1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Точка опоры в океане

Точка опоры в океане. Почему у России нет авианосца

Российские авианосцы — тема, безусловно, спорная. Информация о кораблях подобного класса, которые могли бы в будущем пополнить состав Военно-морского флота (ВМФ) России, появляется регулярно. Дискуссии о целесообразности их постройки ведутся с начала 2000-х годов, когда отечественная оборонка начала «вставать на ноги». Однако дальше публичных заявлений представителей ВМФ РФ, судостроителей и предварительных проектов дело не пошло.

Так, на форуме «Армия-2019» и Международном военно-морском салоне (МВМС) в Санкт-Петербурге были продемонстрированы в качестве моделей несколько перспективных проектов, причем как с атомной, так и с обычной двигательной установкой. Однако развивать строительство этих кораблей Россия будет исходя из имеющихся возможностей. «За авианосцами будущее. Атомный авианосец, конечно, будет, но не в ближайшей перспективе», — заявлял главком ВМФ РФ Николай Евменов.

«Уйти невозможно»: что Россия приготовила для авианосцев США

Самая современная российская разработка — гиперзвуковой комплекс «Циркон». Его ракета летит со скоростью девять Махов более чем на тысячу километров. Такая высокая скорость делает «Циркон» неуязвимым для любой системы противовоздушной обороны

Сверхзвуковая скорость, фугасная или ядерная боеголовка и абсолютно непредсказуемая траектория полета — советские и российские противокорабельные ракеты считаются лучшими в мире. Их разрабатывали с середины прошлого века, неоднократно модернизировали. Сегодня несколько типов таких комплексов базируются на кораблях, подводных лодках, самолетах и прямо на побережье. О том, на что способны «убийцы авианосцев», — в материале Николая Протопопова для РИА Новости.

Управляемая стая

Современная противокорабельная ракета — не просто снаряд с двигателем и боеголовкой, а элемент сложнейшего комплекса, завязанного на носитель, системы обнаружения целей и наведения. У каждой крылатой «сигары» свой мозг — бортовой комплекс управления, подсказывающий, что делать в тот или иной момент.

«При стрельбе нужно очень серьезно продумывать высоту и скорость полета, — рассказывает РИА Новости экс-командующий Северным флотом России адмирал Вячеслав Попов. — Море — ровная поверхность. А чем однороднее среда, тем заметней цель. И принцип «раньше увидел — раньше поразил» тут срабатывает как нигде».

По словам бывшего военачальника, сначала ПКР летали на одной высоте, но их научились сбивать системы ПВО, и траекторию усложнили: взлетают, потом опускаются и движутся в нескольких метрах над водой. Радары обнаруживают ракеты лишь на подлете к кораблю, когда сбивать уже поздно.

Яркий пример — советский комплекс «Гранит», прозванный «убийцей авианосцев». Его приняли на вооружение в 1983-м и ставили как на подлодки, так и на надводные корабли.

При залпе ракеты «Гранита» взаимодействуют между собой. Одна — наводчик — поднимается на несколько километров, захватывает цель и передает информацию другим, которые летят ниже, скрываясь от ПВО. Если наводчика перехватывают и уничтожают, его место автоматически занимает дублер.

«Комплекс запрограммирован таким образом, что вылетевшие первыми подождут остальных, и все выстроятся в определенную систему, — поясняет Попов. — Ведь стаю сбить значительно сложнее».

В бортовую вычислительную систему «Гранита» заложены характеристики кораблей противника, поэтому ракеты самостоятельно определяют главную цель в ордере и атакуют ее. После уничтожения флагмана ПКР добивают остальные корабли.

Подкрасться и уничтожить

По оценкам экспертов, чтобы пустить ко дну атомный авианосец, необходимо не менее десятка точных попаданий ПКР. А учитывая противодействие ПВО, залп по ударной группировке должен состоять как минимум из двадцати «Гранитов».

«Современные российские ракеты действуют по принципу «выстрелил — забыл», — говорит экс-командующий Черноморским флотом адмирал Владимир Комоедов. — Они наводятся по тепловому полю или комбинированно, самостоятельно взаимодействуют между собой и получают информацию от ведущего снаряда, который выдвинулся вперед, наблюдает за ордером и раздает целеуказания. Средства радиоэлектронной борьбы прикрывают залп радиопомехами».

По словам адмирала, главная сложность в том, что эффективная дальность не превышает 500-600 километров. Для удара нужно подойти к вражеской эскадре по морским меркам вплотную и остаться незамеченным.

«Каждая авианосная группа оснащена мощной системой ПВО, прикрывающей район радиусом до полутора тысяч километров, — объясняет Комоедов. — Поэтому позиции залпов наших подводных лодок, как правило, находятся внутри этого круга. Субмарине нужно пробраться туда незамеченной и обязательно под прикрытием многоцелевой подлодки. У надводных кораблей дистанция применения ракет соизмерима с возможностями ПВО. Например, «Калибры» бьют с куда больших расстояний. Но они дозвуковые».

Точность современных ПКР настолько высока, отмечает адмирал, что увернуться от них практически невозможно. На флоте помнят инцидент в Черном море, когда ракета «Прогресс» навелась на радиорубку украинского судна, нарушившего границы района учений.

«В 2000-м я проводил совместные с ВМС Украины маневры, ракетные стрельбы, — вспоминает Комоедов. — Из-за проволочек Киева акваторию пришлось прикрывать лишь силами Черноморского флота. Соответственно, линии дозора увеличились, и в опасную зону незамеченным влезло пассажирское судно «Верещагино». Береговая противокорабельная ракета П-35 массой 4,5 тонны со скоростью 1,2 Маха вошла ровно в центр его надстройки. Очень аккуратно прошила это сооружение насквозь, а левый борт разворотила. Наводка происходила по радиосигналу — хорошо, что радист отлучился с поста и вышел на ходовой мостик: от радиорубки ничего не осталось. По счастливой случайности никто не пострадал, кроме одного матроса, которому защемило ногу дверью».

Адмирал уточнил, что снаряд был учебным — для сохранения балансировки в полете вместо тротила в боевую часть засыпали песок.

От П-6 до «Циркона»

На ПКР Советский Союз сосредоточился во второй половине XX века — после того как США сделали ставку на авианосцы. Кроме мин и торпед, флоту потребовалось принципиально новое оружие, способное маневрировать, самостоятельно выбирать и настигать цели на дистанциях в сотни километров.

Ракеты «умнели» очень быстро: если самые первые П-6 наводились с помощью целой сети ретрансляторов — самолетов дальней разведки и целеуказания Ту-16 и Ту-95, вертолетов Ка-25, а позже и надводных кораблей с радиолокационной аппаратурой, — то сейчас ничего этого уже не требуется.

В 1968-м ВМФ СССР принял на вооружение ракетный комплекс П-70 «Аметист» с подводным стартом, а чуть позже — дальнобойный П-500 «Базальт». И хотя его система управления была схожа с установленной на П-6, новая бортовая станция активных помех сделала «Базальт» практически неуязвимым в зоне действия ПВО атакуемого корабля.

К тому же «Базальт» был первой противокорабельной ракетой с мощным фугасно-кумулятивным зарядом, способной разогнаться до двух Махов и улететь на 550 километров. Комплексом вооружали подводные лодки, авианесущие крейсеры проекта 1143 и проектов 1164. В дальнейшем «Базальт» модернизировали — П-1000 «Вулкан» получил еще более мощные двигатели, усовершенствованную систему управления, головки самонаведения с увеличенной помехозащищенностью.

Самая современная российская разработка — гиперзвуковой комплекс «Циркон». Его ракета летит со скоростью девять Махов более чем на тысячу километров. Высокая скорость делает «Циркон» неуязвимым для любой системы противовоздушной обороны — перехватить его невозможно.

Читать еще:  Хранение оружия: как получить разрешение на его хранение, где и как его хранить

«Это как с торпедой «Шквал», идущей в воздушной каверне на скорости 200 узлов. Не успеешь моргнуть — она у тебя уже в затылке», — заметил Комоедов.

«Цирконом», по информации Минобороны России, в ближайшие годы оснастят атомные подводные лодки проектов 885, 885М, 949АМ, надводные корабли проектов 22350, 23560, а также перевооружат тяжелый атомный крейсер «Адмирал Нахимов». Планируется, что на вооружение новый комплекс поступит не позже 2021-го.

Технические возможности

Недавно глава российской «Объединенной судостроительной корпорации» Алексей Рахманов рассказывал, что Россия уже вскоре будет готова строить вертолетоносцы и авианосцы. Все технические возможности по строительству таких кораблей будут получены к началу 2019 года, если к этому времени завершатся работы по модернизации.

На каком конкретно предприятии планируется постройка авианосцев нового поколения для российских Вооруженных сил Рахманов не сказал. Однако, по всей видимости, с этим могут справиться специалисты «Севмаша» в Северодвинске. Это предприятие обладает практическим опытом строительства подобных кораблей — именно «Севмаш» участвовал в модернизации и переделке авианосца «Адмирал Горшков» для передачи его в состав ВМС Индии под именем «Викрамадитья» в 2004 году.

Корабль быстрой сборки?

— Кстати о «быстрее» — сколько нужно времени, чтобы поставить на ход ваш авианосец будущего?

— Вместе с проектированием 10-12 лет. Если модульно-агрегатным методом, то срок можно сократить до семи-восьми лет.

— Так долго? Насколько я знаю, те же американцы строят свои авианосцы года за четыре…

— Верно. А всё потому, что у них модульно-агрегатный метод постройки. Это когда заводы и бюро-проектант заказывают у поставщика сборочно-монтажные единицы. Уже готовые, со всей обвязкой.

— И это даёт такое гигантское ускорение?

— Вы даже не представляете какое! Например, на постройку самого крупного атомного авианосца типа «Энтерпрайз» водоизмещением почти в 100 тысяч тонн ушло года три с половиной. И всё благодаря тому, что все агрегаты собирались у поставщика. Всё что оставалось рабочим на стапеле — соединить фланцы-защёлки, подсоединить кабеля и «прозвонить» цепи.

— А у нас разве такое невозможно?

— Почему нет? Но для этого надо всё досконально расписать. Потом собрать промышленность и сказать: видите, теперь будем делать только так. Тут нужен грамотный руководитель, а не просто эффективный администратор. Он сам должен понимать все процессы и технологию, вплоть до мелочей… Американцы всё это давно освоили — ещё во Вторую мировую. Те же свои эсминцы «Флетчер» они умудрились модульно-агрегатным методом наштамповать 175 штук за четыре года. Только вдумайтесь в эти цифры!

— Да, есть известная история, когда немецкий гросс-адмирал Дениц воскликнул на это: «Сколько бы мы их не топили, их становится только больше!»

— И как тут не воскликнуть, когда военные корабли выходили из американских доков сотнями. После войны американцы, кстати, продолжили свою гигантскую корабельную стройку — запустили программу «100 авианосцев за 4 года». И что вы думаете? Авианосцы водоизмещением 30-40 тысяч тонн типа «Йорктаун» строили за 14 месяцев. Это феноменально даже в наши дни! Некоторые гражданские суда для перевозки грузов вообще за неделю делались, если не за несколько часов.

Роддом для длинной палубы

Предстоящее утверждение новой госпрограммы вооружений на 2018–2025 годы должно определить судьбу многих проектов, в том числе и для ВМФ России. В перспективах реализации наиболее амбициозных программ разбирался военный эксперт портала iz.ru.

Где строить

В декабре 2015 года дан старт масштабной реконструкции и модернизации производств на судостроительном заводе «Северная верфь»

Летом 2017 года было сделано несколько серьезных заявлений относительно строительства больших кораблей для ВМФ России. В первую очередь это заявление заместителя главкома ВМФ России Виктора Бурсука о планах передачи флоту до 2025 года двух универсальных десантных кораблей (УДК) отечественной постройки. Кроме того, в июле 2017 года Владимир Путин подписал указ об утверждении основ государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года. Эти основы устанавливают в качестве ориентира сохранение ВМФ РФ второго места в мире по совокупному боевому потенциалу и, в частности, предусматривают развитие авианесущих кораблей.

В том же месяце, во время авиасалона МАКС-2017, заместитель министра обороны России Юрий Борисов сообщил о возможной разработке в интересах ВМФ РФ авианесущего корабля с самолетами вертикального взлета и посадки.

Учитывая инерционность и длительность процессов в военном судостроении, выбор вариантов возможного развития событий на самом деле довольно ограничен. К сожалению, оставшиеся нереализованными амбициозные планы начала 2010-х годов по строительству нового сухого дока в Кронштадте и переносу производственного комплекса Адмиралтейских верфей на остров Котлин значительно уменьшают диапазон для возможного маневра.

Фактически мы имеем ситуацию, когда ни одна из верфей не способна реализовать такой проект, как строительство авианосца, в одиночку. Те или иные ограничения — по спускаемому весу, по максимальной массе блоков, по квалифицированному персоналу, по защите от погодных и климатических условий — присутствуют везде.

Реализуемые сегодня ограниченные планы модернизации некоторых верфей позволят организовать строительство универсальных десантных кораблей, но не атомного авианосца.

В частности, известный проект модернизации Северной верфи в Санкт-Петербурге, которая должна получить новую стапельную плиту с крытым эллингом, обеспечит строительство на этом предприятии кораблей водоизмещением до 25 тыс. т при спуске на воду. Стапель такого класса способен обеспечить постройку УДК, но не авианосца.

При этом для строительства крупнотоннажных кораблей класса УДК к проекту всё равно придется привлекать широкую кооперацию предприятий.

Здесь можно отметить, что полным набором специалистов для строительства таких объектов сегодня обладает разве что верфь «Хантингтон Ингаллс» в США, сегодняшний американский монополист по строительству авианесущих кораблей, и, с оговорками, китайский судостроительный завод в Даляне. Все остальные вынуждены отдавать на сторону значительные объемы работ.

Исходя из сказанного выше, в лучшем случае условия для постройки авианосца в России сложатся не ранее середины следующего десятилетия, при этом, скорее всего, корабль придется строить по частям.

Фактически отечественная промышленность будет вынуждена повторять опыт британцев, которые кооперировали усилия всей отрасли при строительстве авианосцев типа «Куин Элизабет». Корабль стыковали на верфи посекционно, но для этого, помимо всего прочего, необходим новый построечный сухой док либо серьезная модернизация бассейна Севмаша — корабль, более крупный, чем «Викрамадитья», просто не пройдет в имеющиеся ворота бассейна, хотя места там достаточно.

Что строить

Сверхзвуковой многоцелевой истребитель-перехватчик вертикального взлета и посадки Як-141 разработки ОКБ имени Яковлева

Исходя из сегодняшней ситуации с судостроительными мощностями и существующих планов по их модернизации, можно предположить, что первый универсальный десантный корабль российской постройки будет заложен не ранее 2019 года, и если всё пойдет по плану, то постройка его систершипа начнется в 2021–2022 годах. Опрошенные автором военные специалисты исключили возможность создания для этих кораблей самолета вертикального взлета как минимум в ближайшие годы.

Последней разработкой такого рода в нашей стране был известный самолет Як-141. Люди, обладавшие ключевыми компетенциями в этом проекте, сегодня в лучшем случае пребывают на пенсии. Даже если предположить, что эта разработка уже началась и имеет приоритет в финансировании, ожидать первого полета подобной машины нового поколения раньше 2025–2026 года вряд ли можно.

При этом вероятность того, что этому проекту будет отдан приоритет, достаточно невысока — и у морской авиации, и у воздушно-космических сил есть более срочные проблемы.

Таким образом, учитывая прозвучавшие ранее заявления представителей военного ведомства и известные потребности флота, скорее всего, для ВМФ будет строиться УДК стандартным водоизмещением в пределах 25 тыс. т, классической авианосной архитектуры со сквозной полетной палубой и надстройкой по правому борту, рассчитанный на эксплуатацию авиагруппы из 20–25 вертолетов среднего класса. Не исключено, что потребности ВМФ заставят придать этому кораблю противолодочный потенциал, предусматривающий повышение скорости хода по сравнению с десантными вертолетоносцами и наличие оборудования, обеспечивающего взаимодействие в рамках поисково-ударных групп. Такой шаг будет вполне оправдан, учитывая активность подводных лодок стран НАТО и их союзников у российского побережья.

Читать еще:  Советский штурмовик ил-2: история, устройство и ттх

Строительство такого корабля, помимо всего прочего, даст опыт, необходимый в случае принятия решения о постройке авианосца, и, кроме того, позволит нарастить экспортный потенциал отрасли — авианесущими кораблями подобного класса сегодня интересуются многие страны.

Мечты о большом авианосце

Необходимость сохранения в составе флота единственного на сегодняшний день российского авианосца «Адмирал Кузнецов» сегодня не подвергается сомнению в руководстве страны и Вооруженных сил, и от того, будет ли в принципе сохранен этот корабль, зависит и решение о возможности постройки замены для него. Необходимость расходов на его глубокую модернизацию на сегодняшний день, однако, представляется сомнительной — ее цена может превысить 60–70 млрд рублей, что, учитывая возраст корабля, нецелесообразно: эта сумма составит большую часть возможных затрат на новый авианосец, который должен прослужить не менее 40–50 лет, в то время как срок службы «Кузнецова», по имеющейся оценке, может быть продлен не более чем на 10–15 лет.

Это решение, к сожалению, запоздало. Ставить корабль на модернизацию было необходимо году в 2008–2009-м и завершать ее в 2013–2014-м. С тех пор объем работ вырос, при этом состояние корабля не слишком улучшилось. В этих условиях самым целесообразным решением является ремонт «Кузнецова», который позволит продлить его срок службы без чрезмерных затрат, и одновременно завершение разработки проекта нового авианосца, который мог бы хотя бы войти в строй к тому моменту, когда «Кузнецов» будет списан.

Тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» в порту Мурманска

При этом российский флот рассматривает авианосец как необходимый элемент морской мощи на океанских театрах военных действий. Понимание роли и возможностей авианосцев у наших моряков было всегда, но корабли данного класса регулярно оказывались не в фаворе у политиков. По иронии судьбы сегодня, когда взгляды моряков и руководства стали ближе, вопросы заключаются в экономике.

Оценивая перспективы постройки авианосца в России, можно отметить, что существует несколько надежных признаков, которые позволят посторонним наблюдателям увидеть подготовку к строительству подобного корабля. Среди них — сооружение крупнотоннажного сухого дока с кранами большой грузоподъемности, которые позволят работать с секциями массой несколько тысяч тонн, и строительство нового большого плавучего дока, способного заменить известный док ПД-50 — единственный на сегодняшний день в России, способный принять корабли этого класса.

Возможности для подобного развития событий есть. Строительство верфи в Большом Камне на Дальнем Востоке показало реализуемость подобных проектов. Эта верфь, предназначенная в первую очередь для коммерческого судостроения, по оценкам специалистов малопригодна для строительства крупных военных кораблей из-за удаленности от основных смежников и центров компетенций в этой сфере, сосредоточенных в европейской части России. Вместе с тем, повторение такого проекта на западе страны с ориентировкой его в первую очередь на нужды ВМФ, способно и решить значительную часть проблем военного судостроения, и серьезно увеличить потенциал промышленности в целом.

В целом материальные признаки подготовки к строительству крупных кораблей действительно являются и наиболее заметными, и наиболее надежными.

Учитывая сегодняшнее состояние отечественного судостроения, мечты о строительстве подобных кораблей без серьезных вложений в отрасль сравнимы с мечтами о реализации собственной космической программы без строительства космодрома.

Технические возможности

Недавно глава российской «Объединенной судостроительной корпорации» Алексей Рахманов рассказывал, что Россия уже вскоре будет готова строить вертолетоносцы и авианосцы. Все технические возможности по строительству таких кораблей будут получены к началу 2019 года, если к этому времени завершатся работы по модернизации.

На каком конкретно предприятии планируется постройка авианосцев нового поколения для российских Вооруженных сил Рахманов не сказал. Однако, по всей видимости, с этим могут справиться специалисты «Севмаша» в Северодвинске. Это предприятие обладает практическим опытом строительства подобных кораблей — именно «Севмаш» участвовал в модернизации и переделке авианосца «Адмирал Горшков» для передачи его в состав ВМС Индии под именем «Викрамадитья» в 2004 году.

«Авианосец — проекция силы»

Попов считает, что если тот или иной проект будет сопоставим по финансовым средствам с атомным крейсером типа «Петр Великий», то тогда, возможно, и можно строить. Но специалист склонен к тому, что развивать нужно больше вооружений оборонительного характера. «Это присуще нашей стратегии развития. А авианосец к этому уже отнести не совсем можно будет. Сейчас у нас все носит оборонительный характер, даже стратегические атомные подлодки, которые рассчитаны на ответные удары. Мы не планируем наступательных операций и развязывание войны», — говорит он.

Авианосец — проекция силы, считает Литовкин. «У нас последний раз проецирование силы произошло в Сирии, когда там была создана воздушная группировка и в том числе был флот с авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов». Собственно, все: и это за последние 20 лет. У России нет каких-либо геополитических задач в регионах мира, где мы могли бы проецировать силу и авианосец был бы олицетворением наших амбиций и возможностей».

Американцы начали строить авианосцы еще до Второй мировой войны. «США фактически островное государство, которое если хочет проецировать силу, то ему нужно куда-то идти, а идти они могут только по морю. Поэтому у них основная боевая мощь — это флот. А авианосец — это плавучие острова, которые позволяли поддерживать и проводить сухопутную операцию с моря. У них же все действия во время военной кампании в Ираке были с кораблей. Это только сейчас они развернули авиационную базу в Катаре», — говорит эксперт.

Поэтому тут возникает вопрос: есть ли у нас задачи в отдаленных регионах мира? «А задачи стратегические под авианосцы есть? — спрашивает генерал Попов. — Военная доктрина России является сугубо оборонительной. Поэтому нужно ли нам сегодня втягиваться в очередную гонку вооружений на море?»

В свою очередь руководитель Бюро военно-политического анализа тоже задается вопросом: «Не станут ли будущие российские авианосцы, в строительство которых были вложены астрономические суммы, удобными целями для западных ракет? Сумеем ли мы к окончанию их строительства обеспечить полную безопасность самим кораблям, транспортируемой авиации и личному составу?» По мнению Михайлова, этот вопрос остается весьма спорным, ведь наши западные конкуренты тоже не стоят на месте в военно-техническом развитии.

«Уйти невозможно»: что Россия приготовила для авианосцев США

Самая современная российская разработка — гиперзвуковой комплекс «Циркон». Его ракета летит со скоростью девять Махов более чем на тысячу километров. Такая высокая скорость делает «Циркон» неуязвимым для любой системы противовоздушной обороны

Сверхзвуковая скорость, фугасная или ядерная боеголовка и абсолютно непредсказуемая траектория полета — советские и российские противокорабельные ракеты считаются лучшими в мире. Их разрабатывали с середины прошлого века, неоднократно модернизировали. Сегодня несколько типов таких комплексов базируются на кораблях, подводных лодках, самолетах и прямо на побережье. О том, на что способны «убийцы авианосцев», — в материале Николая Протопопова для РИА Новости.

Читать еще:  Ту-104 — описание первого советского пассажирского самолета

Управляемая стая

Современная противокорабельная ракета — не просто снаряд с двигателем и боеголовкой, а элемент сложнейшего комплекса, завязанного на носитель, системы обнаружения целей и наведения. У каждой крылатой «сигары» свой мозг — бортовой комплекс управления, подсказывающий, что делать в тот или иной момент.

«При стрельбе нужно очень серьезно продумывать высоту и скорость полета, — рассказывает РИА Новости экс-командующий Северным флотом России адмирал Вячеслав Попов. — Море — ровная поверхность. А чем однороднее среда, тем заметней цель. И принцип «раньше увидел — раньше поразил» тут срабатывает как нигде».

По словам бывшего военачальника, сначала ПКР летали на одной высоте, но их научились сбивать системы ПВО, и траекторию усложнили: взлетают, потом опускаются и движутся в нескольких метрах над водой. Радары обнаруживают ракеты лишь на подлете к кораблю, когда сбивать уже поздно.

Яркий пример — советский комплекс «Гранит», прозванный «убийцей авианосцев». Его приняли на вооружение в 1983-м и ставили как на подлодки, так и на надводные корабли.

При залпе ракеты «Гранита» взаимодействуют между собой. Одна — наводчик — поднимается на несколько километров, захватывает цель и передает информацию другим, которые летят ниже, скрываясь от ПВО. Если наводчика перехватывают и уничтожают, его место автоматически занимает дублер.

«Комплекс запрограммирован таким образом, что вылетевшие первыми подождут остальных, и все выстроятся в определенную систему, — поясняет Попов. — Ведь стаю сбить значительно сложнее».

В бортовую вычислительную систему «Гранита» заложены характеристики кораблей противника, поэтому ракеты самостоятельно определяют главную цель в ордере и атакуют ее. После уничтожения флагмана ПКР добивают остальные корабли.

Подкрасться и уничтожить

По оценкам экспертов, чтобы пустить ко дну атомный авианосец, необходимо не менее десятка точных попаданий ПКР. А учитывая противодействие ПВО, залп по ударной группировке должен состоять как минимум из двадцати «Гранитов».

«Современные российские ракеты действуют по принципу «выстрелил — забыл», — говорит экс-командующий Черноморским флотом адмирал Владимир Комоедов. — Они наводятся по тепловому полю или комбинированно, самостоятельно взаимодействуют между собой и получают информацию от ведущего снаряда, который выдвинулся вперед, наблюдает за ордером и раздает целеуказания. Средства радиоэлектронной борьбы прикрывают залп радиопомехами».

По словам адмирала, главная сложность в том, что эффективная дальность не превышает 500-600 километров. Для удара нужно подойти к вражеской эскадре по морским меркам вплотную и остаться незамеченным.

«Каждая авианосная группа оснащена мощной системой ПВО, прикрывающей район радиусом до полутора тысяч километров, — объясняет Комоедов. — Поэтому позиции залпов наших подводных лодок, как правило, находятся внутри этого круга. Субмарине нужно пробраться туда незамеченной и обязательно под прикрытием многоцелевой подлодки. У надводных кораблей дистанция применения ракет соизмерима с возможностями ПВО. Например, «Калибры» бьют с куда больших расстояний. Но они дозвуковые».

Точность современных ПКР настолько высока, отмечает адмирал, что увернуться от них практически невозможно. На флоте помнят инцидент в Черном море, когда ракета «Прогресс» навелась на радиорубку украинского судна, нарушившего границы района учений.

«В 2000-м я проводил совместные с ВМС Украины маневры, ракетные стрельбы, — вспоминает Комоедов. — Из-за проволочек Киева акваторию пришлось прикрывать лишь силами Черноморского флота. Соответственно, линии дозора увеличились, и в опасную зону незамеченным влезло пассажирское судно «Верещагино». Береговая противокорабельная ракета П-35 массой 4,5 тонны со скоростью 1,2 Маха вошла ровно в центр его надстройки. Очень аккуратно прошила это сооружение насквозь, а левый борт разворотила. Наводка происходила по радиосигналу — хорошо, что радист отлучился с поста и вышел на ходовой мостик: от радиорубки ничего не осталось. По счастливой случайности никто не пострадал, кроме одного матроса, которому защемило ногу дверью».

Адмирал уточнил, что снаряд был учебным — для сохранения балансировки в полете вместо тротила в боевую часть засыпали песок.

От П-6 до «Циркона»

На ПКР Советский Союз сосредоточился во второй половине XX века — после того как США сделали ставку на авианосцы. Кроме мин и торпед, флоту потребовалось принципиально новое оружие, способное маневрировать, самостоятельно выбирать и настигать цели на дистанциях в сотни километров.

Ракеты «умнели» очень быстро: если самые первые П-6 наводились с помощью целой сети ретрансляторов — самолетов дальней разведки и целеуказания Ту-16 и Ту-95, вертолетов Ка-25, а позже и надводных кораблей с радиолокационной аппаратурой, — то сейчас ничего этого уже не требуется.

В 1968-м ВМФ СССР принял на вооружение ракетный комплекс П-70 «Аметист» с подводным стартом, а чуть позже — дальнобойный П-500 «Базальт». И хотя его система управления была схожа с установленной на П-6, новая бортовая станция активных помех сделала «Базальт» практически неуязвимым в зоне действия ПВО атакуемого корабля.

К тому же «Базальт» был первой противокорабельной ракетой с мощным фугасно-кумулятивным зарядом, способной разогнаться до двух Махов и улететь на 550 километров. Комплексом вооружали подводные лодки, авианесущие крейсеры проекта 1143 и проектов 1164. В дальнейшем «Базальт» модернизировали — П-1000 «Вулкан» получил еще более мощные двигатели, усовершенствованную систему управления, головки самонаведения с увеличенной помехозащищенностью.

Самая современная российская разработка — гиперзвуковой комплекс «Циркон». Его ракета летит со скоростью девять Махов более чем на тысячу километров. Высокая скорость делает «Циркон» неуязвимым для любой системы противовоздушной обороны — перехватить его невозможно.

«Это как с торпедой «Шквал», идущей в воздушной каверне на скорости 200 узлов. Не успеешь моргнуть — она у тебя уже в затылке», — заметил Комоедов.

«Цирконом», по информации Минобороны России, в ближайшие годы оснастят атомные подводные лодки проектов 885, 885М, 949АМ, надводные корабли проектов 22350, 23560, а также перевооружат тяжелый атомный крейсер «Адмирал Нахимов». Планируется, что на вооружение новый комплекс поступит не позже 2021-го.

Обойдёмся без ракет

— А чем, кроме самолётов, будет вооружён ваш проектный авианосец-полукатамаран?

— Исключительно корабельным вооружением самообороны: противодиверсионные пулемёты и миномёты, скорострельные пушки, не обойдёмся без зениток.

— То есть никаких тяжёлых ударных ракет как «Адмирал Кузнецов» он нести не будет?

— А зачем? Когда-то боялись, что безоружные авианосцы быстро пустят ко дну. И решили оснастить их «Кинжалами», «Каштанами», «Кортиками». Ещё и скорострельные пушки АК-630 стояли. Почти всё свободное место «забили» оружием. Но в итоге именно это и потопило перспективные образцы, они оказались очень дороги: до 30% (!) стоимости от всего авианосца — оружие.

— Валентин Фёдорович, напоследок у меня созрел провокационный вопрос: а может в авианосцах нет большого смысла? Они безумно дороги и ещё непонятно, какой будет от них толк. Не проще ли создать «стаю» фрегатов или корветов на эти деньги?

— Я так скажу: создание авианосца — это задача государственной важности. Авианосец в одиночку способен изменить международную обстановку в целых регионах. Это, если хотите, глобальное оружие. Авианосец почти всегда делает противника сговорчивей. Посмотрите на американцев — они освоили это как никто другой.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector