10 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оружие победы: от; гранаты до; истребителя

Оружие победы: от гранаты до истребителя

Сравнивая тактико-технические характеристики советской и немецкой техники времен Великой Отечественной войны, историки в большинстве случаев приходят к выводу об однозначном техническом превосходстве Третьего рейха. При этом восхваляются разрушительная мощь, скорострельность, точность, прицельная дальность и защищенность немецкого оружия, а вот такие важные факторы, как объем и стоимость производства, ремонтопригодность и простота в освоении, как правило, выносятся за скобки. Распространено и такое мнение, что победой над фашистскими захватчиками мы обязаны прежде всего численному превосходству советских войск. Его сторонники нередко забывают, что советские воины воевали не голыми руками. Каждому солдату, большинство из которых война застала врасплох, нужно было вложить в руки простое и эффективное оружие.

В сжатые сроки разработать конкурентоспособное оружие, которое можно доверить вчерашнему школьнику, произвести и починить «в чистом поле», — это практически невыполнимая задача, которая по силам лишь действительно талантливому конструктору. С точки зрения инженерной мысли только самое массовое оружие можно назвать по‑настоящему технологичным. И несмотря на внешнюю грубость и простоту, именно такие виды вооружений стали настоящим оружием нашей победы.

Почему СССР не смог применить передовое стрелковое оружие

«Не пользуется уважением и любовью личного состава» – такие нарекания поступали с фронтов Великой Отечественной в адрес самозарядной винтовки Токарева СВТ-38/40. Бойцы даже прозвали ее «неласковой Светкой» – слишком ненадежной и капризной была она в обращении. В то же время СВТ являла собой одну из самых передовых оружейных систем своего времени, а ее появление позволило РККА реализовать одну из наиболее прогрессивных концепций использования стрелкового оружия в бою. Немецкие конструкторы, которые долго не могли создать удачную самозарядку, в итоге взяли СВТ как базу для своего образца. Как же вышло, что эта винтовка не оправдала доверия?

Автоматическая революция

К началу Второй мировой только две страны – СССР и США – сумели осуществить так называемую автоматическую революцию, т. е. разработать и массово внедрить в своих армиях самозарядные (полуавтоматические) винтовки. Это оружие в разы повышало огневую мощь стрелкового отделения и позволяло не растерять эту мощь даже при выходе из строя пулеметчика с ручным пулеметом. Другие крупные военные державы даже близко к этому не подошли. Германские генералы полагались исключительно на единые пулеметы MG-34 (позже MG-42), а стрелковые школы Британии и Франции погружались в состояние кризиса, из которого не могут выйти по сегодняшний день.

Пресловутой «автоматической революции» военные ждали еще в начале ХХ века, из-за этого, кстати, в Российской империи перед Первой мировой «придерживали» модернизацию и внедрение винтовок Мосина. Однако удачные, технологичные образцы самозарядного оружия стали появляться только в 1930 годах. В Штатах конструктор-самоучка Джон Гаранд в 1929-м разработал прототип самозарядной винтовки, который после ряда доводок и модернизаций (1931–1933 годы) получил индекс М1. Понадобилось еще несколько лет работы, чтобы в 1936-м восьмизарядная М1 Garand была принята на вооружение армии США, где сменила «магазинку» Springfield образца 1903 года. М1 успешно прошла Вторую мировую войну, а в 50-х стала базой для создания новой автоматической винтовки М14, с которой армия США начала войну во Вьетнаме. Кстати, именно ее искусно разбирал и собирал герой Тома Хэнкса в фильме «Форрест Гамп».

В СССР в теме самозарядок конкурировали между собой два оружейника – Сергей Симонов и Федор Токарев. Поначалу удача сопутствовала более молодому Симонову. Первый образец он представил еще в 1926-м, но Главное артиллерийское управление (ГАУ) «зарубило» его. К началу 30-х появилась новая модель, которая прошла полигонные испытания и была рекомендована к массовому производству. В процессе доработок самозарядная винтовка приобрела функцию автоматического огня, и в 1936-м (на несколько месяцев раньше, чем М1 Garand) стала на вооружение под обозначением АВС-36. Однако претензии к этому оружию все равно оставались, и в 1938 году ГАУ организовало новый конкурс, победителем которого стал уже Токарев со своей СВТ-38.

В ходе Зимней войны 1939–1940 годов винтовка Симонова показала себя весьма скверно, поэтому военные окончательно решили заменить ее более совершенной СВТ, получившей индекс СВТ-40.

«Светка» против «Папаши»

Существует легенда, что СССР не успел к началу Великой Отечественной наладить массовый выпуск пистолетов-пулеметов ППШ из-за косности руководства страны. Якобы сам Сталин называл автомат оружием, пригодным лишь для гангстеров и полиции, вот и встретили войну со старенькой «трехлинейкой». Ничего подобного – Советский Союз в конце 30-х – начале 40-х налаживал массовое производство «самозарядок». К началу войны РККА имела, по разным оценкам, от 1 млн до 1,5 млн винтовок Токарева. Согласно предвоенным планам армейского руководства, в 1941-м предполагалось выпустить 1,8 млн винтовок, в 1942-м – 2 млн. Для сравнения: в США за все годы эксплуатации (с 1936-го по 1957-й) было произведено 5,7 млн винтовок М1.

Но война смешала все планы. Стало ясно, что СВТ слишком нетехнологична и дорога для массового выпуска в «пожарных» условиях отступления и эвакуации. Как вспоминал в своей книге «Во имя Победы» нарком вооружения Дмитрий Устинов, СВТ-38 состояла из 143 деталей, в том числе 22 пружин. Для изготовления всего этого требовалось 12 марок стали, включая две специальные. Как результат, в 1942-м удалось выпустить около 280 винтовок. Куда выгоднее было производить простые и дешевые «трехлинейки» и ППШ. Да и к самой СВТ было немало претензий…

Парадокс: зарубежные специалисты весьма высоко оценивали винтовку Токарева. Финны после Северной войны создали свой клон СВТ под названием Ta.Pa.Ko. Немецкий генерал Гейнц Гудериан в воспоминаниях о первых месяцах боев на Восточном фронте писал о советской пехоте: «Ее вооружение ниже немецкого, за исключением автоматической винтовки». В качестве трофея СВТ ценилась солдатами вермахта.

А вот наши солдаты ее не любили. «Она мало прочна и при малейшем загрязнении отказывает в работе», «в условиях наступательных боев, в особенности при форсировании водных преград в песчаной местности, от незначительного загрязнения ведет к отказу», – такие и похожие отзывы шли из частей.

Причин было несколько. Первая – время. Джон Гаранд доводил свое оружие около 12 лет, с 1929-го по 1941 год. У Токарева такого времени для доработки не было, а те три года, что имелись, пришлось потратить на другое. Военные требовали от него облегчить СВТ, чтобы она весила почти как винтовка Мосина (3,45 кг), – этим конструктор и занимался. Надо заметить, что снижение массы не добавило надежности оружию. Вторая причина – советская промышленность, которая и в мирное время не могла обеспечить должного качества исполнения, а с началом войны качество упало в разы. Третья причина (ее иногда называют главной) – это слабая подготовка личного состава. Так, автоматика СВТ с коротким ходом газового поршня требовала весьма тщательного ухода и была чувствительна к загрязнению продуктами горения ленд-лизовских порохов. Винтовке требовалась регулярная чистка, а для надежной стрельбы в сложных условиях надо было переключать газовый регулятор. Для вчерашних крестьян (в те годы 2/3 населения СССР составляли сельские жители) все это было слишком сложно. Даже для командиров отделений разборка и сборка оружия подчас была трудной задачей. К слову, в СССР испытали винтовку Гаранда, сочли ее весьма надежной и точной. Однако М1 не стали заказывать по ленд-лизу, сочтя слишком сложной в обращении и обслуживании.

Поголовно вооружены пулеметами

Что касается СВТ, то ее производство решено было свернуть почти полностью. Подумывали о том, чтобы выпускать винтовки Токарева в снайперском варианте (именно «светкой» пользовалась легендарная Людмила Павличенко), но отказались – испытания показали, что при стрельбе на холодный ствол оружие дает слишком большой отрыв при первом выстреле. Для работы снайпера это могло быть критично.

Снайпер, Герой Советского Союза Людмила Павличенко с винтовкой СВТ-40

В итоге решено было продолжить выпуск только автоматических версий винтовки Токарева – АВТ-40. Та же самая конструкция, но с функцией автоматического огня. Вообще-то советские генералы еще в ходе войны с финнами осознали, что стрельба очередями из винтовки – пустое занятие. Из-за сильной отдачи при стрельбе с рук на дистанции 100 метров второй выстрел шел на 1,5–2 метра выше первого, а третий уходил в небо. Тем не менее небольшие партии таких автоматов выпускали, а чтобы солдаты впустую не тратили боезапас, ввели переводчик огня в виде специального ключа, который выдавался лишь командирам отделений.

Уже в первые недели Великой Отечественной выяснилось, что применение АВТ хотя бы отчасти компенсирует проигрыш РККА в пулеметах – наши ДП-27 безнадежно уступали MG-34 вермахта. Конечно, автоматический огонь из винтовок был малоэффективен, но оказывал психологическое воздействие. Военный историк Андрей Исаев приводил воспоминания немецких солдат о том, что «русские поголовно вооружены ручными пулеметами». Когда по наступающему врагу открывали огонь несколько АВТ, немецкие командиры делали вывод, что пулеметные точки противника еще не подавлены, и командовали отбой.

А еще после знакомства с советскими СВТ/АВТ немецкие военные очень захотели обзавестись собственной «самозарядкой». Ведь концепция вермахта, где действия пехотного отделения строились вокруг единого пулемета, имела серьезный изъян – выход MG из строя критически сказывался на огневой мощи всего отделения.

Прежде германские генералы смотрели на «самозарядки» с большим подозрением, особенно их пугала идея газоотводного отверстия в стволе: считалось, что такое решение приведет к быстрой порче оружия. Потому поначалу сумрачный тевтонский гений создавал странные конструкции, в которых газовая камера размещалась перед срезом ствола в специальной насадке. По такой схеме выполнялись винтовки Walther (G-41W) и Mauser (G-41М), и обе были признаны крайне неудачными. При этом винтовка Walther показала себя более перспективной, в 1943 году ее газовый механизм заменили двигателем, заимствованным у советской СВТ-40. Так у вермахта появилась собственная удачная и пригодная для массового производства «самозарядка» под обозначением G-43.

Правда, к этому времени надобность в таком оружии отпала, поскольку в «стрелковке» появился новый перспективный класс – автоматический карабин под промежуточный патрон, совмещавший в себе достоинства автоматической винтовки и пистолета-пулемета. Это же обстоятельство поставило точку и в совершенствовании СВТ-40. К 1944 году детские болезни винтовки были устранены, но советские конструкторы тоже уже приступили к работе над самозарядным и автоматическим карабином под промежуточный патрон.

  • 1 Стрелковое оружие
    • 1.1 СССР
    • 1.2 Франция
    • 1.3 Великобритания
    • 1.4 США

Винтовка Мосина — магазинная винтовка, разработанная капитаном русской армии Сергеем Мосиным. Была принята на вооружение в 1891 году и впоследствии активно использовалась во всех войнах России и СССР вплоть до 1960-х годов. В 1930 году винтовка была модернизирована, в результате чего появилась модель образца 1891/1930 годов. Во время Второй мировой войны применялась в качестве снайперской и пользовалась среди советских стрелков уважением за надежность, точность и простоту ухода. По окончании войны СССР прекратил производство винтовок Мосина. Однако они продолжали использоваться еще несколько десятилетий, в частности в войнах в Корее, Вьетнаме и Афганистане.

Тип: магазинная винтовка

Разработчик: С. Мосин

Производители: Тульский, Ижевский и Сестрорецкий оружейные заводы

Эксплуатация: с 1891-го по 1960-е годы

Производство: 1891–1945 годы

Выпущено, штук: более 16 млн

СВТ-40 — самозарядная винтовка образца 1940 года, разработанная Федором Токаревым. В начале 1940-х годов она должна была стать основным личным оружием советской пехоты. К началу войны было изготовлено более 1 млн единиц, которые пошли на вооружение ряда частей первой линии. СВТ не уступала американской М1 и превосходила более поздние немецкие G41 (M) и G41 (W). Значительное количество автоматических винтовок у советских бойцов в начале войны стало неожиданностью для немцев, которые констатировали, что «русские поголовно вооружены ручными пулеметами». Однако перевооружение ими Красной Армии вскоре было свернуто. СВТ имела слишком высокую себестоимость — например, выше, чем у ручного пулемета Дегтярева. В условиях 1941–1942 годов столь высокая цена была неприемлема.

Тип: автоматическая винтовка

Разработчик: Ф. Токарев

Производители: Тульский и Ижевский оружейные заводы

Эксплуатация: 1940–1945 годы

Производство: 1940–1945 годы

Выпущено, штук: около 2 млн

ПТРД-41 — противотанковое однозарядное ружье образца 1941 года системы Дегтярева. ПТРД-41 предназначалось для борьбы со средними и легкими танками, а также бронемашинами на расстояниях до 500 м. Кроем того, из ружья мог вестись огонь по ДОТам, ДЗОТам, огневым точкам, прикрытым броней, на расстояние до 800 м и по самолетам на расстояние до 500 м.

Читать еще:  Маузер 98к: патрон 7,92х57 для карабина, калибр немецкой снайперской винтовки, где производился mauser 98k

Тип: противотанковое ружье

Разработчик: В. Дегтярев

Производитель: Ковровский завод

Эксплуатация: 1941–1945 годы

Производство: 1941–1945 годы

Выпущено, штук: около 1 млн

Ручной пулемет ДП — ручной пулемет, разработанный Василием Дегтяревым (ДП — Дегтярева Пехотный) и принятый на вооружение Красной Армии в 1927 году. ДП стал первым ручным пулеметом, созданным в СССР, и самым мощным автоматическим оружием стрелковых отделений Красной Армии. Использовался в качестве основного оружия огневой поддержки пехоты звена взвод-рота вплоть до конца Второй мировой войны. По окончании войны был снят с вооружения, но стал массово поставляться дружественным Советскому Союзу странам. Применялся в войнах в Корее, Вьетнаме и других конфликтах.

Тип: ручной пулемет

Разработчик: В. Дегтярев

Производитель: Ковровский завод

Эксплуатация: с 1927-го по 1960-е годы

Производство: 1926-1945 годы

Выпущено, штук: около 1,5 млн

ППД — пистолет-пулемет системы Дегтярева — стал первым пистолетом-пулеметом, принятым на вооружение Красной Армии. ППД был сконструирован под модифицированный патрон калибра 7,62 мм автоматического пистолета системы Маузер. Этот же патрон использовался и в принятом на вооружение РККА пистолете ТТ. В результате упрощалось снабжение войск боеприпасами, а производить стволы для пистолетов и пистолетов-пулеметов можно было на одном и том же технологическом оборудовании. ППД применялся в начале Второй мировой войны, но уже в конце 1941 года его сменил более эффективный ППШ-41.

Разработчик: В. Дегтярев

Эксплуатация: 1934–1941 годы

Производство: 1934–1941 годы

Выпущено, штук: около 1,5 млн

ППШ-41 — пистолет-пулемет системы Шпагина образца 1941 года — стал единственным массовым пистолетом-пулеметом в Красной Армии в первый год Второй мировой войны. Основной задачей при разработке ППШ было создание оружия, близкого к существующим образцам или превосходящего их, но при этом более дешевого и пригодного для массового производства, в том числе на непрофильных предприятиях. Что и было успешно осуществлено. ППШ активно применялся во Второй мировой войне, а после снятия с вооружения в СССР в 1951 году стал поставлялся в различные просоветские государства. ППШ производился в Северной Корее под названием «Модель 49», в Китае — «Тип 50», во Вьетнаме — «К-50». В ряде африканских стран ППШ использовался до 1980-х годов.

Разработчик: Г. Шпагин

Производители: многие заводы, в том числе непрофильные

Эксплуатация: с 1941-го по 1980-е годы

Производство: 1941–1951 годы

Выпущено, штук: более 6 млн

ТТ — пистолет системы Токарева образца 1933 года. Разработка пистолетов в СССР практически началась с нуля. Однако уже в 1931 году пистолет системы Токарева, признанный самым надежным, легким и компактным, был принят на вооружение. В массовом производстве ТТ, начатом в 1933 году, были изменены детали ударноспускового механизма, ствола и рамки. К началу Второй мировой войны на вооружение Красной Армии поступило около 600 тыс. ТТ-33. В годы войны производство еще более возросло. Выпуск пистолета в СССР продолжался примерно до 1952 года. Однако ТТ использовался в Советской Армии вплоть до 1960-х, а в милиции — до 1970-х годов. Кроме того, он выпускался по лицензии в КНР, КНДР, Венгрии, Польше, Румынии и Югославии.

Разработчик: Ф. Токарев

Производитель: Тульский оружейный завод

Эксплуатация: с 1933-го по 1970-е годы

Производство: 1933–1952 год

Выпущено, штук: 1,74 млн

Франция

MAS 1936 — французская винтовка, серийное производство которой началось в марте 1938 года. К началу боевых действий в мае 1940 года было выпущено более 250 тыс. этих винтовок, что позволило вооружить ими значительную часть регулярной пехоты французской армии. Винтовки MAS 1936 активно производились и во время войны, и после подписания французами перемирия в Компьене, и в послевоенное время.

Тип: магазинная винтовка

Эксплуатация: 1938–1950 годы

Производство: 1938–1950 годы

Выпущено, штук: 1 млн

Великобритания

Enfield No.2 Мk1 — английский револьвер «Энфилд», поступивший на вооружение в 1930-х годах. «Энфилд» был признан надежным, удобным оружием и широко применялся в годы Второй мировой войны в частях британской армии. А после войны револьверы «Энфилд» поставлялись формированиям колониальных войск Британской империи.

Разработчик: RSAF Enfield

Производитель: RSAF Enfield

Эксплуатация: 1932–1963 годы

Производство: 1932–1957 годы

Единиц произведено: 380 тыс.

Enfield No.4 Мk 1 — магазинная винтовка «Энфилд» — основное оружие английской пехоты в годы Второй мировой войны. Изначальная модель винтовки была принята на вооружение еще в 1895 году и пережила впоследствии целый ряд модификаций. Благодаря утяжеленному стволу винтовка отличалась повышенной кучностью стрельбы. Среднее отклонение на дальности 183 м для 5 выстрелов не превышало 102 мм. Винтовка «Энфилд» No.4 Мk 1 послужила основой для создания снайперских винтовок No.4 Мk 1 T с оптическим прицелом.

Тип: магазинная винтовка

Разработчик: Джеймс Парис Ли, RSAF Enfield

Производитель: RSAF Enfield

Производство: 1905–1975 годы

Единиц произведено: 17 млн

Sten Мk II — пистолет-пулемет «Стэн», разработанный Шепардом и Терпиным в начале 1941 года. Считается, что это крайне удачная конструкция, отличающаяся простотой и технологичностью. Стоимость производства Sten Мk II была в шесть раз ниже, чем у американского пистолета-пулемета «Томпсона», который также состоял на вооружении английской армии. В ходе войны конструкция пистолета-пулемета непрерывно совершенствовалась. Всего было разработано 11 основных модификаций и огромное количество их вариантов.

Разработчики: Р. Шеферд и Г. Терпин

Производитель: Королевский завод стрелкового оружия

Эксплуатация: с 1941-го по 1960-е годы

Производство: 1941–1945 годы

Выпущено, штук: 3,75 млн

Bazooka — ракетный гранатомет. Сконструирован в ходе работ над ракетным оружием, которые проводились в 1930 году на испытательном полигоне Аберден в штате Мэриленд. Массовое производство было развернуто с начала 1942 года. А осенью этого года оно уже было испытано в боевых условиях в Северной Африке. Было очень популярным в армии, а спектр его применения весьма широк: кроме уничтожения бронированной техники гранатомет использовался для поражения живой силы и против небронированных машин, находящихся на расстоянии до 600 м.

Тип: ракетный гранатомет

Эксплуатация: 1942–1945 годы

Производство: 1942–1945 годы

Выпущено, штук: более 476 тыс.

M1 Garand — первая самозарядная винтовка, принятая на вооружение в качестве основного оружия пехоты. Это произошло в 1936 году. В том же году был организован серийный выпуск М1. Однако производство этой винтовки осуществлялось весьма низкими темпами: до конца 1938 года в части американской армии было поставлено всего 7,5 тыс. M1, в 1940 году — еще 50 тыс. В результате в начале Второй мировой значительная часть американской пехоты была вооружена устаревшими винтовками. В значительных масштабах М1 стала производиться уже в ходе войны, причем как в стандартном исполнении, так и в виде снайперских винтовок M1-С и M1-D. Надежная и точная, она успешно служила войскам США и во Второй мировой войне, и в войне в Корее.

Тип: самозарядная винтовка

Разработчик: Джон Гаранд

Эксплуатация: 1907–1957 годы

Производство: 1936–1945 годы

Выпущено, штук: 5,4 млн

Browning M1918A2 — ручной пулемет «Браунинг», созданный в 1940 году. Обладал небольшим для такого типа оружия магазином и меньшей, чем у других ручных пулеметов, убойной силой, но в то же время отличался высокой надежностью. M1918A2 был популярной в войсках моделью, которая продержалась в американской армии вплоть до войны во Вьетнаме.

Тип: ручной пулемет

Разработчик: Джон Браунинг

Производитель: Colt’s Patent Firearms и многие др.

Эксплуатация: 1941–1957 годы

Производство: 1940–1945 годы

Выпущено, штук: более 200 тыс.

M3A1 Grease — пистолетпулемет, который в 1944 году сменил в американской армии сложный и дорогостоящий «Томпсон». В самом начале работ над этим пистолетом-пулеметом американское командование поставило перед разработчиками задачу — новое оружие не должно было по трудоемкости и себестоимости превосходить английский «Стэн». Новый пистолет-пулемет не только уложился в «ценовые рамки», но и оказался весьма надежным: на 5000 выстрелов происходило всего две задержки в стрельбе. Кроме того, была предусмотрена возможность переделки М3А1 под патрон «Парабеллум» — чтобы бойцы Сопротивления могли использовать трофейные немецкие боеприпасы.

Тип: ручной пулемет

Разработчик: Д. Хайде

Производитель: General Motors и другие

Эксплуатация: 1943–1957 годы

Производство: 1942–1945 годы

Выпущено, штук: около 623 тыс.

Springfield М1903А4 — винтовка «Спрингфилд», принятая на вооружение армией США в 1903 году. Хорошо показала себя в боях Первой мировой войны. Но когда США вступили во Вторую мировую, «Спрингфилдом» была вооружена примерно половина американского контингента. Использование этой винтовки армией США во Второй мировой объясняется не столько ее высокими боевыми характеристиками, сколько нехваткой новых вооружений.

Тип: магазинная винтовка

Эксплуатация: 1907–1945 годы

Производство: 1907–1944 годы

Выпущено, штук: около 3,2 млн

Tompson M1 — пистолетпулемет, который Джон Томпсон начал разрабатывать еще в годы Первой мировой войны. Производство первого образца «Томпсона» датируется 1916 годом. Но в 1942-м это оружие фактически пережило второе рождение. Для обеспечения массового производства конструкция «Томпсона» подверглась радикальному упрощению и, соответственно, снижению себестоимости. В итоге только с 1942-го по 1944 год было выпущено более 1,5 млн единиц.

Винтовки и другое оружие

Винтовки как магазинные, так и самозарядные популярностью не пользовались, наши были лучше. Противотанковые ружья и снайперские винтовки также были лучше отечественного производства.

Знаменитый образ нашего бойцы с пистолетом-пулеметом МП-40 немецкого производства скорее киношный, нежели жизненный. Конечно, их брали, но в основном использовали партизаны и фронтовые разведывательные части, плюс их было не так много, как в кино. Да и наш ППШ был во многом лучше, немецкого аналога.


Краснофлотец с трофейным МП-40.
Источник: https://www.yaplakal.com

А вот пулеметы МГ-34 или МГ-42 брали охотно. Их высокая скорострельность и небольшая масса помогали нашим бойцам в бою, да и найти их было легко, так как немецкая пехота активно применяла эти пулеметы.


Красноармейцы с трофейным МГ-34. Источник: https://topwar.ru

Ещё одним специфическим видом оружия и излюбленным трофеем красноармейцев был противотанковый одноразовый гранатомет «Панцерфауст». Хоть он и появился ближе к концу войны, но был выпущен массово. Помогал против танков и укреплений, а один из наших бойцов – Василий Ватаман и вовсе в рукопашном бою забил 10 гитлеровских солдат фаустпатроном, используя его как палицу. Интересно, что до половины выпущенных гранатометов достались нашим войскам в качестве трофеев.


Василий Ватаман с фаустпатроном.
Источник: https://pikabu.ru

Остальные типы стрелкового оружия использовались эпизодически, в небольших масштабах. А о гранатах и говорить не приходится – это расходный материал войны, которым хоть и пользовались, но истинных масштабов мы никогда не узнаем в силу специфики их применения.

Полугусеничные бронетранспортеры

Еще один долгожитель — американские полугусеничные бронетранспортеры, которые в США производились под разными индексами М2 и М3, которые, как и американские танки, побывали практически на всех театрах боевых действий в Европе и Азии.

Автор фото, JAIME RAZURI

Перуанский М3 у Дворца правосудия во время конституционного кризиса 1992 года

Экспортные модификации этих бронетранспортеров использовали американские союзники, включая советскую армию, а после войны они десятки лет оставались на вооружении во многих странах.

Полугусеничные БТР стали базой для многих боевых машин. Они участвовали во Второй мировой, корейском конфликте, арабо-израильских войнах, вьетнамской войне и других.

До недавнего времени они оставались на вооружении в армиях Перу и Парагвая. Точных данных о том, сколько именно в мире остается в строю американских полугусеничных бронированных машин, в открытом доступе нет.

Неизвестное оружие: Чем могли бы воевать советские солдаты в 1941 году

Военные историки и аналитики не раз, и не два описывали различные альтернативные варианты развития событий перед Великой отечественной войной и сразу после ее начала. Эти сценарии могли бы серьезно изменить ход войны или завершить ее значительно быстрее.

Сослагательного наклонения история, как известно, не знает, но обозреватель M24.ru Алексей Байков предлагает небольшой обзор оружия, которое реально было разработано в СССР и вполне могло хотя бы сократить количество жертв советских солдат, однако так и не было принято на вооружение тогдашним командованием Красной армии.

Они не стали оружием Победы

Сегодня прилавки книжных магазинов буквально завалены мусорной литературой на один и тот же сюжет: герой нашего времени, как правило – интересующийся военной историей программист или дизайнер проваливается в прошлое и приносит Сталину на стол чертежи автомата Калашникова, атомной бомбы, танка Т-80 и тому подобного вундерваффе. Германия побеждена за один год, все танцуют.

Между тем, никакое, даже самое совершенное оружие, не способно оказать влияние на ход войны, в которой с обеих сторон не на жизнь, а на смерть схватились миллионы солдат, а протяженность фронта исчисляется тысячами километров. И все же, вглядываясь в музейные образцы, в проекты, чертежи и результаты испытаний мы упорно ищем то, что могло бы если и не решить исход, то хотя бы облегчить выполнение боевых задач и спасти многие тысячи жизней. Вот рассказ о трех таких «оружейных альтернативах», не придуманных попаданцами из будущего, а разработанных в СССР накануне войны. Об оружии, которому так и не довелось стать символом Победы.

Читать еще:  Навороченный «симонов»

Винтовка СВТ

Еще в конце Первой мировой войны все вовлеченные в нее страны задумались о том чтобы дать в руки солдату оружие, которое позволило бы пехоте вести массированный огонь по врагу, особенно в наступлении, когда свои пулеметы оставались позади. А еще хотелось, чтобы такое оружие весило как можно меньше и обладало эргономикой как у стандартной пехотной винтовки – то есть позволяло бы вести огонь не только из положения лежа, но и от плеча, от бедра, на ходу и так далее.

Сперва к тяжелым и громоздким конструкциям на колесных лафетах и сошках добавились ручные пулеметы, управляться с которыми мог всего один человек. Затем взялись и за вооружение обычных бойцов. Немцы и итальянцы в соответствии с принятой у себя тактикой штурмовых групп ближнего боя стали развивать пистолеты-пулеметы. Для американских солдат сделали M1918 BAR — «не мышонка, не лягушку, а неведому зверушку» — слишком тяжелый и громоздкий для того чтобы заменить винтовку, и обладавший слишком малой емкостью магазина для того чтобы считаться пулеметом.

Впрочем «Джи Ай» новинку полюбили всей душой и прошагали с BARом по жизни аж до самого Вьетнама.

В России еще в 1913 году капитан Федоров создал свою «автоматическую винтовку», опередившую время лет примерно на 30, но так и не ставшую массовым оружием по причине сложности в производстве, низкой надежности и специфического патрона.

В общем искали все, а нашли французы. Конструкторы Рибейроль, Сюте и Шош раньше прочих сумели вывести формулу идеального оружия для этой и будущей войны: самозарядная винтовка, пусть и не умеющая вести огонь очередями, но зато способная сделать несколько выстрелов подряд без передергивания затвора. К сожалению их собственное творение – 8-mm RSC M 1917/18 страдало от множества «детских болезней», на фронт опоздало и вообще было выпущено ограниченной серией в качестве оружия для командиров взводов и отделений. А к 1939 году большинство имевшихся в наличии RSC переделали в обычные «магазинки», заварив газоотводные отверстия. Но именно французы показали путь остальным и всемирная гонка за лучшей самозарядной винтовкой началась.

И выиграл ее именно СССР. Еще в 1936 году на вооружение РККА была принята винтовка Симонова АВС-36. Ее запустили в производство, и даже успели изготовить примерно 35 тыс. штук, но в 1938 году был проведен очередной конкурс, победителем которого стала винтовка СВТ конструкции Ф.В. Токарева. Она была надежнее, давала меньший разброс и, что самое главное, стоила в полтора раза дешевле винтовки Симонова. С лета 1939 года началось развертывание производства СВТ-38, сопровождавшееся параллельным снятием с конвейера старых-добрых «мосинок».

Перевооружать Красную Армию на новую винтовку планировали в несколько этапов. Первыми СВТшки должна была получить часть бойцов пехотных соединений в составе механизированных корпусов и отдельных мотострелковых дивизий. Следом за ними — уже обычные линейные стрелковые части.

При этом «трехлинейки» планировалось оставить в войсках в качестве вспомогательного оружия для артиллеристов и минометчиков, водителей, связистов и поваров, словом для тех, кому приходится вступать в прямой огневой контакт с врагом лишь в исключительных случаях. Но при этом полностью снять с производства, поскольку наделать и накопить на складах их успели более чем достаточно.

На 22 июня 1941 года в войсках находилось около 1,5 млн винтовок СВТ и многие подразделения уже были укомплектованы ими по штату. С первых же дней летних боев в немецких военных дневниках появляются записи вроде «трофейные 10-зарядные скорострельные винтовки вызвали удивление специалистов» и «русские поголовно вооружены ручными пулеметами». В дальнейшем трофейные СВТ-38/40 были официально приняты на вооружение вермахта и войск СС.

На Бородинском поле воссоздали бой начала Великой Отечественной войны

А вот Красной Армии не повезло. В условиях, когда дивизии, корпуса и армии таяли под лавиной немецкого наступления как снег по весне, для вооружения пополнений срочно потребовалось как можно больше дешевого, надежного и простого в освоении оружия. И вот тут СВТ безнадежно проиграла паре «винтовка Мосина + ППШ» буквально по всем параметрам. Достаточно сказать, что каждая самозарядка состояла из 143 деталей, для изготовления которых требовалось 12 различных марок сталей, а человекочасов на производство 6 таких винтовок требовалось как на 10 «трехлинеек». К тому же автоматика СВТ требовала аккуратного обращения и регулярной чистки, чего было весьма сложно добиться от армии, на три четверти состоявшей из мобилизованных крестьян.

В общем советскому солдату пришлось идти на Берлин с винтовкой, созданной еще в прошлом столетии. А когда 25 апреля 1945 года наши войска встретились с американцами на Эльбе, то обнаружили, что пехота у союзника чуть ли не поголовно вооружена самозарядными М-1 «Гаранд». Находясь за океаном, США сумели довести до конца то, что не удалось СССР в условиях тотальной войны.

Кстати винтовка СВТ производится до сих пор под маркой охотничьего карабина СВТ-О и каждый, у кого есть лицензия на нарезное оружие, может прикупить себе кусочек истории.

«Гатлинг» Слостина

Сегодня скорострельными пулеметами и автоматическими пушками с вращающимся блоком стволов уже никого не удивишь. В конце концов, даже если не все интересуются оружием, то многие, уж точно смотрели фильм «Терминатор 2: Судный день». Правда, в реальности стрелять из американского M134 «Миниган» с рук, как Шварценеггер, нельзя. Агрегат весит 30 кг, а для его работы требуются электродвигатель с аккумулятором, так что ставится он в основном на автомобили, вертолеты и катера. Но мало кто знает о том, что в СССР перед войной был создан и испытан аналогичный пулемет, у которого и работа автоматики и вращение блока стволов осуществлялись за счет энергии пороховых газов, а его конструкция позволяла вести огонь с колесного станка, такого же как у «Максима». Впрочем, обо всем по порядку.

Вообще-то конструктор ковровского оружейного завода И.И. Слостин разрабатывал свою «многостволку» не для наземных частей, а для авиации. Логика понятна: автоматические пушки в советской промышленности традиционно не ладились, крупнокалиберные пулеметы имели слишком низкий темп стрельбы, а из пулеметов винтовочного калибра серьезно повредить самолеты конца 30-х-начала 40-х гг было уже крайне проблематично. Одним из вариантов решения проблемы было повышение скорострельности, а многоствольные системы обещали качественный скачок в этом направлении.

Для испытаний Слостин водрузил свое детище на колесный лафет. На полигоне его «гатлинг» моментально опустошил ленту на 250 патронов и вместо стенда с мишенью оставил внушительных размеров воронку. Замеренная на испытаниях скорострельность составила 3300 выстрелов в минуту. Впоследствии выяснилось, что стабильно система Слостина могла давать только 2100 выстрелов в минуту с отсечкой по 1500 выстрелов, но даже это впечатляло.

А вот дальше происходит нечто непонятное. В следующий раз Слостин выкатит свой пулемет на полигон только в 1946 году, когда у него уже появятся весьма серьезные конкуренты в лице отработанных и поставленных на поток крупнокалиберных систем. Военные один за другим отвергают пехотный пулемет, его вариант под патрон 14,5 мм, зенитную версию и турельную установку для танка ИС-7. Оставшиеся «гатлинги» Слостина до сих пор пылятся в запасниках нескольких оружейных музеев.

Тут самое время остановиться и пофантазировать на тему, «а что было бы, если бы». Точнее – что получила бы РККА, если бы по результатам самых первых испытаний 1939 года был отдан приказ о срочной доработке пулемета Слостина с последующим принятием на вооружение? Скажем, у пехоты и кавалерии появилось бы огневое средство, способное остановить практически любую атаку даже на дальних расстояниях – просто за счет массированного огня. «Гатлинги» позволили бы качественно усилить вооружение легкой бронетехники, которой приходилось довольствоваться танковыми пулеметами Дегтярева, например бронеавтомобилей БА-20, танков Т-37 и Т-38.

Пулемет Слостина на зенитной тумбе. Фото: cdn.topwar.ru

Кроме того, это оружие помогло бы решить проблему ПВО ближнего радиуса, после 22 июня 1941 года ставшую настоящим бичом наземных войск и флота. До войны советская промышленность с большим трудом осваивала производство автоматических зенитных орудий малого калибра – наиболее эффективного средства отражения атак пикирующих бомбардировщиков и штурмовиков. Пока британские и американские зенитные автоматы не начали поступать по ленд-лизу, основным средством против «Юнкерсов» была счетверенная установка пулеметов «Максим» на зенитной тумбе. А если вместо них стояла пара «Слостиных»?

Разумеется «гатлинги» нашли бы себе применение и в авиации, если не против самолетов противника, то хотя бы для наземных штурмовок. Уже под конец войны советские конструкторы попытались сделать эрзац-заменитель на базе штурмовика Ту-2Ш – систему «огненный еж». В бомболюке монтировалась рама, на которой крепились 88 пистолетов-пулеметов ППШ с единой спусковой системой. Из «ежа» предполагалось расстреливать на бреющем полете пехотные колонны противника. Однако на испытаниях выяснилось, что рассчитанный на пехотный бой боезапас в 71 патрон с воздуха расстреливался мгновенно, а перезарядить «ежа» можно только на аэродроме вручную, так что сталинские соколы от такого подарка отказались и вернулись к привычным кассетным бомбам.

А спустя 20 лет американцы во Вьетнаме стали с успехом применять против прятавшихся в джунглях регулярных войск Севера и партизан Вьетконга «ганшипы» — двухмоторные «Дугласы» AC-47, вооруженные тремя «миниганами», смонтированными в дверях и окнах фюзеляжа. Вот еще одна ниша, в которой пулеметы Слостина могли бы показать свою безусловную эффективность.

Гранатомет Таубина-Бабурина

С 1971 года на вооружении сперва советской, а затем и российской армии состоит автоматический гранатомет АГС-17 «Пламя». Его с успехом применяли во множестве локальных конфликтов: в Афганистане, в Абхазии, в боях на таджикско-афганской границе и в Чечне. А ведь такое оружие могло бы встретить немцев еще 22 июня 1941 года, но…

Идея создания автоматического гранатомета под стандартный 40,8-мм выстрел для ружейных мортирок системы Дьяконова посетила Я.Г. Таубина, еще когда он был простым студентом Одесского института технологии и зерна. Свой проект он направил Тухачевскому, занимавшему в то время пост заместителя наркома обороны по вооружениям. В 1934 году под Таубина и собранную им вокруг его проекта группу энтузиастов будет создано отдельное КБ. В 1937 году первый образец автоматического гранатомета АГ-ТБ был представлен военным для испытаний.

На полигоне АГ-ТБ показал чудовищную по тем временам скорострельность – 50-60 выстрелов в минуту при заряжании пятизарядными магазинами и 440-460 выстрелов с ленточным питанием. Но военные от новинки отказались в пользу…50-мм ротного миномета. Главный аргумент при этом был предъявлен совершенно «феерический»: автоматический гранатомет не способен вести навесной огонь, а при максимальном угле возвышения дает большее рассеивание попаданий, чем миномет.

Таубин пытался что-то доказывать, писал многочисленные жалобы в наркомат: «Отдельные работники Арткома Доровлев, Богомолов, Бульба, Игнатенко на протяжении 1937 года с помощью бывшего председателя Артиллерийского комитета АУ Кириллова-Губецкого создали атмосферу шантажа вокруг … 40,8-мм гранатомета» — но в 1938 году 50-мм минометы были приняты на вооружение, а АГ-ТБ раз за разом отправляли на доработку.

Между тем о попавших для практических испытаний в войска гранатометах приходили восторженные отзывы. В Днепровской военной флотилии АГ-ТБ установили на бронекатер типа Д: «Автоматика работала безотказно… меткость удовлетворительная… система при стрельбе не демаскируется благодаря слабому звуку выстрела и отсутствию пламени… взрыватель работает безотказно как по воде, так и по грунту». Во время Финской войны несколько гранатометов приняли участие в боях на Карельском перешейке и не давали отказов даже при 40-градусном морозе.

Финал этой истории получился типичным для того времени – с 1938 года КБ загрузили работами по авиационной пушке МП-6, а в мае 1941 года Таубина арестовали по обвинению в «участии в антисоветском заговоре» и в «консервировании недоработанных образцов вооружения и в запуске в валовое производство технически несовершенных систем: 23-миллиметровой авиапушки, 12,7-мм пулемета и других». 28 октября 1941 года он был расстрелян. Малокалиберные минометы с первых же дней войны показали свою полную неэффективность и были сняты с вооружения.

Гранатомет на испытаниях. Фото: coollib.com

А если бы красная Армия все же получила перед войной гранатометы АГ-ТБ в достаточном количестве? Вооруженная ими пехотная рота смогла бы создавать перед своими окопами сплошной фронт огня на дистанциях до 1200 метров. В этой зоне не поздоровилось бы всем – и солдатам противника и его легкой бронетехнике, в том числе немецким бронетранспортерам SdKfz 251. При штурме городов и укрепленных позиций расчеты АГ-ТБ могли бы эффективно выбивать засевших в зданиях и ДОТах пулеметчиков, снайперов и солдат с фаустпатронами, а так для этих задач приходилось привлекать полевую артиллерию.

Наконец в случае разработки авиационного варианта, к подвескам ракетных снарядов и кассетным бомбам добавилось бы еще одно мощное средство поражения наземных целей, доступное даже для самых легких самолетов, включая «небесный тихоход» По-2, на котором летали «ночные ведьмы».

Общие трофеи

В целом трофейное дело в Красной Армии было поставлено очень четко, по-военному. Существовали трофейные команды, подчинявшиеся фронтам и армиям. Они в строгом порядке собирали все важные трофеи, технику, оружие и орудия. Всё контролировалось старшими командирами и офицерами, ставилось на учет. Произвола в таком важном деле существовать не могло.

Читать еще:  Сау 2с7 «пион»: история создания, описание и технические характеристики


Источник: http://waralbum.ru

На уровне же отдельных бойцов и подразделений трофейное дело тоже было поставлено. Существовали фронтовые обычаи взятия трофеев, их распределения между бойцами и командирами, обмена и общего использования.

Продовольствие и спиртное, а также вещевое и снабженческое имущество делилось на всех без исключения. В суровых условиях войны всё, что помогает выживать, нужно.

Оружие разбирали сами бойцы, каждый по своему вкусу и предпочтению. Причем опытному пулеметчику сами товарищи могли принести пулемет, снайперу – винтовку с оптикой, командиру – подарить хороший пистолет или бинокль. Все понимали, что это поможет общему делу. Остальное бойцы обменивали, оставляли себе или отсылали домой, в тыл.


Источник: http://waralbum.ru

Враг, который пришел на нашу землю, потерял здесь не только миллионы солдат и офицеров. Они принесли с собой и массу военного имущества и оружия, которое в конце концов было использовано против него, поэтому трофейное дело тоже вносило свой, пусть и не великий, но вклад в Победу.

Почему СССР не смог применить передовое стрелковое оружие

«Не пользуется уважением и любовью личного состава» – такие нарекания поступали с фронтов Великой Отечественной в адрес самозарядной винтовки Токарева СВТ-38/40. Бойцы даже прозвали ее «неласковой Светкой» – слишком ненадежной и капризной была она в обращении. В то же время СВТ являла собой одну из самых передовых оружейных систем своего времени, а ее появление позволило РККА реализовать одну из наиболее прогрессивных концепций использования стрелкового оружия в бою. Немецкие конструкторы, которые долго не могли создать удачную самозарядку, в итоге взяли СВТ как базу для своего образца. Как же вышло, что эта винтовка не оправдала доверия?

Автоматическая революция

К началу Второй мировой только две страны – СССР и США – сумели осуществить так называемую автоматическую революцию, т. е. разработать и массово внедрить в своих армиях самозарядные (полуавтоматические) винтовки. Это оружие в разы повышало огневую мощь стрелкового отделения и позволяло не растерять эту мощь даже при выходе из строя пулеметчика с ручным пулеметом. Другие крупные военные державы даже близко к этому не подошли. Германские генералы полагались исключительно на единые пулеметы MG-34 (позже MG-42), а стрелковые школы Британии и Франции погружались в состояние кризиса, из которого не могут выйти по сегодняшний день.

Пресловутой «автоматической революции» военные ждали еще в начале ХХ века, из-за этого, кстати, в Российской империи перед Первой мировой «придерживали» модернизацию и внедрение винтовок Мосина. Однако удачные, технологичные образцы самозарядного оружия стали появляться только в 1930 годах. В Штатах конструктор-самоучка Джон Гаранд в 1929-м разработал прототип самозарядной винтовки, который после ряда доводок и модернизаций (1931–1933 годы) получил индекс М1. Понадобилось еще несколько лет работы, чтобы в 1936-м восьмизарядная М1 Garand была принята на вооружение армии США, где сменила «магазинку» Springfield образца 1903 года. М1 успешно прошла Вторую мировую войну, а в 50-х стала базой для создания новой автоматической винтовки М14, с которой армия США начала войну во Вьетнаме. Кстати, именно ее искусно разбирал и собирал герой Тома Хэнкса в фильме «Форрест Гамп».

В СССР в теме самозарядок конкурировали между собой два оружейника – Сергей Симонов и Федор Токарев. Поначалу удача сопутствовала более молодому Симонову. Первый образец он представил еще в 1926-м, но Главное артиллерийское управление (ГАУ) «зарубило» его. К началу 30-х появилась новая модель, которая прошла полигонные испытания и была рекомендована к массовому производству. В процессе доработок самозарядная винтовка приобрела функцию автоматического огня, и в 1936-м (на несколько месяцев раньше, чем М1 Garand) стала на вооружение под обозначением АВС-36. Однако претензии к этому оружию все равно оставались, и в 1938 году ГАУ организовало новый конкурс, победителем которого стал уже Токарев со своей СВТ-38.

В ходе Зимней войны 1939–1940 годов винтовка Симонова показала себя весьма скверно, поэтому военные окончательно решили заменить ее более совершенной СВТ, получившей индекс СВТ-40.

«Светка» против «Папаши»

Существует легенда, что СССР не успел к началу Великой Отечественной наладить массовый выпуск пистолетов-пулеметов ППШ из-за косности руководства страны. Якобы сам Сталин называл автомат оружием, пригодным лишь для гангстеров и полиции, вот и встретили войну со старенькой «трехлинейкой». Ничего подобного – Советский Союз в конце 30-х – начале 40-х налаживал массовое производство «самозарядок». К началу войны РККА имела, по разным оценкам, от 1 млн до 1,5 млн винтовок Токарева. Согласно предвоенным планам армейского руководства, в 1941-м предполагалось выпустить 1,8 млн винтовок, в 1942-м – 2 млн. Для сравнения: в США за все годы эксплуатации (с 1936-го по 1957-й) было произведено 5,7 млн винтовок М1.

Но война смешала все планы. Стало ясно, что СВТ слишком нетехнологична и дорога для массового выпуска в «пожарных» условиях отступления и эвакуации. Как вспоминал в своей книге «Во имя Победы» нарком вооружения Дмитрий Устинов, СВТ-38 состояла из 143 деталей, в том числе 22 пружин. Для изготовления всего этого требовалось 12 марок стали, включая две специальные. Как результат, в 1942-м удалось выпустить около 280 винтовок. Куда выгоднее было производить простые и дешевые «трехлинейки» и ППШ. Да и к самой СВТ было немало претензий…

Парадокс: зарубежные специалисты весьма высоко оценивали винтовку Токарева. Финны после Северной войны создали свой клон СВТ под названием Ta.Pa.Ko. Немецкий генерал Гейнц Гудериан в воспоминаниях о первых месяцах боев на Восточном фронте писал о советской пехоте: «Ее вооружение ниже немецкого, за исключением автоматической винтовки». В качестве трофея СВТ ценилась солдатами вермахта.

А вот наши солдаты ее не любили. «Она мало прочна и при малейшем загрязнении отказывает в работе», «в условиях наступательных боев, в особенности при форсировании водных преград в песчаной местности, от незначительного загрязнения ведет к отказу», – такие и похожие отзывы шли из частей.

Причин было несколько. Первая – время. Джон Гаранд доводил свое оружие около 12 лет, с 1929-го по 1941 год. У Токарева такого времени для доработки не было, а те три года, что имелись, пришлось потратить на другое. Военные требовали от него облегчить СВТ, чтобы она весила почти как винтовка Мосина (3,45 кг), – этим конструктор и занимался. Надо заметить, что снижение массы не добавило надежности оружию. Вторая причина – советская промышленность, которая и в мирное время не могла обеспечить должного качества исполнения, а с началом войны качество упало в разы. Третья причина (ее иногда называют главной) – это слабая подготовка личного состава. Так, автоматика СВТ с коротким ходом газового поршня требовала весьма тщательного ухода и была чувствительна к загрязнению продуктами горения ленд-лизовских порохов. Винтовке требовалась регулярная чистка, а для надежной стрельбы в сложных условиях надо было переключать газовый регулятор. Для вчерашних крестьян (в те годы 2/3 населения СССР составляли сельские жители) все это было слишком сложно. Даже для командиров отделений разборка и сборка оружия подчас была трудной задачей. К слову, в СССР испытали винтовку Гаранда, сочли ее весьма надежной и точной. Однако М1 не стали заказывать по ленд-лизу, сочтя слишком сложной в обращении и обслуживании.

Поголовно вооружены пулеметами

Что касается СВТ, то ее производство решено было свернуть почти полностью. Подумывали о том, чтобы выпускать винтовки Токарева в снайперском варианте (именно «светкой» пользовалась легендарная Людмила Павличенко), но отказались – испытания показали, что при стрельбе на холодный ствол оружие дает слишком большой отрыв при первом выстреле. Для работы снайпера это могло быть критично.

Снайпер, Герой Советского Союза Людмила Павличенко с винтовкой СВТ-40

В итоге решено было продолжить выпуск только автоматических версий винтовки Токарева – АВТ-40. Та же самая конструкция, но с функцией автоматического огня. Вообще-то советские генералы еще в ходе войны с финнами осознали, что стрельба очередями из винтовки – пустое занятие. Из-за сильной отдачи при стрельбе с рук на дистанции 100 метров второй выстрел шел на 1,5–2 метра выше первого, а третий уходил в небо. Тем не менее небольшие партии таких автоматов выпускали, а чтобы солдаты впустую не тратили боезапас, ввели переводчик огня в виде специального ключа, который выдавался лишь командирам отделений.

Уже в первые недели Великой Отечественной выяснилось, что применение АВТ хотя бы отчасти компенсирует проигрыш РККА в пулеметах – наши ДП-27 безнадежно уступали MG-34 вермахта. Конечно, автоматический огонь из винтовок был малоэффективен, но оказывал психологическое воздействие. Военный историк Андрей Исаев приводил воспоминания немецких солдат о том, что «русские поголовно вооружены ручными пулеметами». Когда по наступающему врагу открывали огонь несколько АВТ, немецкие командиры делали вывод, что пулеметные точки противника еще не подавлены, и командовали отбой.

А еще после знакомства с советскими СВТ/АВТ немецкие военные очень захотели обзавестись собственной «самозарядкой». Ведь концепция вермахта, где действия пехотного отделения строились вокруг единого пулемета, имела серьезный изъян – выход MG из строя критически сказывался на огневой мощи всего отделения.

Прежде германские генералы смотрели на «самозарядки» с большим подозрением, особенно их пугала идея газоотводного отверстия в стволе: считалось, что такое решение приведет к быстрой порче оружия. Потому поначалу сумрачный тевтонский гений создавал странные конструкции, в которых газовая камера размещалась перед срезом ствола в специальной насадке. По такой схеме выполнялись винтовки Walther (G-41W) и Mauser (G-41М), и обе были признаны крайне неудачными. При этом винтовка Walther показала себя более перспективной, в 1943 году ее газовый механизм заменили двигателем, заимствованным у советской СВТ-40. Так у вермахта появилась собственная удачная и пригодная для массового производства «самозарядка» под обозначением G-43.

Правда, к этому времени надобность в таком оружии отпала, поскольку в «стрелковке» появился новый перспективный класс – автоматический карабин под промежуточный патрон, совмещавший в себе достоинства автоматической винтовки и пистолета-пулемета. Это же обстоятельство поставило точку и в совершенствовании СВТ-40. К 1944 году детские болезни винтовки были устранены, но советские конструкторы тоже уже приступили к работе над самозарядным и автоматическим карабином под промежуточный патрон.

Летающий танк Штурмовик Ил-2

Конструктор: С.В. Ильюшин Произведено за годы войны: более 36 000 экземпляров

Штурмовик Ил-2 разработан в ЦКБ-57 под руководством Сергея Ильюшина. Это была машина, специализированная для атаки наземных целей с малой высоты. Главная особенность конструкции — применение несущего бронекорпуса, закрывавшего летчика и жизненно важные органы самолета. Броня Ил-2 не просто защищала от малокалиберных снарядов и пуль, но и служила частью силовой конструкции фюзеляжа, за счет чего удавалось достичь ощутимой экономии массы. Знаменитый «Летающий танк» имеет очень драматичную историю.

Штурмовик ИЛ-2: «Горбатый» или «Черная смерть» Штурмовик Ил-2 оснащался 12-цилиндровым V-образным поршневым двигателем АМ-38 рабочим объемом 46,66 л. Различные модификации силовой установки развивали от 1620 до 1720 л.с. Двигатель с увеличенной на 100 л.с. мощностью устанавливался на двухместный вариант самолета

Изначально самолет планировалось сделать двухместным, однако из-за слабых моторов Ильюшин не смог уложиться в тактико-технические требования и вынужден был отказаться от стрелка, прикрывающего заднюю полусферу самолета. Одноместный «Ил» стал поступать в войска накануне войны, и, хотя его эффективность против танков и автоколонн была быстро подтверждена, отсутствие защиты сзади сделало самолет абсолютно беззащитным перед вражескими истребителями. Потери в штурмовых частях были настолько велики, что звание Героя Советского Союза присваивалось летчику через десять боевых вылетов (вместо обычных ста). Только в июле 1942 года двухместный Ил-2М прошел государственные испытания и был запущен в серию. Из-за того что производство брони для самолетов было налажено сразу на нескольких заводах, осуществлять контроль ее качества было очень сложно и сваренные корпуса самолетов проверялись на наличие дефектов отстрелом из крупнокалиберного пулемета.

До 1944 года в конструкции Ил-2 широко применялось дерево — при этом экономился дефицитный дюралюминий. И хотя бронекоробка отлично выполняла свою функцию, были нередки случаи, когда «Илы» возвращались на аэродром с сильно поврежденной хвостовой частью. В течение всей войны «Илы» оставались основным средством борьбы с немецкими танками. Их высокая эффективность достигалась за счет применения кассет с бомбами ПТАБ-2,5. Крошечные бомбы (Ил-2 брал по четыре контейнера с 48 бомбами) сбрасывались залпом на скопление техники. Бронебойность ПТАБ составляла около 70 мм — этого было более чем достаточно для поражения танка в крышу. Существует мнение о том, что успех в Курской битве был достигнут во многом благодаря действиям штурмовиков: немцы стали избегать скапливания своих войск, а координировать работу рассредоточенных частей было гораздо сложнее. Немцы называли Ил-2 «бетонным бомбардировщиком».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector