0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Несостоявшийся посредник по Карабаху: почему Эрдоган паникует от разговоров с Путиным

Несостоявшийся посредник по Карабаху: почему Эрдоган паникует от разговоров с Путиным

Эрдоган, привыкший весьма успешно лавировать между Сциллой и Харибдой, в сложившейся вокруг Карабаха ситуации чувствует дискомфорт. Его умение получать преференции за счет противоречий сильных игроков, не срабатывает. Ведь сейчас он пытается пойти против самой России.

Длительная кровопролитная карабахская война изначально не входила в планы президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Расчет был сделан на то, что удастся провести блицкриг, за пять дней сломить сопротивление Армии обороны Нагорного Карабаха и занять эти территории… Тогда не пришлось бы отстаивать права и защищать позицию Азербайджана на международной политической арене. Упорное сопротивление армянской армии испортило Анкаре и Баку всю игру…

Инициаторы кровавой бойни в Карабахе протрезвели от ответного удара

Игра тандема Турция – Азербайджан состояла в следующем. Если за несколько дней удастся сломить сопротивление Карабаха и утвердиться в регионе, то потом уже никто не станет копаться в том, участвовали ли турецкие спецназовцы в операции против армян, перебрасывала ли Анкара сюда наемников-террористов из сирийского Идлиба или нет. И никто бы тогда уже не слушал Россию, чья Служба внешней разведки в первые же дни сообщила о переброске террористических бандформирований с Ближнего Востока на Южный Кавказ.

Однако не вышло. И информация о кровавой бойне, которую устроили на небольшом пятачке земли одновременно азербайджанская армия, турецкие военспецы (о спецназе пока официально не говорится) и террористы-наемники, стала доходить до мирового сообщества.

И Эрдогану сейчас приходится примерять непривычную роль переговорщика на международной политической арене. И переговариваться приходится не с кем-нибудь, а конкретно с президентом РФ Владимиром Путиным. Причем разговоры эти отнюдь не на приятные темы – помидоры там, туризм, газопровод или же строящаяся в Турции атомная электростанция. Надо выдержать достаточно жесткий разговор на тему влияния в регионе, традиционно считающегося зоной бесспорного доминирования России.

Более того, беседовать с Путиным касательно карабахско-азербайджанского противостояния турецкому лидеру приходится отнюдь не с самых выгодных Турции позиций. Хотя бы потому, что Анкара уже давно, с самого начала карабахского конфликта, определилась в своих предпочтениях, явно поддерживая одну из сторон.

Россия же на протяжении всех тридцати с лишним лет сумела удержать роль нейтрального посредника, эффективного занимающегося урегулированием карабахского конфликта, и сейчас имеет полное право претендовать на функции арбитра в кровавой войне, которую при поддержке и откровенном посредничестве Анкары развязал Баку. Миссия Москвы в корне отличается от амплуа Турции, деятельность которой «на ниве» провокаций, в принципе, никто даже оспаривать не возьмется.

И в условиях столь различных политико-правовых подходов и соответствующего международного имиджа попытка Эрдогана «встроиться» в группу стран-посредников изначально была обречена на провал. Потому и спешил он вместе с «младшим братом» в лице президента Азербайджана Ильхама Алиева срочно начать и как можно быстрее завершить военную операцию в Карабахе. Ну, чтобы до разборок и переговоров, которые придется вести с невыгодных позиций, дело просто не дошло. Однако план не сработал, Карабах выстоял, и инициаторам кровавой бойни пришлось спуститься с небес на землю.

Читать еще:  Политическое противостояние россии и сша в сирии перерастает в военную фазу?

Тога миротворца Эрдогану не к лицу

Подробностей телефонного разговора между президентом России Владимиром Путиным и турецким лидером Реджепом Тайипом Эрдоганом, скорее всего, не узнаем никогда. Можно лишь сразу обратить внимание на то, что телефонный разговор состоялся по инициативе турецкой стороны.

В Кремле сочли возможным передать публике только такой месседж: «Рассмотрена тематика взаимодействия на сирийском направлении. Отмечена важность совместных усилий в целях выполнения имеющихся договорённостей по стабилизации в Идлибе и Заевфратье. …Обменялись мнениями по вопросам политического урегулирования в Сирии, в том числе при содействии стран – гарантов Астанинского процесса. Затрагивалась и ливийская проблематика».

Что касается Карабаха, к которому сегодня приковано внимание практически всего мирового сообщества, то из Москвы сообщили буквально следующее: «Обсуждено развитие событий в зоне нагорно-карабахского конфликта. С российской стороны выражена глубокая озабоченность в связи с продолжающимися военными действиями, а также все более масштабным вовлечением в боестолкновения террористов с Ближнего Востока. Владимир Путин проинформировал о контактах с руководством Азербайджана и Армении и предпринимаемых шагах в целях скорейшего достижения перемирия и деэскалации кризиса. Условлено и далее осуществлять координацию между внешнеполитическими и оборонными ведомствами России и Турции, а также спецслужбами двух стран».

Однако на следующий день Эрдоган решил разоткровенничаться. «Мы сказали: давайте уже закончим это все на Кавказе. Хотите, мы сообща сделаем шаги, поговорим со сторонами. Но сейчас нам важно четко решить: будем мы регулировать проблему или же нет», — рассказал турецкий президент свою версию беседы с Путиным. По его словам, «только после принятия принципиального решения можно делать конкретные шаги».

Что касается самих конкретных шагов, то, по мнению турецкого лидера, состоят они в следующем: «Давайте уже сделаем хорошо, пусть встретятся делегации. Уверен, мы получим результат». Эрдоган отметил, что сперва Путин должен встретиться с премьер-министром Армении Николом Пашиняном, а он сам – с Алиевым, поскольку сопредседатели Минской группы ОБСЕ якобы лишь «тянут время». Тем самым Эрдоган явно подтвердил, что рвется в посредники по карабахскому урегулированию и стремится непосредственно принять участие в переговорном процессе.

Мастер переводить стрелки и валить с больной головы на здоровую

Интересная деталь. По словам турецкого президента, он озвучил Путину обеспокоенность касательно о якобы «воюющих на армянской стороне наемниках из вооруженных группировок курдов». В то время как российская сторона выразила «глубокую озабоченность» в связи с продолжающимися военными действиями, а также все более масштабным вовлечением в боестолкновения террористов с Ближнего Востока. Типичная для Эрдогана попытка перевернуть факты с ног на голову и представить черное белым.

Читать еще:  Спортивные «пушки». Пистолеты Grand Power X-Calibur и Q-100

Правда, в разговоре с Путиным Эрдогану пришлось выступать в нетипичной для него роли оправдывающегося, ведь передергивания подобного рода с Россией просто не пройдут. В другое время и на других площадках, с другими собеседниками, когда подобные нестыковки и случались, на это старались не обращать внимания.

Особого значения для основных игроков позиция Эрдогана, скажем, на сирийской или ливийской платформе, не имела. Там сталкивались интересы более серьезных и весомых акторов – России, Соединенных Штатов, европейских сверхдержав. И авантюрные выходки турецкого президента тогда давали какие-то преференции либо ему самому, либо сверхдержавам в борьбе друг с другом.

Сейчас же турецкий президент сам претендует на позиции «основного игрока». И в этой непривычной для него роли Эрдоган допускает существенные киксы. Путин в открытую говорит, что встревожен «более масштабным вовлечением в боестолкновения террористов с Ближнего Востока», а турецкий лидер лишь пытается перевести стрелки на неких мифических курдов, которых в этих краях давно уже не видели.

Путин всегда подчеркивал, что Россия пытается оставаться «над схваткой», не поддерживая ни одну из сторон конфликта. Эрдоган опять-таки переводит стрелки, предлагая встречи с руководством воюющих сторон. То есть делает вид, будто его не касается многократно подтвержденный ранее тезис о том, что ни одна страна, явно поддерживающая только одну из конфликтующих сторон, не может быть посредником в переговорном процессе.

На самом деле прессе Эрдоган может говорить все, что угодно. Особенно не в присутствии российского коллеги. Однако насколько сказанное им будет иметь вес на международной политической арене, да еще после всего, что напортачили в Карабахе Турция совместно с Азербайджаном, это еще большой вопрос.

Геополитическое неудобство

Сегодня уже можно говорить о нескольких приближениях и плоскостях, в которых имеет смысл рассматривать кавказские события, их непосредственные и долгосрочные последствия, тем более что параллельно происходит еще несколько крайне симптоматических процессов, касающихся, далеко не в последнюю очередь, и Украины.

Прежде всего неизбежным представляется обсуждение геополитического компонента кавказского кризиса. Кавказский перешеек тысячелетиями занимает ключевое, стратегическое положение в политической и экономической географии Евразии и перманентно становится ареной кровопролитных войн могущественных империй – термин, который, похоже, вновь вошел в период реабилитации в силу очевидного примера Турции Эрдогана. Легенда это или нет, но на одной из крупных дипломатических встреч Реджеп Эрдоган якобы заявил европейцам, что, пока они беспокоятся о последствиях Второй мировой, его и Турцию все еще волнуют последствия Первой. То есть потеря Турцией ее империи.

При этом турецкий президент отнюдь не ретроград (об этом свидетельствует история успеха БПЛА «Байрактар») или исламский фундаменталист (он крайне редко прибегает к подобной риторике). Скорее он мечтает несколько отредактировать тот сценарий, в котором его страна совершила модернизационный рывок, заплатив за это территориальной империей и попав в столетнюю интеллектуальную и военно-политическую зависимость от «коллективного Запада». Задача, несомненно, не из простых, но ветер истории продолжает дуть в паруса Эрдогана.

Читать еще:  Фосфорная бомба: принцип действия и последствия

Иран и Россия ослаблены как, пожалуй, никогда за последние 50–100 лет. Более того, эти обе традиционно влиятельные на Кавказе страны продолжают саморазрушение, оказавшись, в основном по собственной вине, в углубляющейся изоляции от Запада. В то же время в военном смысле не только Армения, но и Грузия не являются серьезными игроками без прямой поддержки своих все более равнодушных патронов — России и США соответственно. Между тем Соединенные Штаты давно исчерпали свой инструментарий давления на Турцию, чему способствовала хаотическая и непоследовательная внешнеполитическая линия как Дональда Трампа (среди прочего отказ от поддержки курдов в Сирии и Ираке), так отчасти и его предшественника Барака Обамы. При этом ЕС заинтересован в бесперебойных поставках нефти и газа из Азербайджана, чем и мотивируется его сравнительно беззубая реакция на начало новой фазы карабахского конфликта.

Сам по себе Азербайджан – несмотря на то что с конфессиональной точки зрения большинство его населения принадлежит к шиитам, то есть Баку мог бы теоретически ориентироваться и на Тегеран – за прошедшие десятилетия установил с Турцией отношения, которые осторожно можно назвать еще одним, казалось бы, устаревшим термином. А именно – унией. Таким образом, невзирая на существование Армении, российские военные базы на ее территории, ее реформистское, прозападное правительство, кое-как сожительствующее при этом с фактами членства в ОДКБ и ЕАЭС, Баку вырос до статуса субрегионального лидера, разумно вложив свои ресурсные сверхдоходы прошлых лет в опору на лидера регионального — Турцию.

Что касается современной роли Ирана в регионе, то ее демонстрируют довольно резкие заявления в адрес Еревана. Тегеран, погруженный в собственные проблемы, получивший тяжелый удар от американцев в Ираке (ликвидация генерала Сулеймани и кризис внешних операций КСИР) и обрабатывающий последствия сшивания американцами экзотических альянсов на Ближнем Востоке, не собирается вмешиваться в кавказский процесс.

ЕС дрейфует к новому обострению собственного кризиса — британского. США в начале обострения конфликта находились в режиме избирательной кампании, и активность на Южном Кавказе ничего не принесла бы ни одной из сторон нынешнего внутриамериканского противостояния.

Поэтому в игре остаются только два участника — Турция, демонстрирующая едва ли не полный контроль над ситуацией, и Россия, выглядящая застигнутой «без штанов». Недавняя локальная заварушка в Чечне и внезапное назначение этнического лезгина, генерала Меликова, главой Дагестана (опустим подробности вроде этнического баланса в Дагестане и разделения лезгинского ареала между российским Дагестаном и Азербайджаном) указывают на отступление России в регионе и попытку укрепить собственную границу.

Вместе с тем Москве все еще «неудобно» предоставить армян их собственной судьбе, несмотря на то, что с точки зрения гибридных информационно-политических технологий в принципе можно было бы «спрятать» это новое поражение в нарастающем вале отступлений в Европе и Центральной Азии.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector