0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пикирующий бомбардировщик junkers ju-87: главный символ немецкого блицкрига

Пикирующий бомбардировщик junkers ju-87: главный символ немецкого блицкрига

«Краткая справка: Немецкий пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ju.87 «Штука». История создания и боевого применения знаменитого «лаптёжника» времен Второй Мировой войны»

Пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ju.87 «Штука»

История создания пикирующего бомбардировщика Ju.87 «Stuka»

В сентябре 1933 года министерство авиации Германии объявило конкурс на создание пикирующего бомбардировщика, по летным данным сравнимого с истребителями того времени. К разработке приступили четыре фирмы: «Арадо», «Блом и Фосс», «Хейнкель» и «Юнкерс», проектировавшие соответственно машины Ar.81, Ha.137, He-118 и Ju.87.

Юнкерс (не в последнюю очередь благодаря начальнику технического управления Э. Удету, явно симпатизировавшего фирме) свою разработку назвал Ju.87 «Stuka» («штука»), причем весьма странное «имя» самолета было сокращением от sturzkampfflugzeug — то есть буквально, «пикирующий боевой самолёт». Разработку машины возглавил конструктор Г.Польман.

19 сентября 1935 года «Юнкерс 87» впервые поднялся в воздух, а вскоре, одержал убедительную победу над конкурентами и был рекомендован в серийное производство, которое началось с января 1937 года. За неказистый внешний вид, а особенно из-за характерного обтекателя убирающихся шасси, машина получила прозвище «лаптёжник».

Чертеж пикирующего бомбардировщика Юнкерс Ju.87 «Штука»

Пикирующий бомбардировщик Ju-87 выпускался на заводах «Юнкерс» (Дессау), «Везер флюгцойгбау» (Бремен), в Темпельхофе (Берлин) и Лемвердере до осени 1944 года. Всего изготовлено до 6500 самолётов различных модификаций.

Конструкция и модификации бомбардировщика Ju.87 «Stuka»

Бомбардировщик Ju.87 это цельнометаллический свободнонесущий низкоплан с трапециевидным крылом типа «обратная чайка». Шасси трёхопороное, неубирающееся, с задней стойкой.

Передние стойки шасси закрыты обтекателями, также на них установлена газоструйная сирена («иерихонская труба»), издающая при пикировании жуткий вой деморализующий противника на земле и помогающий пилоту не глядя на приборы, по слуху, сориентироваться о примерной скорости самолета.

Для обеспечения безопасного выхода из пикирования самолёт оснащался тормозными решётками под крылом и автоматом пикирования. Двухместная кабина экипажа закрыта общим фонарём.

  • Ju-87A — серийный вариант с двигателем Jumo-210, бомбовая нагрузка составляла 500 кг. Выпускался с конца 1937 года до весны 1938, было изготовлено 262 самолёта. К 1939 году все они уже были выведены из боевого состава и использовались как учебные.
  • Ju-87B — пикирующий бомбардировщик с двигателем Jumo-211A. Увеличен вынос колёс шасси вперёд, количество пулемётов возросло до 3, бомбовая нагрузка до 1000 кг. Версия B-1 выпускалась в 1938-1939 годах, B-2 — с 1939 г. Поставлялся в Болгарию, Венгрию и Румынии, в тропическом исполнении, с противопылевыми фильтрами, — в Италию. Модификация Ju-87B-2/U3 имела усиленное бронирование, Ju-87B-2/U4 — лыжное шасси.
  • Ju-87C — палубный вариант Ju-87B выпущенный малой партией. Отличался наличием кронштейнов для катапульты, посадочным гаком, дополнительными топливными баками, складывающимися крыльями с надувными баллонами и отстреливающимся шасси, при посадке на воду. Впоследствии все были переделаны в Ju-87B-1.
Страна:Германия
Тип:Пикирующий бомбардировщик
Год выпуска:1935 год
Экипаж:2 человека
Двигатель:1х Jumo.211J-1, 1400 л.с.
Максимальная скорость:410 км/ч
Практический потолок:7320 м
Дальность полета:1000 км
Масса пустого:3,9 т
Максимальная взлетная масса:6,6 т (5058 т — нормальная взлетная)
Размах крыльев:13,8 м
Длина:11,5 м
Высота:4 м
Площадь крыла:32 кв.м.
Вооружение:2х MG-17, 1х MG-81Z, до 1800 кг бомбовой нагрузки

Характеристики приведены для Ju-87D

  • Ju.87D — модернизированный пикирующий бомбардировщик с новой носовой частью фюзеляжа, усиленным шасси, двигателем Jumo.211J-1 мощностью 1400 л.с., задней стрелковой установкой GSL-81Z с двухствольным пулемётом MG-81Z. Бомбовая нагрузка увеличена до 1800 кг. Существовал в громадном количестве модификаций:
    • Ju-87D-1 — серийный. Выпускался фирмой «Везер» с весны 1941 года. С 1942 года применялся в войне против СССР.
    • Ju-87D-1/To — торпедоносец (опытный).
    • Ju-87D-1/Trop — тропический. Отличался дополнительными фильтрами. С 1942 года применялся в Северной Африке.
    • Ju-87D-2 — буксировщик планёров. Отличался усиленной хвостовой частью, костылём и буксирным крюком. Применялся в Северной Африке.
    • Ju-87D-3 — штурмовик-бомбардировщик. Отличался усиленным бронированием и отсутствием сирен, стрелковой установкой GSL-R81Z с увеличенными углами обстрела. Выпускался с конца 1942 года. Изготовлено 1559 самолётов на заводах в Темпельсхофе и Лемвердере. Поставлялся Румынии.
    • Ju-87D-4 — торпедоносец. Отличался отсутствием тормозных решёток и сирен. Переоборудовано несколько D-1 и D-3. Позже переоборудованы обратно в D-3.
    • Ju-87D-5 — с крылом увеличенного до 14,98 м размаха. Отличался отстреливаемыми стойками шасси и отсутствием тормозных решёток (на самолётах ранних серий ещё устанавливались). Крыльевые пулемёты MG-17 заменены 20-мм пушками Маузер MG-151/20. В 1943-1944 годах изготовлено 1178 самолётов. Поставлялся ВВС Венгрии.
    • Ju-87D-6 — упрощенный вариант D-5. Серийно не выпускался.
    • Ju-87D-7 — ночной штурмовик. Отличался двигателем Jumo.211P с пламегасителями, усиленным бронированием, составом радиооборудования. С начала 1944 года фирмой «Менибум» переоборудовались ранее выпущенные D-3.
    • Ju-87D-8 — ночной штурмовик на базе D-5. Отличался коническими насадками на стволах пушек.

Ju-87 с 37-мм пушками под крыльями. Противотанковый штурмовик

  • Ju-87E — палубный торпедоносец на базе Ju.87D со складывающимися крыльями и отстреливающимися стойками шасси.
  • Ju-87F (Ju.187) — бронированный штурмовик с двигателем Jumo.213F-1 на 1850 л.с., новым крылом, убирающимся шасси, усиленным вооружением. Бомбовая нагрузка увеличена до 2000 кг. Осенью 1943 года изготовлено 4 самолёта.
  • Ju-87G — противотанковый штурмовик, с 2х 37-мм пушками BK-3,7 (Flak.18) под крылом. Всего было произведено 174 таких машины, ещё 104 были переоборудованы в войсках.
  • Ju-87H — учебный вариант «Штуки», с кабиной с двойным управлением и отсутствием вооружения. Разработан в 1943 году.
  • Ju-87R — дальний бомбардировщик/буксировщик планеров, с дополнительными топливными баками. Выпускался с конца 1939 года. Изготовлено около 150 самолётов, включая тропические варианты с дополнительными фильтрами, антикоррозийным покрытием и электропроводкой повышенной влагоустойчивости.

Эксплуатация пикирующего бомбардировщика Ju-87 «Штука»

Ju-87 начал свою боевую карьеру в ноябре 1936 года во время гражданской войны в Испании, затем применялся Германией и её сателлитами вплоть до 1945 года. За время войны из пикирующего бомбардировщика превратился в многоцелевой самолет выполнявший множество различных ролей — от штурмовика до транспортёра планеров.

При всех достоинствах этого пикировщика, нельзя не признать, что к 1941 году он уже устарел, и спасти его не могли уже никакие модернизации. Медлительный и слабо защищенный, Ju-87 мог быть по-настоящему эффективен только с надежно защищенными «тылами», то есть при господстве в воздухе своей авиации.

Читать еще:  Чистка оружия: как это делать правильно

Пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ju.87 «Штука»

В случае столкновения с современными истребителями противника, «Штуки» несли большие потери, являясь практически идеальной мишенью — это доказали и воздушные бои «Битвы за Британию» и сражения на Восточном фронте, начиная с середины 1942 года. Начиная с 1944 года Ju-87 начали заменяться в штурмовых частях самолётами FW-190 и переводиться в ночные бомбардировщики.

Поставлялся на экспорт в Болгарию, Венгрию, Италию, Румынию и Японию (2 самолета), причем пикирующие бомбардировщики Ju-87 армий Румынии и Болгарии, на завершающем этапе войны бомбили уже саму Германию.

Источник: компиляция по открытым источникам сети интернет, а также по книге «Бомбардировщики Второй мировой войны 1939-1945», 1994.

Кровавое 15 августа

За две недели до вторжения в Польшу именно Ю-87 понесли одни из самых страшных небоевых потерь, произошедших в одно время и в одном месте.

Первая группа 76-й эскадры оттачивала мастерство перед будущей войной и для этого перелетела на полигон Нойхаммер в нижней Силезии (сейчас это Свентошув в Польше). На новом месте предстояло отбомбиться учебными бомбами, показав свое мастерство высоким гостям, что делали уже много раз.

Низкая облачность не испугала опытных летчиков: метеорологи передали, что нижняя кромка облаков будет на 900 метрах, а бомбы предстояло бросать с 300 (по другим данным, с 500) метров. Оттого задача становилась только экстремальнее: спикировать сквозь облака, пробить их, опуститься ниже и снайперски уложить бомбы в указанное место в лесу.

Однако перед самой атакой полигон затянуло вполне безобидным туманом. Теперь нижняя кромка облаков заканчивалась… на земле. И 30 машин на высоте 4000 метров обрушились в пике. Впереди командир группы, гауптман Вальтер Зигель, за ним два ведомых и три эскадрильи Первой группы — третья, вторая, первая. Шли секунда за секундой, облака не расходились. А потом наконец стали реже, и Зигель увидел в каких-то 100 метрах под собой землю, куда пикировали остальные два с лишним десятка машин. Гауптману повезло: крича по радио «Выход! Выход! Впереди земля!», он сумел вывести самолет из пике на высоте буквально пары метров.

Следующим повезло меньше. Огненными шарами взорвались два ведомых Зигеля, потом все девять «87-х» третьей эскадрильи. Имевшие чуть больше времени «Юнкерсы» второй эскадрильи попытались выйти из пике — получилось почти у всех. Подвело то, что пикировать пришлось на лес, два бомбардировщика при выходе зацепили деревья и взорвались.

Первой эскадрилье повезло: на момент начала катастрофы она только вошла в облака и не потеряла в итоге ни одного самолета. Всего разбилось 13 из 30 самолетов, 26 человек погибли — по два на бомбардировщик.

Нойхартская катастрофа стала одной из страшнейших за историю военной авиации — на Вторую мировую отправились на 26 ветеранов люфтваффе меньше.

Боевое применение

На Ju 87 была одержана первая воздушная победа стран оси во время Второй мировой войны — 1 сентября 1939 года пилот люфтваффе лейтенант Ф. Нойберт сбил польский истребитель PZL P.11, пилотируемый капитаном Мечиславом Медвецким.

Несмотря на прочность, точность и высокую эффективность, «Штука» обладала низкой скоростью и недостаточной манёвренностью. Слабое оборонительное вооружение делало её легкой целью для вражеских истребителей. Во время Битвы за Британию немцы узнали, что прежде, чем могут быть использованы штурмующие самолёты, должно быть достигнуто превосходство в воздухе. После Битвы за Британию Ju 87 мало использовались в западной Европе, но оставались достаточно эффективны на юге, где истребители союзников имели плохое снабжение, особенно в Битве за Крит и Мальту.

Ярким примером большой уязвимости Ju 87 для вражеских истребителей является случай, когда 5 декабря 1941 года над Ливией австралийский ас Клайв Колдуэл (Clive Caldwell) сбил пять Ju 87 в течение нескольких минут на своём P-40 «Tomahawk».

В больших количествах «Штуки» применялись на восточном фронте, но с ростом мощи советских ВВС, подразделения, оснащённые этим самолётом, стали нести тяжёлые потери на завершающих стадиях войны.

Процедура пикирования

Находясь на 4600 метрах, пилот отыскивает цель бомбометания через наблюдательное окно в полу кабины. После выпуска воздушных тормозов и убавления газа он переворачивал самолёт на 180 градусов и переходил в пикирование под углом 60—90 градусов. Для контроля угла пикирования относительно горизонта на остеклении фонаря кабины была нанесена градусная сетка.

Когда самолёт приближался к земле, загоралась лампочка на контактном альтиметре, обычно, на высоте 450 метров. Пилот сбрасывал бомбы нажатием кнопки на ручке управления, тут же включался механизм автоматического выхода из пикирования. Захват, находившийся под фюзеляжем, отводил бомбу от плоскости вращения воздушного винта, и самолёт начинал выравниваться с перегрузкой до 6 g.

Когда нос «Штуки» оказывался выше горизонта, воздушные тормоза убирались, дроссель открывался и шаг винта устанавливался на набор высоты. Пилот брал управление и возвращался к нормальному полёту. Оставшиеся бомбы под крыльями могли быть использованы на другие цели.

Ju 87G — истребитель танков

Вариант Ju 87 G (с начала 1943 года, на восточном фронте) стал известен как «охотник за танками» (KanonenvogelПтичка с пушкой). Вооружённый двумя 37-мм пушками BK 37, установленными в гондолах под крыльями (питание осуществлялось из шестизарядных магазинов снарядами с вольфрамовыми сердечниками), имел возможность полёта с невысокой скоростью, стабильное положение в воздухе и возможность атаковать бронированную цель с наименее защищённой стороны способствовали успеху при атаке танков. Именно на Ju 87G летал известный немецкий ас Ганс-Ульрих Рудель, который по данным люфтваффе уничтожил с июля 1943 по май 1945 свыше 500 советских танков — что, однако, не подтверждается документами о потерях Советской Армии.

Боевое применение

На рубеже 1942—1943 года Ju 290 были в спешном порядке направлены под Сталинград для снабжения окружённой армии Паулюса.

В январе 1943 два Ju-290А-1 вошли в состав тяжелого транспортного отряда LTS 290, действовавшей на Средиземноморском театре военных действий, к концу апреля эти машины были потеряны.

Ju-290А-2 использовались для обнаружения морских конвоев на подступах к Британским островам. В августе 1944 года Ju-290А-2 передислоцировали в Германию.

27 октября 1944 года Ju 290, вылетевший из Вены, высадил пятерых агентов-парашютистов возле Мосула (Ирак).[2]

Весной 1945 года один Ju-290А-6 перелетел в Барселону и был выкуплен правительством Испании и до 1956 года эксплуатировался в ВВС Испании.

Ju-290А-4 стал американским трофеем, где проходил испытания после Второй мировой войны.

Читать еще:  Бельгийский гранатомет FN 40

L-290 эксплуатировался в Чехословакии в качестве пассажирского.

Модификации

  • Ju 87A — мог нести одну 500-кг бомбу, но без заднего стрелка и на небольшие расстояния.
  • Ju 87B — мог нести одну 1000-кг бомбу, но без стрелка-радиста и на небольшие расстояния [2] .
  • Ju 87C — морской вариант Ju 87B, предназначенный для действия с авианосцаГраф Цеппелин.
  • Ju 87D — мог нести 1800-кг бомбовой нагрузки (1400-кг полубронебойную бомбу), но на небольшие расстояния.
  • Ju 87D-5 — увеличеный до 15 м размах крыла, пулемёты MG 17 заменены пушками MG 151/20.
  • Ju 87E — морской вариант Ju 87D.
  • Ju 87G — штурмовик. Вооружался двумя 37-мм пушкамиBK 37 (12 снарядов на ствол).
  • Ju 87R — Ju 87B увеличенного радиуса действия.
  • Ju 87H — тренировочный вариант, всё оружие демонтировано.
  • Ju 87K — Экспортный вариант.

Немецкий ju 87 stuka – зловещий символ агрессии

В современной военной истории достаточно редки случаи, когда военная техника, созданная в условиях мирного времени, показывает себя во время военных действий с самых лучших сторон. Германия, долгое время пребывавшая в стесненных условиях Версальского договора, в 30-е годы приступает к созданию новых полноценных вооруженных сил. Стремительные темпы строительства люфтваффе объясняются наличием здоровой конкуренции в области самолетостроения и хорошей материально технической базой, которой обладала германская экономика. С приходом к власти нацистов, в Германии на первое место выходит задача создания в кратчайшие сроки мощных, современных и боеспособных Военно-Воздушных Сил.

На этой волне немецкие авиаконструкторы, практиковавшиеся до этого на создании спортивных и пассажирских машин, сумели создать современные боевые самолеты. Большинство из созданных моделей составили основную силу немецких люфтваффе, которым в скором времени придется вести тяжелейшую борьбу на фронтах Второй Мировой войны.

Уже в апреле 1934 года, всего спустя 15 месяцев с момента прихода Гитлера к власти, в Германии был объявлен конкурс на создание фронтового бомбардировщика для непосредственной поддержки войск на поле боя. В конкурсе приняли участие сразу четыре фирмы Heinkel, Junkers, Aradо и Blohm + Voss, каждая из которых представила вполне современные для того времени боевые машины. В этом контексте любопытен факт такой быстрой готовности немецкой авиапромышленности представить конкурсной комиссии готовые образцы техники. В недрах конструкторских бюро уже лежали готовые разработки и проекты, ждавшие своего часа. Если с созданием истребителей ситуация легко объяснялась состоянием спортивной авиации, то с бомбардировщиками все выглядело несколько сложнее. Никто до этого момента ни в Германии, ни в мире не имел опыта постройки пикирующих бомбардировщиков.

По результатам тщательного отбора победителем конкурса стала машина Ю-87, созданная опытным конструктором фирмы Junkers Германом Польманом. И это с учетом того, что некоторые элементы конструкции самолета уже тогда вызывали горячие споры. Логика конструкторов немецкого пикировщика шла в разрез с основными тенденциями развития военной авиации. Акцент делался на схему моноплана и убирающиеся шасси. Если с первым элементом в машине Польмана все было в порядке, то неубирающиеся шасси выглядели явным анахронизмом.

Впоследствии неубирающиеся шасси обеспечили немецким пикировщикам возможность более широкой эксплуатации во фронтовых условиях. Для взлета и посадки самолетов были пригодны любые, даже малоподготовленные полевые аэродромы, расположенные в непосредственной близости от линии фронта.

Несмотря на противоречивое отношение к конструкции самолета, машина была принята на вооружение. Первый полет новый пикирующий бомбардировщик немецких люфтваффе совершил уже в сентябре 1935 года. Следует отметить, что первые опытные машины выпускались в одноместном варианте. Официально эксплуатация машины в летных частях началась с 1936 года. Первая серийная модификация самолета — это junkers ju 87, машины c индексом А (Антон). Именно на них обкатывались и прорабатывались все детали конструкции самолета для последующего массового производства. Первые три серийных пикировщика Ю-87А-1, выпущенные в 1937 году прошли войсковые испытания в составе немецкого добровольческого корпуса «Кондор», воевавшего на стороне войск генерала Франко в Испании.

В ходе Гражданской войны в Испании произошло первое знакомство советских летчиков с немецкой машиной. По отзывам советских пилотов, немецкий пикировщик не внушал страха и выглядел достаточно скромно в небе. Через четыре года советские войска снова столкнутся на поле боя с немецкими пикирующими бомбардировщиками и эта встреча принесет немало бед и страданий.

Имея нехарактерный внешний вид – крыло «перевернутая чайка» и неубирающиеся шасси – немецкий «Юнкерс» 87 стал самым узнаваемым боевым самолетом на полях сражений Второй Мировой войны. Этот самолет отлично знают в Польше и во Франции. Немецкие пикировщики господствовали в свое время на Балканах, в Средиземном море и в Северной Африке. В начальный период вооруженного противостояния на Восточном фронте пикировщики люфтваффе буквально висели над позициями Красной Армии, сметая все на своем пути, сея панику и страх в порядках обороняющихся.

За свой неказистый внешний вид, советские солдаты прозвали вражеский пикировщик «лаптежником». Шасси были спрятаны в гондолы каплевидной формы, внешне напоминающие обутые человеческие ноги. В Германии самолет получил другое название «Штука» (Stuka), сокращенное название от немецкого обозначения штурмовой авиации Sturzkampfflugzeug.

Читать онлайн «»Юнкерс-87″. Stuka в бою», автора Клингер Александр

Annotation

Этот легендарный самолет стал одним из главных символов блицкрига — именно эскадры «Юнкерсов» Ju 87 расчищали путь немецким танковым клиньям. Этот пикирующий бомбардировщик наводил ужас на врагов Рейха.

Узнаваемый хищный силуэт с «чаечным» изломом крыла, неубирающиеся шасси с характерными обтекателями, за которые красноармейцы прозвали Ю-87 «лаптежником», сводящий с ума вой сирен, включавшихся перед пикированием, великолепная выучка экипажей, непревзойденная точность бомбометания — в начале войны этот самолет не знал себе равных.

Вообще, в судьбе «Штуки» (немецкое прозвище Ju 87 происходит от «Sturzkampfflugzeug» — «пикирующий бомбардировщик»), как в зеркале, отразилась судьба Люфтваффе и всего III Рейха — рождение в середине 1930-х гг.

, блестящий дебют в Испании, триумфы в Польше и Франции, неожиданный провал в «Битве за Англию», новый взлет в первый год войны на Восточном фронте и уже окончательный закат после 1943 года. Почему век прославленного самолета оказался столь недолог, как воевали, побеждали и умирали германские асы-пикировщики — читайте в этой книге, лучшем исследовании боевого применения легендарной «Штуки»

Первый сбитый

ВВС Германии вступили во Вторую мировую с отличным истребителем Messerschmitt Bf 109. И все же первую воздушную победу люфтваффе одержал не он. Вероятнее всего, первый сбитый противник немцев в воздухе стал жертвой Junkers «Ju 87». Несмотря на низкую облачность, пикировщики 1 сентября 1939 года взлетели и отправились на бомбежку аэродромов Польши.

Читать еще:  AR-15 на стрелковом дне SHOT Show 2017

Около 7 утра пикировщиков Второй эскадры перехватили польские истребители. Будь противники равными, «Штуки» были бы, возможно, быстро уничтожены. Но основным истребителем польских ВВС на то время был PZL Р.11С — стремительно устаревающая машина, по скорости не превосходящая «87-й».

Догнать «Штуки» поляки не могли и атаковали их на встречных курсах, так что сбить PZL Р.11С мог и стрелок Ju 87, и пилот — из курсовых пулеметов.

Впоследствии польские ВВС так и не сумели оказать люфтваффе значимое сопротивление — и количественное, и качественное превосходство нацистских ВВС сделало их хозяевами положения.

Отрывок, характеризующий Junkers Ju 290

И охраняй нам Тита на престоле, Будь купно страшный вождь и добрый человек, Рифей в отечестве а Цесарь в бранном поле. Да счастливый Наполеон, Познав чрез опыты, каков Багратион, Не смеет утруждать Алкидов русских боле…» Но еще он не кончил стихов, как громогласный дворецкий провозгласил: «Кушанье готово!» Дверь отворилась, загремел из столовой польский: «Гром победы раздавайся, веселися храбрый росс», и граф Илья Андреич, сердито посмотрев на автора, продолжавшего читать стихи, раскланялся перед Багратионом. Все встали, чувствуя, что обед был важнее стихов, и опять Багратион впереди всех пошел к столу. На первом месте, между двух Александров – Беклешова и Нарышкина, что тоже имело значение по отношению к имени государя, посадили Багратиона: 300 человек разместились в столовой по чинам и важности, кто поважнее, поближе к чествуемому гостю: так же естественно, как вода разливается туда глубже, где местность ниже. Перед самым обедом граф Илья Андреич представил князю своего сына. Багратион, узнав его, сказал несколько нескладных, неловких слов, как и все слова, которые он говорил в этот день. Граф Илья Андреич радостно и гордо оглядывал всех в то время, как Багратион говорил с его сыном. Николай Ростов с Денисовым и новым знакомцем Долоховым сели вместе почти на середине стола. Напротив них сел Пьер рядом с князем Несвицким. Граф Илья Андреич сидел напротив Багратиона с другими старшинами и угащивал князя, олицетворяя в себе московское радушие. Труды его не пропали даром. Обеды его, постный и скоромный, были великолепны, но совершенно спокоен он всё таки не мог быть до конца обеда. Он подмигивал буфетчику, шопотом приказывал лакеям, и не без волнения ожидал каждого, знакомого ему блюда. Всё было прекрасно. На втором блюде, вместе с исполинской стерлядью (увидав которую, Илья Андреич покраснел от радости и застенчивости), уже лакеи стали хлопать пробками и наливать шампанское. После рыбы, которая произвела некоторое впечатление, граф Илья Андреич переглянулся с другими старшинами. – «Много тостов будет, пора начинать!» – шепнул он и взяв бокал в руки – встал. Все замолкли и ожидали, что он скажет. – Здоровье государя императора! – крикнул он, и в ту же минуту добрые глаза его увлажились слезами радости и восторга. В ту же минуту заиграли: «Гром победы раздавайся».Все встали с своих мест и закричали ура! и Багратион закричал ура! тем же голосом, каким он кричал на Шенграбенском поле. Восторженный голос молодого Ростова был слышен из за всех 300 голосов. Он чуть не плакал. – Здоровье государя императора, – кричал он, – ура! – Выпив залпом свой бокал, он бросил его на пол. Многие последовали его примеру. И долго продолжались громкие крики. Когда замолкли голоса, лакеи подобрали разбитую посуду, и все стали усаживаться, и улыбаясь своему крику переговариваться. Граф Илья Андреич поднялся опять, взглянул на записочку, лежавшую подле его тарелки и провозгласил тост за здоровье героя нашей последней кампании, князя Петра Ивановича Багратиона и опять голубые глаза графа увлажились слезами. Ура! опять закричали голоса 300 гостей, и вместо музыки послышались певчие, певшие кантату сочинения Павла Ивановича Кутузова. «Тщетны россам все препоны, Храбрость есть побед залог, Есть у нас Багратионы, Будут все враги у ног» и т.д. Только что кончили певчие, как последовали новые и новые тосты, при которых всё больше и больше расчувствовался граф Илья Андреич, и еще больше билось посуды, и еще больше кричалось. Пили за здоровье Беклешова, Нарышкина, Уварова, Долгорукова, Апраксина, Валуева, за здоровье старшин, за здоровье распорядителя, за здоровье всех членов клуба, за здоровье всех гостей клуба и наконец отдельно за здоровье учредителя обеда графа Ильи Андреича. При этом тосте граф вынул платок и, закрыв им лицо, совершенно расплакался. Пьер сидел против Долохова и Николая Ростова. Он много и жадно ел и много пил, как и всегда. Но те, которые его знали коротко, видели, что в нем произошла в нынешний день какая то большая перемена. Он молчал всё время обеда и, щурясь и морщась, глядел кругом себя или остановив глаза, с видом совершенной рассеянности, потирал пальцем переносицу. Лицо его было уныло и мрачно. Он, казалось, не видел и не слышал ничего, происходящего вокруг него, и думал о чем то одном, тяжелом и неразрешенном. Этот неразрешенный, мучивший его вопрос, были намеки княжны в Москве на близость Долохова к его жене и в нынешнее утро полученное им анонимное письмо, в котором было сказано с той подлой шутливостью, которая свойственна всем анонимным письмам, что он плохо видит сквозь свои очки, и что связь его жены с Долоховым есть тайна только для одного него. Пьер решительно не поверил ни намекам княжны, ни письму, но ему страшно было теперь смотреть на Долохова, сидевшего перед ним. Всякий раз, как нечаянно взгляд его встречался с прекрасными, наглыми глазами Долохова, Пьер чувствовал, как что то ужасное, безобразное поднималось в его душе, и он скорее отворачивался. Невольно вспоминая всё прошедшее своей жены и ее отношения с Долоховым, Пьер видел ясно, что то, что сказано было в письме, могло быть правда, могло по крайней мере казаться правдой, ежели бы это касалось не его жены. Пьер вспоминал невольно, как Долохов, которому было возвращено всё после кампании, вернулся в Петербург и приехал к нему. Пользуясь своими кутежными отношениями дружбы с Пьером, Долохов прямо приехал к нему в дом, и Пьер поместил его и дал ему взаймы денег. Пьер вспоминал, как Элен улыбаясь выражала свое неудовольствие за то, что Долохов живет в их доме, и как Долохов цинически хвалил ему красоту его жены, и как он с того времени до приезда в Москву ни на минуту не разлучался с ними.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector