475205–330
4,2±0,32 рост6,2–6,3505215–260
4,2±0,33 рост7,5–7,7570235–390
5,2±0,31 рост6,6–6,7475205–330
5,2±0,32 рост7,4–7,6505215–260
5,2±0,33 рост9,1–9,3570235–390

Всего было произведено 123 «тяжёлых» и 104 «лёгких» нагрудника. 13 августа 1941 года распоряжением Арткома ГАУ (артиллерийского комитета) «тяжёлые» СН-40А были переданы на научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения. Там с 19 по 21 августа были проведены испытания с целями:

1. Выявить эффективность защиты от действия пуль и осколков ручных гранат:
а) обстрелом из винтовки лёгкой и тяжёлой пулей по нормали и под углом 30°;
б) обстрелом из пистолета-пулемёта образца 1941 года (ППШ-41);
в) пробивное действие осколков мин, а также гранат РГД-33 и Ф-1.
2. Выявить манёвренные качества нагрудника на ровной и пересечённой местности, с препятствиями и без.
3. Выявить удобство пользования нагрудниками при одевании, переходах и транспортировке.

В результате испытаний было установлено, что «тяжёлый» нагрудник СН-40А защищает:

а) при стрельбе по нормали с дистанции: от тяжёлой пули 125 м, от лёгкой пули 150 м;
б) при стрельбе из ППШ, а также при стрельбе из винтовки лёгкой и тяжёлой пулей под углом 30° на всех дистанциях;
в) от осколков 50-мм и 82-мм миномётных мин, гранат РГД-33 и Ф-1 на всех дистанциях.

а) при переползании, перебежках в согнутом положении, при стрельбе и штыковой атаке почти не стесняет бойца;
б) среднее время преодоления дистанций 100, 200, 300 метров не отличается от времени преодоления тех же дистанций без нагрудника при одинаковых условиях;
в) из-за отсутствия ремешка через правое плечо вся тяжесть приходится на левое плечо; кроме того, при перебежках и при переползаниях нагрудник отвисает и открывает часть груди бойца.

Последний недостаток так и не будет устранён даже в следующих, более совершенных моделях. По итогам полигонных испытаний было дано заключение: предлагалось оснастить следующие партии нагрудников ремешками для «одевания не только на левое, но и на правое плечо», а «…для окончательного решения о приеме их на снабжение армии и определения их тактического назначения изготовить опытную партию для войсковых испытаний».

Все оставшиеся после полигонных испытаний нагрудники, и «тяжёлые», и «лёгкие», были отправлены в войска: в две стрелковые дивизии и в военно-воздушные силы (для лётчиков). Данных о результатах войсковых испытаний с фронта так и не поступило – шла война, и командиры частей не всегда могли писать отзывы, либо они попросту не были доставлены адресату.

Выводы по итогам испытаний СН-40А были сделаны следующие. Нагрудники признавались эффективным средством индивидуальной защиты, которое необходимо принять на снабжение Красной армии. Необходимо было:

  1. в целях подготовки к валовому производству выпустить серию в количестве 5000–10 000 штук для широкого опробования их в войсках в боевой обстановке;
  2. нагрудники нужно было выпускать двух толщин: для защиты на дистанции 100–150 метров (нормальный тип) и от огня автоматов и осколков (облегчённый тип), в процентном соотношении 40% облегчённого и 60% нормального типа;
  3. изготавливать нагрудники трёх различных ростовок: 25% 1-го роста, 60% 2-го роста, 15% 3-го роста;
  4. опробовать другой тип броневой стали (34×2ГС2) и после сравнения его с 36СГНА выбрать оптимальный тип;
  5. в первую очередь испытать нагрудники в штурмовых и механизированных частях, в авиации и кавалерии.

Война вносила в планы свои коррективы: то, что в мирное время казалось важным, во время боевых действий отходило на второй план; армия несла потери, в войсках срочно нуждались в средствах защиты бойцов от пуль и осколков. О дальнейшем развитии стальных нагрудников в военные годы – в следующем материале.

Стальные нагрудники РККА

Предшественники бронежилетов и наследники кирас — стальные нагрудники спасли не один десяток жизней наших бойцов во время Великой Отечественной войны.

Как всегда в России, судьба нагрудников была весьма непростой. До войны, в различные учреждения СССР, в большом количестве поступали письма от изобретателей с предложениями по самым разнообразным средствам индивидуальным защиты: каскам, щиткам, нагрудникам и т.п. В конечном итоге, эти письма попадали в Управление обозно-вещевого снабжения (УОВС) РККА или Наркомат обороны (НКО) СССР.

Среди этих предложений выделялся проект начальника бюро технических условий КБ № 2 Ижорского завода И.М.Вейнблата.

Вейнблат предложил броневой нагрудник, состоявший из двух частей — защиты груди и плеч и защиты живота — шарнирно соединенных между собой. Эта схема затем будет использована на самом массовом нагруднике СН-42.

В 1937 году образец Вейнблата был испытан и одобрен с доработками, но работы приостановили до середины 1938 года.

А когда все было готово к серийному производству, инженера Вейнблата арестовали, что было совсем не редкостью в те времена. В результате разработка и производство стальных нагрудников были переданы на Лысьвенский металлургический завод (ЛМЗ) и НИИ № 13 (сейчас АО ЦНИИМ).

Стальной нагрудник СН-38

ЛМЗ совместно с НИИ № 13 разработал свои три формы нагрудников, по которым изготовили опытную партию — 481 экземпляр. В качестве материала была использована новая кремний-марганцево-никелевая сталь. Все нагрудники получили индекс СН-38, но по факту это были разные по конструкции изделия.

Нагрудники отличались друг от друга не только весом, количеством деталей и толщиной броневых листов, но и амортизирующими подкладками.

СН-38 из двух частей изготавливались трех типов: тяжелые (толщина 3,5-3,6 мм), облегченные (1,5-1,б мм) и легкие (1,15—1,25 мм). Все варианты нагрудников были испытаны в полном объеме. Пулестойкость тяжелого варианта была 350 м, облегченного и легкого — 600-700 м.

В серийное производство СН-38 не пошел, но он дал импульс для дальнейших работ по стальным нагрудникам РККА.

Эти работы были продолжены только летом 1939 года. Помимо направления, заданного СН-38, предполагалась также разработка нагрудника-щитка СНЩ-39, совмещающего функции стрелкового щитка и нагрудника. Щиток должен был иметь прорезь для стрельбы из винтовки, закрываемую задвижкой, и приспособление для установки на землю в боевом положении.

При разработке нового СН-39 необходимо было устранить недостатки, которые выявили при испытаниях нагрудника СН-38, например: трудности при надевании и снятии без посторонней помощи. Для этого была изменена система ремней и тесемок. Кроме того, с нагрудника убрали дополнительную пластину в области сердца, изменили форму выреза под приклад.

СН-39 и СНЩ-39 прошли проверку боем на советско-финской войне. Около 40 штук поступило в разведывательную роту 255-го стрелкового полка. Новое средство защиты получило высокую оценку разведчиков. Нагрудники не только надежно защищали от пуль, но и придавали солдатам большую уверенность в бою.

Стальные нагрудники СН-40 и СН-40А

Поиск оптимальных решений защиты продолжался в двух направлениях. ЛМЗ развивал идеи, заложенные в СНЩ-39 (нагруднике-щитке). В результате появился СН-40 — щиток со сдвижной амбразурой для стрельбы, к которому были приклепаны шарниры для складного упора, петля и лямка для переноски.

Была увеличена толщина щитка, что сказалось на весе. В результате СН-40 так и не был принят к снабжению РККА.

Читать еще:  Ручная граната РГ-42 (образца 1942 года)

Развитием СН-39 стал нагрудник СН-40А, который в инициативном порядке разработал НИИ № 13. На СН-40А увеличили толщину листа, изменили форму и сместили поясную прорезь для ремня. Разработку отправили на ЛМЗ для изготовления пробной партии. 200 опытных образцов СН-40А попали на Западный фронт 22 августа 1941 года, где с ними ознакомился маршал Тимошенко. Нагрудники ему не понравились (показались тяжелыми), и он дал рекомендации продолжать работы над щитками с амбразурой для стрельбы. В результате до начала 1942 года работы по нагрудникам не велись, разработчики занимались только щитками.

Стальной нагрудник СН-42

2 февраля 1942 года все работки по щиткам и нагрудникам были официально переданы НИИ № 13. 3 марта уже была изготовлена первая партия нагрудников СН-42 толщиной 2 мм, весом 3,5 кг, из кремний-марганцево-никелевой стали 36СГНА (условное заводское обозначение И-1). В начале апреля после полигонных испытаний первые СН-42 были направлены на проверку в 5-ю армию.

Отзывы бойцов в целом были весьма положительными. СН-42 выдерживал попадание пистолетных и автоматных пуль, мелких осколков. Описаны случаи попадания 9-мм пистолетных пуль в упор без ущерба для бойца.

Программа испытаний нагрудников устанавливала следующие условия:

1 Для испытаний обстрелом отбирается шесть деталей от партии в 200 штук, отдельно верхних и нижних.

2 Обстрел проводится после испытаний на твёрдость термически обработанных деталей с дистанции 10 метров по нормали из немецкого пистолета-пулемёта MP-40, по одной пуле в верхнюю и нижнюю часть нагрудника.

3 В случае получения пробоин или трещин хотя бы одной детали (верхней или нижней) от данной партии дополнительно отбираются по 9 деталей для испытаний.

В случае неудовлетворительных результатов вся партия возвращается для повторной термообработки, после чего испытывается как вновь предъявляемая. Повторная термообработка одной и той же партии допускается не более двух раз.

В 1943-м нагрудники СН-42 (индекс ГАУ «56-Ф-002») начали отправлять в штурмовые инженерно-саперные бригады (ШИСБр), которые солдаты прозвали «панцирной пехотой» или «раками» (за характерный вид нагрудника). ШИСБр предназначались для штурма и прорыва сильно укрепленных рубежей обороны и оборудованных населенных пунктов. Нагрудники СН-42 хорошо зарекомендовали себя и в городских боях.

Всего за время войны было изготовлено около 300 тыс. стальных нагрудников различных модификаций. При этом по росту выпускалось всего три размера защиты.

Для командования войск, в которые поступали СН-42, была выпущена памятка по их использованию. В памятке было указано, как и кем должен применяться стальной нагрудник:

— сапёрами во время разведки, проделывания проходов в проволоке, при разминировании заграждений под огнём противника;

— пехотными группами, производящими силовую разведку (разведку боем);

— автоматчиками, просачивающимися в боевые порядки противника, находящимися в танковых десантах, и группами автоматчиков в засаде;

— штурмовыми группами, осуществляющими захват ДЗОТов;

— связистами, проверяющими или исправляющими кабель под огнём противника;

— по решению командира всегда, когда обстановка позволяет рассчитывать на успешное использование нагрудников.

Было предусмотрено три варианта использования:

— нагрудник ремнями прикреплён к телу и закрывает в движении грудь и полость живота;

— при переползании нагрудник используется как амбразура;

— нагрудник используется как панцирь, прикрывая отдельные части тела (правый бок, левый бок, голову).

«Панцирная защита» ПЗ-ЗИФ-20

На северо-западных фронтах в 1943 году использовалась защита ПЗ-ЗИФ-20 (Панцирь Защитный, завод им. Фрунзе), разработанная инженером-капитаном А. Солнцевым и выпускаемая заводом им. Фрунзе в Ленинграде. ПЗ-ЗИФ-20 уступал по своим характеристикам СН-42, но при недостатке нагрудников в войсках ее выпускали для Ленинградского фронта.

Нагрудник представлял собой пять стальных пластин, соединённых кожаными или тесьмяными ремешками, приклёпанными к тканевой куртке-безрукавке.

Предназначался он для защиты груди и брюшной полости бойцов пехотных частей (стрелковых подразделений, автоматчиков, разведчиков и т.п.) от пулевых и осколочных ранений.

«Морская панцирная защита» МПЗ-ЗИФ-22

Кроме ПЗ-ЗИФ-20, в Ленинграде была разработана панцирная защита для моряков, или «морская панцирная защита завода имени Фрунзе», под обозначением МПЗ-ЗИФ-22. Создана она была для защиты грудной клетки и брюшной полости номеров орудийных расчётов корабельных и береговых артиллерийских установок ВМФ от осколочных и пулевых ранений, могла применяться рядовым и офицерским составом, находящимся во время боя на верхних палубах кораблей. Главное отличие от остальных известных нагрудников заключалось в наличии защиты спины.

Помимо этого, МПЗ-ЗИФ-22 мог быть использован в частях артиллерии резерва Главного Командования (РГК) и в зенитной артиллерии для защиты от осколков авиабомб, мин, снарядов и пулемётного огня вражеской авиации.

Стальной нагрудник СН-46

СН-46 стал последним в ряду стальных нагрудников, разработанных и испытанных для РККА. По конструкции СН-46 был идентичен модернизированному СН-42, но с несколько изменённой формой нижней части. К снабжению РККА принят не был, серийно не изготавливался.

Стрелковое оружие развивалось и эпоха стальных нагрудников подошла к концу, наступало время бронежилетов.

Благодарю за просмотр, всегда рад комментариям в тему, сопровождаемые лайками и прочими видами информационного поощрения.

Если, случайно нарушил чьи-то авторские права, просьба сообщить — устраню.

Стальные нагрудники РККА

Предшественники бронежилетов и наследники кирас — стальные нагрудники спасли не один десяток жизней наших бойцов во время Великой Отечественной войны.

Как всегда в России, судьба нагрудников была весьма непростой. До войны, в различные учреждения СССР, в большом количестве поступали письма от изобретателей с предложениями по самым разнообразным средствам индивидуальным защиты: каскам, щиткам, нагрудникам и т.п. В конечном итоге, эти письма попадали в Управление обозно-вещевого снабжения (УОВС) РККА или Наркомат обороны (НКО) СССР.

Среди этих предложений выделялся проект начальника бюро технических условий КБ № 2 Ижорского завода И.М.Вейнблата.

Вейнблат предложил броневой нагрудник, состоявший из двух частей — защиты груди и плеч и защиты живота — шарнирно соединенных между собой. Эта схема затем будет использована на самом массовом нагруднике СН-42.

В 1937 году образец Вейнблата был испытан и одобрен с доработками, но работы приостановили до середины 1938 года.

А когда все было готово к серийному производству, инженера Вейнблата арестовали, что было совсем не редкостью в те времена. В результате разработка и производство стальных нагрудников были переданы на Лысьвенский металлургический завод (ЛМЗ) и НИИ № 13 (сейчас АО ЦНИИМ).

Стальной нагрудник СН-38

ЛМЗ совместно с НИИ № 13 разработал свои три формы нагрудников, по которым изготовили опытную партию — 481 экземпляр. В качестве материала была использована новая кремний-марганцево-никелевая сталь. Все нагрудники получили индекс СН-38, но по факту это были разные по конструкции изделия.

Нагрудники отличались друг от друга не только весом, количеством деталей и толщиной броневых листов, но и амортизирующими подкладками.

СН-38 из двух частей изготавливались трех типов: тяжелые (толщина 3,5-3,6 мм), облегченные (1,5-1,б мм) и легкие (1,15—1,25 мм). Все варианты нагрудников были испытаны в полном объеме. Пулестойкость тяжелого варианта была 350 м, облегченного и легкого — 600-700 м.

В серийное производство СН-38 не пошел, но он дал импульс для дальнейших работ по стальным нагрудникам РККА.

Эти работы были продолжены только летом 1939 года. Помимо направления, заданного СН-38, предполагалась также разработка нагрудника-щитка СНЩ-39, совмещающего функции стрелкового щитка и нагрудника. Щиток должен был иметь прорезь для стрельбы из винтовки, закрываемую задвижкой, и приспособление для установки на землю в боевом положении.

При разработке нового СН-39 необходимо было устранить недостатки, которые выявили при испытаниях нагрудника СН-38, например: трудности при надевании и снятии без посторонней помощи. Для этого была изменена система ремней и тесемок. Кроме того, с нагрудника убрали дополнительную пластину в области сердца, изменили форму выреза под приклад.

СН-39 и СНЩ-39 прошли проверку боем на советско-финской войне. Около 40 штук поступило в разведывательную роту 255-го стрелкового полка. Новое средство защиты получило высокую оценку разведчиков. Нагрудники не только надежно защищали от пуль, но и придавали солдатам большую уверенность в бою.

Стальные нагрудники СН-40 и СН-40А

Поиск оптимальных решений защиты продолжался в двух направлениях. ЛМЗ развивал идеи, заложенные в СНЩ-39 (нагруднике-щитке). В результате появился СН-40 — щиток со сдвижной амбразурой для стрельбы, к которому были приклепаны шарниры для складного упора, петля и лямка для переноски.

Была увеличена толщина щитка, что сказалось на весе. В результате СН-40 так и не был принят к снабжению РККА.

Развитием СН-39 стал нагрудник СН-40А, который в инициативном порядке разработал НИИ № 13. На СН-40А увеличили толщину листа, изменили форму и сместили поясную прорезь для ремня. Разработку отправили на ЛМЗ для изготовления пробной партии. 200 опытных образцов СН-40А попали на Западный фронт 22 августа 1941 года, где с ними ознакомился маршал Тимошенко. Нагрудники ему не понравились (показались тяжелыми), и он дал рекомендации продолжать работы над щитками с амбразурой для стрельбы. В результате до начала 1942 года работы по нагрудникам не велись, разработчики занимались только щитками.

Стальной нагрудник СН-42

2 февраля 1942 года все работки по щиткам и нагрудникам были официально переданы НИИ № 13. 3 марта уже была изготовлена первая партия нагрудников СН-42 толщиной 2 мм, весом 3,5 кг, из кремний-марганцево-никелевой стали 36СГНА (условное заводское обозначение И-1). В начале апреля после полигонных испытаний первые СН-42 были направлены на проверку в 5-ю армию.

Отзывы бойцов в целом были весьма положительными. СН-42 выдерживал попадание пистолетных и автоматных пуль, мелких осколков. Описаны случаи попадания 9-мм пистолетных пуль в упор без ущерба для бойца.

Программа испытаний нагрудников устанавливала следующие условия:

1 Для испытаний обстрелом отбирается шесть деталей от партии в 200 штук, отдельно верхних и нижних.

2 Обстрел проводится после испытаний на твёрдость термически обработанных деталей с дистанции 10 метров по нормали из немецкого пистолета-пулемёта MP-40, по одной пуле в верхнюю и нижнюю часть нагрудника.

3 В случае получения пробоин или трещин хотя бы одной детали (верхней или нижней) от данной партии дополнительно отбираются по 9 деталей для испытаний.

В случае неудовлетворительных результатов вся партия возвращается для повторной термообработки, после чего испытывается как вновь предъявляемая. Повторная термообработка одной и той же партии допускается не более двух раз.

В 1943-м нагрудники СН-42 (индекс ГАУ «56-Ф-002») начали отправлять в штурмовые инженерно-саперные бригады (ШИСБр), которые солдаты прозвали «панцирной пехотой» или «раками» (за характерный вид нагрудника). ШИСБр предназначались для штурма и прорыва сильно укрепленных рубежей обороны и оборудованных населенных пунктов. Нагрудники СН-42 хорошо зарекомендовали себя и в городских боях.

Всего за время войны было изготовлено около 300 тыс. стальных нагрудников различных модификаций. При этом по росту выпускалось всего три размера защиты.

Для командования войск, в которые поступали СН-42, была выпущена памятка по их использованию. В памятке было указано, как и кем должен применяться стальной нагрудник:

— сапёрами во время разведки, проделывания проходов в проволоке, при разминировании заграждений под огнём противника;

— пехотными группами, производящими силовую разведку (разведку боем);

— автоматчиками, просачивающимися в боевые порядки противника, находящимися в танковых десантах, и группами автоматчиков в засаде;

— штурмовыми группами, осуществляющими захват ДЗОТов;

— связистами, проверяющими или исправляющими кабель под огнём противника;

— по решению командира всегда, когда обстановка позволяет рассчитывать на успешное использование нагрудников.

Было предусмотрено три варианта использования:

— нагрудник ремнями прикреплён к телу и закрывает в движении грудь и полость живота;

— при переползании нагрудник используется как амбразура;

— нагрудник используется как панцирь, прикрывая отдельные части тела (правый бок, левый бок, голову).

«Панцирная защита» ПЗ-ЗИФ-20

На северо-западных фронтах в 1943 году использовалась защита ПЗ-ЗИФ-20 (Панцирь Защитный, завод им. Фрунзе), разработанная инженером-капитаном А. Солнцевым и выпускаемая заводом им. Фрунзе в Ленинграде. ПЗ-ЗИФ-20 уступал по своим характеристикам СН-42, но при недостатке нагрудников в войсках ее выпускали для Ленинградского фронта.

Нагрудник представлял собой пять стальных пластин, соединённых кожаными или тесьмяными ремешками, приклёпанными к тканевой куртке-безрукавке.

Предназначался он для защиты груди и брюшной полости бойцов пехотных частей (стрелковых подразделений, автоматчиков, разведчиков и т.п.) от пулевых и осколочных ранений.

«Морская панцирная защита» МПЗ-ЗИФ-22

Кроме ПЗ-ЗИФ-20, в Ленинграде была разработана панцирная защита для моряков, или «морская панцирная защита завода имени Фрунзе», под обозначением МПЗ-ЗИФ-22. Создана она была для защиты грудной клетки и брюшной полости номеров орудийных расчётов корабельных и береговых артиллерийских установок ВМФ от осколочных и пулевых ранений, могла применяться рядовым и офицерским составом, находящимся во время боя на верхних палубах кораблей. Главное отличие от остальных известных нагрудников заключалось в наличии защиты спины.

Помимо этого, МПЗ-ЗИФ-22 мог быть использован в частях артиллерии резерва Главного Командования (РГК) и в зенитной артиллерии для защиты от осколков авиабомб, мин, снарядов и пулемётного огня вражеской авиации.

Стальной нагрудник СН-46

СН-46 стал последним в ряду стальных нагрудников, разработанных и испытанных для РККА. По конструкции СН-46 был идентичен модернизированному СН-42, но с несколько изменённой формой нижней части. К снабжению РККА принят не был, серийно не изготавливался.

Стрелковое оружие развивалось и эпоха стальных нагрудников подошла к концу, наступало время бронежилетов.

Благодарю за просмотр, всегда рад комментариям в тему, сопровождаемые лайками и прочими видами информационного поощрения.

Если, случайно нарушил чьи-то авторские права, просьба сообщить — устраню.

Стальная броня для красноармейца: от советско-финской к Великой Отечественной

После изготовления и отправки в войска нагрудника СН-39 и щитка-нагрудника СНЩ-39 на Лысьвенском металлургическом заводе (ЛМЗ) были продолжены работы над созданием более удачных образцов индивидуальной защиты бойца. К сожалению, опыт первого боевого применения в боях с финнами учтён не был, и конструкторы пытались «нащупать» правильное решение заново.

Фактически сразу в инициативном порядке начались работы над новым нагрудником-щитком, при этом специалисты НИИ №13, ранее участвовавшие во всех совместных работах, к проектированию не привлекались. На заводе пошли по пути развития идей, заложенных в СНЩ-39: новый нагрудник должен был представлять собой переносной щиток, который можно использовать для защиты груди и брюшной полости при перебежках, а также как стрелковый щиток с бойницей для личного оружия, который можно установить перед собой при залегании или на бруствере окопа в обороне.

Основной проблемой было то, что при разработке никаким образом не учитывался опыт боевого применения СН-39 и СНЩ-39. Отчёты об испытаниях в боевых условиях, несмотря на требования разработчиков предоставить их, сначала поступили в управление обозно-вещевого снабжения (УОВС РККА), поэтому на завод и в НИИ №13 эти документы пришли со значительным опозданием.

15 марта 1940 года в УОВС были отправлены пояснительная записка и опытные образцы нового нагрудника с письмом за подписью главного инженера ЛМЗ Филиппова.

Стальной нагрудник СН-40

Новый образец получил обозначение СН-40. При его создании опирались на тактико-технические требования УОВС от 5 августа 1939 года, но несколько отошли от них в плане размеров: по наибольшему из измерений длина щитка нового типа составляла 420 мм — вместо 400 мм, озвученных в требованиях.

Нагрудник представлял собой щиток со сдвижной амбразурой для стрельбы. К нему были приклёпаны шарниры для складного упора и петля, позволявшая переносить его. На одной стороне петли был крюк, нужный для подвешивания щитка к специальной тесьмяной лямке, которую носил на себе боец, а с другой стороны петли – специальный зацеп за поясной ремень, уменьшавший амплитуду раскачиваний щитка при движении, когда он был надет на солдата. Петля могла служить также для переноса СН-40, надетого на левую руку наподобие рыцарского щита.

При использовании щитка в положении лёжа щиток устанавливался наклонно под углом 60° к горизонтали на откидной упор, винтовка вкладывалась в бойницу и сверху прикрывалась задвижкой амбразуры для дополнительной защиты головы. При перебежках на короткие дистанции боец надевал петлю на левую руку (как щит), вынув винтовку из бойницы, а при переходе на длинные дистанции и при использовании щитка как нагрудника он подвешивался на лямку на грудь, бойница при этом закрывалась задвижкой.

Опытные образцы в количестве семи штук были изготовлены из шлемовой кремне-марганцево-никелевой стали. По сложившейся к тому времени традиции, они были выполнены двух типов: «тяжёлого» (три штуки) и «лёгкого» (четыре штуки). Образцы были подвергнуты испытаниям обстрелом по нормали патроном с приведённым зарядом в тире завода. Результат испытаний определялся следующим образом:

  1. Выдержал испытание — с лицевой стороны пулевой отпечаток, с тыльной — выпучина без трещин;
  2. Не выдержал испытание — с лицевой стороны пулевой отпечаток с небольшими трещинами, с тыльной — выпучина с небольшими трещинами, либо сквозные пробоины.

Таким образом, были определены дистанции, на которых нагрудники не пробивались (пулестойкость), и их характеристики:

Толщина нагрудника, мм

Вес в собранном виде, кг

Пулестойкость, м

Пять экземпляров СН-40, оставшиеся целыми после обстрела, 15 марта 1940 года вместе с пояснительной запиской были отправлены в виде образцов в УОВС РККА для дальнейшего изучения.

Модернизация СН-40

Работы по модернизации СН-40 на ЛМЗ продолжили даже после отправки опытных образцов. 4 мая 1940 года главный инженер завода Филиппов послал в УОВС пояснительную записку, содержащую описание модернизированного СН-40 конструкции А. Филина. Изменения заключались в следующем: были добавлены козырьки для защиты от свинцовых брызг, образующихся при попадании пули в щиток, и изменён способ закрепления щитка при ношении его на груди (крюк переместили с петли щитка на лямку).

Петля на щитке получила рамочную пряжку с язычком для регулировки и подгонки размера петли для удобства при перебежках. П-образный упор получил ограничители, и теперь щиток ставился под наклоном 45–50°. Установленный таким образом щиток обеспечивал защиту при обстреле с расстояния 25–30 метров. Вес конструкции увеличился до 6–6,5 кг.

В конструкции отмечался и один существенный недостаток: малое расстояние от уровня земли до нижней кромки прорези бойницы. Это означало, что бойцу будет сложно упирать приклад в плечо. Однако в ответ на это было высказано предположение, что в действительной боевой обстановке боец будет использовать рельеф местности, т.е. устанавливать щиток на холмик или край ложбинки.

Был изготовлен опытный образец толщиной 4,8–5 мм, который был отправлен в УОВС вместе с пояснительной запиской. В конце текста содержалась просьба от ЛМЗ дать заключение о данной конструкции. Однако очередные изменения в структуре курирующей организации затормозили работы.

7 июня 1940 года, не дождавшись ответа из Управления начальника снабжения РККА (УНС РККА, новое управление, которому были преданы функции УОВС и ряда других управлений), Филиппов написал повторное письмо, которое попало к адресату 14 июня. Из текста письма ясно, что он ознакомился с отзывом о стальных нагрудниках командиров Генерального штаба РККА, высказанным 20 октября 1939 года, где прозвучало: «броневая защита не может постоянно находиться на бойцах, а должна перевозиться в обозах».

В письме отмечалась необходимость широкого применения стальных нагрудников последних образцов, в частности для усиления мотопехоты, следующей за танковыми колоннами. При переброске на машинах тяжесть нагрудника не должна была отягощать бойца, поэтому предлагалось увеличить толщину металла до 6 мм. В конце письма значилась просьба «сообщить, в каком положении находится вопрос».

Письмо оказало воздействие: появился проект доклада наркомата вооружения в правительство о принятии на вооружение броневых нагрудников. С проектом должен был ознакомиться и представить до 20 июля 1940 года ответ начальник снабжения Красной армии генерал-лейтенант А. В. Хрулёв. Резолюция Хрулёва от 6 июля поставила жирный крест на СН-40:

«…Считаю, что вводить на вооружение стальные нагрудники нецелесообразно по следующим основным причинам:

1. Стальные нагрудники типа СН-40 при весе 4,5 кг при прямом ударе пули на коротких дистанциях (ниже 350 метров) пробиваются.

2. Введение стальных нагрудников потребует дополнительной транспортировки.

3. Стальные нагрудники резко понизят подвижность бойца.

Исходя из этого, докладываю, что это – ненужная для Красной Армии затея, которая никакой пользы не принесет».

СН-40А

Однако работы велись не только в Лысьве на ЛМЗ – параллельно продолжал исследовательские работы и НИИ №13 в Ленинграде. В соответствии с отзывами из 7-й Армии, в которой во время советско-финской войны испытывались СН-39 и СНЩ-39, НИИ №13 вёл работы, направленные на повышение пулестойкости нагрудников, чтобы обеспечить надёжную защиту на дистанциях близкого боя.

Так как отзыв Генерального штаба от 20 октября 1939 года был известен не только ЛМЗ, то решено было пойти по простому пути – увеличить толщину нагрудника, не изменяя конструкцию. Новый нагрудник НИИ №13 получил индекс СН-40А. Таким образом, он являлся дальнейшим развитием СН-39 с некоторыми изменениями: была увеличена толщина металла и незначительно изменена форма нагрудника, смещена вниз прорезь для поясной лямки. Также для предотвращения поворота вокруг оси и связанного с этим затруднения в застегивании поясной лямки металлическая петля слева, держащая полукольцо для защёлкивания карабинчика лямки, стала приклёпываться одной стороной снаружи грудной секции, а второй изнутри (огибая край нагрудника).

22 июля 1940 года УНС КА было преобразовано в ГИУ КА (главное интендантское управление), и о нагрудниках в очередной раз на некоторое время забыли. Вновь работы были продолжены после передачи в начале 1941 года всех дел по средствам защиты от стрелкового оружия в управление стрелкового вооружения главного артиллерийского управления (УСВ ГАУ КА). Было принято решение о производстве серийной партии СН-40А и уточнены требования к нагрудникам.

Они должны были изготавливаться в двух вариантах, из листа толщиной 4,2 и 5,2 мм, и обеспечивать защиту от винтовочного и пулемётного обстрела пулей образца 1908 года по нормали с дистанции: «тяжёлый» – 150 метров, «лёгкий» – 300 м; под углом 30°: «тяжёлый» – любая дистанция, «лёгкий» – 175 м. Отдельно оговаривалось, что нагрудники должны выпускаться трёх разных ростовок.

Производство и испытания СН-40А

Производился СН-40А в Лысьве на ЛМЗ из горячекатанных листов кремне-марганцево-никелевой стали 36СГНА толщиной 4,2±0,3 мм и 5,2±0,3 мм. Кроме оговорённого обстрела пулей образца 1908 года, «вне зачёта» листы-заготовки толщиной 5,2 мм были проверены обстрелом бронебойной пулей Б-30. Пробитий не было при:

Угол обстрелаПуля обр. 1908 годаПуля Б-30
100 мне проводилось
20°75 м340 м
25°не проводилось285 м
30°30 м260 м
35°не проводилось180 м
45°не проводилось35 м

Испытывались нагрудники не в собранном виде, а по отдельным деталям. На испытания было предъявлено:

а) из стали толщиной 4,2±0,3 мм:
нагрудная часть – 115 штук, выдержали испытания 109 штук, или 94,8%;
брюшная часть – 112 штук, выдержали испытания 104 штуки, или 92,8%.

б) из стали толщиной 5,2±0,3 мм:
нагрудная часть – 137 штук, выдержали испытания 137 штук, или 100%;
брюшная часть – 127 штук, выдержали испытания 123 штуки, или 96,8%.

Из прошедших испытание деталей были собраны готовые изделия. Из них были выбраны четыре собранных нагрудника (по два каждого типа) и ещё раз испытаны на дистанциях из тактико-технических требований – все отобранные нагрудники прошли испытания. Впервые в документах испытаний появляется термин ПТП – предел тыльной прочности, показывающий дистанцию в метрах или скорость пули в м/с, при которой деталь выдерживает обстрел. Заводские испытания были завершены 26 июля 1941 года.

Толщина нагрудника, ммРостВес, кгДлина, ммШирина, мм
4,2±0,31 рост5,4–5,5475205–330
4,2±0,32 рост6,2–6,3505215–260
4,2±0,33 рост7,5–7,7570235–390
5,2±0,31 рост6,6–6,7475205–330
5,2±0,32 рост7,4–7,6505215–260
5,2±0,33 рост9,1–9,3570235–390

Всего было произведено 123 «тяжёлых» и 104 «лёгких» нагрудника. 13 августа 1941 года распоряжением Арткома ГАУ (артиллерийского комитета) «тяжёлые» СН-40А были переданы на научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения. Там с 19 по 21 августа были проведены испытания с целями:

1. Выявить эффективность защиты от действия пуль и осколков ручных гранат:
а) обстрелом из винтовки лёгкой и тяжёлой пулей по нормали и под углом 30°;
б) обстрелом из пистолета-пулемёта образца 1941 года (ППШ-41);
в) пробивное действие осколков мин, а также гранат РГД-33 и Ф-1.
2. Выявить манёвренные качества нагрудника на ровной и пересечённой местности, с препятствиями и без.
3. Выявить удобство пользования нагрудниками при одевании, переходах и транспортировке.

В результате испытаний было установлено, что «тяжёлый» нагрудник СН-40А защищает:

а) при стрельбе по нормали с дистанции: от тяжёлой пули 125 м, от лёгкой пули 150 м;
б) при стрельбе из ППШ, а также при стрельбе из винтовки лёгкой и тяжёлой пулей под углом 30° на всех дистанциях;
в) от осколков 50-мм и 82-мм миномётных мин, гранат РГД-33 и Ф-1 на всех дистанциях.

Читать еще:  Кандалы как сдерживающее средство

а) при переползании, перебежках в согнутом положении, при стрельбе и штыковой атаке почти не стесняет бойца;
б) среднее время преодоления дистанций 100, 200, 300 метров не отличается от времени преодоления тех же дистанций без нагрудника при одинаковых условиях;
в) из-за отсутствия ремешка через правое плечо вся тяжесть приходится на левое плечо; кроме того, при перебежках и при переползаниях нагрудник отвисает и открывает часть груди бойца.

Последний недостаток так и не будет устранён даже в следующих, более совершенных моделях. По итогам полигонных испытаний было дано заключение: предлагалось оснастить следующие партии нагрудников ремешками для «одевания не только на левое, но и на правое плечо», а «…для окончательного решения о приеме их на снабжение армии и определения их тактического назначения изготовить опытную партию для войсковых испытаний».

Все оставшиеся после полигонных испытаний нагрудники, и «тяжёлые», и «лёгкие», были отправлены в войска: в две стрелковые дивизии и в военно-воздушные силы (для лётчиков). Данных о результатах войсковых испытаний с фронта так и не поступило – шла война, и командиры частей не всегда могли писать отзывы, либо они попросту не были доставлены адресату.

Выводы по итогам испытаний СН-40А были сделаны следующие. Нагрудники признавались эффективным средством индивидуальной защиты, которое необходимо принять на снабжение Красной армии. Необходимо было:

  1. в целях подготовки к валовому производству выпустить серию в количестве 5000–10 000 штук для широкого опробования их в войсках в боевой обстановке;
  2. нагрудники нужно было выпускать двух толщин: для защиты на дистанции 100–150 метров (нормальный тип) и от огня автоматов и осколков (облегчённый тип), в процентном соотношении 40% облегчённого и 60% нормального типа;
  3. изготавливать нагрудники трёх различных ростовок: 25% 1-го роста, 60% 2-го роста, 15% 3-го роста;
  4. опробовать другой тип броневой стали (34×2ГС2) и после сравнения его с 36СГНА выбрать оптимальный тип;
  5. в первую очередь испытать нагрудники в штурмовых и механизированных частях, в авиации и кавалерии.

Война вносила в планы свои коррективы: то, что в мирное время казалось важным, во время боевых действий отходило на второй план; армия несла потери, в войсках срочно нуждались в средствах защиты бойцов от пуль и осколков. О дальнейшем развитии стальных нагрудников в военные годы – в следующем материале.

Стальные нагрудники РККА

Предшественники бронежилетов и наследники кирас — стальные нагрудники спасли не один десяток жизней наших бойцов во время Великой Отечественной войны.

Как всегда в России, судьба нагрудников была весьма непростой. До войны, в различные учреждения СССР, в большом количестве поступали письма от изобретателей с предложениями по самым разнообразным средствам индивидуальным защиты: каскам, щиткам, нагрудникам и т.п. В конечном итоге, эти письма попадали в Управление обозно-вещевого снабжения (УОВС) РККА или Наркомат обороны (НКО) СССР.

Среди этих предложений выделялся проект начальника бюро технических условий КБ № 2 Ижорского завода И.М.Вейнблата.

Вейнблат предложил броневой нагрудник, состоявший из двух частей — защиты груди и плеч и защиты живота — шарнирно соединенных между собой. Эта схема затем будет использована на самом массовом нагруднике СН-42.

В 1937 году образец Вейнблата был испытан и одобрен с доработками, но работы приостановили до середины 1938 года.

А когда все было готово к серийному производству, инженера Вейнблата арестовали, что было совсем не редкостью в те времена. В результате разработка и производство стальных нагрудников были переданы на Лысьвенский металлургический завод (ЛМЗ) и НИИ № 13 (сейчас АО ЦНИИМ).

Стальной нагрудник СН-38

ЛМЗ совместно с НИИ № 13 разработал свои три формы нагрудников, по которым изготовили опытную партию — 481 экземпляр. В качестве материала была использована новая кремний-марганцево-никелевая сталь. Все нагрудники получили индекс СН-38, но по факту это были разные по конструкции изделия.

Нагрудники отличались друг от друга не только весом, количеством деталей и толщиной броневых листов, но и амортизирующими подкладками.

СН-38 из двух частей изготавливались трех типов: тяжелые (толщина 3,5-3,6 мм), облегченные (1,5-1,б мм) и легкие (1,15—1,25 мм). Все варианты нагрудников были испытаны в полном объеме. Пулестойкость тяжелого варианта была 350 м, облегченного и легкого — 600-700 м.

В серийное производство СН-38 не пошел, но он дал импульс для дальнейших работ по стальным нагрудникам РККА.

Эти работы были продолжены только летом 1939 года. Помимо направления, заданного СН-38, предполагалась также разработка нагрудника-щитка СНЩ-39, совмещающего функции стрелкового щитка и нагрудника. Щиток должен был иметь прорезь для стрельбы из винтовки, закрываемую задвижкой, и приспособление для установки на землю в боевом положении.

При разработке нового СН-39 необходимо было устранить недостатки, которые выявили при испытаниях нагрудника СН-38, например: трудности при надевании и снятии без посторонней помощи. Для этого была изменена система ремней и тесемок. Кроме того, с нагрудника убрали дополнительную пластину в области сердца, изменили форму выреза под приклад.

СН-39 и СНЩ-39 прошли проверку боем на советско-финской войне. Около 40 штук поступило в разведывательную роту 255-го стрелкового полка. Новое средство защиты получило высокую оценку разведчиков. Нагрудники не только надежно защищали от пуль, но и придавали солдатам большую уверенность в бою.

Стальные нагрудники СН-40 и СН-40А

Поиск оптимальных решений защиты продолжался в двух направлениях. ЛМЗ развивал идеи, заложенные в СНЩ-39 (нагруднике-щитке). В результате появился СН-40 — щиток со сдвижной амбразурой для стрельбы, к которому были приклепаны шарниры для складного упора, петля и лямка для переноски.

Была увеличена толщина щитка, что сказалось на весе. В результате СН-40 так и не был принят к снабжению РККА.

Развитием СН-39 стал нагрудник СН-40А, который в инициативном порядке разработал НИИ № 13. На СН-40А увеличили толщину листа, изменили форму и сместили поясную прорезь для ремня. Разработку отправили на ЛМЗ для изготовления пробной партии. 200 опытных образцов СН-40А попали на Западный фронт 22 августа 1941 года, где с ними ознакомился маршал Тимошенко. Нагрудники ему не понравились (показались тяжелыми), и он дал рекомендации продолжать работы над щитками с амбразурой для стрельбы. В результате до начала 1942 года работы по нагрудникам не велись, разработчики занимались только щитками.

Стальной нагрудник СН-42

2 февраля 1942 года все работки по щиткам и нагрудникам были официально переданы НИИ № 13. 3 марта уже была изготовлена первая партия нагрудников СН-42 толщиной 2 мм, весом 3,5 кг, из кремний-марганцево-никелевой стали 36СГНА (условное заводское обозначение И-1). В начале апреля после полигонных испытаний первые СН-42 были направлены на проверку в 5-ю армию.

Отзывы бойцов в целом были весьма положительными. СН-42 выдерживал попадание пистолетных и автоматных пуль, мелких осколков. Описаны случаи попадания 9-мм пистолетных пуль в упор без ущерба для бойца.

Программа испытаний нагрудников устанавливала следующие условия:

1 Для испытаний обстрелом отбирается шесть деталей от партии в 200 штук, отдельно верхних и нижних.

2 Обстрел проводится после испытаний на твёрдость термически обработанных деталей с дистанции 10 метров по нормали из немецкого пистолета-пулемёта MP-40, по одной пуле в верхнюю и нижнюю часть нагрудника.

3 В случае получения пробоин или трещин хотя бы одной детали (верхней или нижней) от данной партии дополнительно отбираются по 9 деталей для испытаний.

В случае неудовлетворительных результатов вся партия возвращается для повторной термообработки, после чего испытывается как вновь предъявляемая. Повторная термообработка одной и той же партии допускается не более двух раз.

В 1943-м нагрудники СН-42 (индекс ГАУ «56-Ф-002») начали отправлять в штурмовые инженерно-саперные бригады (ШИСБр), которые солдаты прозвали «панцирной пехотой» или «раками» (за характерный вид нагрудника). ШИСБр предназначались для штурма и прорыва сильно укрепленных рубежей обороны и оборудованных населенных пунктов. Нагрудники СН-42 хорошо зарекомендовали себя и в городских боях.

Всего за время войны было изготовлено около 300 тыс. стальных нагрудников различных модификаций. При этом по росту выпускалось всего три размера защиты.

Для командования войск, в которые поступали СН-42, была выпущена памятка по их использованию. В памятке было указано, как и кем должен применяться стальной нагрудник:

— сапёрами во время разведки, проделывания проходов в проволоке, при разминировании заграждений под огнём противника;

— пехотными группами, производящими силовую разведку (разведку боем);

— автоматчиками, просачивающимися в боевые порядки противника, находящимися в танковых десантах, и группами автоматчиков в засаде;

— штурмовыми группами, осуществляющими захват ДЗОТов;

— связистами, проверяющими или исправляющими кабель под огнём противника;

— по решению командира всегда, когда обстановка позволяет рассчитывать на успешное использование нагрудников.

Было предусмотрено три варианта использования:

— нагрудник ремнями прикреплён к телу и закрывает в движении грудь и полость живота;

— при переползании нагрудник используется как амбразура;

— нагрудник используется как панцирь, прикрывая отдельные части тела (правый бок, левый бок, голову).

«Панцирная защита» ПЗ-ЗИФ-20

На северо-западных фронтах в 1943 году использовалась защита ПЗ-ЗИФ-20 (Панцирь Защитный, завод им. Фрунзе), разработанная инженером-капитаном А. Солнцевым и выпускаемая заводом им. Фрунзе в Ленинграде. ПЗ-ЗИФ-20 уступал по своим характеристикам СН-42, но при недостатке нагрудников в войсках ее выпускали для Ленинградского фронта.

Нагрудник представлял собой пять стальных пластин, соединённых кожаными или тесьмяными ремешками, приклёпанными к тканевой куртке-безрукавке.

Предназначался он для защиты груди и брюшной полости бойцов пехотных частей (стрелковых подразделений, автоматчиков, разведчиков и т.п.) от пулевых и осколочных ранений.

«Морская панцирная защита» МПЗ-ЗИФ-22

Кроме ПЗ-ЗИФ-20, в Ленинграде была разработана панцирная защита для моряков, или «морская панцирная защита завода имени Фрунзе», под обозначением МПЗ-ЗИФ-22. Создана она была для защиты грудной клетки и брюшной полости номеров орудийных расчётов корабельных и береговых артиллерийских установок ВМФ от осколочных и пулевых ранений, могла применяться рядовым и офицерским составом, находящимся во время боя на верхних палубах кораблей. Главное отличие от остальных известных нагрудников заключалось в наличии защиты спины.

Помимо этого, МПЗ-ЗИФ-22 мог быть использован в частях артиллерии резерва Главного Командования (РГК) и в зенитной артиллерии для защиты от осколков авиабомб, мин, снарядов и пулемётного огня вражеской авиации.

Стальной нагрудник СН-46

СН-46 стал последним в ряду стальных нагрудников, разработанных и испытанных для РККА. По конструкции СН-46 был идентичен модернизированному СН-42, но с несколько изменённой формой нижней части. К снабжению РККА принят не был, серийно не изготавливался.

Стрелковое оружие развивалось и эпоха стальных нагрудников подошла к концу, наступало время бронежилетов.

Благодарю за просмотр, всегда рад комментариям в тему, сопровождаемые лайками и прочими видами информационного поощрения.

Если, случайно нарушил чьи-то авторские права, просьба сообщить — устраню.

Стальная броня для красноармейца: от советско-финской к Великой Отечественной

После изготовления и отправки в войска нагрудника СН-39 и щитка-нагрудника СНЩ-39 на Лысьвенском металлургическом заводе (ЛМЗ) были продолжены работы над созданием более удачных образцов индивидуальной защиты бойца. К сожалению, опыт первого боевого применения в боях с финнами учтён не был, и конструкторы пытались «нащупать» правильное решение заново.

Фактически сразу в инициативном порядке начались работы над новым нагрудником-щитком, при этом специалисты НИИ №13, ранее участвовавшие во всех совместных работах, к проектированию не привлекались. На заводе пошли по пути развития идей, заложенных в СНЩ-39: новый нагрудник должен был представлять собой переносной щиток, который можно использовать для защиты груди и брюшной полости при перебежках, а также как стрелковый щиток с бойницей для личного оружия, который можно установить перед собой при залегании или на бруствере окопа в обороне.

Основной проблемой было то, что при разработке никаким образом не учитывался опыт боевого применения СН-39 и СНЩ-39. Отчёты об испытаниях в боевых условиях, несмотря на требования разработчиков предоставить их, сначала поступили в управление обозно-вещевого снабжения (УОВС РККА), поэтому на завод и в НИИ №13 эти документы пришли со значительным опозданием.

15 марта 1940 года в УОВС были отправлены пояснительная записка и опытные образцы нового нагрудника с письмом за подписью главного инженера ЛМЗ Филиппова.

Стальной нагрудник СН-40

Новый образец получил обозначение СН-40. При его создании опирались на тактико-технические требования УОВС от 5 августа 1939 года, но несколько отошли от них в плане размеров: по наибольшему из измерений длина щитка нового типа составляла 420 мм — вместо 400 мм, озвученных в требованиях.

Нагрудник представлял собой щиток со сдвижной амбразурой для стрельбы. К нему были приклёпаны шарниры для складного упора и петля, позволявшая переносить его. На одной стороне петли был крюк, нужный для подвешивания щитка к специальной тесьмяной лямке, которую носил на себе боец, а с другой стороны петли – специальный зацеп за поясной ремень, уменьшавший амплитуду раскачиваний щитка при движении, когда он был надет на солдата. Петля могла служить также для переноса СН-40, надетого на левую руку наподобие рыцарского щита.

При использовании щитка в положении лёжа щиток устанавливался наклонно под углом 60° к горизонтали на откидной упор, винтовка вкладывалась в бойницу и сверху прикрывалась задвижкой амбразуры для дополнительной защиты головы. При перебежках на короткие дистанции боец надевал петлю на левую руку (как щит), вынув винтовку из бойницы, а при переходе на длинные дистанции и при использовании щитка как нагрудника он подвешивался на лямку на грудь, бойница при этом закрывалась задвижкой.

Опытные образцы в количестве семи штук были изготовлены из шлемовой кремне-марганцево-никелевой стали. По сложившейся к тому времени традиции, они были выполнены двух типов: «тяжёлого» (три штуки) и «лёгкого» (четыре штуки). Образцы были подвергнуты испытаниям обстрелом по нормали патроном с приведённым зарядом в тире завода. Результат испытаний определялся следующим образом:

  1. Выдержал испытание — с лицевой стороны пулевой отпечаток, с тыльной — выпучина без трещин;
  2. Не выдержал испытание — с лицевой стороны пулевой отпечаток с небольшими трещинами, с тыльной — выпучина с небольшими трещинами, либо сквозные пробоины.

Таким образом, были определены дистанции, на которых нагрудники не пробивались (пулестойкость), и их характеристики:

Толщина нагрудника, мм

Вес в собранном виде, кг

Пулестойкость, м

Пять экземпляров СН-40, оставшиеся целыми после обстрела, 15 марта 1940 года вместе с пояснительной запиской были отправлены в виде образцов в УОВС РККА для дальнейшего изучения.

Модернизация СН-40

Работы по модернизации СН-40 на ЛМЗ продолжили даже после отправки опытных образцов. 4 мая 1940 года главный инженер завода Филиппов послал в УОВС пояснительную записку, содержащую описание модернизированного СН-40 конструкции А. Филина. Изменения заключались в следующем: были добавлены козырьки для защиты от свинцовых брызг, образующихся при попадании пули в щиток, и изменён способ закрепления щитка при ношении его на груди (крюк переместили с петли щитка на лямку).

Петля на щитке получила рамочную пряжку с язычком для регулировки и подгонки размера петли для удобства при перебежках. П-образный упор получил ограничители, и теперь щиток ставился под наклоном 45–50°. Установленный таким образом щиток обеспечивал защиту при обстреле с расстояния 25–30 метров. Вес конструкции увеличился до 6–6,5 кг.

В конструкции отмечался и один существенный недостаток: малое расстояние от уровня земли до нижней кромки прорези бойницы. Это означало, что бойцу будет сложно упирать приклад в плечо. Однако в ответ на это было высказано предположение, что в действительной боевой обстановке боец будет использовать рельеф местности, т.е. устанавливать щиток на холмик или край ложбинки.

Был изготовлен опытный образец толщиной 4,8–5 мм, который был отправлен в УОВС вместе с пояснительной запиской. В конце текста содержалась просьба от ЛМЗ дать заключение о данной конструкции. Однако очередные изменения в структуре курирующей организации затормозили работы.

7 июня 1940 года, не дождавшись ответа из Управления начальника снабжения РККА (УНС РККА, новое управление, которому были преданы функции УОВС и ряда других управлений), Филиппов написал повторное письмо, которое попало к адресату 14 июня. Из текста письма ясно, что он ознакомился с отзывом о стальных нагрудниках командиров Генерального штаба РККА, высказанным 20 октября 1939 года, где прозвучало: «броневая защита не может постоянно находиться на бойцах, а должна перевозиться в обозах».

В письме отмечалась необходимость широкого применения стальных нагрудников последних образцов, в частности для усиления мотопехоты, следующей за танковыми колоннами. При переброске на машинах тяжесть нагрудника не должна была отягощать бойца, поэтому предлагалось увеличить толщину металла до 6 мм. В конце письма значилась просьба «сообщить, в каком положении находится вопрос».

Письмо оказало воздействие: появился проект доклада наркомата вооружения в правительство о принятии на вооружение броневых нагрудников. С проектом должен был ознакомиться и представить до 20 июля 1940 года ответ начальник снабжения Красной армии генерал-лейтенант А. В. Хрулёв. Резолюция Хрулёва от 6 июля поставила жирный крест на СН-40:

«…Считаю, что вводить на вооружение стальные нагрудники нецелесообразно по следующим основным причинам:

1. Стальные нагрудники типа СН-40 при весе 4,5 кг при прямом ударе пули на коротких дистанциях (ниже 350 метров) пробиваются.

2. Введение стальных нагрудников потребует дополнительной транспортировки.

3. Стальные нагрудники резко понизят подвижность бойца.

Исходя из этого, докладываю, что это – ненужная для Красной Армии затея, которая никакой пользы не принесет».

СН-40А

Однако работы велись не только в Лысьве на ЛМЗ – параллельно продолжал исследовательские работы и НИИ №13 в Ленинграде. В соответствии с отзывами из 7-й Армии, в которой во время советско-финской войны испытывались СН-39 и СНЩ-39, НИИ №13 вёл работы, направленные на повышение пулестойкости нагрудников, чтобы обеспечить надёжную защиту на дистанциях близкого боя.

Так как отзыв Генерального штаба от 20 октября 1939 года был известен не только ЛМЗ, то решено было пойти по простому пути – увеличить толщину нагрудника, не изменяя конструкцию. Новый нагрудник НИИ №13 получил индекс СН-40А. Таким образом, он являлся дальнейшим развитием СН-39 с некоторыми изменениями: была увеличена толщина металла и незначительно изменена форма нагрудника, смещена вниз прорезь для поясной лямки. Также для предотвращения поворота вокруг оси и связанного с этим затруднения в застегивании поясной лямки металлическая петля слева, держащая полукольцо для защёлкивания карабинчика лямки, стала приклёпываться одной стороной снаружи грудной секции, а второй изнутри (огибая край нагрудника).

22 июля 1940 года УНС КА было преобразовано в ГИУ КА (главное интендантское управление), и о нагрудниках в очередной раз на некоторое время забыли. Вновь работы были продолжены после передачи в начале 1941 года всех дел по средствам защиты от стрелкового оружия в управление стрелкового вооружения главного артиллерийского управления (УСВ ГАУ КА). Было принято решение о производстве серийной партии СН-40А и уточнены требования к нагрудникам.

Они должны были изготавливаться в двух вариантах, из листа толщиной 4,2 и 5,2 мм, и обеспечивать защиту от винтовочного и пулемётного обстрела пулей образца 1908 года по нормали с дистанции: «тяжёлый» – 150 метров, «лёгкий» – 300 м; под углом 30°: «тяжёлый» – любая дистанция, «лёгкий» – 175 м. Отдельно оговаривалось, что нагрудники должны выпускаться трёх разных ростовок.

Производство и испытания СН-40А

Производился СН-40А в Лысьве на ЛМЗ из горячекатанных листов кремне-марганцево-никелевой стали 36СГНА толщиной 4,2±0,3 мм и 5,2±0,3 мм. Кроме оговорённого обстрела пулей образца 1908 года, «вне зачёта» листы-заготовки толщиной 5,2 мм были проверены обстрелом бронебойной пулей Б-30. Пробитий не было при:

Угол обстрелаПуля обр. 1908 годаПуля Б-30
100 мне проводилось
20°75 м340 м
25°не проводилось285 м
30°30 м260 м
35°не проводилось180 м
45°не проводилось35 м

Испытывались нагрудники не в собранном виде, а по отдельным деталям. На испытания было предъявлено:

а) из стали толщиной 4,2±0,3 мм:
нагрудная часть – 115 штук, выдержали испытания 109 штук, или 94,8%;
брюшная часть – 112 штук, выдержали испытания 104 штуки, или 92,8%.

б) из стали толщиной 5,2±0,3 мм:
нагрудная часть – 137 штук, выдержали испытания 137 штук, или 100%;
брюшная часть – 127 штук, выдержали испытания 123 штуки, или 96,8%.

Из прошедших испытание деталей были собраны готовые изделия. Из них были выбраны четыре собранных нагрудника (по два каждого типа) и ещё раз испытаны на дистанциях из тактико-технических требований – все отобранные нагрудники прошли испытания. Впервые в документах испытаний появляется термин ПТП – предел тыльной прочности, показывающий дистанцию в метрах или скорость пули в м/с, при которой деталь выдерживает обстрел. Заводские испытания были завершены 26 июля 1941 года.

Толщина нагрудника, ммРостВес, кгДлина, ммШирина, мм
4,2±0,31 рост5,4–5,5475205–330
4,2±0,32 рост6,2–6,3505215–260
4,2±0,33 рост7,5–7,7570235–390
5,2±0,31 рост6,6–6,7475205–330
5,2±0,32 рост7,4–7,6505215–260
5,2±0,33 рост9,1–9,3570235–390

Всего было произведено 123 «тяжёлых» и 104 «лёгких» нагрудника. 13 августа 1941 года распоряжением Арткома ГАУ (артиллерийского комитета) «тяжёлые» СН-40А были переданы на научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения. Там с 19 по 21 августа были проведены испытания с целями:

1. Выявить эффективность защиты от действия пуль и осколков ручных гранат:
а) обстрелом из винтовки лёгкой и тяжёлой пулей по нормали и под углом 30°;
б) обстрелом из пистолета-пулемёта образца 1941 года (ППШ-41);
в) пробивное действие осколков мин, а также гранат РГД-33 и Ф-1.
2. Выявить манёвренные качества нагрудника на ровной и пересечённой местности, с препятствиями и без.
3. Выявить удобство пользования нагрудниками при одевании, переходах и транспортировке.

В результате испытаний было установлено, что «тяжёлый» нагрудник СН-40А защищает:

а) при стрельбе по нормали с дистанции: от тяжёлой пули 125 м, от лёгкой пули 150 м;
б) при стрельбе из ППШ, а также при стрельбе из винтовки лёгкой и тяжёлой пулей под углом 30° на всех дистанциях;
в) от осколков 50-мм и 82-мм миномётных мин, гранат РГД-33 и Ф-1 на всех дистанциях.

а) при переползании, перебежках в согнутом положении, при стрельбе и штыковой атаке почти не стесняет бойца;
б) среднее время преодоления дистанций 100, 200, 300 метров не отличается от времени преодоления тех же дистанций без нагрудника при одинаковых условиях;
в) из-за отсутствия ремешка через правое плечо вся тяжесть приходится на левое плечо; кроме того, при перебежках и при переползаниях нагрудник отвисает и открывает часть груди бойца.

Последний недостаток так и не будет устранён даже в следующих, более совершенных моделях. По итогам полигонных испытаний было дано заключение: предлагалось оснастить следующие партии нагрудников ремешками для «одевания не только на левое, но и на правое плечо», а «…для окончательного решения о приеме их на снабжение армии и определения их тактического назначения изготовить опытную партию для войсковых испытаний».

Все оставшиеся после полигонных испытаний нагрудники, и «тяжёлые», и «лёгкие», были отправлены в войска: в две стрелковые дивизии и в военно-воздушные силы (для лётчиков). Данных о результатах войсковых испытаний с фронта так и не поступило – шла война, и командиры частей не всегда могли писать отзывы, либо они попросту не были доставлены адресату.

Выводы по итогам испытаний СН-40А были сделаны следующие. Нагрудники признавались эффективным средством индивидуальной защиты, которое необходимо принять на снабжение Красной армии. Необходимо было:

  1. в целях подготовки к валовому производству выпустить серию в количестве 5000–10 000 штук для широкого опробования их в войсках в боевой обстановке;
  2. нагрудники нужно было выпускать двух толщин: для защиты на дистанции 100–150 метров (нормальный тип) и от огня автоматов и осколков (облегчённый тип), в процентном соотношении 40% облегчённого и 60% нормального типа;
  3. изготавливать нагрудники трёх различных ростовок: 25% 1-го роста, 60% 2-го роста, 15% 3-го роста;
  4. опробовать другой тип броневой стали (34×2ГС2) и после сравнения его с 36СГНА выбрать оптимальный тип;
  5. в первую очередь испытать нагрудники в штурмовых и механизированных частях, в авиации и кавалерии.

Война вносила в планы свои коррективы: то, что в мирное время казалось важным, во время боевых действий отходило на второй план; армия несла потери, в войсках срочно нуждались в средствах защиты бойцов от пуль и осколков. О дальнейшем развитии стальных нагрудников в военные годы – в следующем материале.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector