2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пистолет ТТ: оружейная легенда Токарева

Пистолет ТТ: оружейная легенда Токарева

14 июня 2016 г. исполнилось 145 лет со дня рождения известного оружейника Федора Токарева. Он создал порядка 150 образцов стрелкового вооружения, серийно производившихся в СССР и других странах мира миллионами экземпляров.

Об одной из самых известных разработок конструктора — в материале ТАСС.

GSh-18

GSh-18 (ГШ-18)
TypeSemi-automatic pistol
Place of origin Russia
Service history
In service2000–present
Production history
DesignerV.P. Gryazev [1]
A.G. Shipunov [1]
Designed1998 — 2000 [2]
ManufacturerKBP Instrument Design Bureau
Unit cost14 810 roubles (2008)
23 314,44 roubles (2012) [3]
Produced2001 [1] —
Specifications
Weight470 g (17 oz)
Length184 mm (7.2 in)
Barrel length103 mm (4.1 in)
Width34 mm (1.3 in)
Height136 mm (5.4 in)
Cartridge9x19mm Parabellum
9x19mm 7N21 +P+
9x19mm 7N31 +P+
ActionShort recoil, rotating barrel striker fired
Muzzle velocity535 m/s (1,755 ft/s)–570 m/s (1,870.1 ft/s)
Feed system18-round detachable box magazine
SightsFixed; front blade and rear notch

The GSh-18 (Cyrillic: ГШ-18) is a 9 mm semi-automatic pistol developed in 1990s at the KBP Instrument Design Bureau in Tula. The pistol’s name is derived from its designers — Gryazev and Shipunov, and the number 18 denotes the magazine capacity. [1] [2]

4 марта исполняется 90 лет со дня рождения знаменитого конструктора оружия Василия Грязева

Василием Петровичем Грязевым разработаны, сданы на вооружение и поставлены на серийное производство 38 образцов оружия и боеприпасов. А также сделано 248 изобретений в области автоматического артиллерийского и стрелкового вооружения.

Герой Социалистического Труда. Лауреат двух Государственных премий СССР. Он доктор технических наук, профессор, действительный член Российской инженерной академии и Российской академии ракетно-артиллерийских наук. Такой жизненный итог подвластен лишь избранным.

Настоящая «балерина» для настоящих мужчин

Родился Василий Грязев в Туле, в семье рабочих. Отец – кровельщик, покрывал крыши. В частности, крышу Всехсвятского храма. «Я ему иногда помогал», – вспоминал позже Василий Петрович.

Когда мальчику не было и трех лет, умерла мама, Ксения Васильевна. В 1944-м умер отец. В шестнадцать лет пришлось начинать взрослую жизнь. До достижения совершеннолетия была назначена опекунша, Вера Ивановна. Как могла, она присматривала за мальчиком, заглядывала в дом. Но, конечно, и у нее хватало своих забот – время было очень трудное, поэтому Василий быстро учился жить самостоятельно. Как и большинство детей войны, мальчика особенно интересовало все, связанное с оружием. А его вокруг Тулы, в местах, где проходили бои, хватало. Интересно было собрать из найденных деталей свою конструкцию, ну и пополнить запас пороха из неразорвавшихся снарядов. В мальчишеском хозяйстве это во все времена крайне необходимая вещь.

«У нас дома было много трофейного оружия, мы с друзьями его разбирали, изучали и постепенно увлеклись этим делом, – вспоминал Василий Петрович. – Так определилась моя судьба. Я мог стать военным артиллеристом или техником на заводе, но стал инженером по автоматическому оружию».

В 1945 году он поступил на оружейно-пулеметный факультет Тульского механического института. Факультеты в то время назывались открыто: оружейно-пулеметный, патронно-гильзовый. Какая секретность, если война только закончилась. А в 1950 году уехал на преддипломную практику в Подольский научно-исследовательский институт стрелково-пушечного вооружения авиации (НИИ-61). Именно там, в Подольске, и произошло историческое знакомство с Шипуновым. Василий Петрович еще был на практике, Аркадий Георгиевич, тоже выпускник механического института, уже числился среди работающих.

Грязев тогда пытался сконструировать пистолет, но Шипунову идея показалась неперспективной:

«Только что принято на вооружение два пистолета: Макарова и Стечкина, и какой бы ты распрекрасный третий пистолет не сделал, он никуда не пойдет. А вот в авиации есть проблема повышения скорострельности. Давай лучше сделаем пушку».

Грязеву предложение показалось дельным, и они вместе начали проектировать пушки.

«За годы нашей работы их сделано достаточно большое количество, калибром от 23 мм до 100 мм», – вспоминал Василий Петрович. Хотя о самой первой работе остались не очень оптимистичные воспоминания:

«Мы затратили два года, но так и не смогли заставить пушку стрелять. А поскольку она не стреляла, работы пришлось прекратить. Но тридцать лет спустя такую пушку мы все-таки сделали. Называется она ГШ-301 и стоит на вооружении нашей авиации. Это самая легкая и малогабаритная пушка, калибром 30 мм, (ее прозвали «балериной»). Настоящий мужчина может держать «балерину» в одной руке, и в этом плане она также единственная в мире. Сейчас эта пушка стоит на самых перспективных самолетах».

Создатели периодической системы вооружения

Шипунов уехал из Подольска в 1962 году, возглавив тульское КБП. В 1966-м в Тулу вернулся Грязев, приняв предложение занять должность заместителя начальника КБП и главного конструктора по стрелково-пушечному вооружению. С тех пор их творческий дуэт работал плодотворно и успешно. Символично, что даже юбилейные даты этих великих конструкторов практически совпадают. От 7 ноября 1917 года, когда Аркадию Георгиевичу Шипунову исполнилось бы 90, до 4 марта 2018 года, когда такой же юбилей отметил бы Василий Петрович Грязев – менее полугода. Многие ли из нас могут искренне сказать: достаточно пяти минут, чтобы понять друг друга. А у них – это было именно так. В Туле, и без того не обиженной оружейными гениями, Грязев и Шипунов – отдельное явление. Вместе они разработали серию малокалиберного автоматического артиллерийского вооружения для трех видов Вооруженных сил СССР и России: военно-воздушных сил, военно-морского флота и сухопутных войск.

В 1965 году на вооружение была принята первая авиационная пушка конструкции Грязева-Шипунова — ГШ-23 с калибром 23-мм и темпом стрельбы до 3 200 выстрелов в минуту. Этой пушкой и ее модификациями вскоре была оснащена практически вся боевая авиация СССР. А ведь предыдущая модель оказалась неудачной, предпочтение отдали версии конкурентов. Но после этого «мы пропустили их только на Ту-22, а на более массовых модификациях самолетов уже стояли наши пушки», – с гордостью констатировал потом Василий Петрович.

«Василий Петрович Грязев был человеком с уникальными, выдающимися возможностями, – считал А. Г. Шипунов. – Его производительность была равна, может быть, производительности ста человек. Хотя, наверное, так неправильно говорить, потому что миллион муравьев по весу, конечно, может сравниться со слоном, но бревна они все равно не поднимут. Такие звезды, как Василий Петрович, появляются на небосклоне нечасто. Если же говорить о пушках, то это, безусловно, моя первая и самая сильная любовь.

Читать еще:  Трактор-карабин или карабин-трактор?

До сих пор, когда слышу рев этих наших изделий, замечаю на своем лице блуждающую улыбку удовлетворения, которая бывает от неосознанного наслаждения. С Василием Петровичем у нас совпало очень многое: азартное желание реальной работы и творческого поиска, отсутствие какой бы то ни было зависти друг к другу. Между нами никогда не было борьбы за лидерство, мы дополняли друг друга. Для того чтобы объясниться по сложнейшему вопросу, у нас сложился свой язык, достаточно было пяти минут, чтобы понять друг друга. Мы с ним никогда не ругались, ни по какому поводу».

Одним из самых счастливых мгновений своей жизни Василий Петрович называл корабельные государственные испытания 1971 года шестиствольной пушки (модификация которой сейчас стоит на «Каштане»).

«Мы вышли в Черное море, по кораблю из-за линии горизонта выстрелили ракетой К-5. В ближней зоне из шестиствольной пушки был выпущен шквал огня, в результате ракету сбили на расстоянии 800 метров. Это был первый опыт в развитии в дальнейшем более совершенных противоракетных систем».

Знаменитой пушке ГШ-23 долго еще не будет равных. Об этой марке вооружения рассказывали целые легенды.

Моряки, например, о том, как во время учений выстрел из корабельной пушки ГШ буквально разрезал пополам, словно лазером, корабль условного противника.

«Если бы они с Грязевым сделали только эту пушку, их уже считали бы великими, оружейными гениями, – рассказывала дочь Шипунова Татьяна Саклакова. – Один из соратников отца академик Российской академии ракетно-артиллерийских наук Станислав Иванович Аверин считает, что Шипунов и Грязев создали «периодическую систему» стрелково-пушечного вооружения – по аналогии с системой Менделеева. Создана и цельная система высокоточного вооружения различного назначения».

Да и сам Аркадий Георгиевич всегда повторял, что невозможно назвать другого столь плодовитого конструктора, как Грязев, лично определившего за кульманом облик почти четырех десятков самых разнообразных, принятых на вооружение образцов оружия. Да каких!

«Практически каждый из них стал заметной вехой в развитии и совершенствовании данного вида техники, продвинув решение тех или иных проблемных вопросов, предопределив, в конечном итоге, перспективные магистральные направления этого развития. Можно утверждать, что научно-техническое кредо конструкторского творчества В. П. Грязева стоит на трех китах. Прежде всего, Василия Петровича по праву считают патриархом высокоскорострельного автоматического оружия. Во-вторых, его образцы, как правило, самые наилегчайшие. И, наконец, третья характерная особенность его разработок – их высокая военно-экономическая эффективность. Все разработанные В. П. Грязевым образцы оружия по своим функциональным возможностям значительно превосходят лучшие российские и зарубежные аналоги, обеспечивая им уверенное лидерство на довольно длительную перспективу».

В девяностые годы, когда страна фактически отказалась от госзаказа, КБП пришлось перейти на проектирование новых оригинальных образцов стрелкового оружия, которое впоследствии получило название «Оружие антитеррора».

«В прессе пистолет ГШ-18 назвали «правнуком Токарева», – рассказывал Василий Петрович. – По сути своей это верно, ведь наше предприятие в 1930 году выпустило пистолет Токарева, в 1951 году – пистолет Макарова, а теперь, в начале XXI века, пистолет ГШ-18, который при малом весе пробивает практически все бронежилеты. Ни один пистолет мира этого сделать не может».

Достигай всего сам!

«Чертил Василий Петрович великолепно, – рассказывает его сын, Михаил Васильевич, ректор Тульского государственного университета. – Компьютерные методы черчения не признавал. Стоя возле кульмана, мог провести от руки прямую линию, совершенно ровную. И компьютерная графика значительно проигрывала по сравнению с четкостью, изящностью и красотой его рисунка. Каждую линию, в зависимости от назначения, Василий Петрович чертил грифелем определенной толщины, он даже затачивал их плоско по толщине. И молодых очень ругал за то, что, по его мнению, они плохо чертят. Ну, как молодых? Людей сорока-пятидесяти лет, уже имеющих свои разработки, получивших государственные премии, он считал по-прежнему молодежью. И был очень требователен в этом плане».

Самым главным достижением своей жизни Грязев считал то, что ни одного года в своей трудовой деятельности «не проспал».

Всегда был в работе. Самокритично отмечал собственную въедливость.

«Даже сейчас для решения какого-либо конкретного вопроса я трачу времени раз в двадцать-тридцать больше, чем рядовой инженер. И если, к примеру, молодой специалист попробовал бы работать с такой интенсивностью, уверен, успехов было бы больше». Он вообще призывал как можно чаще сомневаться в работе, внимая заповедям, что никому нельзя верить – то есть проверять всю информацию, никого нельзя бояться и ничего ни у кого нельзя просить. «Достигай всего сам»! – говорил он.

«У меня очень развиты критика и самокритика, причем настолько, что некоторым со мной трудно работать, – считал Грязев. – Дело в том, что их упущения кажутся мне настолько небрежными, что я не выдерживаю и выхожу из себя, хотя позже жалею об этом. Самое главное для конструктора – видеть результаты своих ошибок. Но сейчас, увы, время на ошибки тратить нельзя, поскольку ограничены ресурсы по производству, по финансам, так что приходится их искоренять».

А еще не любил, когда жалуются.

«Однажды я ему начал что-то такое говорить, что у меня не получается, – вспоминает Михаил Васильевич. – «Ты мне жалуешься?» – переспросил отец, который был сиротой и прожил непростую жизнь. Я все понял и тут же замолчал».

Сыновьям отец иногда казался сложным, неразговорчивым, строгим. Но у Василия Петровича были свои представления о воспитании детей, вынесенные из голодного военного детства.

Каждое утро Грязев и Шипунов в любую погоду совершали свой знаменитый утренний моцион – пешим ходом шли из дома на углу Первомайской и проспекта Ленина до КБП пешком, а это — около одиннадцати километров. По дороге обсуждали работу, а также литературные и театральные новости, телепередачи.

«Людьми они были многосторонними, глубоко эрудированными, интеллектуальными, с неординарными суждениями и оценками событий и явлений», – рассказывает Татьяна Саклакова. Только у завода их встречала машина.

26 февраля 2003 года решением Тульской городской Думы за выдающиеся заслуги в области создания современной отечественной унифицированной системы малокалиберного автоматического артиллерийского вооружения и системы стрелкового и гранатометного оружия специального назначения Василию Петровичу Грязеву было присвоено звание «Почетный гражданин города-героя Тула». Позже ему присвоено звание «Почетный гражданин Тульской области».

Рассказывают, что он был прекрасным собеседником и рассказчиком, обладал великолепным чувством юмора. Но самое главное – он был прекрасным семьянином. С женой они познакомились еще во время учебы в институте. Она, правда, училась на другом отделении – патронно-гильзовом. Затем, после института, их вместе распределили на работу в ЦНИИ Точмаш в Подольск, где в 1952-м году они поженились, и с тех пор уже не расставались никогда. Воспитали двоих замечательных сыновей.

Читать еще:  Гравитация — сила, создавшая вселенную

В Туле на фасаде первого учебного корпуса университета и на доме, в котором жил Василий Петрович Грязев, установлены мемориальные доски. Его имя также увековечено на стеле конструкторам-оружейникам на территории завода имени Дегтярева в городе Коврове Владимирской области. Именем выдающегося оружейника назван сторожевой корабль «Василий Грязев».

Подробнее о заряде к пистолету

Сначала конструкторы решили создать новый заряд – еще лучше, чем тот, который они недавно сделали для пистолета Макарова. Такой заряд конструкторы решили изготовить, взяв за основу стандартный пистолетный заряд 9х19 «Парабеллум». Пуля этого патрона была оснащена биметаллической оболочкой, а также термоупрочненным сердечником. В результате работы новая пуля стала гораздо легче прежней – 4, 1 гр, тогда как классическая пуля «Парабеллум» весит от 6 до 7,5 гр. При этом российские конструкторы добились существенного увеличения скорости пули – 600 м/сек. Благодаря такой скорости, пуля легко пробивала самые современные бронежилеты, а также 8-миллиметровую металлическую плиту с расстояния 15 метров.

Вообще патроны к пистолету ГШ-18 имеются нескольких вариантов, что является безусловным преимуществом данного вида оружия. Специально для нового пистолета его конструкторы изобрели заряд бронебойного действия – патрон 9х19 мм 7Н31. Его пуля весит 4,1 гр, ее начальная скорость равняется 600 м/сек, а энергия составляет около 600 Дж. Помимо этого, из пистолета можно стрелять привычными патронами 9х19 мм «Парабеллум», а также патроном российского производства 9х19 мм 7Н21. При этом данный заряд в смысле своей дульной энергии гораздо мощнее, чем аналогичный патрон, используемый в войсках НАТО.

Модификации

Тактическая

Внешние изображения
Фотография ГШ-18 на сайте производителя
(В серийной версии легко заметны изменения формы спусковой скобы и небольшая крепежная планка для фонаря или ЛЦУ)

С осени 2012 г. серийно выпускается версия пистолета, модернизированная для тактического применения. Применен новый полимерный материал рамки, изменена форма спусковой скобы, добавлен элемент планки Пикатинни, незначительно увеличена длина рамки для возможности крепления ПБС.

Спортивная

В октябре 2010 года на оружейной выставке представлен 10-зарядный пистолет ГШ-18 Спорт с изменённой конструкцией предохранителя на спусковом крючке: предохранитель деактивируется поворотом вокруг оси спускового крючка целиком, а не его части. Также изменена форма спусковой скобы, добавлено рифление на передней части кожуха затвора, применен магазин изменённой конструкции на 10 патронов. С начала 2012 года ГШ-18 Спорт выпускается серийно в вариантах на 10 и 18 патронов (ГШ-18 Спорт 2)

Травматический пистолет

В октябре 2010 года на оружейной выставке был представлен опытный демонстрационный образец травматического пистолета ГШ-18Т под патрон .45 Rubber. От боевого прототипа он отличается упрощённой конструкцией (отсутствует предохранитель на спусковом крючке, автоматика работает за счет энергии отдачи свободного затвора), наличием в канале ствола двух выступов-рассекателей (исключающих возможность стрельбы боевыми патронами) и уменьшенной до 7 патронов ёмкостью магазина. В связи с изменениями в законодательстве серийный выпуск отменен[источник не указан 1658 дней].

Модификации

Тактическая

Внешние изображения
Фотография ГШ-18 на сайте производителя
(В серийной версии легко заметны изменения формы спусковой скобы и небольшая крепежная планка для фонаря или ЛЦУ)

С осени 2012 г. серийно выпускается версия пистолета, модернизированная для тактического применения. Применен новый полимерный материал рамки, изменена форма спусковой скобы, добавлен элемент планки Пикатинни, незначительно увеличена длина рамки для возможности крепления ПБС.

Спортивная

В октябре 2010 года на оружейной выставке представлен 10-зарядный пистолет ГШ-18 Спорт с изменённой конструкцией предохранителя на спусковом крючке: предохранитель деактивируется поворотом вокруг оси спускового крючка целиком, а не его части. Также изменена форма спусковой скобы, добавлено рифление на передней части кожуха затвора, применен магазин изменённой конструкции на 10 патронов. С начала 2012 года ГШ-18 Спорт выпускается серийно в вариантах на 10 и 18 патронов (ГШ-18 Спорт 2)

Травматический пистолет

В октябре 2010 года на оружейной выставке был представлен опытный демонстрационный образец травматического пистолета ГШ-18Т под патрон .45 Rubber. От боевого прототипа он отличается упрощённой конструкцией (отсутствует предохранитель на спусковом крючке, автоматика работает за счет энергии отдачи свободного затвора), наличием в канале ствола двух выступов-рассекателей (исключающих возможность стрельбы боевыми патронами) и уменьшенной до 7 патронов ёмкостью магазина. В связи с изменениями в законодательстве серийный выпуск отменен[источник не указан 1658 дней].

GSh-18

GSh-18 (ГШ-18)
TypeSemi-automatic pistol
Place of origin Russia
Service history
In service2000–present
Production history
DesignerV.P. Gryazev [1]
A.G. Shipunov [1]
Designed1998 — 2000 [2]
ManufacturerKBP Instrument Design Bureau
Unit cost14 810 roubles (2008)
23 314,44 roubles (2012) [3]
Produced2001 [1] —
Specifications
Weight470 g (17 oz)
Length184 mm (7.2 in)
Barrel length103 mm (4.1 in)
Width34 mm (1.3 in)
Height136 mm (5.4 in)
Cartridge9x19mm Parabellum
9x19mm 7N21 +P+
9x19mm 7N31 +P+
ActionShort recoil, rotating barrel striker fired
Muzzle velocity535 m/s (1,755 ft/s)–570 m/s (1,870.1 ft/s)
Feed system18-round detachable box magazine
SightsFixed; front blade and rear notch

The GSh-18 (Cyrillic: ГШ-18) is a 9 mm semi-automatic pistol developed in 1990s at the KBP Instrument Design Bureau in Tula. The pistol’s name is derived from its designers — Gryazev and Shipunov, and the number 18 denotes the magazine capacity. [1] [2]

Технические характеристики базовой модели пистолета

Базовая модель пистолета обладает следующими характеристиками:

  • Калибр пистолета – 9 мм;
  • Патроны, используемые при стрельбе – 9х19 (типа «люгер», 7Н31, 7Н21);
  • Вес незаряженного пистолета – 590 г;
  • Длина пистолета – 183,5 мм;
  • Скорость полета пули – 536-600 м/сек;
  • Скорострельность пистолета – 15-22 выстрела в минуту;
  • Вместимость магазина – 18 зарядов.

Некоторые технические данные пистолета превосходят характеристики отечественных и зарубежных аналогичных видов оружия.

Оружие последнего шанса

Мы уже рассказывали о двух победителях конкурса по теме «Грач» на новый пистолет для российской армии — пистолетах ПЯ конструкции В.А. Ярыгина и СПС конструкции П.И. Сердюкова. Сегодняшняя история о пистолете ГШ-18 — детище тульских оружейников В.П. Грязева и А.Г. Шипунова, замыкающем тройку победителей. Фактически это оружие находится в эксплуатации уже почти два десятка лет, что даёт возможность достаточно уверенно обсуждать его достоинства и недостатки.

Пистолет для охранников и фельдъегерей

Первый «подход» конструкторов из тульского Конструкторского бюро приборостроения (КБП) к объявленному военными конкурсу по теме «Грач» на новый армейский пистолет нельзя назвать удачным. В середине 90-х КБП разрабатывало малогабаритный пистолет П-96, но тогда военных идея ещё одного «маленького» пистолета не вдохновила, и заменой «Макарову» в армии он не стал. Впрочем, его разновидностями под более «гражданский» патрон 9×17 мм и постепенно уходящий в эту категорию «макаровский» 9×18 мм заинтересовались другие структуры. Вариант под 9×17 мм под обозначением П-96С был разрешён для вооружения частных охранных предприятий, для которых ранее единственными вариантами были ИЖ-71 и ИЖ-71-100, а также вневедомственной охраны. П-96М под «макаровский» 9×18 мм был принят в МВД и некоторых «сопредельных» службах.

Читать еще:  Ниндзя – супер шпионы средневековой японии

Судя по имеющимся данным, о сколь-нибудь значимых объёмах производства обоих вариантов речь не шла. В данном случае, можно сказать, что и к лучшему: пистолеты, как выяснилось в процессе эксплуатации, страдали множеством «детских болезней», некоторые из которых оказались неизлечимыми. Сложно сказать, какие проблемы были вызваны именно конструкцией, а какие — традиционными для российской оружейной промышленности тех лет проблемами с качеством производства, но впечатления людей, имевших дело с П-96, говорят сами за себя: «ЧОПовцы от них воют, ибо задержки и поломки на П-96С — дело обычное, а запчастей к ним нет». «При стрельбе через раз происходит утыкание патрона». «Отстрелять из этой балды магазин без задержек — редкое везение, пистолет неточный, неэргономичный, но самое главное — ненадёжный. Как его приняли — не понимаю». Всё это, мягко говоря, не способствовало популярности конструкции КБП.

Сегодня достаточно уверенно сказать, что именно этот пистолет стал «отцом» будущего ГШ-18. В частности, на нём была использована схема, сочетающая короткий ход и запирание поворотом ствола. Рамка пистолета была изготовлена из пластика — если быть точным, из стеклонаполненного полиамида. При добавлении к пластиковой рамке ударно-спускового механизма ударниковой схемы, низкого расположения ствола и единственного автоматического предохранителя в виде клавиши на спусковом крючке поневоле начинает вспоминаться другой очень известный в мире пистолет ударниковой схемы, с полимерной рамкой, низким стволом и полным отсутствием не автоматических предохранителей. Вполне возможно, что в неофициальном порядке заказчик и высказывал пожелания вида: «Сделайте нам «Глок», только лучше и дешевле!»

Помимо «пистолетного» задела, в Туле не забыли также и про патроны. Первоначально новый патрон повышенной бронепробиваемости, получивший обозначение ПБМ, отрабатывался в «макаровских» габаритах. Когда же стало ясно, что военные окончательно выбрали для нового армейского пистолета 9×19 мм, туляки успешно использовали полученный задел для создания патрона ПБП. В 2003 году он был принят на вооружение армии РФ, получив у Главного ракетно-артиллерийского управления индекс 7Н31.

Стоит отметить, что желание значительно повысить именно бронепробиваемость пистолета создало в 90-е немало трудностей конструкторам. Судя по поступающим в СМИ данным о выработке требований к новым пистолетам, это стремление сохранилось у армейцев и в настоящее время. Причины подобного упорства не совсем понятны — пистолету и его боеприпасу в любом случае не достичь показателей полноценного длинноствольного оружия. Учитывая специфику применения, на Западе давно предпочитают сосредотачивать усилия на останавливающем действии пуль, а не их способности пробивать насквозь танк.

Ставка на малый вес и технологичность

Новый пистолет В.П. Грязева и А.Г. Шипунова получил уже знакомую рамку из полимера, усиленную стальными вставками. Сохранили также ударниковый УСМ с предварительным частичным взведением ударника при движении затвора и довзведением при нажатии на спусковой крючок. Забавно, что схему запирания поворотом затвора в сочетании с ударниковым УСМ применил ещё Карел Крнка более ста лет назад, но особо популярным он так и не стал, хотя используется и в ряде современных пистолетов — например, в моделях «Беретты» 8000 Cougar и Px4 Storm, или словацком Grand Power K100.

Впрочем, напрямую с П-96 схему запирания перенести не удалось — зацеп за окно выброса гильз выглядел достаточно сомнительно для мощного патрона. Конструкторы даже пробовали рассмотреть иные схемы — запирание качающейся боевой личинкой и классическую схему Браунинга со снижающимся стволом. В итоге было решено всё же сохранить поворот затвора, но зато количество боевых упоров увеличилось до десяти, в то время как у П-96 был лишь один.

Поскольку было ясно, что помимо боевых данных пистолета, военных в новых условиях будет интересовать стоимость оружия, конструкторы ГШ-18 заранее приложили ряд усилий, чтобы сделать своё детище достаточно простым для технологов. С отливаемой из полимеров рамкой всё было ясно — а вот кожух-затвор изготавливается штамповкой из 3-мм стального листа с последующей доводкой, что позволило значительно сэкономить как время и расход металла, так и ресурс металлорежущих станков. К слову, открытая спереди конструкция кожуха-затвора долгое время служила поводом для сомнений в надёжности конструкции, но, по данным производителей, на испытаниях эти сомнения не подтвердились.

Формально ГШ-18 прошёл все испытания, как и его конкуренты по теме «Грач», — пистолеты ПЯ конструкции В.А. Ярыгина и СПС конструкции П.И. Сердюкова, — после чего в 2003 году он был принят на вооружение российской армии. Многим казалось, что именно ГШ-18 будет лучшим выбором для военных — оставаясь примерно равным конкурентам по боевым характеристикам, за счёт полимерной рамки «Грязев-Шипунов» заметно выигрывал по массе. Для армии, где короткоствольное оружие, мягко говоря, не должно играть значимую роль в боевых действиях, этот вопрос всегда весьма важен. Однако в итоге для армии начали массово закупать «цельнометаллический» ПЯ, а ГШ-18 небольшими партиями заказывался главным образом для спецподразделений МВД и ФСБ, а также других силовых структур РФ.

Насколько трудно преодолеть недоверие?

О причинах прохладного отношения армейцев к ГШ-18 можно лишь гадать. Например, военных также не заинтересовал вариант ПЯ с полимерной рамкой, да и новый пистолет Лебедева ПЛ-15 для армии пока предлагается только со стальной рамкой. Возможно, несмотря на успешное прохождение испытаний, военный заказчик пока не очень верит в долговременную прочность изделий из отечественных пластиков и ждёт, пока соответствующую статистику соберут другие.

Не очень удачно сложилась карьера ГШ-18 и на гражданском рынке. С 2010 года спортсменам предлагался вариант ГШ-18С, модифицированный в 2012 году. Однако до введения санкций пистолет, несмотря на более низкую, чем у иностранных аналогов, цену, приобретался настороженно. К этому времени уже имелся достаточно неприятный опыт с «Викингом» — спортивным вариантом ПЯ, да и первые отзывы от рискнувших попробовать ГШ-18С не давали особых поводов для оптимизма.

Основные вопросы вызывал спуск — по описаниям стрелявших, от просто «непривычный», до «ужас-ужас-ужас» и непечатных эпитетов. Схожие отзывы поступали и от силовиков, получавших ГШ-18. Кроме того, сомнительными были перспективы по запасным частям и аксессуарам. Если для московского спортсмена замена, например, сломавшейся затворной задержки на чешском CZ-75 была вопросом нескольких часов обзвона магазинов, то для спортивного ГШ даже при наличии прямого контакта с производителем вопрос мог быть непредсказуемым, как то самое усилие на спуске.

Тем не менее со временем ГШ-18 как у силовиков, так и у спортсменов, становится всё больше, а опыт их эксплуатации показывает, что, несмотря на отдельные проблемы, этот пистолет получился значительно более удачным, чем его предшественник П-96. После «притирки» и, в большинстве случаев, доводки ГШ-18 показывает отличную кучность и достаточно высокую надёжность, в том числе при стрельбе российскими патронами. Ну а кратко подвести итог рассказа про ГШ-18, да и всех трёх победителей конкурса «Грач» можно ещё одной фразой «конечного потребителя» в погонах: «Все пистолеты хорошие, но на боевые всегда брали АПС».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector