0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оружейная палата

Оружейная палата. Сокровищница государства

Пять веков истории самой старой и ценной коллекции государственных символов России

Среди музеев Московского Кремля особое место занимает Оружейная палата — и не только потому, что в ней хранятся уникальные, бесценные экспонаты. Если петербургскую Кунсткамеру называют первым музеем в России, поскольку годом ее основания считается 1714-й, то Оружейную палату с полным основанием можно назвать первым государственным музеем в Москве. Но не только это делает палату уникальной: в ней хранится колоссальное количество древних государственных регалий и парадных церемониальных атрибутов России, созданных начиная с XIII века.

Алексей Петрович Антропов (1716 — 1795)

ЧАСТЬ 1

Алексей Петрович Антропов — выдающийся русский живописец-портретист, автор монументальных росписей, академик Императорской Академии Художеств.

В какой бы области ни работали представители семьи Антроповых, их с уверенностью можно назвать мастерами своего дела.
Отец семейства Петр Яковлевич, обучившийся слесарному и инструментальному ремеслу у своего отца, слесаря Оружейной палаты Якова Савинова «сына Антропова», отслужил 12 лет солдатом лейб-гвардии Семеновского полка, участвовал во многих военных походах Петра I, в том числе и в Полтавской битве. Вернувшись к мирной жизни, работал при Санкт-Петербургском оружейном дворе, позже в Канцелярии от строений, куда поступили и четыре его сына. Старший Степан пошел по стопам отца, Иван стал часовым мастером, а Алексей и младший Николай обучались искусству живописи.

Алексей Антропов с молодости отличался трудолюбием и добросовестностью — эти наследственные качества были присущи нескольким поколениям мастеров Антроповых.

С 1732 г. его учителями становятся француз Л.Каравакк, много лет живший в России, а позже А.Матвеев, М. Захаров и И.Вишняков, поочередно возглавлявшие «живописную команду» Канцелярии от строений, в которой до открытия Академии художеств учились и служили практически все русские художники. В 1739 г. Алексей Антропов был зачислен в штат Канцелярии с довольно солидным по тому времени окладом — 120 рублей в год.

В составе команды Вишнякова он исполнил немало монументально-декоративных росписей в духе западного барокко: в Зимнем (1744-1745 гг.), Летнем (1748 г.), Царскосельском (1749 г.) и других дворцах, а в 1750 г. был отозван в Оперный дом, где писал декорации под руководством итальянских мастеров Д.Валериани и А.Перезинотти.

Судить о степени художественного достоинства тех работ сейчас трудно, так как большинство из них не сохранилось. Однако можно предположить, что Антроповым остались довольны, поскольку ему поручили весьма серьезный заказ.

В 1752 г. Антропов получил заманчивое предложение ехать в Киев для исполнения живописных работ в построенномпо проекту Ф. Растрелли архитектором И. Мичуриным Андреевском соборе. Произведенный тремя годами раньше в подмастерья, художник надеялся тем самым обрести некоторую свободу творчества и в дальнейшем претендовать на более почетную должность мастера.

К тому же к этому времени он зарекомендовал себя как опытный и умелый живописец, не лишенный организаторских способностей и настойчивости в достижении цели. До сих пор не решен вопрос, кисти одного или нескольких авторов принадлежат многочисленные изображения, украшающие собор. На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что помимо росписей кафедры, купола и образов Девы Марии и архангела Гавриила из царских врат Антропов исполнил также икону «Успение Богоматери» и запрестольную алтарную картину «Тайная вечеря». Именно картину, так как его образы апостолов — «земные», почти простонародные, даже решение композиции напоминает схему парадного портрета — ниспадающие драпировки с кистями и колонна в глубине. К сожалению, церковь была заброшена сразу по окончании работ в ней и освящалась только в 1767 г., что пагубно сказалось на сохранности живописи.

Несмотря на предельную загруженность, художник в этот период охотно писал также и портреты по старым образцам, оттачивая свое живописное мастерство. Среди них несколько схожих между собой портретов императрицы Елизаветы Петровны (1753 — 1755 rr.).

Три года, прожитые в Киеве, укрепили авторитет Алексея Петровича как незаурядного живописца, а также позволили ему доказать свое право на самостоятельность. Высокой оценкой работы Антропова послужило последовавшее в конце 1755 г. приглашение в Москву для росписи по эскизам П. Градицци и С. Горяинова плафонов в Головинском дворце, где нередко гостила сама императрица.

1758 г. застал художника уже в Петербурге. Начинался новый период творчества Антропова, полный исканий и надежд, желания усовершенствовать свое мастерство и добиться признания, период расцвета его таланта живописца-портретиста.

По возвращении в северную столицу Алексей Петрович вновь поступил в распоряжение Канцелярии от строений, что само по себе вряд ли могло удовлетворить привыкшего к самостоятельной деятельности художника.

Шестилетнее отсутствие обусловило некоторое «отставание» Антропова от столичных живописцев, мастерство которых за это время весьма и весьма возросло. В это время ему было уже за сорок и он пользовался уважением и известностью. Однако, он справедливо не числился среди мастеров первого ранга. Чувствуя настоятельную потребность продолжить свое образование, особенно в области писания портретов, Антропов обратитлся к системе частных уроков.

Такие уроки охотно давал модный тогда итальянский портретист П.Ротари, незадолго до этого приехавший в Петербург. Два года обучения у него наложили отпечаток на все дальнейшее творчество русского мастера. Однако, используя композиционные приемы Ротари, Алексей Антропов, художник яркой индивидуальности, не стал слепым подражателем. В своих портретах он всегда стремился к передаче своеобразия внешнего и внутреннего облика изображаемого человека.

Учёба у таких мастеров, как А.Матвеев, И.Вишняков, Л.Каравакк и П.Ротари, и личные способности позволили ему стать мастером русского камерного портрета, своеобразного по стилю, национального по характеру, талантливый ремесленник превратился в выдающегося и самобытнейшего русского художника.

Своего рода экзаменом на звание портретиста стало для Антропова изображение в 1759 г. статс-дамы Анастасии Михайловны Измайловой. Эта работа художника заслужила похвалу Ротари и принесла Антропову славу одного из лучших русских портретистов, повышение жалованья и чин подпоручика.

Вслед за этим полотном художник в течение последующих двух лет создал целую галерею замечательных портретов, в том числе архиепископа С.Кулябки, княгини Т.А.Трубецкой, духовника императрицы Ф.Я.Дубянского и других.

Среди мужских камерных портретов работы Антропова следует отметить «Портрет казацкого атамана Ф. И. Краснощёкова». Герой Семилетней войны, полный энергии и жизненной силы, изображен в манере, характерной для украинских портретов XVIII столетия, что неудивительно, так как Антропов провел в Малороссии несколько лет и, безусловно, был знаком со своеобразным искусством местных портретистов.

В конце 1759г., по протекции фаворита Елизаветы Петровны, образованного вельможи И.И.Шувалова , Антропов был принят в качестве живописного мастера в Московский университет, при котором предполагалось сперва учредить и Академию художеств.

Но так как это не состоялось, тот же Шувалов помог художнику в 1761 г. получить назначение в святейший правительствующий Синод на место надзирателя за живописцами и иконописцами. В его обязанности входило писать и поправлять иконы, исполнять портреты, рисовать чертежи внутреннего убранства церквей, а также обучать новых мастеров.

В 1762г. Алексей Петрович был занят изображением Петра III, царствовавшего не более полугода и даже не удостоившегося коронации. Зато его парадных портретов одним только Антроповым было исполнено несколько, не считая эскиза, который в художественном отношении стоит гораздо выше. Вообще живописец нередко повторял свои работы, внося некоторые изменения. Так было и с портретом Ф.Я.Дубянского и другими.

К торжествам, посвященным вступлению на престол императрицы Екатерины II в том же 1762 г., художник вместе с подмастерьем (Д.Левицким) подготовил 8 портретов ее величества для триумфальных ворот, поставленных в разных частях города.

ЧАСТЬ 2

СПИСОК ПРЕДСТАВЛЕННЫХ РАБОТ

  1. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник
  2. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Тульский областной художественный музей
  3. Портрет царицы Софьи
    Московский областной краеведческий музей
  4. Портрет Петра I (деталь)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  5. Портрет Петра I
    Таганрогский художественный музей
  6. Портрет императора Петра III
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  7. Портрет Екатерины Алексеевны(будущей Екатерины II)
    Саратовский художественный музей
  8. Портрет Екатерины II в профиль
    Новгородский художественно-исторический музей
  9. Портрет Екатерины II
    Областной художественный музей,Тверь
  10. Портрет Екатерины II
    Государственный музей Эрмитаж, Санкт-Петербург
  11. Портрет Ф.Я. Дубянского
    (духовник императрицы Елизаветы Петровны)
    Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
  12. Портрет архиепископа С.Кулябки
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  13. Портрет тверского архиепископа Платона Левшина
    Областной художественный музей,Тверь
  14. Портрет архиепископа Гавриила Петрова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  15. Автопортрет(?)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  16. Портрет статс-дамы А.Л.Апраксиной
    Государственный музей А.С. Пушкина, Москва
  17. Портрет А.В.Бутурлиной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  18. Портрет Д.И.Бутурлина
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  19. Портрет статс-дамы А.М.Измайловой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  20. Портрет А.И.Колычевой
    Государственный исторический музей, Москва
  21. Портрет П.А. Колычева
    Государственный исторический музей, Москва
  22. Портрет М.А.Румянцевой
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  23. Портрет княгини Т.А. Трубецкой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  24. Портрет В.В.Фермора
    Музей Академии художеств, Санкт-Петербург
  25. Портрет казацкого атамана Ф.И.Краснощекова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  26. Портрет неизвестной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  27. Портрет неизвестного в красном комзоле
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  28. Портрет неизвестной
    Томский областной краеведческий музей

© 2003 — 2020 Музеи Мира. О художниках и картинах — все права защищены, перепечатка статей запрещена

«Оружничая палата вся погоре»

Эта распродажа стала одним из тех катастрофических бедствий, которые выпали на долю Оружейной палаты за неполные пять веков своего существования. Другими были несколько пожаров и переездов, которые, как известно, этим пожарам эквивалентны. Первоначально, судя по летописям XVI века, палата располагалась в Набережных хоромах, к западу от Благовещенского собора. В этом здании Оружейная палата и пережила первый известный историкам пожар – в июле 1547 года, когда от огня катастрофически пострадали почти все постройки Московского Кремля. Второй крупный пожар произошел в палате в 1737 году, во время так называемого Великого, или Троицкого, пожара. К этому времени она уже была в первую очередь хранилищем ценностей, в том числе и военных трофеев, захваченных в ходе Северной войны. Среди них были и шведские знамена, многие из которых стали добычей огня, равно как и существенная часть коллекции оружия. После этого сохранившиеся сокровища Оружейной палаты перенесли в Теремной дворец, откуда они в 1807 году переехали в специальное здание, построенное для палаты по указу Александра I архитектором Иваном Еготовым.

Читать еще:  Электрошокер спецназ-классик: цена, отзывы, устройство, разновидности

Кольчуга-байдана московского царя Ивана IV Грозного, конец XVI века

Это был настоящий дворец, занимавший южную сторону Сенатской площади Кремля, но коллекции Оружейной палаты в нем жилось не слишком уютно. Во время Отечественной войны 1812 года ее пришлось эвакуировать в Нижний Новгород, чтобы спасти от Наполеона, а по возвращении многие предметы нуждались в реставрации, поскольку хранились в неприспособленных помещениях. Впрочем, и само здание Оружейной палаты, несмотря на красоту и помпезность, тоже мало годилось для музея: построенное из дерева, оно не имело отопления и потому было холодным и сырым. Поэтому уже в 1838 году по распоряжению императора Николая I началось проектирование нового здания Оружейной палаты, которое архитектор Николай Тон вписал в единый ансамбль с Большим Кремлевским дворцом. За два года, с 1849-го по 1851-й, новое помещение было возведено, и с тех пор палата не меняла места жительства до нынешнего времени.

Алексей Петрович Антропов (1716 — 1795)

ЧАСТЬ 1

Алексей Петрович Антропов — выдающийся русский живописец-портретист, автор монументальных росписей, академик Императорской Академии Художеств.

В какой бы области ни работали представители семьи Антроповых, их с уверенностью можно назвать мастерами своего дела.
Отец семейства Петр Яковлевич, обучившийся слесарному и инструментальному ремеслу у своего отца, слесаря Оружейной палаты Якова Савинова «сына Антропова», отслужил 12 лет солдатом лейб-гвардии Семеновского полка, участвовал во многих военных походах Петра I, в том числе и в Полтавской битве. Вернувшись к мирной жизни, работал при Санкт-Петербургском оружейном дворе, позже в Канцелярии от строений, куда поступили и четыре его сына. Старший Степан пошел по стопам отца, Иван стал часовым мастером, а Алексей и младший Николай обучались искусству живописи.

Алексей Антропов с молодости отличался трудолюбием и добросовестностью — эти наследственные качества были присущи нескольким поколениям мастеров Антроповых.

С 1732 г. его учителями становятся француз Л.Каравакк, много лет живший в России, а позже А.Матвеев, М. Захаров и И.Вишняков, поочередно возглавлявшие «живописную команду» Канцелярии от строений, в которой до открытия Академии художеств учились и служили практически все русские художники. В 1739 г. Алексей Антропов был зачислен в штат Канцелярии с довольно солидным по тому времени окладом — 120 рублей в год.

В составе команды Вишнякова он исполнил немало монументально-декоративных росписей в духе западного барокко: в Зимнем (1744-1745 гг.), Летнем (1748 г.), Царскосельском (1749 г.) и других дворцах, а в 1750 г. был отозван в Оперный дом, где писал декорации под руководством итальянских мастеров Д.Валериани и А.Перезинотти.

Судить о степени художественного достоинства тех работ сейчас трудно, так как большинство из них не сохранилось. Однако можно предположить, что Антроповым остались довольны, поскольку ему поручили весьма серьезный заказ.

В 1752 г. Антропов получил заманчивое предложение ехать в Киев для исполнения живописных работ в построенномпо проекту Ф. Растрелли архитектором И. Мичуриным Андреевском соборе. Произведенный тремя годами раньше в подмастерья, художник надеялся тем самым обрести некоторую свободу творчества и в дальнейшем претендовать на более почетную должность мастера.

К тому же к этому времени он зарекомендовал себя как опытный и умелый живописец, не лишенный организаторских способностей и настойчивости в достижении цели. До сих пор не решен вопрос, кисти одного или нескольких авторов принадлежат многочисленные изображения, украшающие собор. На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что помимо росписей кафедры, купола и образов Девы Марии и архангела Гавриила из царских врат Антропов исполнил также икону «Успение Богоматери» и запрестольную алтарную картину «Тайная вечеря». Именно картину, так как его образы апостолов — «земные», почти простонародные, даже решение композиции напоминает схему парадного портрета — ниспадающие драпировки с кистями и колонна в глубине. К сожалению, церковь была заброшена сразу по окончании работ в ней и освящалась только в 1767 г., что пагубно сказалось на сохранности живописи.

Несмотря на предельную загруженность, художник в этот период охотно писал также и портреты по старым образцам, оттачивая свое живописное мастерство. Среди них несколько схожих между собой портретов императрицы Елизаветы Петровны (1753 — 1755 rr.).

Три года, прожитые в Киеве, укрепили авторитет Алексея Петровича как незаурядного живописца, а также позволили ему доказать свое право на самостоятельность. Высокой оценкой работы Антропова послужило последовавшее в конце 1755 г. приглашение в Москву для росписи по эскизам П. Градицци и С. Горяинова плафонов в Головинском дворце, где нередко гостила сама императрица.

1758 г. застал художника уже в Петербурге. Начинался новый период творчества Антропова, полный исканий и надежд, желания усовершенствовать свое мастерство и добиться признания, период расцвета его таланта живописца-портретиста.

По возвращении в северную столицу Алексей Петрович вновь поступил в распоряжение Канцелярии от строений, что само по себе вряд ли могло удовлетворить привыкшего к самостоятельной деятельности художника.

Шестилетнее отсутствие обусловило некоторое «отставание» Антропова от столичных живописцев, мастерство которых за это время весьма и весьма возросло. В это время ему было уже за сорок и он пользовался уважением и известностью. Однако, он справедливо не числился среди мастеров первого ранга. Чувствуя настоятельную потребность продолжить свое образование, особенно в области писания портретов, Антропов обратитлся к системе частных уроков.

Такие уроки охотно давал модный тогда итальянский портретист П.Ротари, незадолго до этого приехавший в Петербург. Два года обучения у него наложили отпечаток на все дальнейшее творчество русского мастера. Однако, используя композиционные приемы Ротари, Алексей Антропов, художник яркой индивидуальности, не стал слепым подражателем. В своих портретах он всегда стремился к передаче своеобразия внешнего и внутреннего облика изображаемого человека.

Учёба у таких мастеров, как А.Матвеев, И.Вишняков, Л.Каравакк и П.Ротари, и личные способности позволили ему стать мастером русского камерного портрета, своеобразного по стилю, национального по характеру, талантливый ремесленник превратился в выдающегося и самобытнейшего русского художника.

Своего рода экзаменом на звание портретиста стало для Антропова изображение в 1759 г. статс-дамы Анастасии Михайловны Измайловой. Эта работа художника заслужила похвалу Ротари и принесла Антропову славу одного из лучших русских портретистов, повышение жалованья и чин подпоручика.

Вслед за этим полотном художник в течение последующих двух лет создал целую галерею замечательных портретов, в том числе архиепископа С.Кулябки, княгини Т.А.Трубецкой, духовника императрицы Ф.Я.Дубянского и других.

Среди мужских камерных портретов работы Антропова следует отметить «Портрет казацкого атамана Ф. И. Краснощёкова». Герой Семилетней войны, полный энергии и жизненной силы, изображен в манере, характерной для украинских портретов XVIII столетия, что неудивительно, так как Антропов провел в Малороссии несколько лет и, безусловно, был знаком со своеобразным искусством местных портретистов.

В конце 1759г., по протекции фаворита Елизаветы Петровны, образованного вельможи И.И.Шувалова , Антропов был принят в качестве живописного мастера в Московский университет, при котором предполагалось сперва учредить и Академию художеств.

Но так как это не состоялось, тот же Шувалов помог художнику в 1761 г. получить назначение в святейший правительствующий Синод на место надзирателя за живописцами и иконописцами. В его обязанности входило писать и поправлять иконы, исполнять портреты, рисовать чертежи внутреннего убранства церквей, а также обучать новых мастеров.

В 1762г. Алексей Петрович был занят изображением Петра III, царствовавшего не более полугода и даже не удостоившегося коронации. Зато его парадных портретов одним только Антроповым было исполнено несколько, не считая эскиза, который в художественном отношении стоит гораздо выше. Вообще живописец нередко повторял свои работы, внося некоторые изменения. Так было и с портретом Ф.Я.Дубянского и другими.

К торжествам, посвященным вступлению на престол императрицы Екатерины II в том же 1762 г., художник вместе с подмастерьем (Д.Левицким) подготовил 8 портретов ее величества для триумфальных ворот, поставленных в разных частях города.

ЧАСТЬ 2

СПИСОК ПРЕДСТАВЛЕННЫХ РАБОТ

  1. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник
  2. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Тульский областной художественный музей
  3. Портрет царицы Софьи
    Московский областной краеведческий музей
  4. Портрет Петра I (деталь)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  5. Портрет Петра I
    Таганрогский художественный музей
  6. Портрет императора Петра III
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  7. Портрет Екатерины Алексеевны(будущей Екатерины II)
    Саратовский художественный музей
  8. Портрет Екатерины II в профиль
    Новгородский художественно-исторический музей
  9. Портрет Екатерины II
    Областной художественный музей,Тверь
  10. Портрет Екатерины II
    Государственный музей Эрмитаж, Санкт-Петербург
  11. Портрет Ф.Я. Дубянского
    (духовник императрицы Елизаветы Петровны)
    Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
  12. Портрет архиепископа С.Кулябки
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  13. Портрет тверского архиепископа Платона Левшина
    Областной художественный музей,Тверь
  14. Портрет архиепископа Гавриила Петрова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  15. Автопортрет(?)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  16. Портрет статс-дамы А.Л.Апраксиной
    Государственный музей А.С. Пушкина, Москва
  17. Портрет А.В.Бутурлиной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  18. Портрет Д.И.Бутурлина
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  19. Портрет статс-дамы А.М.Измайловой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  20. Портрет А.И.Колычевой
    Государственный исторический музей, Москва
  21. Портрет П.А. Колычева
    Государственный исторический музей, Москва
  22. Портрет М.А.Румянцевой
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  23. Портрет княгини Т.А. Трубецкой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  24. Портрет В.В.Фермора
    Музей Академии художеств, Санкт-Петербург
  25. Портрет казацкого атамана Ф.И.Краснощекова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  26. Портрет неизвестной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  27. Портрет неизвестного в красном комзоле
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  28. Портрет неизвестной
    Томский областной краеведческий музей

© 2003 — 2020 Музеи Мира. О художниках и картинах — все права защищены, перепечатка статей запрещена

«Оружничая палата вся погоре»

Эта распродажа стала одним из тех катастрофических бедствий, которые выпали на долю Оружейной палаты за неполные пять веков своего существования. Другими были несколько пожаров и переездов, которые, как известно, этим пожарам эквивалентны. Первоначально, судя по летописям XVI века, палата располагалась в Набережных хоромах, к западу от Благовещенского собора. В этом здании Оружейная палата и пережила первый известный историкам пожар – в июле 1547 года, когда от огня катастрофически пострадали почти все постройки Московского Кремля. Второй крупный пожар произошел в палате в 1737 году, во время так называемого Великого, или Троицкого, пожара. К этому времени она уже была в первую очередь хранилищем ценностей, в том числе и военных трофеев, захваченных в ходе Северной войны. Среди них были и шведские знамена, многие из которых стали добычей огня, равно как и существенная часть коллекции оружия. После этого сохранившиеся сокровища Оружейной палаты перенесли в Теремной дворец, откуда они в 1807 году переехали в специальное здание, построенное для палаты по указу Александра I архитектором Иваном Еготовым.

Читать еще:  Истребитель-бомбардировщик су-17: история создания, описание машины, боевое применение

Кольчуга-байдана московского царя Ивана IV Грозного, конец XVI века

Это был настоящий дворец, занимавший южную сторону Сенатской площади Кремля, но коллекции Оружейной палаты в нем жилось не слишком уютно. Во время Отечественной войны 1812 года ее пришлось эвакуировать в Нижний Новгород, чтобы спасти от Наполеона, а по возвращении многие предметы нуждались в реставрации, поскольку хранились в неприспособленных помещениях. Впрочем, и само здание Оружейной палаты, несмотря на красоту и помпезность, тоже мало годилось для музея: построенное из дерева, оно не имело отопления и потому было холодным и сырым. Поэтому уже в 1838 году по распоряжению императора Николая I началось проектирование нового здания Оружейной палаты, которое архитектор Николай Тон вписал в единый ансамбль с Большим Кремлевским дворцом. За два года, с 1849-го по 1851-й, новое помещение было возведено, и с тех пор палата не меняла места жительства до нынешнего времени.

Алексей Петрович Антропов (1716 — 1795)

ЧАСТЬ 1

Алексей Петрович Антропов — выдающийся русский живописец-портретист, автор монументальных росписей, академик Императорской Академии Художеств.

В какой бы области ни работали представители семьи Антроповых, их с уверенностью можно назвать мастерами своего дела.
Отец семейства Петр Яковлевич, обучившийся слесарному и инструментальному ремеслу у своего отца, слесаря Оружейной палаты Якова Савинова «сына Антропова», отслужил 12 лет солдатом лейб-гвардии Семеновского полка, участвовал во многих военных походах Петра I, в том числе и в Полтавской битве. Вернувшись к мирной жизни, работал при Санкт-Петербургском оружейном дворе, позже в Канцелярии от строений, куда поступили и четыре его сына. Старший Степан пошел по стопам отца, Иван стал часовым мастером, а Алексей и младший Николай обучались искусству живописи.

Алексей Антропов с молодости отличался трудолюбием и добросовестностью — эти наследственные качества были присущи нескольким поколениям мастеров Антроповых.

С 1732 г. его учителями становятся француз Л.Каравакк, много лет живший в России, а позже А.Матвеев, М. Захаров и И.Вишняков, поочередно возглавлявшие «живописную команду» Канцелярии от строений, в которой до открытия Академии художеств учились и служили практически все русские художники. В 1739 г. Алексей Антропов был зачислен в штат Канцелярии с довольно солидным по тому времени окладом — 120 рублей в год.

В составе команды Вишнякова он исполнил немало монументально-декоративных росписей в духе западного барокко: в Зимнем (1744-1745 гг.), Летнем (1748 г.), Царскосельском (1749 г.) и других дворцах, а в 1750 г. был отозван в Оперный дом, где писал декорации под руководством итальянских мастеров Д.Валериани и А.Перезинотти.

Судить о степени художественного достоинства тех работ сейчас трудно, так как большинство из них не сохранилось. Однако можно предположить, что Антроповым остались довольны, поскольку ему поручили весьма серьезный заказ.

В 1752 г. Антропов получил заманчивое предложение ехать в Киев для исполнения живописных работ в построенномпо проекту Ф. Растрелли архитектором И. Мичуриным Андреевском соборе. Произведенный тремя годами раньше в подмастерья, художник надеялся тем самым обрести некоторую свободу творчества и в дальнейшем претендовать на более почетную должность мастера.

К тому же к этому времени он зарекомендовал себя как опытный и умелый живописец, не лишенный организаторских способностей и настойчивости в достижении цели. До сих пор не решен вопрос, кисти одного или нескольких авторов принадлежат многочисленные изображения, украшающие собор. На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что помимо росписей кафедры, купола и образов Девы Марии и архангела Гавриила из царских врат Антропов исполнил также икону «Успение Богоматери» и запрестольную алтарную картину «Тайная вечеря». Именно картину, так как его образы апостолов — «земные», почти простонародные, даже решение композиции напоминает схему парадного портрета — ниспадающие драпировки с кистями и колонна в глубине. К сожалению, церковь была заброшена сразу по окончании работ в ней и освящалась только в 1767 г., что пагубно сказалось на сохранности живописи.

Несмотря на предельную загруженность, художник в этот период охотно писал также и портреты по старым образцам, оттачивая свое живописное мастерство. Среди них несколько схожих между собой портретов императрицы Елизаветы Петровны (1753 — 1755 rr.).

Три года, прожитые в Киеве, укрепили авторитет Алексея Петровича как незаурядного живописца, а также позволили ему доказать свое право на самостоятельность. Высокой оценкой работы Антропова послужило последовавшее в конце 1755 г. приглашение в Москву для росписи по эскизам П. Градицци и С. Горяинова плафонов в Головинском дворце, где нередко гостила сама императрица.

1758 г. застал художника уже в Петербурге. Начинался новый период творчества Антропова, полный исканий и надежд, желания усовершенствовать свое мастерство и добиться признания, период расцвета его таланта живописца-портретиста.

По возвращении в северную столицу Алексей Петрович вновь поступил в распоряжение Канцелярии от строений, что само по себе вряд ли могло удовлетворить привыкшего к самостоятельной деятельности художника.

Шестилетнее отсутствие обусловило некоторое «отставание» Антропова от столичных живописцев, мастерство которых за это время весьма и весьма возросло. В это время ему было уже за сорок и он пользовался уважением и известностью. Однако, он справедливо не числился среди мастеров первого ранга. Чувствуя настоятельную потребность продолжить свое образование, особенно в области писания портретов, Антропов обратитлся к системе частных уроков.

Такие уроки охотно давал модный тогда итальянский портретист П.Ротари, незадолго до этого приехавший в Петербург. Два года обучения у него наложили отпечаток на все дальнейшее творчество русского мастера. Однако, используя композиционные приемы Ротари, Алексей Антропов, художник яркой индивидуальности, не стал слепым подражателем. В своих портретах он всегда стремился к передаче своеобразия внешнего и внутреннего облика изображаемого человека.

Учёба у таких мастеров, как А.Матвеев, И.Вишняков, Л.Каравакк и П.Ротари, и личные способности позволили ему стать мастером русского камерного портрета, своеобразного по стилю, национального по характеру, талантливый ремесленник превратился в выдающегося и самобытнейшего русского художника.

Своего рода экзаменом на звание портретиста стало для Антропова изображение в 1759 г. статс-дамы Анастасии Михайловны Измайловой. Эта работа художника заслужила похвалу Ротари и принесла Антропову славу одного из лучших русских портретистов, повышение жалованья и чин подпоручика.

Вслед за этим полотном художник в течение последующих двух лет создал целую галерею замечательных портретов, в том числе архиепископа С.Кулябки, княгини Т.А.Трубецкой, духовника императрицы Ф.Я.Дубянского и других.

Среди мужских камерных портретов работы Антропова следует отметить «Портрет казацкого атамана Ф. И. Краснощёкова». Герой Семилетней войны, полный энергии и жизненной силы, изображен в манере, характерной для украинских портретов XVIII столетия, что неудивительно, так как Антропов провел в Малороссии несколько лет и, безусловно, был знаком со своеобразным искусством местных портретистов.

В конце 1759г., по протекции фаворита Елизаветы Петровны, образованного вельможи И.И.Шувалова , Антропов был принят в качестве живописного мастера в Московский университет, при котором предполагалось сперва учредить и Академию художеств.

Но так как это не состоялось, тот же Шувалов помог художнику в 1761 г. получить назначение в святейший правительствующий Синод на место надзирателя за живописцами и иконописцами. В его обязанности входило писать и поправлять иконы, исполнять портреты, рисовать чертежи внутреннего убранства церквей, а также обучать новых мастеров.

В 1762г. Алексей Петрович был занят изображением Петра III, царствовавшего не более полугода и даже не удостоившегося коронации. Зато его парадных портретов одним только Антроповым было исполнено несколько, не считая эскиза, который в художественном отношении стоит гораздо выше. Вообще живописец нередко повторял свои работы, внося некоторые изменения. Так было и с портретом Ф.Я.Дубянского и другими.

К торжествам, посвященным вступлению на престол императрицы Екатерины II в том же 1762 г., художник вместе с подмастерьем (Д.Левицким) подготовил 8 портретов ее величества для триумфальных ворот, поставленных в разных частях города.

ЧАСТЬ 2

СПИСОК ПРЕДСТАВЛЕННЫХ РАБОТ

  1. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник
  2. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Тульский областной художественный музей
  3. Портрет царицы Софьи
    Московский областной краеведческий музей
  4. Портрет Петра I (деталь)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  5. Портрет Петра I
    Таганрогский художественный музей
  6. Портрет императора Петра III
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  7. Портрет Екатерины Алексеевны(будущей Екатерины II)
    Саратовский художественный музей
  8. Портрет Екатерины II в профиль
    Новгородский художественно-исторический музей
  9. Портрет Екатерины II
    Областной художественный музей,Тверь
  10. Портрет Екатерины II
    Государственный музей Эрмитаж, Санкт-Петербург
  11. Портрет Ф.Я. Дубянского
    (духовник императрицы Елизаветы Петровны)
    Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
  12. Портрет архиепископа С.Кулябки
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  13. Портрет тверского архиепископа Платона Левшина
    Областной художественный музей,Тверь
  14. Портрет архиепископа Гавриила Петрова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  15. Автопортрет(?)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  16. Портрет статс-дамы А.Л.Апраксиной
    Государственный музей А.С. Пушкина, Москва
  17. Портрет А.В.Бутурлиной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  18. Портрет Д.И.Бутурлина
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  19. Портрет статс-дамы А.М.Измайловой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  20. Портрет А.И.Колычевой
    Государственный исторический музей, Москва
  21. Портрет П.А. Колычева
    Государственный исторический музей, Москва
  22. Портрет М.А.Румянцевой
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  23. Портрет княгини Т.А. Трубецкой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  24. Портрет В.В.Фермора
    Музей Академии художеств, Санкт-Петербург
  25. Портрет казацкого атамана Ф.И.Краснощекова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  26. Портрет неизвестной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  27. Портрет неизвестного в красном комзоле
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  28. Портрет неизвестной
    Томский областной краеведческий музей

© 2003 — 2020 Музеи Мира. О художниках и картинах — все права защищены, перепечатка статей запрещена

Как возникла Оружейная палата

Первое упоминание об «оружельничей палате» сегодня относят к 1537 году. В летописных источниках именно за этот год она упоминается как место заточения князя Андрея Старицкого – младшего сына великого князя Василия III и Софьи Палеолог, рискнувшего выступить против Елены Глинской, регентши при малолетнем Иване IV, будущем Грозном. Спустя десять лет уже в другой летописи, повествующей о знаменитом московском пожаре 1547 года, вновь встречается фраза «оружничая палата». А уже в следующем, XVII столетии в структуре московских приказов появляется приказ Государевой Оружейной палаты. Уже в то время он был прообразом нынешней Оружейной палаты, но функции созданного приказа были шире. Помимо того, что это было казнохранилище, здесь работали и мастерские по изготовлению разнообразного оружия (как холодного, так и огнестрельного), мастера приказа создавали и драгоценную утварь для царского двора.

Читать еще:  Страйкбольные пистолеты

Шапка Мономаха, которой венчали на царство всех царей XVI-XVII веков. Работа мастеров Золотой Орды конца XIII — начала XIV века, опушка и навершие с крестом сделаны московскими мастерами XVII века

Существенная часть всего сделанного в палате оставалась в ней же на хранение: здесь аккумулировались ценности, которые становились составной частью государевой казны, из которой, в частности, выплачивалось натуральное вознаграждение придворным. Эту практику раздачи драгоценного содержимого Оружейной палаты прекратил только Петр I, который в 1720 году на основе Царицыной мастерской палаты, Казенного двора и Конюшенной казны создал единую «Мастерскую и Оружейную палату». В ее коллекцию были включены и сокровища Патриаршей палаты, и всех церквей Московского Кремля. А спустя еще восемь лет у палаты осталась единственная функция: быть хранилищем государственных исторических и художественных ценностей, в том числе коронационных принадлежностей.

Трансформация Оружейной палаты в музей завершилась при императоре Александре I. Царский указ «О правилах управления и сохранения в порядке и целости находящихся в Мастерской и Оружейной палате ценностей» вышел 10 марта 1806 года, и эту дату можно считать официальным днем рождения музея. Правда, открылся он только в 1814 году, и поначалу в Оружейную палату могли войти с экскурсией лишь представители дворянства и купечества, а открытым для всех музей стал лишь после Октябрьской революции. Кстати, в советское время палата в последний раз пережила раздачу хранящихся в ней сокровищ: в начале 1930-х немалая часть коллекции, в том числе и знаменитые пасхальные яйца работы Фаберже, были проданы, чтобы пополнить бюджет СССР.

Вид на старое здание Оружейной палаты, построенное в 1806-1812 годах архитектором Иваном Еготовым. Гравюра неизвестного автора по рисунку художника Павла Свиньина

Алексей Петрович Антропов (1716 — 1795)

ЧАСТЬ 1

Алексей Петрович Антропов — выдающийся русский живописец-портретист, автор монументальных росписей, академик Императорской Академии Художеств.

В какой бы области ни работали представители семьи Антроповых, их с уверенностью можно назвать мастерами своего дела.
Отец семейства Петр Яковлевич, обучившийся слесарному и инструментальному ремеслу у своего отца, слесаря Оружейной палаты Якова Савинова «сына Антропова», отслужил 12 лет солдатом лейб-гвардии Семеновского полка, участвовал во многих военных походах Петра I, в том числе и в Полтавской битве. Вернувшись к мирной жизни, работал при Санкт-Петербургском оружейном дворе, позже в Канцелярии от строений, куда поступили и четыре его сына. Старший Степан пошел по стопам отца, Иван стал часовым мастером, а Алексей и младший Николай обучались искусству живописи.

Алексей Антропов с молодости отличался трудолюбием и добросовестностью — эти наследственные качества были присущи нескольким поколениям мастеров Антроповых.

С 1732 г. его учителями становятся француз Л.Каравакк, много лет живший в России, а позже А.Матвеев, М. Захаров и И.Вишняков, поочередно возглавлявшие «живописную команду» Канцелярии от строений, в которой до открытия Академии художеств учились и служили практически все русские художники. В 1739 г. Алексей Антропов был зачислен в штат Канцелярии с довольно солидным по тому времени окладом — 120 рублей в год.

В составе команды Вишнякова он исполнил немало монументально-декоративных росписей в духе западного барокко: в Зимнем (1744-1745 гг.), Летнем (1748 г.), Царскосельском (1749 г.) и других дворцах, а в 1750 г. был отозван в Оперный дом, где писал декорации под руководством итальянских мастеров Д.Валериани и А.Перезинотти.

Судить о степени художественного достоинства тех работ сейчас трудно, так как большинство из них не сохранилось. Однако можно предположить, что Антроповым остались довольны, поскольку ему поручили весьма серьезный заказ.

В 1752 г. Антропов получил заманчивое предложение ехать в Киев для исполнения живописных работ в построенномпо проекту Ф. Растрелли архитектором И. Мичуриным Андреевском соборе. Произведенный тремя годами раньше в подмастерья, художник надеялся тем самым обрести некоторую свободу творчества и в дальнейшем претендовать на более почетную должность мастера.

К тому же к этому времени он зарекомендовал себя как опытный и умелый живописец, не лишенный организаторских способностей и настойчивости в достижении цели. До сих пор не решен вопрос, кисти одного или нескольких авторов принадлежат многочисленные изображения, украшающие собор. На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что помимо росписей кафедры, купола и образов Девы Марии и архангела Гавриила из царских врат Антропов исполнил также икону «Успение Богоматери» и запрестольную алтарную картину «Тайная вечеря». Именно картину, так как его образы апостолов — «земные», почти простонародные, даже решение композиции напоминает схему парадного портрета — ниспадающие драпировки с кистями и колонна в глубине. К сожалению, церковь была заброшена сразу по окончании работ в ней и освящалась только в 1767 г., что пагубно сказалось на сохранности живописи.

Несмотря на предельную загруженность, художник в этот период охотно писал также и портреты по старым образцам, оттачивая свое живописное мастерство. Среди них несколько схожих между собой портретов императрицы Елизаветы Петровны (1753 — 1755 rr.).

Три года, прожитые в Киеве, укрепили авторитет Алексея Петровича как незаурядного живописца, а также позволили ему доказать свое право на самостоятельность. Высокой оценкой работы Антропова послужило последовавшее в конце 1755 г. приглашение в Москву для росписи по эскизам П. Градицци и С. Горяинова плафонов в Головинском дворце, где нередко гостила сама императрица.

1758 г. застал художника уже в Петербурге. Начинался новый период творчества Антропова, полный исканий и надежд, желания усовершенствовать свое мастерство и добиться признания, период расцвета его таланта живописца-портретиста.

По возвращении в северную столицу Алексей Петрович вновь поступил в распоряжение Канцелярии от строений, что само по себе вряд ли могло удовлетворить привыкшего к самостоятельной деятельности художника.

Шестилетнее отсутствие обусловило некоторое «отставание» Антропова от столичных живописцев, мастерство которых за это время весьма и весьма возросло. В это время ему было уже за сорок и он пользовался уважением и известностью. Однако, он справедливо не числился среди мастеров первого ранга. Чувствуя настоятельную потребность продолжить свое образование, особенно в области писания портретов, Антропов обратитлся к системе частных уроков.

Такие уроки охотно давал модный тогда итальянский портретист П.Ротари, незадолго до этого приехавший в Петербург. Два года обучения у него наложили отпечаток на все дальнейшее творчество русского мастера. Однако, используя композиционные приемы Ротари, Алексей Антропов, художник яркой индивидуальности, не стал слепым подражателем. В своих портретах он всегда стремился к передаче своеобразия внешнего и внутреннего облика изображаемого человека.

Учёба у таких мастеров, как А.Матвеев, И.Вишняков, Л.Каравакк и П.Ротари, и личные способности позволили ему стать мастером русского камерного портрета, своеобразного по стилю, национального по характеру, талантливый ремесленник превратился в выдающегося и самобытнейшего русского художника.

Своего рода экзаменом на звание портретиста стало для Антропова изображение в 1759 г. статс-дамы Анастасии Михайловны Измайловой. Эта работа художника заслужила похвалу Ротари и принесла Антропову славу одного из лучших русских портретистов, повышение жалованья и чин подпоручика.

Вслед за этим полотном художник в течение последующих двух лет создал целую галерею замечательных портретов, в том числе архиепископа С.Кулябки, княгини Т.А.Трубецкой, духовника императрицы Ф.Я.Дубянского и других.

Среди мужских камерных портретов работы Антропова следует отметить «Портрет казацкого атамана Ф. И. Краснощёкова». Герой Семилетней войны, полный энергии и жизненной силы, изображен в манере, характерной для украинских портретов XVIII столетия, что неудивительно, так как Антропов провел в Малороссии несколько лет и, безусловно, был знаком со своеобразным искусством местных портретистов.

В конце 1759г., по протекции фаворита Елизаветы Петровны, образованного вельможи И.И.Шувалова , Антропов был принят в качестве живописного мастера в Московский университет, при котором предполагалось сперва учредить и Академию художеств.

Но так как это не состоялось, тот же Шувалов помог художнику в 1761 г. получить назначение в святейший правительствующий Синод на место надзирателя за живописцами и иконописцами. В его обязанности входило писать и поправлять иконы, исполнять портреты, рисовать чертежи внутреннего убранства церквей, а также обучать новых мастеров.

В 1762г. Алексей Петрович был занят изображением Петра III, царствовавшего не более полугода и даже не удостоившегося коронации. Зато его парадных портретов одним только Антроповым было исполнено несколько, не считая эскиза, который в художественном отношении стоит гораздо выше. Вообще живописец нередко повторял свои работы, внося некоторые изменения. Так было и с портретом Ф.Я.Дубянского и другими.

К торжествам, посвященным вступлению на престол императрицы Екатерины II в том же 1762 г., художник вместе с подмастерьем (Д.Левицким) подготовил 8 портретов ее величества для триумфальных ворот, поставленных в разных частях города.

ЧАСТЬ 2

СПИСОК ПРЕДСТАВЛЕННЫХ РАБОТ

  1. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник
  2. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Тульский областной художественный музей
  3. Портрет царицы Софьи
    Московский областной краеведческий музей
  4. Портрет Петра I (деталь)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  5. Портрет Петра I
    Таганрогский художественный музей
  6. Портрет императора Петра III
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  7. Портрет Екатерины Алексеевны(будущей Екатерины II)
    Саратовский художественный музей
  8. Портрет Екатерины II в профиль
    Новгородский художественно-исторический музей
  9. Портрет Екатерины II
    Областной художественный музей,Тверь
  10. Портрет Екатерины II
    Государственный музей Эрмитаж, Санкт-Петербург
  11. Портрет Ф.Я. Дубянского
    (духовник императрицы Елизаветы Петровны)
    Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
  12. Портрет архиепископа С.Кулябки
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  13. Портрет тверского архиепископа Платона Левшина
    Областной художественный музей,Тверь
  14. Портрет архиепископа Гавриила Петрова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  15. Автопортрет(?)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  16. Портрет статс-дамы А.Л.Апраксиной
    Государственный музей А.С. Пушкина, Москва
  17. Портрет А.В.Бутурлиной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  18. Портрет Д.И.Бутурлина
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  19. Портрет статс-дамы А.М.Измайловой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  20. Портрет А.И.Колычевой
    Государственный исторический музей, Москва
  21. Портрет П.А. Колычева
    Государственный исторический музей, Москва
  22. Портрет М.А.Румянцевой
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  23. Портрет княгини Т.А. Трубецкой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  24. Портрет В.В.Фермора
    Музей Академии художеств, Санкт-Петербург
  25. Портрет казацкого атамана Ф.И.Краснощекова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  26. Портрет неизвестной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  27. Портрет неизвестного в красном комзоле
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  28. Портрет неизвестной
    Томский областной краеведческий музей

© 2003 — 2020 Музеи Мира. О художниках и картинах — все права защищены, перепечатка статей запрещена

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector