0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Советник спецпредставителя ООН по Ливии — о перспективах урегулирования

Советник спецпредставителя ООН по Ливии — о перспективах урегулирования

О перспективах урегулирования «Огоньку» рассказала советник спецпредставителя ООН по Ливии Клаудиа Гаццини.

Беседовала Елена Пушкарская, Рим

Дипломатические усилия по замирению Ливии напоминают работу мотора, который очень резво стартует, но затем безнадежно сбоит. По этой формуле и срывались попытки свести лидеров противостоящих сторон сначала в Риме (при посредничестве премьера Италии), затем в Москве (при посредничестве министров иностранных дел и обороны России и Турции): бодрый старт, закулисные утечки о формулах перемирия, после чего — более или менее завуалированное фиаско.

В итоге к назначенной на 19 января международной конференции по ливийскому конфликту в Берлине (она прошла уже после сдачи в печать номера «Огонька») к переговорам были вновь готовы как посредники, так и лидеры противостоящих сторон в лице главы Правительства национального согласия (ПНС) Файеза Сарраджа (под его контролем западная часть страны с центром в Триполи) и командующего Ливийской национальной армией (ЛНА) маршала Халифы Хафтара (его база — на востоке, в Бенгази). Все это ничуть не мешало поступать сведениям о срыве так и не подписанного перемирия, массовом подвозе наемников к противоборствующим сторонам из разных стран региона и грядущей интернационализации конфликта по сирийскому образцу.

Клаудиа Гаццини, советник спецпредставителя ООН по Ливии

О том, есть ли шанс остановить эту войну, пока она не приняла масштабы сирийской, почему РФ и Турция действуют в регионе эффективней ООН и как вернуть в Ливию государство, которое свергли вместе с Каддафи в 2011-м, «Огонек» поговорил с Клаудией Гаццини, доктором философии и специалистом по истории Ближнего Востока в Оксфорде, аналитиком по Ливии в НКО Crisis Group (предоставляет международному сообществу аналитику по горячим точкам) и до недавнего времени политсоветником спецпредставителя ООН по Ливии Гасана Саляме.

— Как бы вы охарактеризовали ту фазу ливийского урегулирования, которую выявила московская встреча?

— Игра, я бы сказала, еще не сыграна. Тем не менее мы находимся в фазе, когда российская и турецкая дипломатия, используя каждая свои рычаги влияния, демонстрируют несомненно большую эффективность в решении вопроса о прекращении огня, чем это удавалось до сих пор кому-либо. И если намеченное в Москве перемирие заработает, это будет важная дипломатическая победа. Вот только дьявол в деталях, а мы не знаем, какие условия прекращения огня выставлены. Официально Триполи требует отвода войск Хафтара на позиции до начала наступления в апреле, а на переговорах, как можно понять, речь шла о прекращении огня без всяких условий…

— Даже если Сарраджа вынудят признать эти условия, согласятся ли с этим защитники Триполи? Какие гарантии они потребуют и кто будет наблюдать за их выполнением?

— Россия выказала готовность послать с этой целью свою делегацию, турки уже послали свою (есть версия, что Хафтар потому и отказался подписать перемирие, что за прекращением огня будут наблюдать турки.— «О» ). Не известно, какую роль возьмет на себя ЕС. Хотя важнее третий вопрос: что будет за прекращением огня? Какие формы примут политические переговоры?

Как Глава правительства национального согласия Ливии Файез Саррадж ищет союзников

Перед Берлином это главный вопрос, единого мнения нет. ООН — за предложение Сарраджа о переговорах на паритетных началах между парламентариями из Тобрука (восток.— «О» ), членами правительства Триполи и независимыми силами. Хафтар — за то, чтобы наделить полномочиями назначать правительство военный совет.

— Почему Турция, поддержавшая Триполи и даже грозившая бомбардировками востока Ливии, вдруг оказалась партнером России, которая поддерживает армию Хафтара?

— Тут тоже тумана хватает. До 8 января, когда со стороны России и Турции прозвучал призыв к прекращению огня, Саррадж ставил на мощную поддержку Турции. Говорилось — и говорится до сих пор — о развертывании турецкой военной бригады в Триполи, о возможных бомбардировках востока Ливии. Но сейчас чаще звучит вопрос, а насколько искренним было намерение Турции помогать Триполи? Может, их целью как раз и было прекращение огня?

Другой вопрос. А так ли отстранились от этого процесса США, как декларируется? За несколько дней до поездки в Москву маршал Хафтар встречался с делегацией США в Риме (премьер Италии пытался организовать там встречу Хатфтара с Сарраджем, но если из Москвы уехал первый, то в Рим не приехал второй.— «О» ). Так вот, известно об этом мало, но компетентные лица считают, что это там Хафтар получил «добро» на московские переговоры. А это заставляет думать о консультациях между Москвой, Вашингтоном и Анкарой по Ливии, где решается, может быть, больше, чем их участники хотели бы сообщить публике на данном этапе.

— Дело идет к разделу Ливии?

— Реальное положение таково, что с 2014 года Ливия имеет два центра управления. С одной стороны — признанное международным сообществом правительство в Триполи (ПНС) во главе с Сарраджем, оно контролирует запад страны, но после наступления ЛНА эта территория весьма сократилась. С другой — Бенгази под контролем ЛНА Хафтара, которое управляет востоком.

Полагаю, что за призывом России и Турции к прекращению огня стоит уже разработанная ими формула.

— Наверное, нельзя не принимать во внимание, что сила на стороне ЛНА Хафтара?

— Он чувствует себя победителем и хочет закрепить это политически. Но и Саррадж побежденным себя не считает: он сумел, пусть с помощью Анкары, затормозить наступление Хафтара на Триполи. Кстати, Берлинская конференция по Ливии исходила из того, что обе стороны являются одновременно и победителями и побежденными, а посему рассматриваются как равноправные участники переговоров и выработки решений. Хотя у меня есть вопрос: а не обсуждались ли в Москве или на других переговорах неизвестные нам секретные соглашения?

— И насколько принципиальна в этом контексте Берлинская конференция?

— Важно уже то, что ей предшествовали пять подготовительных встреч, в которых участвовали порядка 15 государств и три международные организации, вовлеченные в ливийский конфликт (речь, в частности, о Франции, Италии, России, Турции, Египте, Алжире и ОАЭ.— «О» ). Эти встречи готовили почву для соглашения после прекращения огня, при этом участники понимают, что любое соглашение по урегулированию должно получить одобрение ООН. В этом смысле конференция в Берлине — важный этап для передачи процесса под эгиду ООН. Но вместе с тем нет сомнения: инструментом, который может склонить стороны к договоренностям, она не является. Для этого потребовалось мощное вмешательство России и Турции.

— Может ли Хафтар претендовать на роль правителя Ливии, этакого нового полковника Каддафи?

— Думаю, маршал имеет амбиции, но на это нет одобрения международного сообщества: оно не хотело бы видеть политическим лидером Ливии кого-то из военных на манер египетского президента Ас-Сиси. Мне представляется, что и Москва не слишком заинтересована в Хафтаре как в политике.

— Россия долго была в стороне от ливийского урегулирования. Хотя его участники, Италия в частности, еще в 2015-м пытались вовлечь ее в этот процесс. Почему положение изменилось?

— Как сказал в свое время один ооновский чиновник, Ливия для России — необременительная инвестиция, которая может принести немалую выгоду. Смотрите: те части, что воюют на стороне Хафтара, как представляется, финансируются из столиц Персидского залива.

Как Москва попыталась урегулировать ливийский конфликт

Предоставление военной техники — хороший шанс испытать свой военный арсенал, тем более что есть информация, будто эти поставки — в рамках уже оплаченных Каддафи заказов. Что касается политического аспекта, то, думаю, в 2015-м аппетита не было. Изменения в Сирии открыли Москве дверь и в Ливию.

— Вам не кажется странной пассивность ЕС?

— Официально ЕС считает себя вовлеченным в ливийское урегулирование, но из-за разногласий по нему Италии с Францией активности не было. Да и на ливийском досье выборы не выиграешь. Другое дело — кризис с мигрантами… По сути, тем, что ливийскую войну необходимо как-то заканчивать, ЕС озаботился только сейчас. Но ждать, что от нулевого интереса ЕС мигом перейдет к активной и четкой позиции, нереально.

— Насколько хаос в Ливии грозит Европе мигрантами?

— До последнего времени, когда мы говорили о Ливии как источнике мигрантов в ЕС, речь шла о тех, кто добрался до побережья из зон южнее Сахары, не о самих ливийцах. Теперь картина меняется: уставшие от войны ливийцы грузятся в лодки и бегут из страны целыми семьями. Это новое: до свержения Каддафи Ливия была процветающей страной, куда в поисках работы стекались мигранты из других стран Африки, считая ее пределом мечтаний. Теперь и они пополнили армию переселенцев. Правда, война так затруднила передвижение по стране, что до побережья могут добраться не все. Но такой подход, согласитесь, трудно назвать решением вопроса.

Судьба Ливии решается не в Ливии

Челночная дипломатия — отражение реальности, в которой судьба страны решается за ее пределами, а главными проигравшими оказываются обычные люди. В ливийском небе сталкиваются турецкие и китайские дроны, а арабские монархии отправляют российские зенитные комплексы через компании с регистрацией в Казахстане и на Британских Виргинских островах.

Иностранное вмешательство в Ливии напоминает события в Сирии, пишет редактор отдела Ближнего Востока Би-би-си Джереми Боуэн. Об угрозе «сирианизации» Ливии предупреждал и глава французского МИД на слушаниях в Сенате республики.

Россия и Турция

В начале недели в Ливию начали входить турецкие войска. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что принимать участие в боевых столкновениях они не будут, а будут инструктировать солдат международно признанного правительства. Официально цель Турции — «поддержать легитимное правительство и избежать гуманитарной трагедии».

Наблюдатели полагают, что Турция решила открыто сделать ставку на правительство в Триполи, чтобы обеспечить свои экономические интересы.

«Они видят, что в Ливии идет конфликт, который может повлиять на интересы страны. Ливия — богатая нефтью страна, а значит, там есть деньги, значит, будут тендеры», — говорит аль-Алауи.

Россия отрицает, что каким-то образом участвует в ливийском конфликте, но есть поводы считать, что ее участие полуофициально. Защитники Триполи в прошлом сообщали о том, что сталкивались с российскими военными.

Автор фото, Getty Images

Демонстрация в Триполи. На портрете Халифы Хафтара надпись «Нет военному преступнику!»

«После четырех лет финансовой и тактической поддержки Халифы Хафтара Россия перешла к более прямым действиям с целью повлиять на исход ливийской гражданской войны. Она привнесла в конфликт самолеты «Су», скоординированные ракетные запуски и точечные артиллерийские удары — это тот же сценарий, который принес Москве роль ключевого игрока в сирийской гражданской войне», — писала газета New York Times в ноябре.

Таких неподтвержденных следов российского вмешательства немало — сообщали о самолетах, сбитых ракетами российских систем ПВО. В июле агентство Bloomberg писало о задержании в Триполи российских политтехнологов. Официально в Кремле не подтверждали присутствие российских наемников или солдат в Ливии.

Аль-Алауи обращает внимание, что России легко было бы поставлять оружие сторонникам Хафтара, к примеру, через Египет. Об это вряд ли узнали бы третьи страны.

У России в Ливии нет возможности утверждать, что она поддерживает легитимное правительство, как в Сирии, добавляет журналист. Именно поэтому она не хочет заявлять о своей роли открыто, как сделала в Сирии, добавляет журналист.

Россия и Турция, таким образом, выступают на разных сторонах ливийского конфликта.

Ливия: война, нефть, инвестиции

В Ливии наступило перемирие между воюющими сторонами. Но это не дает повод считать, что страна снова будет поставлять нефть на экспорт. Тем не менее США и Турция инвестируют средства в районы, которые контролируются официальной властью Триполи. Россия же, поддерживая Халифу Хафтара, не видит особых перспектив для инвестиций в восточные районы, контролируемые повстанцами.

Читать еще:  Калибр 6,5 Creedmoor продолжает «милитаризироваться»

Нефтяной кризис

Экономический эффект от гражданской войны, закрытия месторождений нефти, санкций и падения мировых цен на нефть был все еще ощутим в 2019 году, когда рост ВВП Ливии замедлился до 2,5%. Ожидается, что по итогам 2020 года рост ВВП замедлится еще больше. До этого в течение 2017–2018 годов наблюдались рекордные показатели роста в среднем на 20,8%, что оценивалось как многообещающее устойчивое восстановление экономики. Вместе с тем бюджет по итогам 2019 года имел небольшой профицит после наблюдавшегося шесть лет подряд дефицита. На фоне этого валовой внутренний долг Ливии, хотя и несколько снизился, остается высоким, составляя 144% от ВВП.

Ливия в августе экспортировала всего 1,2 млн баррелей, что почти на 40% меньше, чем в июле, поскольку большинство нефтяных объектов страны остаются закрытыми из-за гражданской войны. Терминалы Эль Бури и Фарва отгрузили по 600 тыс. баррелей каждый. Оба терминала находятся на шельфе Средиземного моря — недалеко от районов боевых действий. Несмотря на то, что Ливия обладает самыми большими запасами нефти в Африке, ее добыча показала рекордное падение: до 90 тыс. баррелей в день с 1,2 млн в прошлом году. Добыча рухнула в основном из-за того, что сторонники провозглашенного маршалом Халифы Хафтара, командующего так называемой Ливийской национальной армии, воюющего против поддерживаемого ООН правительства в Триполи, заблокировали многие порты и терминалы.

Наблюдается противостояние Хафтара и нефтяников. В июле, например, Национальная нефтяная корпорация ненадолго сняла форс-мажорные экспортные ограничения во всех портах, позволив танкеру загрузить около 730 тыс. баррелей сырой нефти с крупнейшего в стране терминала Эс-Сидер, который находится на востоке страны, контролируемого Ливийской национальной армией. Но уже на следующий день Хафтар заявил, что продолжит блокаду портов и нефтяных месторождений, вынудив Национальную нефтяную корпорацию восстановить запрет на экспорт. Всего блокада Хафтаром портов, начавшаяся в январе, обошлась стране в $7 млрд недополученных доходов, сообщает Центральный банк Ливии.

До свержения Каддафи и начала гражданской войны Ливия добывала 1,6 млн баррелей нефти в день (по данным на начало 2011 года). В настоящий момент Национальная нефтяная корпорация (ННК) утверждает, что номинально контролирует все нефтяные объекты, но различные вооруженные группировки неоднократно захватывали или закрывали их. В связи с этим можно констатировать: де-факто ННК объекты не контролирует. Более того, в результате остановок добычи и отсутствия технического обслуживания на территории, контролируемой Хафтаром, скважины деградировали и, по оценке ННК по состоянию на июнь, на ремонт потребуются сотни миллионов долларов.

Российские интересы

После свержения и убийства Муаммара Каддафи Россия повела себя прагматично, признав в сентябре 2011 года легитимность как Национального переходного совета, так и в июле 2012 года легитимность выборов во Всеобщий национальный конгресс. Это позволило Москве начать конструктивный диалог с новыми властями Ливии. Диалог фактически нужен был для того, чтобы реализовать крупные инвестиционные проекты, которые были согласованы еще с Каддафи. В их числе, например, строительство железной дороги Сирт — Бенгази общей стоимостью 2,5 млрд евро. «Российские железные дороги» потратили 10 млрд руб. на предварительные работы в рамках этого проекта еще при Каддафи. Невыполненные контракты на нефть и газ оценивались в $3,5 млрд.

Военно-промышленный комплекс России был заинтересован в скорейшем снятии ограничений на поставки оружия в Ливию, а российские «Газпром» и «Татнефть» — в возобновлении своей работы в стране. В свою очередь Триполи заверил Москву, что все договоренности будут соблюдены. Но начавшаяся вторая гражданская война лишила возможности российских инвесторов реализовывать свои проекты в Ливии, даже несмотря на то что Кремль поддержал маршала Хафтара.

Израиль обвиняет Россию в том, что при помощи ЧВК Вагнера были захвачены нефтяное месторождение и порт Эс-Сидер, однако Кремль не берет на себя ответственность за этот шаг. Эс-Сидер до захвата, якобы состоявшегося при участии ЧВК Вагнера, поставлял нефть американским Hess Corporation и Conoco Phillips, а также крупнейшему производителю электроэнергии в Испании Repsol.

Когда отменят санкции?

Немалую роль в текущем экономическом кризисе сыграли санкции западных держав, которые действуют против Ливии уже почти 10 лет. Ливийское инвестиционное управление было внесено в странах Европы и англосаксонских государствах в черный список в марте 2011 года, поскольку тогда оно контролировалось семьей свергнутого правителя Муаммара Каддафи. В 2012 году его активы оценивались в $67 млрд. В настоящий момент руководство Суверенного фонда Ливии планирует обратиться к Организации Объединенных Наций с просьбой разрешить ему инвестировать миллиарды долларов, простаивающих на его счетах, после того как он упустил около $4,1 млрд потенциальной доходности акций в течение почти десятилетия санкций. Подобную сумму упущенной прибыли озвучил председатель правления Ливийского инвестиционного управления Али Махмуд Хасан Мохаммед. По его же словам, также негативным образом сказались на Ливийском инвестиционном управлении отрицательные процентные ставки, которые привели к убытку в $23 млн с 2011 года:

«У нас есть миллиарды наличных денег на наших счетах, которые не инвестированы, — сказал Мохаммед. — Было бы гораздо лучше воспользоваться ситуацией на рынке и инвестировать в данный момент».

В 2016 году Ливия уже просила Совет безопасности ООН освободить от санкций Ливийское инвестиционное управление, но ООН отказала с формулировкой «из-за отсутствия стабильного правительства». Негативное влияние, помимо санкций, на инвестиционное управление оказал коронавирус, в результате которого акции управления упали на 5%.

Американские интересы

Американские инвесторы в первую очередь вкладывают деньги в модернизацию Великой рукотворной реки — крупнейшего в мире ирригационного проекта, построенного в 1991 году. Большая часть территории, на которой находятся ирригационные сооружения, доставляющие воду в том числе в столицу Ливии, Триполи, контролируется официальной властью, признаваемой Западом. Предполагается построить вдоль канала солнечные электростанции, что за счет дополнительных мощностей перекачки увеличит подачу воды в Триполи и населенные пункты на юге страны, страдающие от нехватки пресной воды. Проект осуществляется Ливийским государственным финансовым управлением Агентства США по международному развитию в партнерстве с миссией Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии, Программой развития ООН, Всемирным банком и Ливийским фондом инвестиций и развития. Проект направлен на обеспечение аварийным резервным питанием насосных станций вдоль канала, а также на создание возможностей занятости и доходов для местных общин.

По данным американского Агентства по международному развитию, до 70% населения страны потребляет питьевую воду из Великой рукотворной реки. Солнечные системы, которые будут снабжать насосные станции, также обеспечат электроэнергией людей на юге Ливии, живущих в населенных пунктах вдоль реки. Из объектов возобновляемой энергетики сейчас строится солнечная электростанция в городе Куфра на юго-востоке Ливии. Она будет иметь мощность 100 МВт и займет площадь в 200 гектаров.

Турецкие интересы

Помимо США, в экономике территории, контролируемой официальной властью, большую роль играет Турция. Председатель турецко-ливийского Делового совета Муртаза Каранфиль, который также является представителем в Ливии турецкой Независимой ассоциации промышленников и предпринимателей, сообщил, что Ливия планирует начать 184 новых проекта, уделяя приоритетное внимание инфраструктуре, здравоохранению и образованию, и выделила на это $16 млрд. По словам Каранфиля, исполнителями проектов будут турецкие подрядчики. Вместе с тем известно, что в 2011 году во время Арабской весны большинство турецких компаний из соображений безопасности были вынуждены оставить свои объекты незавершенными; 25 тыс. турецких рабочих вернулись из Ливии в Турцию. Общая стоимость объектов составляет $19 млрд.

Автор: Роман Мамчиц

Проект «ББВ» и Турция в качестве сопредседателя

Инструменты
  • Печать
  • E-mail
Типография
    Маленький Меньше Средний Больше БольшойDefault Helvetica Segoe Georgia Times
  • Режим чтения
Поделиться

Термин «ББВ» («Большой Ближний Восток», «Greater Middle East») также известный как «Инициатива по расширению Ближнего Востока», был введён в начале 2000-ых годов, и его полное название переводится как «Партнёрство для общего будущего и прогресса с регионом Большого Ближнего Востока и Северной Африки».

Несмотря на красивое оформление названия, сам проект направлен на придание Исламу и мусульманским странам новой модели в соответствии с американскими интересами и на внедрение идей капиталистической идеологии в умы активного молодого поколения.

Этот политический термин впервые выдвинула администрация Джорджа Уокера Буша-младшего. Вначале план охватывал Иран, Турцию и Пакистан, однако позже речь зашла о странах Южного Кавказа и Средней Азии. И в основе сегодняшнего конфликта между Азербайджаном и Арменией на Южном Кавказе видно, что США вновь ведут политику по усилению своего влияния в Армении и ослаблению там российского присутствия.

Позже, в связи с президентскими выборами в США, в начале 2000-ых проект был временно заблокирован. Однако проект «ББВ» снова перешёл в разработку после второй победы Джорджа Буша на выборах. Атаки 11 сентября в США были показаны как основа проекта, запущенного в начале 2000-х годов. В тот поворотный момент США начали оккупировать и грабить исламские земли.

Ещё один важный момент, который привлекает внимание, заключается в том, что перед подготовкой проекта аналитический центр «RAND Corporation», который предоставляет стратегические услуги в области НИОКР1 для США и ЦРУ, подготовил в 2004 году отчёт под названием «Светский демократический Ислам: партнёры, ресурсы и стратегии» и представил его администрации Буша. В этом отчёте мусульманский мир был разделён на категории, и то, что должны делать США для контроля над Исламом, было перечислено под соответствующими заголовками.

Кроме того, в данном отчёте имелось упоминание о том, что Турция является страной, которая больше остальных в мусульманском мире близка к модели «демократического Ислама». Грэм Фуллер ранее занимал должность главного резидента подразделения ЦРУ ближневосточного и южноазиатского региона, а также является автором-исследователем в корпорации «RAND», подготовившей данный отчёт из 88 страниц. Так вот, Фуллер открыто делится своими взглядами на тему необходимости оказать поддержку движению Фетхуллаха Гюлена в этот период. Как известно, США проводят внешнюю политику в соответствии с отчётами, публикуемыми этой организацией, из-за чего этот центр («RAND Corporation») называют теневой организацией ЦРУ.

Турция в данном проекте играет роль образцовой модели для остальных стран региона. США, презентовав Турцию в качестве «умеренной мусульманской страны», определили дорожную карту для остальных мусульманских стран. Роль Турции в качестве образцовой страны стала более очевидной после поддержки, оказываемой ей в вопросах партнёрства с НАТО и её ключевого фигурирования в центре региональных проблем.

Было заявлено, что проект «ББВ» в целом был принят после саммита «Большой восьмёрки» (G8), который прошёл в Си-Айленде (штат Джорджия, США) с 8 по 10 июня 2004 года под председательством президента США Джорджа Буша. Было решено, что Турция, Италия и Йемен станут сопредседателями механизма под названием «Forum for the Future» («Форум будущего») и «Democracy Assistance Dialogue» («Диалог содействия демократии»), который будет создан в рамках этого самого механизма для стран Большого Ближнего Востока и Северной Африки. США представили на повестку дня «ББВ» на саммите НАТО, проходившем в Стамбуле 28–29 июня 2004 года.

На саммите было решено, что применения лишь силового метода недостаточно для борьбы с терроризмом и что социальные и экономические методы так же должны использоваться в этой борьбе. Первое официальное мероприятие «Democracy Assistance Dialogue» было проведено в Риме с участием Турции, Италии и Марокко 25 ноября 2004 года.

Продолжая работу в рамках проекта «ББВ», США сняли военное эмбарго, введённое против Пакистана, заявившего о своей поддержке проекта в октябре 2004 года.

Проект «ББВ» в этот период также был озвучен из первых уст Турции:

Эрдоган в своём выступлении в марте 2006 года на съезде «ПСР» в стамбульском районе Байрампаша заявил: «Турция имеет миссию на Ближнем Востоке. Мы являемся одним из сопредседателей проекта «Большой Ближний Восток». И мы выполняем эту миссию», — тем самым отчётливо подтвердив, что Турция работает на проект.

Читать еще:  Пистолет самозарядный малогабаритный (псм) – оружие скрытого ношения родом из ссср

Эрдоган во время участия в телевизионной программе «Teke Tek» («Один на один»), раскрыл свои цели, заявив: «Прямо сейчас у Америки есть проект «Большой Ближний Восток». То есть проект расширенного Ближнего Востока. Диярбакыр может засиять в качестве центра в этом проекте. Мы должны этого добиться».

Догу Перинчек, выступая на одной из программ, сообщил, что он поделился комментарием премьер-министра Турции Эрдогана с тогдашним президентом Ахметом Недждетом Сезером в письме, где написал, что «премьер-министр Турции не может служить Соединённым Штатам, и его следует немедленно отправить в отставку». Перинчек даже подметил, что Эрдоган в 34 местах использовал фразу «Я — сопредседатель «ББВ». С тех пор утекло много воды, и когда баланс сил поменялся, искусный мастер перевоплощения Перинчек сделал то, что умел лучше всего, заняв позицию попутно ветру.

Премьер-министр Эрдоган, подметив о целях проекта «Большой Ближний Восток» и об отведённых задачах для Турции в принятых целях, заявил, что проект «ББВ» является шагом вперёд, поскольку был составлен и принят для того, чтобы обеспечить на Ближнем Востоке мир, экономическое развитие региона, свободу Ближнего Востока, права женщины, а также довести свободу образования до более высокого уровня. Эрдоган, который сообщил о задачах, поставленных перед Турцией в рамках «ББВ», и о том, что Турция вызвалась выполнить эти задачи, позже заявил, что не будет использовать фразу «сопредседатель «ББВ», так как эта фраза вызвала бурную критику. После данного заявления в 2009 году проект «ББВ» потерял заметность в риторике Эрдогана.

Капиталистический порядок подвергся серьёзным угрозам в связи с «Арабской весной», которая началась в Тунисе и глубоко затронула Ближний Восток. Администрации большинства исламских регионов были заменены, а также проведены перевыборы, что способствовало тому, что революции были одна за другой обыграны у народа. Дух спонтанно возникших революций, где выкрикивались исламские лозунги, был украден лидерами и агентами, воспевающими демократию. США полностью устроил, как они сами назвали это явление, «демократический Ислам».

Однако Ислам не подвержен демократизации, поскольку он находится в полном противоречии с демократией, которая благословляет порочность, прелюбодеяние, азартные игры, алкоголь, ростовщичество и все виды мерзостей под предлогом «свобод». Но у них нашёлся выход. Эту задачу на себя взяли высокооплачиваемые «(м)учёные» и политические лидеры, которые заявляли, что «демократия — это всего лишь выбор правителя». Они восхваляли демократию, приводя в пример избрание праведных халифов. Впоследствии, сегодня мы можем слышать такие нелепые выражения, как «шахид (мученик) демократии», «борьба за демократию», «путь демократии».

Но в Сирии эта тактика не сработала. Режим партии «Баас», защищавший интересы США со времён старшего Асада, вступил в стадию разрушения. Проект «Большой Ближний Восток» ускользал из рук Вашингтона. Обама даже признавал, что сирийский вопрос привёл к появлению у него седых волос. Однако напряжённая борьба «Астанинского трио» за столом переговоров и на поле битвы увенчалась успехом. Сценарий, проведённый совместно с «ИГ», нанёс серьёзный удар по превосходству сирийского мусульманского народа на поле битвы.

Америка содействовала ядерному соглашению с Ираном, закрыла глаза на действия России в Крыму, открыла и облегчила пути торговли углеводородами (нефтью и природным газом). Более того США, отказавшись продавать оборонные системы Patriot Турции, способствовали российскому производству систем ПВО С-400. В благодарность на всё это Россия совершала бомбардировки мусульман, которые отстаивали позицию «Наш Господь — Аллах, наше требование — исламская система правления».

Сегодня же США, сидя за женевским столом переговоров и наслаждаясь своей победой, сначала вышли из соглашения с Ираном, а теперь заявляют, что для С-400 недопустимо находиться в стране-партнёре по НАТО. Хотя известно, что США не сдерживают своих обещаний, однако всегда найдутся желающие с ними дружить и находиться в союзе. Иными словами, груз проекта «Большой Ближний Восток» оставил глубокий след на плечах стран-сопредседателей проекта «ББВ».

Турецкой операции «Источник мира» («Barış Pınarı Harekâtı») на южной границе Турции против «РПК»2/«ПДС»3 («PKK»/»PYD») был дан зелёный свет — в ходе интенсивных переговоров с Вашингтоном, — однако спустя небольшой отрезок времени операцию остановили и дальнейшему ходу операции был дан запрет. Турции, которая уже не могла продолжать интервенцию против находящейся на турецкой границе «РПК»/«ПДС», были открыты пути в Ливию за тысячи километров от Турецкой Республики в рамках новой роли, отведённой для неё США. В Ливии Турция, оказывающая поддержку возглавляющему правительство Триполи проевропейскому Сараджу, выступила против проамериканского Хафтара, который возглавляет правительство в Тобруке.

На самом деле тут нет ничего странного, поскольку и в Сирии Турция уже становилась гарантом оппозиции, и все мы являемся свидетелями последствий этого. Турция, признавшая Халифу Хафтара «путчистом», придала ему признания, призвав Сараджа сесть с ним за один стол переговоров. Когда же силы Сараджа двинулись на Сурт и Эль-Джуфра, Турция перестала оказывать им свою поддержку. Северную Африку можно сравнить с кипящим котлом, а США стремительно пытаются проникнуть в те районы, где у них ещё нет прямого влияния.

Сегодня США пытаются воспользоваться нагорно-карабахским конфликтом, разгоревшимся между Азербайджаном и Арменией. Прежде США посредством Турции протягивали Еревану пряники, чтобы ослабить российское влияние, сегодня же Вашингтон посредством той же самой Турции демонстрирует свой беспощадный кнут. Разве не странно наблюдать сегодняшнюю активность в Нагорном Карабахе после 30 лет нахождения под оккупацией?!

В 2009 году Турция, получившая в свой адрес шквал критики от Азербайджана, подписала мирное соглашение с Арменией и разморозила4 армяно-турецкую границу. Когда же Армения вышла из этого соглашения — наступило время политики кнута. Турция стала решительно поддерживать Азербайджан против Армении. США, которые уже урегулировали для себя сирийский вопрос, сегодня вошли в активную фазу на Южном Кавказе, на который нацеливался Буш.

Данная активность также обеспокоила катавшегося как сыр в масле президента Азербайджана Алиева, который навязывает мусульманам секуляризм, ограничивает до минимума громкость звучания азанов и запрещает женщинам входить в общественные здания в хиджабе. Ильхам Алиев издавал законы, чтобы укрепить своё правление и руководить страной подобно королю. И нежелание Алиева ввязываться в подобную войну мы можем понять из его вынужденного проявления интереса к Нагорному Карабаху, который находился под оккупацией в течение 30 лет.

Палестинский вопрос является самым важным столпом американского проекта «ББВ». Оккупационные власти «Израиля» — это незаменимый партнёр Вашингтона. Безопасность этого трущобного сионистского образования, без которого США не обойтись, конечно, важна так же для коллег и союзников Америки. Здесь Вашингтон, который делает искусственное разделение стран региона на два лагеря, собрал с одной стороны тех, кто уже нормализовал свои отношения с «Израилем», и с другой стороны — тех, кто выступает за решение о двух государствах, что в итоге так же говорит о признании сионистского образования «Израиль» на 80% палестинских земель.

Роль Турции заключается в том, чтобы отстаивать план о двух государствах с границами 1967 года, а также в контролировании и соединении «Организации освобождения Палестины» («ООП») и «ХАМАС». Турция открывает для них свои объятия в Стамбуле, чтобы помирить и объединить их. 25 сентября в Стамбуле проходили переговоры между движениями «ФАТХ» и «ХАМАС» под руководством члена Исполнительного комитета «Организации освобождения Палестины» («ООП») Аззама аль-Ахмеда, и было заявлено о достижении соглашения между ними.

Так продолжаются попытки по усилению американского влияния в регионах, определяемых США в рамках проекта «Большой Ближний Восток».

Кроме того, делается попытка по внедрению одобренного Вашингтоном проекта «демократический Ислам», который ограничивается мечетью и поклонениями. Они стремятся к принятию секуляризма умами мусульман через проект «умеренного Ислама», который ставит Ислам на одну нишу с христианством в качестве духовной религии, которая лишена политического аспекта и тринадцативековой исторической практики Исламского Государства.

Правители в мусульманских регионах, которые проливают седьмой пот за США, предпочли сыграть роль в сценарии современного лидирующего государства. Однако не стоит забывать, что Америка держится на позиции лидирующего государства на фоне существующих держав лишь на протяжении 60 лет, в то время как известное своей славой и честью блистательное Исламское государство Халифат сохраняло позицию мирового лидера на протяжении 1000 лет из своей 1300-летней истории, распространяя в мире справедливость посредством единственной божественной исламской системы.

В попытках надеть на себя героические успехи исторических личностей эти правители мусульманских стран играют роль марионеток западных врагов.

Однако путь к победе уже был указан в Книге Аллаха:

ٱلَّذِينَ يَتَّخِذُونَ ٱلۡكَٰفِرِينَ أَوۡلِيَآءَ مِن دُونِ ٱلۡمُؤۡمِنِينَۚ أَيَبۡتَغُونَ عِندَهُمُ ٱلۡعِزَّةَ فَإِنَّ ٱلۡعِزَّةَ لِلَّهِ جَمِيعٗا

«Которые берут своими помощниками и друзьями неверующих вместо верующих. Неужели они хотят обрести могущество рядом с ними, если могущество целиком присуще Аллаху?!» (4:139).

1. Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.

2. «Рабочая партия Курдистана» («РПК», также «Курдская рабочая партия»; курд. «Partiya Karkerên Kurdistan» — «PKK») — организация, борющаяся за политические права курдов в Турции и создание курдской автономии в составе Турции. Имеет также военное крыло — «Народные силы обороны».

3. Партия «Демократический союз», также «Партия демократического единства» (курд. «Partiya Yekîtiya Demokrat» — «PYD») — левая политическая партия, основанная в 2003 году сирийскими курдами.

4. В 1993 году Турция в одностороннем порядке блокировала армяно-турецкую границу, официально мотивируя это оккупацией азербайджанских районов армянскими войсками.

Советник спецпредставителя ООН по Ливии — о перспективах урегулирования

О перспективах урегулирования «Огоньку» рассказала советник спецпредставителя ООН по Ливии Клаудиа Гаццини.

Беседовала Елена Пушкарская, Рим

Дипломатические усилия по замирению Ливии напоминают работу мотора, который очень резво стартует, но затем безнадежно сбоит. По этой формуле и срывались попытки свести лидеров противостоящих сторон сначала в Риме (при посредничестве премьера Италии), затем в Москве (при посредничестве министров иностранных дел и обороны России и Турции): бодрый старт, закулисные утечки о формулах перемирия, после чего — более или менее завуалированное фиаско.

В итоге к назначенной на 19 января международной конференции по ливийскому конфликту в Берлине (она прошла уже после сдачи в печать номера «Огонька») к переговорам были вновь готовы как посредники, так и лидеры противостоящих сторон в лице главы Правительства национального согласия (ПНС) Файеза Сарраджа (под его контролем западная часть страны с центром в Триполи) и командующего Ливийской национальной армией (ЛНА) маршала Халифы Хафтара (его база — на востоке, в Бенгази). Все это ничуть не мешало поступать сведениям о срыве так и не подписанного перемирия, массовом подвозе наемников к противоборствующим сторонам из разных стран региона и грядущей интернационализации конфликта по сирийскому образцу.

Клаудиа Гаццини, советник спецпредставителя ООН по Ливии

О том, есть ли шанс остановить эту войну, пока она не приняла масштабы сирийской, почему РФ и Турция действуют в регионе эффективней ООН и как вернуть в Ливию государство, которое свергли вместе с Каддафи в 2011-м, «Огонек» поговорил с Клаудией Гаццини, доктором философии и специалистом по истории Ближнего Востока в Оксфорде, аналитиком по Ливии в НКО Crisis Group (предоставляет международному сообществу аналитику по горячим точкам) и до недавнего времени политсоветником спецпредставителя ООН по Ливии Гасана Саляме.

— Как бы вы охарактеризовали ту фазу ливийского урегулирования, которую выявила московская встреча?

— Игра, я бы сказала, еще не сыграна. Тем не менее мы находимся в фазе, когда российская и турецкая дипломатия, используя каждая свои рычаги влияния, демонстрируют несомненно большую эффективность в решении вопроса о прекращении огня, чем это удавалось до сих пор кому-либо. И если намеченное в Москве перемирие заработает, это будет важная дипломатическая победа. Вот только дьявол в деталях, а мы не знаем, какие условия прекращения огня выставлены. Официально Триполи требует отвода войск Хафтара на позиции до начала наступления в апреле, а на переговорах, как можно понять, речь шла о прекращении огня без всяких условий…

— Даже если Сарраджа вынудят признать эти условия, согласятся ли с этим защитники Триполи? Какие гарантии они потребуют и кто будет наблюдать за их выполнением?

Читать еще:  Снайперская винтовка Робар 50 БМГ (Robar 50 BMG)

— Россия выказала готовность послать с этой целью свою делегацию, турки уже послали свою (есть версия, что Хафтар потому и отказался подписать перемирие, что за прекращением огня будут наблюдать турки.— «О» ). Не известно, какую роль возьмет на себя ЕС. Хотя важнее третий вопрос: что будет за прекращением огня? Какие формы примут политические переговоры?

Как Глава правительства национального согласия Ливии Файез Саррадж ищет союзников

Перед Берлином это главный вопрос, единого мнения нет. ООН — за предложение Сарраджа о переговорах на паритетных началах между парламентариями из Тобрука (восток.— «О» ), членами правительства Триполи и независимыми силами. Хафтар — за то, чтобы наделить полномочиями назначать правительство военный совет.

— Почему Турция, поддержавшая Триполи и даже грозившая бомбардировками востока Ливии, вдруг оказалась партнером России, которая поддерживает армию Хафтара?

— Тут тоже тумана хватает. До 8 января, когда со стороны России и Турции прозвучал призыв к прекращению огня, Саррадж ставил на мощную поддержку Турции. Говорилось — и говорится до сих пор — о развертывании турецкой военной бригады в Триполи, о возможных бомбардировках востока Ливии. Но сейчас чаще звучит вопрос, а насколько искренним было намерение Турции помогать Триполи? Может, их целью как раз и было прекращение огня?

Другой вопрос. А так ли отстранились от этого процесса США, как декларируется? За несколько дней до поездки в Москву маршал Хафтар встречался с делегацией США в Риме (премьер Италии пытался организовать там встречу Хатфтара с Сарраджем, но если из Москвы уехал первый, то в Рим не приехал второй.— «О» ). Так вот, известно об этом мало, но компетентные лица считают, что это там Хафтар получил «добро» на московские переговоры. А это заставляет думать о консультациях между Москвой, Вашингтоном и Анкарой по Ливии, где решается, может быть, больше, чем их участники хотели бы сообщить публике на данном этапе.

— Дело идет к разделу Ливии?

— Реальное положение таково, что с 2014 года Ливия имеет два центра управления. С одной стороны — признанное международным сообществом правительство в Триполи (ПНС) во главе с Сарраджем, оно контролирует запад страны, но после наступления ЛНА эта территория весьма сократилась. С другой — Бенгази под контролем ЛНА Хафтара, которое управляет востоком.

Полагаю, что за призывом России и Турции к прекращению огня стоит уже разработанная ими формула.

— Наверное, нельзя не принимать во внимание, что сила на стороне ЛНА Хафтара?

— Он чувствует себя победителем и хочет закрепить это политически. Но и Саррадж побежденным себя не считает: он сумел, пусть с помощью Анкары, затормозить наступление Хафтара на Триполи. Кстати, Берлинская конференция по Ливии исходила из того, что обе стороны являются одновременно и победителями и побежденными, а посему рассматриваются как равноправные участники переговоров и выработки решений. Хотя у меня есть вопрос: а не обсуждались ли в Москве или на других переговорах неизвестные нам секретные соглашения?

— И насколько принципиальна в этом контексте Берлинская конференция?

— Важно уже то, что ей предшествовали пять подготовительных встреч, в которых участвовали порядка 15 государств и три международные организации, вовлеченные в ливийский конфликт (речь, в частности, о Франции, Италии, России, Турции, Египте, Алжире и ОАЭ.— «О» ). Эти встречи готовили почву для соглашения после прекращения огня, при этом участники понимают, что любое соглашение по урегулированию должно получить одобрение ООН. В этом смысле конференция в Берлине — важный этап для передачи процесса под эгиду ООН. Но вместе с тем нет сомнения: инструментом, который может склонить стороны к договоренностям, она не является. Для этого потребовалось мощное вмешательство России и Турции.

— Может ли Хафтар претендовать на роль правителя Ливии, этакого нового полковника Каддафи?

— Думаю, маршал имеет амбиции, но на это нет одобрения международного сообщества: оно не хотело бы видеть политическим лидером Ливии кого-то из военных на манер египетского президента Ас-Сиси. Мне представляется, что и Москва не слишком заинтересована в Хафтаре как в политике.

— Россия долго была в стороне от ливийского урегулирования. Хотя его участники, Италия в частности, еще в 2015-м пытались вовлечь ее в этот процесс. Почему положение изменилось?

— Как сказал в свое время один ооновский чиновник, Ливия для России — необременительная инвестиция, которая может принести немалую выгоду. Смотрите: те части, что воюют на стороне Хафтара, как представляется, финансируются из столиц Персидского залива.

Как Москва попыталась урегулировать ливийский конфликт

Предоставление военной техники — хороший шанс испытать свой военный арсенал, тем более что есть информация, будто эти поставки — в рамках уже оплаченных Каддафи заказов. Что касается политического аспекта, то, думаю, в 2015-м аппетита не было. Изменения в Сирии открыли Москве дверь и в Ливию.

— Вам не кажется странной пассивность ЕС?

— Официально ЕС считает себя вовлеченным в ливийское урегулирование, но из-за разногласий по нему Италии с Францией активности не было. Да и на ливийском досье выборы не выиграешь. Другое дело — кризис с мигрантами… По сути, тем, что ливийскую войну необходимо как-то заканчивать, ЕС озаботился только сейчас. Но ждать, что от нулевого интереса ЕС мигом перейдет к активной и четкой позиции, нереально.

— Насколько хаос в Ливии грозит Европе мигрантами?

— До последнего времени, когда мы говорили о Ливии как источнике мигрантов в ЕС, речь шла о тех, кто добрался до побережья из зон южнее Сахары, не о самих ливийцах. Теперь картина меняется: уставшие от войны ливийцы грузятся в лодки и бегут из страны целыми семьями. Это новое: до свержения Каддафи Ливия была процветающей страной, куда в поисках работы стекались мигранты из других стран Африки, считая ее пределом мечтаний. Теперь и они пополнили армию переселенцев. Правда, война так затруднила передвижение по стране, что до побережья могут добраться не все. Но такой подход, согласитесь, трудно назвать решением вопроса.

Al-Quds: Турция готовит военную операцию в Сирии?

Существует возможность новой военной конфронтации между двумя сторонами в Сирии после того, как стало ясно, что Путина больше не устраивает политика Эрдогана на Кавказе. Нестабильность в Кавказском регионе представляет большую угрозу для России, так как она граничит со многими мусульманским республиками, включая Азербайджан. В недавнем телефонном разговоре Путин сказал: «Турция перебрасывает туда боевиков с Ближнего Востока. В их число могут входить чеченцы и уйгуры, которые сейчас воюют в Сирии».

Путин может вступить в военную конфронтацию, если Эрдоган продолжит занимать нынешнюю позицию, отвергая требования российской стороны в Ливии и Сирии, и, что наиболее важно, на Кавказе. Кроме того, приближаются американские выборы со всеми их сюрпризами, ожидающими президента Турции. Он должен разработать новую региональную и международную стратегию, чтобы противостоять российскому и европейскому давлению, и в частности, напряженности в отношениях с президентом Франции Эммануэлем Макроном, которого поддерживают многие европейские страны, включая Германию. Немцы не скрывают раздражения по поводу попыток Эрдогана заблокировать американо-немецкую инициативу в Ливии. Таким образом, Эрдоган может вернуться в объятия американцев, чтобы противостоять всем нападкам, к которым он, кажется, безразличен, поскольку считает, что у него больше козырей, чем у России — давнего и традиционного врага Османской империи и Турецкой Республики. После разговора с российским лидером Эрдоган заявил, что Турция будет продолжать действовать в соответствии со своим собственным видением и повесткой дня, независимо от того, что говорят и делают другие.

Этим объясняется информационная атака в адрес России и Ирана, которых турки обвинили в поддержке армян. Время от времени Эрдоган говорит, что Россия и Иран выступают против Азербайджана и Турции, пытаясь тем самым вызвать подъем турецкого, османского и религиозного духа среди тюркского народа.

Эрдоган делает попытки мобилизовать мусульманское население. Он занял жесткую позицию в отношении президента Франции Эммануэля Макрона, который враждебно относится к исламу и пророку Мухаммеду. Турецкий лидер имел подобную поддержку в первые годы «арабской весны», когда он объявил себя защитником мусульман от «шиитского» Ирана и «нечестивой» России. В то время христианский Запад поддерживал его, но сейчас он является его заклятым врагом.

Европа не скрывает озабоченности в отношении Эрдогана и рассматривает его заявления как подстрекательство к совершению противоправных действий не только в Европе, но и в других странах, включая Россию, где проживает около 25 миллионов мусульман тюркского происхождения. Все они, так или иначе, находятся под пристальным вниманием Анкары. Здесь необходимо напомнить, что Эрдоган поддерживает мусульманское меньшинство в Крыму, который вновь перешел под контроль России. Он не только неоднократно говорил о непризнании Крыма российским, но и развивал военно-стратегические отношения с Украиной.

Несомненно, такая позиция беспокоит Москву. Она готова к началу нового этапа в российско-турецких отношениях, если турки продолжат отстаивать позицию, ставящую под угрозу отношения Путина и президента Сирии Башара Асада. Кстати говоря, сирийский лидер теряет терпение в отношении Турции, которая «была и остается причиной всех проблем Сирии».

Прокремлевские эксперты ожидают, что Путин ждет подходящей возможности сделать «что-то реальное» в ответ на действия турок в Сирии, которая стала ареной сближения Турции и России с 2016 года. Эрдоган использовал ее в качестве отправной точки для всех своих политических, исторических, стратегических и идеологических проектов. Если бы Путин не дал ему «зеленый свет», то он не добился бы ни одной из своих целей.

Эксперты делают ставку на то, что Путин в любой момент может зажечь «красный свет» Эрдогану. Последнее предупреждение было, когда российские самолеты разбомбили учебный лагерь «Файлак аш-Шам», где погибло 80 боевиков. И подобные авиаудары повторятся еще неоднократно, прежде чем терпение Путина окончательно иссякнет. Российский лидер убежден, что Эрдоган находится в затруднительном положении, поэтому он предпринимает попытки помешать окончательному урегулированию сирийского кризиса. Эрдоган до сих пор считает, что он сильнее всех, иначе бы он не правил Турцией 18 лет. Само собой разумеется, что у него есть враги за границей, но он избавился от них дома после того, как ему удалось изменить политическую систему. После неудачной попытки государственного переворота в июле 2016 года Эрдоган взял под контроль все государственные институты и аппарат и стал абсолютным правителем страны. А турецкие СМИ пишут, что его боится весь мир!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Судьба Ливии решается не в Ливии

Челночная дипломатия — отражение реальности, в которой судьба страны решается за ее пределами, а главными проигравшими оказываются обычные люди. В ливийском небе сталкиваются турецкие и китайские дроны, а арабские монархии отправляют российские зенитные комплексы через компании с регистрацией в Казахстане и на Британских Виргинских островах.

Иностранное вмешательство в Ливии напоминает события в Сирии, пишет редактор отдела Ближнего Востока Би-би-си Джереми Боуэн. Об угрозе «сирианизации» Ливии предупреждал и глава французского МИД на слушаниях в Сенате республики.

«Хватит иностранцев»

По мере того как одна из сторон приближается к победе в ливийском конфликте, растет риск прямого вмешательства зарубежных спонсоров другой стороны.

В ООН считают, что нового витка обострения можно избежать, если не отправлять в Ливию больше войск и не поставлять оружия.

«Страна слишком страдает от иностранного вмешательства. Оружие продают и просто так передают ливийцам», — заявил во вторник спецпосланник ООН по Сирии Гассан Саломе после двухчасовой встречи с представителями Совбеза.

«Это прямое вмешательство все очень усложняет. Я просил Совет безопасности и я об этом же просил эти страны: не заходите в Ливию. Там достаточно наемников, больше не нужно. Там достаточно оружия», — цитирует спецпосланника агентство Рейтер.

«Меня очень злит, что все хотят говорить о Ливии и никто не хочет говорить о ливийцах. Хватит уже. Ливийцы достаточно настрадались», — сказал дипломат.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector