2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пистолет ГШ-18

Пистолет ГШ-18

В нашей стране было произведено большое количество прекрасных пистолетов, среди которых можно выделить и легендарные модели, такие как ТТ и пистолет Макарова, и просто хорошие экземпляры оружия, которым, собственно, и стал самозарядный пистолет ГШ-18. Он был разработан относительно недавно — в конце 90-х годов прошлого века. Впрочем, в силу того, что у оружия другое исчисление времени, а также с учетом общей скорости прогресса, ему повезло продержаться в графе «актуальные» до наших дней.

ГШ-18: оружие последнего шанса

Сегодняшняя история о пистолете ГШ-18 — детище тульских оружейников В.П. Грязева и А.Г. Шипунова. Фактически это оружие находится в эксплуатации уже почти два десятка лет, что даёт возможность достаточно уверенно обсуждать его достоинства и недостатки.

Пистолет для охранников и фельдъегерей

Первый «подход» конструкторов из тульского Конструкторского бюро приборостроения (КБП) к объявленному военными конкурсу по теме «Грач» на новый армейский пистолет нельзя назвать удачным. В середине 90-х КБП разрабатывало малогабаритный пистолет П-96, но тогда военных идея ещё одного «маленького» пистолета не вдохновила, и заменой «Макарову» в армии он не стал. Впрочем, его разновидностями под более «гражданский» патрон 9×17 мм и постепенно уходящий в эту категорию «макаровский» 9×18 мм заинтересовались другие структуры.

Вариант под 9×17 мм под обозначением П-96С был разрешён для вооружения частных охранных предприятий, для которых ранее единственными вариантами были ИЖ-71 и ИЖ-71-100, а также вневедомственной охраны. П-96М под «макаровский» 9×18 мм был принят в МВД и некоторых «сопредельных» службах.

Пистолет П-96М под «макаровский» патрон 9×18 мм в сравнении с пистолетом Макарова

Судя по имеющимся данным, о сколь-нибудь значимых объёмах производства обоих вариантов речь не шла. В данном случае, можно сказать, что и к лучшему: пистолеты, как выяснилось в процессе эксплуатации, страдали множеством «детских болезней», некоторые из которых оказались неизлечимыми. Сложно сказать, какие проблемы были вызваны именно конструкцией, а какие — традиционными для российской оружейной промышленности тех лет проблемами с качеством производства, но впечатления людей, имевших дело с П-96, говорят сами за себя:

«ЧОПовцы от них воют, ибо задержки и поломки на П-96С — дело обычное, а запчастей к ним нет». «При стрельбе через раз происходит утыкание патрона». «Отстрелять из этой балды магазин без задержек — редкое везение, пистолет неточный, неэргономичный, но самое главное — ненадёжный. Как его приняли — не понимаю».

Всё это, мягко говоря, не способствовало популярности конструкции КБП. Сегодня достаточно уверенно сказать, что именно этот пистолет стал «отцом» будущего ГШ-18. В частности, на нём была использована схема, сочетающая короткий ход и запирание поворотом ствола. Рамка пистолета была изготовлена из пластика — если быть точным, из стеклонаполненного полиамида.

При добавлении к пластиковой рамке ударно-спускового механизма ударниковой схемы, низкого расположения ствола и единственного автоматического предохранителя в виде клавиши на спусковом крючке поневоле начинает вспоминаться другой очень известный в мире пистолет ударниковой схемы, с полимерной рамкой, низким стволом и полным отсутствием не автоматических предохранителей. Вполне возможно, что в неофициальном порядке заказчик и высказывал пожелания вида: «Сделайте нам «Глок», только лучше и дешевле!»

Помимо «пистолетного» задела, в Туле не забыли также и про патроны. Первоначально новый патрон повышенной бронепробиваемости, получивший обозначение ПБМ, отрабатывался в «макаровских» габаритах. Когда же стало ясно, что военные окончательно выбрали для нового армейского пистолета 9×19 мм, туляки успешно использовали полученный задел для создания патрона ПБП. В 2003 году он был принят на вооружение армии РФ, получив у Главного ракетно-артиллерийского управления индекс 7Н31.

Не обладая самыми изысканными формами, не блистая качеством отделки, ГШ-18 остаётся одним из самых компактных и лёгких пистолетов, состоящих на вооружении российских силовых структур.

Стоит отметить, что желание значительно повысить именно бронепробиваемость пистолета создало в 90-е немало трудностей конструкторам. Судя по поступающим в СМИ данным о выработке требований к новым пистолетам, это стремление сохранилось у армейцев и в настоящее время. Причины подобного упорства не совсем понятны — пистолету и его боеприпасу в любом случае не достичь показателей полноценного длинноствольного оружия. Учитывая специфику применения, на Западе давно предпочитают сосредотачивать усилия на останавливающем действии пуль, а не их способности пробивать насквозь танк.

Ставка на малый вес и технологичность

Новый пистолет В.П. Грязева и А.Г. Шипунова получил уже знакомую рамку из полимера, усиленную стальными вставками. Сохранили также ударниковый УСМ с предварительным частичным взведением ударника при движении затвора и довзведением при нажатии на спусковой крючок.

Забавно, что схему запирания поворотом затвора в сочетании с ударниковым УСМ применил ещё Карел Крнка более ста лет назад, но особо популярным он так и не стал, хотя используется и в ряде современных пистолетов — например, в моделях «Беретты» 8000 Cougar и Px4 Storm, или словацком Grand Power K100.

Пистолет ГШ-18 в деталях

Впрочем, напрямую с П-96 схему запирания перенести не удалось — зацеп за окно выброса гильз выглядел достаточно сомнительно для мощного патрона. Конструкторы даже пробовали рассмотреть иные схемы — запирание качающейся боевой личинкой и классическую схему Браунинга со снижающимся стволом. В итоге было решено всё же сохранить поворот затвора, но зато количество боевых упоров увеличилось до десяти, в то время как у П-96 был лишь один.

Поскольку было ясно, что помимо боевых данных пистолета, военных в новых условиях будет интересовать стоимость оружия, конструкторы ГШ-18 заранее приложили ряд усилий, чтобы сделать своё детище достаточно простым для технологов. С отливаемой из полимеров рамкой всё было ясно — а вот кожух-затвор изготавливается штамповкой из 3-мм стального листа с последующей доводкой, что позволило значительно сэкономить как время и расход металла, так и ресурс металлорежущих станков.

К слову, открытая спереди конструкция кожуха-затвора долгое время служила поводом для сомнений в надёжности конструкции, но, по данным производителей, на испытаниях эти сомнения не подтвердились.

В руке ГШ-18 смотрится ещё компактнее, а его рукоятка выглядит очень эргономичной.

Формально ГШ-18 прошёл все испытания, как и его конкуренты по теме «Грач», — пистолеты ПЯ конструкции В.А. Ярыгина и СПС конструкции П.И. Сердюкова, — после чего в 2003 году он был принят на вооружение российской армии. Многим казалось, что именно ГШ-18 будет лучшим выбором для военных — оставаясь примерно равным конкурентам по боевым характеристикам, за счёт полимерной рамки «Грязев-Шипунов» заметно выигрывал по массе. Для армии, где короткоствольное оружие, мягко говоря, не должно играть значимую роль в боевых действиях, этот вопрос всегда весьма важен.

Однако в итоге для армии начали массово закупать «цельнометаллический» ПЯ, а ГШ-18 небольшими партиями заказывался главным образом для спецподразделений МВД и ФСБ, а также других силовых структур РФ.

Насколько трудно преодолеть недоверие?

О причинах прохладного отношения армейцев к ГШ-18 можно лишь гадать. Например, военных также не заинтересовал вариант ПЯ с полимерной рамкой, да и новый пистолет Лебедева ПЛ-15 для армии пока предлагается только со стальной рамкой. Возможно, несмотря на успешное прохождение испытаний, военный заказчик пока не очень верит в долговременную прочность изделий из отечественных пластиков и ждёт, пока соответствующую статистику соберут другие.

«Рентген-схема» пистолета ГШ-18

Не очень удачно сложилась карьера ГШ-18 и на гражданском рынке. С 2010 года спортсменам предлагался вариант ГШ-18С, модифицированный в 2012 году. Однако до введения санкций пистолет, несмотря на более низкую, чем у иностранных аналогов, цену, приобретался настороженно. К этому времени уже имелся достаточно неприятный опыт с «Викингом» — спортивным вариантом ПЯ, да и первые отзывы от рискнувших попробовать ГШ-18С не давали особых поводов для оптимизма.

Основные вопросы вызывал спуск — по описаниям стрелявших, от просто «непривычный», до «ужас-ужас-ужас» и непечатных эпитетов. Схожие отзывы поступали и от силовиков, получавших ГШ-18. Кроме того, сомнительными были перспективы по запасным частям и аксессуарам. Если для московского спортсмена замена, например, сломавшейся затворной задержки на чешском CZ-75 была вопросом нескольких часов обзвона магазинов, то для спортивного ГШ даже при наличии прямого контакта с производителем вопрос мог быть непредсказуемым, как то самое усилие на спуске.

Читать еще:  Первый этап. Подготовка к AAWS 2021

Неполная разборка спортивного варианта ГШ-18С. От боевой модификации он отличается отсутствием предохранителя на спусковом крючке и пластиковыми деталями магазина.

Тем не менее, со временем ГШ-18 как у силовиков, так и у спортсменов, становится всё больше, а опыт их эксплуатации показывает, что, несмотря на отдельные проблемы, этот пистолет получился значительно более удачным, чем его предшественник П-96. После «притирки» и, в большинстве случаев, доводки ГШ-18 показывает отличную кучность и достаточно высокую надёжность, в том числе при стрельбе российскими патронами. Ну а кратко подвести итог рассказа про ГШ-18, да и всех трёх победителей конкурса «Грач» можно ещё одной фразой «конечного потребителя» в погонах: «Все пистолеты хорошие, но на боевые выходы всегда брали АПС».

Основные характеристики производственного цикла

Трудоемкость выпуска «русского Глока» раза в три меньше, чем у стандартной полицейской «Беретты». Разумеется, что это положительно влияет на стоимость оружия. Основную роль в упрощении и удешевлении производства играет непосредственно рамка, которая выпускается методом простого литья из прочного полимера. Продолжительность этого процесса занимает всего пять минут. Прочность получившейся в результате такого литья рамки проверяется в ходе жестких тестов. Использование большого количества полимеров позволило добиться небывало малого веса оружия: всего 0,47 кг без магазина.

Кожух-затвор – вторая по трудоемкости исполнения деталь пистолета. Для упрощения производства сам кожух и затвор являются отдельными деталями, которые можно разъединить при очистке. Сам кожух делают из штампованного металлического листа с последующей его доводкой на металлорежущих станках. Все это позволило значительно упростить и удешевить процесс производства.



Принцип работы пистолета Шипунова-Грязева ГШ-18

ГШ-18 состоит из нескольких частей: ствол, кожух, выбрасыватель, ось и боек, остров, шток, три пружины – возвратная, разобщительная и боевая, спусковой крючок, ограничитель, спусковой крючок, отражатель, магазин с крышкой и пружины, рукоять и затвор.

Конструкция модели считается среди экспертов высокотехнологичной. Пистолеты ГШ-18 создаются посредством литья под давлением, штамповки и сварки, за счет чего тратится меньше энергии и ресурсов, повышаются показатели производства.

Также в этом пистолете отмечается прекрасная отдача при коротком ходе ствола. Чтобы запереть ствол, пользователь должен его повернуть. Именно благодаря этим характеристикам удалось уменьшить размеры модели.

Спусковой механизм ГШ-18

Пистолет ГШ-18 оснащен мощным ударно-спусковым механизмом. Тип – ударниковый. Как правило, в большинстве конструкций курковый аналог. Но, осуществив такие изменения, оружейники упростили конструкцию, и значительно уменьшили вес пистолета. Также они существенно сократили расстояние от оси канала ствола до затыльника рукояти. После этих мероприятий в работе изделия произошли изменения: сила отдачи стала небольшой, само оружие словно подбрасывается в воздух после совершения выстрела.

Разработчики ориентировались на «Глок». В нем ударник переходит на полувзвод, при этом кожух из крайнего положения перемещался вперед. Шептало останавливает ударник.

Создатели ГШ-18 чуть модернизировали схему. В их разработке принцип заключался в том, что при нажатии на курок кожух отходит назад. В этот момент возвратная пружина полностью сжимается. Когда кожух подается вперед, к возвратной пружине присоединяется дополнительная – боевая, которая при накате образует дополнительную энергию. Затем шептало фиксирует ударник в шести миллиметрах от крайнего положения впереди, во время посыла дополнительных боеприпасов возвратной пружиной.

Рабочий ход практически идентичный пистолету Макарова. Но при этом производится меньше усилий, чем у легендарного ПМ.

Модификации

Удачная конструкция ГШ-18, пистолет с хорошим боем – всё это вызвало спрос на несколько модификаций для армейского и гражданского рынка, например, ГШ-18 Спорт и ГШ-18Т.

ГШ-18 «Тактика» — модернизированная модель 2012 года, используется новый полимерный состав рамки, на рамке расположена планка Пикатинни, сама рамка немного удлинена для возможности крепления ПБиБС. Также изменена форма предохранительной скобы.

ГШ-18 Спорт – спортивная модель пистолета, отличается изменённой конструкцией спускового предохранителя, а также уменьшенным однорядным магазином на 10 патронов. В ГШ-18 Спорт предохранитель спускового крючка и сам крючок являются одним целым.

ГШ-18Т – модель оружия, разработанная для нелетального воздействия и самообороны. Отличается более простой работой автоматики, основанной на свободном затворе. Используются патроны .45 Rubber. В стволе установлены два наплыва-рассекателя, исключающие возможность применения штатных боеприпасов, предохранитель на спусковом крючке отсутствует. Ёмкость магазина составляет 7 патронов. Не выпускается по факту превышения мощности выстрела, нарушающей действующее законодательство.

Подробнее о конструктивных особенностях пистолета

Как было уже упомянуто, особенностью автоматики оружия является отдача короткого хода ствола, благодаря чему имеется возможность использования более короткого и легкого затвора. Система запирания канала ствола заключается во вращении самого ствола. По мнению экспертов, это очень эффективная схема, хотя используется она нечасто.

Рамка «Глока» пластиковая, из такого же пластика выполнена и рамка ГШ. Благодаря этому уменьшена масса пистолета, а, кроме того, уменьшена и отдача при стрельбе: известно, что пластик обладает особенностью погашения отдачи.

Ствол ГШ-18 – с шестью вырезами. Его технология изготовления – холодная ковка.

Устройство ударно-спускового механизма у оружия весьма необычно. Затвор, двигаясь, лишь отчасти взводит ударник. Когда же стрелок нажимает на спусковой крючок, происходит довзведение ударника. Впрочем, такая система – это то, что принято называть «хорошо забытым старым». В минувшем веке такую систему впервые разработал чешский оружейный конструктор Карел Крнка, работая над пистолетом «Рота». Затем – изобретение было забыто, о нем вспомнили австрийские конструкторы при работе над «Глок-17», и вот его же взяли в разработку российские оружейные конструкторы Грязев и Шепелев.

Впрочем, россияне внесли в эту схему свое собственное, и притом более эффективное усовершенствование. Когда при стрельбе у ГШ-18 происходит отход затвора в крайнее заднее положение, то в этом случае происходит также полное сжатие боевой пружины. В переднее положение затвор толкается одновременно двумя пружинами, называемыми возвратной и боевой. Двигаясь, затвор одновременно извлекает из магазина следующий заряд. Боевая пружина тем временем, дойдя до шептала, останавливается, а с помощью возвратной пружины затвор возвращается в переднее конечное положение. В «Глок-17» затвор работает на несколько других принципах.

Заряды в магазине размещаются в два ряда в шахматном порядке. Благодаря мощной пружине, расположенной в магазине, патроны попадают в ствол без проблем. Фиксатор магазина (защелка) расположен сзади от спусковой скобы. Он может находиться на левой или на правой стороне пистолета. Если защелку нажать, то магазин выпадет из рукоятки благодаря собственному весу: никаких дополнительных усилий для этого не требуется.

Оружие оснащено четырьмя предохранителями. Два из них нужны, чтобы блокировать спуск, другие два – имеют, по сути, аварийное значение. Они срабатывают тогда, когда ствол заперт не до конца. Когда, желая выстрелить, стрелок нажимает на спусковой крючок, то вдавливается специальный выступ на автоматическом предохранителе, и только тогда происходит выстрел. Другой «аварийный» предохранитель должен заблокировать шептало и не позволить выстрелить из оружия, когда стрелок полностью нажал на спусковой крючок. Когда случается неполное запирание ствола, первый предохранитель заблокирует шептало, тогда как второй – заблокирует ударник и, таким образом, не позволит ему произвести контакт с капсюлем и разбить его.

Таким образом, благодаря сразу четырем предохранителям, обеспечивается полная безопасность при обращении с пистолетом, даже если оружие неоднократно уронить со взведенным курком на твердую поверхность (что и происходило неоднократно при испытаниях).

Говоря о прицельных приспособлениях, нужно отметить, что они, в принципе, классические – открытый целик с мушкой. Когда намечается стрельба в темное время, мушка с целиком оснащаются светящимися приспособлениями.

Кто будет сторожить сторожей?

И вот ЦНИИточмаш создал новый пистолет. В этот раз про трудности с прохождениями госиспытаний не сообщается. Возможно, этих проблем и не возникло.

Но — с 90-х годов в системе этих испытаний кое-что изменилось, и далеко не все полагают, что эти изменения были к лучшему. В частности, в настоящее время именно в ЦНИИточмаш проводятся испытания новых образцов стрелкового вооружения.

В СССР ситуаций, когда проводящая испытания организация также являлась разработчиком по аналогичной тематике, старались избегать. И не без оснований. Например, однажды в будущем ЦНИИточмаш — тогда ещё НИИ-61 — написали достаточно разгромный отзыв на один опытный образец. « Доработка *** без существенных конструктивных и технологических его усовершенствований является малооправданной».

Между тем, речь шла о едином пулемёте Калашникова, даже в наши дни заслужено считающемся одним из лучших, если не самым лучшим в своём классе.

Читать еще:  Невозможно убить. Новый прицел Trijicon 1-8×28 VCOG

ГШ-18: оружие последнего шанса

Сегодняшняя история о пистолете ГШ-18 — детище тульских оружейников В.П. Грязева и А.Г. Шипунова. Фактически это оружие находится в эксплуатации уже почти два десятка лет, что даёт возможность достаточно уверенно обсуждать его достоинства и недостатки.

Пистолет для охранников и фельдъегерей

Первый «подход» конструкторов из тульского Конструкторского бюро приборостроения (КБП) к объявленному военными конкурсу по теме «Грач» на новый армейский пистолет нельзя назвать удачным. В середине 90-х КБП разрабатывало малогабаритный пистолет П-96, но тогда военных идея ещё одного «маленького» пистолета не вдохновила, и заменой «Макарову» в армии он не стал. Впрочем, его разновидностями под более «гражданский» патрон 9×17 мм и постепенно уходящий в эту категорию «макаровский» 9×18 мм заинтересовались другие структуры.

Вариант под 9×17 мм под обозначением П-96С был разрешён для вооружения частных охранных предприятий, для которых ранее единственными вариантами были ИЖ-71 и ИЖ-71-100, а также вневедомственной охраны. П-96М под «макаровский» 9×18 мм был принят в МВД и некоторых «сопредельных» службах.

Пистолет П-96М под «макаровский» патрон 9×18 мм в сравнении с пистолетом Макарова

Судя по имеющимся данным, о сколь-нибудь значимых объёмах производства обоих вариантов речь не шла. В данном случае, можно сказать, что и к лучшему: пистолеты, как выяснилось в процессе эксплуатации, страдали множеством «детских болезней», некоторые из которых оказались неизлечимыми. Сложно сказать, какие проблемы были вызваны именно конструкцией, а какие — традиционными для российской оружейной промышленности тех лет проблемами с качеством производства, но впечатления людей, имевших дело с П-96, говорят сами за себя:

«ЧОПовцы от них воют, ибо задержки и поломки на П-96С — дело обычное, а запчастей к ним нет». «При стрельбе через раз происходит утыкание патрона». «Отстрелять из этой балды магазин без задержек — редкое везение, пистолет неточный, неэргономичный, но самое главное — ненадёжный. Как его приняли — не понимаю».

Всё это, мягко говоря, не способствовало популярности конструкции КБП. Сегодня достаточно уверенно сказать, что именно этот пистолет стал «отцом» будущего ГШ-18. В частности, на нём была использована схема, сочетающая короткий ход и запирание поворотом ствола. Рамка пистолета была изготовлена из пластика — если быть точным, из стеклонаполненного полиамида.

При добавлении к пластиковой рамке ударно-спускового механизма ударниковой схемы, низкого расположения ствола и единственного автоматического предохранителя в виде клавиши на спусковом крючке поневоле начинает вспоминаться другой очень известный в мире пистолет ударниковой схемы, с полимерной рамкой, низким стволом и полным отсутствием не автоматических предохранителей. Вполне возможно, что в неофициальном порядке заказчик и высказывал пожелания вида: «Сделайте нам «Глок», только лучше и дешевле!»

Помимо «пистолетного» задела, в Туле не забыли также и про патроны. Первоначально новый патрон повышенной бронепробиваемости, получивший обозначение ПБМ, отрабатывался в «макаровских» габаритах. Когда же стало ясно, что военные окончательно выбрали для нового армейского пистолета 9×19 мм, туляки успешно использовали полученный задел для создания патрона ПБП. В 2003 году он был принят на вооружение армии РФ, получив у Главного ракетно-артиллерийского управления индекс 7Н31.

Не обладая самыми изысканными формами, не блистая качеством отделки, ГШ-18 остаётся одним из самых компактных и лёгких пистолетов, состоящих на вооружении российских силовых структур.

Стоит отметить, что желание значительно повысить именно бронепробиваемость пистолета создало в 90-е немало трудностей конструкторам. Судя по поступающим в СМИ данным о выработке требований к новым пистолетам, это стремление сохранилось у армейцев и в настоящее время. Причины подобного упорства не совсем понятны — пистолету и его боеприпасу в любом случае не достичь показателей полноценного длинноствольного оружия. Учитывая специфику применения, на Западе давно предпочитают сосредотачивать усилия на останавливающем действии пуль, а не их способности пробивать насквозь танк.

Ставка на малый вес и технологичность

Новый пистолет В.П. Грязева и А.Г. Шипунова получил уже знакомую рамку из полимера, усиленную стальными вставками. Сохранили также ударниковый УСМ с предварительным частичным взведением ударника при движении затвора и довзведением при нажатии на спусковой крючок.

Забавно, что схему запирания поворотом затвора в сочетании с ударниковым УСМ применил ещё Карел Крнка более ста лет назад, но особо популярным он так и не стал, хотя используется и в ряде современных пистолетов — например, в моделях «Беретты» 8000 Cougar и Px4 Storm, или словацком Grand Power K100.

Пистолет ГШ-18 в деталях

Впрочем, напрямую с П-96 схему запирания перенести не удалось — зацеп за окно выброса гильз выглядел достаточно сомнительно для мощного патрона. Конструкторы даже пробовали рассмотреть иные схемы — запирание качающейся боевой личинкой и классическую схему Браунинга со снижающимся стволом. В итоге было решено всё же сохранить поворот затвора, но зато количество боевых упоров увеличилось до десяти, в то время как у П-96 был лишь один.

Поскольку было ясно, что помимо боевых данных пистолета, военных в новых условиях будет интересовать стоимость оружия, конструкторы ГШ-18 заранее приложили ряд усилий, чтобы сделать своё детище достаточно простым для технологов. С отливаемой из полимеров рамкой всё было ясно — а вот кожух-затвор изготавливается штамповкой из 3-мм стального листа с последующей доводкой, что позволило значительно сэкономить как время и расход металла, так и ресурс металлорежущих станков.

К слову, открытая спереди конструкция кожуха-затвора долгое время служила поводом для сомнений в надёжности конструкции, но, по данным производителей, на испытаниях эти сомнения не подтвердились.

В руке ГШ-18 смотрится ещё компактнее, а его рукоятка выглядит очень эргономичной.

Формально ГШ-18 прошёл все испытания, как и его конкуренты по теме «Грач», — пистолеты ПЯ конструкции В.А. Ярыгина и СПС конструкции П.И. Сердюкова, — после чего в 2003 году он был принят на вооружение российской армии. Многим казалось, что именно ГШ-18 будет лучшим выбором для военных — оставаясь примерно равным конкурентам по боевым характеристикам, за счёт полимерной рамки «Грязев-Шипунов» заметно выигрывал по массе. Для армии, где короткоствольное оружие, мягко говоря, не должно играть значимую роль в боевых действиях, этот вопрос всегда весьма важен.

Однако в итоге для армии начали массово закупать «цельнометаллический» ПЯ, а ГШ-18 небольшими партиями заказывался главным образом для спецподразделений МВД и ФСБ, а также других силовых структур РФ.

Насколько трудно преодолеть недоверие?

О причинах прохладного отношения армейцев к ГШ-18 можно лишь гадать. Например, военных также не заинтересовал вариант ПЯ с полимерной рамкой, да и новый пистолет Лебедева ПЛ-15 для армии пока предлагается только со стальной рамкой. Возможно, несмотря на успешное прохождение испытаний, военный заказчик пока не очень верит в долговременную прочность изделий из отечественных пластиков и ждёт, пока соответствующую статистику соберут другие.

«Рентген-схема» пистолета ГШ-18

Не очень удачно сложилась карьера ГШ-18 и на гражданском рынке. С 2010 года спортсменам предлагался вариант ГШ-18С, модифицированный в 2012 году. Однако до введения санкций пистолет, несмотря на более низкую, чем у иностранных аналогов, цену, приобретался настороженно. К этому времени уже имелся достаточно неприятный опыт с «Викингом» — спортивным вариантом ПЯ, да и первые отзывы от рискнувших попробовать ГШ-18С не давали особых поводов для оптимизма.

Основные вопросы вызывал спуск — по описаниям стрелявших, от просто «непривычный», до «ужас-ужас-ужас» и непечатных эпитетов. Схожие отзывы поступали и от силовиков, получавших ГШ-18. Кроме того, сомнительными были перспективы по запасным частям и аксессуарам. Если для московского спортсмена замена, например, сломавшейся затворной задержки на чешском CZ-75 была вопросом нескольких часов обзвона магазинов, то для спортивного ГШ даже при наличии прямого контакта с производителем вопрос мог быть непредсказуемым, как то самое усилие на спуске.

Неполная разборка спортивного варианта ГШ-18С. От боевой модификации он отличается отсутствием предохранителя на спусковом крючке и пластиковыми деталями магазина.

Тем не менее, со временем ГШ-18 как у силовиков, так и у спортсменов, становится всё больше, а опыт их эксплуатации показывает, что, несмотря на отдельные проблемы, этот пистолет получился значительно более удачным, чем его предшественник П-96. После «притирки» и, в большинстве случаев, доводки ГШ-18 показывает отличную кучность и достаточно высокую надёжность, в том числе при стрельбе российскими патронами. Ну а кратко подвести итог рассказа про ГШ-18, да и всех трёх победителей конкурса «Грач» можно ещё одной фразой «конечного потребителя» в погонах: «Все пистолеты хорошие, но на боевые выходы всегда брали АПС».

Читать еще:  Пистолет намбу: тип-14 образца 1925 года, японское оружие, конструкция, история создания, боевое применение

Оружие последнего шанса

Мы уже рассказывали о двух победителях конкурса по теме «Грач» на новый пистолет для российской армии — пистолетах ПЯ конструкции В.А. Ярыгина и СПС конструкции П.И. Сердюкова. Сегодняшняя история о пистолете ГШ-18 — детище тульских оружейников В.П. Грязева и А.Г. Шипунова, замыкающем тройку победителей. Фактически это оружие находится в эксплуатации уже почти два десятка лет, что даёт возможность достаточно уверенно обсуждать его достоинства и недостатки.

Пистолет для охранников и фельдъегерей

Первый «подход» конструкторов из тульского Конструкторского бюро приборостроения (КБП) к объявленному военными конкурсу по теме «Грач» на новый армейский пистолет нельзя назвать удачным. В середине 90-х КБП разрабатывало малогабаритный пистолет П-96, но тогда военных идея ещё одного «маленького» пистолета не вдохновила, и заменой «Макарову» в армии он не стал. Впрочем, его разновидностями под более «гражданский» патрон 9×17 мм и постепенно уходящий в эту категорию «макаровский» 9×18 мм заинтересовались другие структуры. Вариант под 9×17 мм под обозначением П-96С был разрешён для вооружения частных охранных предприятий, для которых ранее единственными вариантами были ИЖ-71 и ИЖ-71-100, а также вневедомственной охраны. П-96М под «макаровский» 9×18 мм был принят в МВД и некоторых «сопредельных» службах.

Судя по имеющимся данным, о сколь-нибудь значимых объёмах производства обоих вариантов речь не шла. В данном случае, можно сказать, что и к лучшему: пистолеты, как выяснилось в процессе эксплуатации, страдали множеством «детских болезней», некоторые из которых оказались неизлечимыми. Сложно сказать, какие проблемы были вызваны именно конструкцией, а какие — традиционными для российской оружейной промышленности тех лет проблемами с качеством производства, но впечатления людей, имевших дело с П-96, говорят сами за себя: «ЧОПовцы от них воют, ибо задержки и поломки на П-96С — дело обычное, а запчастей к ним нет». «При стрельбе через раз происходит утыкание патрона». «Отстрелять из этой балды магазин без задержек — редкое везение, пистолет неточный, неэргономичный, но самое главное — ненадёжный. Как его приняли — не понимаю». Всё это, мягко говоря, не способствовало популярности конструкции КБП.

Сегодня достаточно уверенно сказать, что именно этот пистолет стал «отцом» будущего ГШ-18. В частности, на нём была использована схема, сочетающая короткий ход и запирание поворотом ствола. Рамка пистолета была изготовлена из пластика — если быть точным, из стеклонаполненного полиамида. При добавлении к пластиковой рамке ударно-спускового механизма ударниковой схемы, низкого расположения ствола и единственного автоматического предохранителя в виде клавиши на спусковом крючке поневоле начинает вспоминаться другой очень известный в мире пистолет ударниковой схемы, с полимерной рамкой, низким стволом и полным отсутствием не автоматических предохранителей. Вполне возможно, что в неофициальном порядке заказчик и высказывал пожелания вида: «Сделайте нам «Глок», только лучше и дешевле!»

Помимо «пистолетного» задела, в Туле не забыли также и про патроны. Первоначально новый патрон повышенной бронепробиваемости, получивший обозначение ПБМ, отрабатывался в «макаровских» габаритах. Когда же стало ясно, что военные окончательно выбрали для нового армейского пистолета 9×19 мм, туляки успешно использовали полученный задел для создания патрона ПБП. В 2003 году он был принят на вооружение армии РФ, получив у Главного ракетно-артиллерийского управления индекс 7Н31.

Стоит отметить, что желание значительно повысить именно бронепробиваемость пистолета создало в 90-е немало трудностей конструкторам. Судя по поступающим в СМИ данным о выработке требований к новым пистолетам, это стремление сохранилось у армейцев и в настоящее время. Причины подобного упорства не совсем понятны — пистолету и его боеприпасу в любом случае не достичь показателей полноценного длинноствольного оружия. Учитывая специфику применения, на Западе давно предпочитают сосредотачивать усилия на останавливающем действии пуль, а не их способности пробивать насквозь танк.

Ставка на малый вес и технологичность

Новый пистолет В.П. Грязева и А.Г. Шипунова получил уже знакомую рамку из полимера, усиленную стальными вставками. Сохранили также ударниковый УСМ с предварительным частичным взведением ударника при движении затвора и довзведением при нажатии на спусковой крючок. Забавно, что схему запирания поворотом затвора в сочетании с ударниковым УСМ применил ещё Карел Крнка более ста лет назад, но особо популярным он так и не стал, хотя используется и в ряде современных пистолетов — например, в моделях «Беретты» 8000 Cougar и Px4 Storm, или словацком Grand Power K100.

Впрочем, напрямую с П-96 схему запирания перенести не удалось — зацеп за окно выброса гильз выглядел достаточно сомнительно для мощного патрона. Конструкторы даже пробовали рассмотреть иные схемы — запирание качающейся боевой личинкой и классическую схему Браунинга со снижающимся стволом. В итоге было решено всё же сохранить поворот затвора, но зато количество боевых упоров увеличилось до десяти, в то время как у П-96 был лишь один.

Поскольку было ясно, что помимо боевых данных пистолета, военных в новых условиях будет интересовать стоимость оружия, конструкторы ГШ-18 заранее приложили ряд усилий, чтобы сделать своё детище достаточно простым для технологов. С отливаемой из полимеров рамкой всё было ясно — а вот кожух-затвор изготавливается штамповкой из 3-мм стального листа с последующей доводкой, что позволило значительно сэкономить как время и расход металла, так и ресурс металлорежущих станков. К слову, открытая спереди конструкция кожуха-затвора долгое время служила поводом для сомнений в надёжности конструкции, но, по данным производителей, на испытаниях эти сомнения не подтвердились.

Формально ГШ-18 прошёл все испытания, как и его конкуренты по теме «Грач», — пистолеты ПЯ конструкции В.А. Ярыгина и СПС конструкции П.И. Сердюкова, — после чего в 2003 году он был принят на вооружение российской армии. Многим казалось, что именно ГШ-18 будет лучшим выбором для военных — оставаясь примерно равным конкурентам по боевым характеристикам, за счёт полимерной рамки «Грязев-Шипунов» заметно выигрывал по массе. Для армии, где короткоствольное оружие, мягко говоря, не должно играть значимую роль в боевых действиях, этот вопрос всегда весьма важен. Однако в итоге для армии начали массово закупать «цельнометаллический» ПЯ, а ГШ-18 небольшими партиями заказывался главным образом для спецподразделений МВД и ФСБ, а также других силовых структур РФ.

Насколько трудно преодолеть недоверие?

О причинах прохладного отношения армейцев к ГШ-18 можно лишь гадать. Например, военных также не заинтересовал вариант ПЯ с полимерной рамкой, да и новый пистолет Лебедева ПЛ-15 для армии пока предлагается только со стальной рамкой. Возможно, несмотря на успешное прохождение испытаний, военный заказчик пока не очень верит в долговременную прочность изделий из отечественных пластиков и ждёт, пока соответствующую статистику соберут другие.

Не очень удачно сложилась карьера ГШ-18 и на гражданском рынке. С 2010 года спортсменам предлагался вариант ГШ-18С, модифицированный в 2012 году. Однако до введения санкций пистолет, несмотря на более низкую, чем у иностранных аналогов, цену, приобретался настороженно. К этому времени уже имелся достаточно неприятный опыт с «Викингом» — спортивным вариантом ПЯ, да и первые отзывы от рискнувших попробовать ГШ-18С не давали особых поводов для оптимизма.

Основные вопросы вызывал спуск — по описаниям стрелявших, от просто «непривычный», до «ужас-ужас-ужас» и непечатных эпитетов. Схожие отзывы поступали и от силовиков, получавших ГШ-18. Кроме того, сомнительными были перспективы по запасным частям и аксессуарам. Если для московского спортсмена замена, например, сломавшейся затворной задержки на чешском CZ-75 была вопросом нескольких часов обзвона магазинов, то для спортивного ГШ даже при наличии прямого контакта с производителем вопрос мог быть непредсказуемым, как то самое усилие на спуске.

Тем не менее со временем ГШ-18 как у силовиков, так и у спортсменов, становится всё больше, а опыт их эксплуатации показывает, что, несмотря на отдельные проблемы, этот пистолет получился значительно более удачным, чем его предшественник П-96. После «притирки» и, в большинстве случаев, доводки ГШ-18 показывает отличную кучность и достаточно высокую надёжность, в том числе при стрельбе российскими патронами. Ну а кратко подвести итог рассказа про ГШ-18, да и всех трёх победителей конкурса «Грач» можно ещё одной фразой «конечного потребителя» в погонах: «Все пистолеты хорошие, но на боевые всегда брали АПС».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector