3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Portal 2: Lab Rat

Автор

  • Майкл Эйвон Оеминг (руководитель проекта, художник)
  • Андреа Виклунд (художник)
  • Эрик Уолпоу (писатель)
  • Чет Фализжек (писатель)
  • Джей Пинкертон (писатель)
  • Тед Косматка (писатель) [1]

Дата публикации

  • 8 Апреля2011 (Часть 1) [2]
  • 11 Апреля2011 (Часть 2) [2]

Количество страниц

Portal 2: Lab Rat — комикс по мотивам игр серии Portal, призванный заполнить разрыв между первой и второй частями. Он расширяет историю Aperture Science и его главным героем является Даг Раттман, также известный как «Ratman». Это его первое официальное появление после косвенного упоминания в Portal и Portal ARG.

Третьяковская галерея

Эрмитаж не только восхищает, но и вдохновляет. Именно после его посещения Павел Третьяков загорелся идеей о собственном собрании картин. В итоге Третьяковская галерея стала одной из самых значительных в мире коллекций работ русских художников. Даже знаменитый фасад — творение Виктора Васнецова. Третьяковка богата картинами с историей. Первый «сказочный» сюжет русской живописи — «Русалки» Ивана Крамского, написанная под впечатлением от произведений Гоголя. А самое масштабное полотно Третьяковки «Явление Христа народу» — дипломная работа Александра Иванова, которую он писал 20 лет.

Алексей Петрович Антропов (1716 — 1795)

ЧАСТЬ 1

Алексей Петрович Антропов — выдающийся русский живописец-портретист, автор монументальных росписей, академик Императорской Академии Художеств.

В какой бы области ни работали представители семьи Антроповых, их с уверенностью можно назвать мастерами своего дела.
Отец семейства Петр Яковлевич, обучившийся слесарному и инструментальному ремеслу у своего отца, слесаря Оружейной палаты Якова Савинова «сына Антропова», отслужил 12 лет солдатом лейб-гвардии Семеновского полка, участвовал во многих военных походах Петра I, в том числе и в Полтавской битве. Вернувшись к мирной жизни, работал при Санкт-Петербургском оружейном дворе, позже в Канцелярии от строений, куда поступили и четыре его сына. Старший Степан пошел по стопам отца, Иван стал часовым мастером, а Алексей и младший Николай обучались искусству живописи.

Алексей Антропов с молодости отличался трудолюбием и добросовестностью — эти наследственные качества были присущи нескольким поколениям мастеров Антроповых.

С 1732 г. его учителями становятся француз Л.Каравакк, много лет живший в России, а позже А.Матвеев, М. Захаров и И.Вишняков, поочередно возглавлявшие «живописную команду» Канцелярии от строений, в которой до открытия Академии художеств учились и служили практически все русские художники. В 1739 г. Алексей Антропов был зачислен в штат Канцелярии с довольно солидным по тому времени окладом — 120 рублей в год.

В составе команды Вишнякова он исполнил немало монументально-декоративных росписей в духе западного барокко: в Зимнем (1744-1745 гг.), Летнем (1748 г.), Царскосельском (1749 г.) и других дворцах, а в 1750 г. был отозван в Оперный дом, где писал декорации под руководством итальянских мастеров Д.Валериани и А.Перезинотти.

Судить о степени художественного достоинства тех работ сейчас трудно, так как большинство из них не сохранилось. Однако можно предположить, что Антроповым остались довольны, поскольку ему поручили весьма серьезный заказ.

В 1752 г. Антропов получил заманчивое предложение ехать в Киев для исполнения живописных работ в построенномпо проекту Ф. Растрелли архитектором И. Мичуриным Андреевском соборе. Произведенный тремя годами раньше в подмастерья, художник надеялся тем самым обрести некоторую свободу творчества и в дальнейшем претендовать на более почетную должность мастера.

К тому же к этому времени он зарекомендовал себя как опытный и умелый живописец, не лишенный организаторских способностей и настойчивости в достижении цели. До сих пор не решен вопрос, кисти одного или нескольких авторов принадлежат многочисленные изображения, украшающие собор. На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что помимо росписей кафедры, купола и образов Девы Марии и архангела Гавриила из царских врат Антропов исполнил также икону «Успение Богоматери» и запрестольную алтарную картину «Тайная вечеря». Именно картину, так как его образы апостолов — «земные», почти простонародные, даже решение композиции напоминает схему парадного портрета — ниспадающие драпировки с кистями и колонна в глубине. К сожалению, церковь была заброшена сразу по окончании работ в ней и освящалась только в 1767 г., что пагубно сказалось на сохранности живописи.

Несмотря на предельную загруженность, художник в этот период охотно писал также и портреты по старым образцам, оттачивая свое живописное мастерство. Среди них несколько схожих между собой портретов императрицы Елизаветы Петровны (1753 — 1755 rr.).

Три года, прожитые в Киеве, укрепили авторитет Алексея Петровича как незаурядного живописца, а также позволили ему доказать свое право на самостоятельность. Высокой оценкой работы Антропова послужило последовавшее в конце 1755 г. приглашение в Москву для росписи по эскизам П. Градицци и С. Горяинова плафонов в Головинском дворце, где нередко гостила сама императрица.

1758 г. застал художника уже в Петербурге. Начинался новый период творчества Антропова, полный исканий и надежд, желания усовершенствовать свое мастерство и добиться признания, период расцвета его таланта живописца-портретиста.

По возвращении в северную столицу Алексей Петрович вновь поступил в распоряжение Канцелярии от строений, что само по себе вряд ли могло удовлетворить привыкшего к самостоятельной деятельности художника.

Шестилетнее отсутствие обусловило некоторое «отставание» Антропова от столичных живописцев, мастерство которых за это время весьма и весьма возросло. В это время ему было уже за сорок и он пользовался уважением и известностью. Однако, он справедливо не числился среди мастеров первого ранга. Чувствуя настоятельную потребность продолжить свое образование, особенно в области писания портретов, Антропов обратитлся к системе частных уроков.

Такие уроки охотно давал модный тогда итальянский портретист П.Ротари, незадолго до этого приехавший в Петербург. Два года обучения у него наложили отпечаток на все дальнейшее творчество русского мастера. Однако, используя композиционные приемы Ротари, Алексей Антропов, художник яркой индивидуальности, не стал слепым подражателем. В своих портретах он всегда стремился к передаче своеобразия внешнего и внутреннего облика изображаемого человека.

Учёба у таких мастеров, как А.Матвеев, И.Вишняков, Л.Каравакк и П.Ротари, и личные способности позволили ему стать мастером русского камерного портрета, своеобразного по стилю, национального по характеру, талантливый ремесленник превратился в выдающегося и самобытнейшего русского художника.

Своего рода экзаменом на звание портретиста стало для Антропова изображение в 1759 г. статс-дамы Анастасии Михайловны Измайловой. Эта работа художника заслужила похвалу Ротари и принесла Антропову славу одного из лучших русских портретистов, повышение жалованья и чин подпоручика.

Вслед за этим полотном художник в течение последующих двух лет создал целую галерею замечательных портретов, в том числе архиепископа С.Кулябки, княгини Т.А.Трубецкой, духовника императрицы Ф.Я.Дубянского и других.

Среди мужских камерных портретов работы Антропова следует отметить «Портрет казацкого атамана Ф. И. Краснощёкова». Герой Семилетней войны, полный энергии и жизненной силы, изображен в манере, характерной для украинских портретов XVIII столетия, что неудивительно, так как Антропов провел в Малороссии несколько лет и, безусловно, был знаком со своеобразным искусством местных портретистов.

В конце 1759г., по протекции фаворита Елизаветы Петровны, образованного вельможи И.И.Шувалова , Антропов был принят в качестве живописного мастера в Московский университет, при котором предполагалось сперва учредить и Академию художеств.

Но так как это не состоялось, тот же Шувалов помог художнику в 1761 г. получить назначение в святейший правительствующий Синод на место надзирателя за живописцами и иконописцами. В его обязанности входило писать и поправлять иконы, исполнять портреты, рисовать чертежи внутреннего убранства церквей, а также обучать новых мастеров.

В 1762г. Алексей Петрович был занят изображением Петра III, царствовавшего не более полугода и даже не удостоившегося коронации. Зато его парадных портретов одним только Антроповым было исполнено несколько, не считая эскиза, который в художественном отношении стоит гораздо выше. Вообще живописец нередко повторял свои работы, внося некоторые изменения. Так было и с портретом Ф.Я.Дубянского и другими.

Читать еще:  Bell v-22 osprey: единственный в мире серийный конвертоплан

К торжествам, посвященным вступлению на престол императрицы Екатерины II в том же 1762 г., художник вместе с подмастерьем (Д.Левицким) подготовил 8 портретов ее величества для триумфальных ворот, поставленных в разных частях города.

ЧАСТЬ 2

СПИСОК ПРЕДСТАВЛЕННЫХ РАБОТ

  1. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник
  2. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Тульский областной художественный музей
  3. Портрет царицы Софьи
    Московский областной краеведческий музей
  4. Портрет Петра I (деталь)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  5. Портрет Петра I
    Таганрогский художественный музей
  6. Портрет императора Петра III
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  7. Портрет Екатерины Алексеевны(будущей Екатерины II)
    Саратовский художественный музей
  8. Портрет Екатерины II в профиль
    Новгородский художественно-исторический музей
  9. Портрет Екатерины II
    Областной художественный музей,Тверь
  10. Портрет Екатерины II
    Государственный музей Эрмитаж, Санкт-Петербург
  11. Портрет Ф.Я. Дубянского
    (духовник императрицы Елизаветы Петровны)
    Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
  12. Портрет архиепископа С.Кулябки
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  13. Портрет тверского архиепископа Платона Левшина
    Областной художественный музей,Тверь
  14. Портрет архиепископа Гавриила Петрова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  15. Автопортрет(?)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  16. Портрет статс-дамы А.Л.Апраксиной
    Государственный музей А.С. Пушкина, Москва
  17. Портрет А.В.Бутурлиной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  18. Портрет Д.И.Бутурлина
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  19. Портрет статс-дамы А.М.Измайловой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  20. Портрет А.И.Колычевой
    Государственный исторический музей, Москва
  21. Портрет П.А. Колычева
    Государственный исторический музей, Москва
  22. Портрет М.А.Румянцевой
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  23. Портрет княгини Т.А. Трубецкой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  24. Портрет В.В.Фермора
    Музей Академии художеств, Санкт-Петербург
  25. Портрет казацкого атамана Ф.И.Краснощекова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  26. Портрет неизвестной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  27. Портрет неизвестного в красном комзоле
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  28. Портрет неизвестной
    Томский областной краеведческий музей

© 2003 — 2020 Музеи Мира. О художниках и картинах — все права защищены, перепечатка статей запрещена

Плавучий музей

Подводная лодка Б-413. Место прикола — город Калининград. 20 лет субмарина несла боевую службу на Северном флоте. Побывала на Кубе и в Гвинее. И даже в мирное время экипажу удалось получить звание «Отличный корабль».

С 2000 года в отставке. В России, кстати, музеями стали четыре подводные лодки, все они открыты для посещения. Но Б-413 — единственная, которая сохранилась в первозданном виде. На корабле всё по-прежнему: механизмы, боеприпасы, вооружение. А моряками-подводниками на время становятся посетители музея. Экипаж отправляется в виртуальное подводное плавание, проводит торпедную атаку, справляется с аварией в отсеке.

Сюжет [ править | править код ]

Часть 1 [ править | править код ]

Раттман проходит через центр по обогащению.

В первой части Раттман ищет Челл, проходя через Центр по обогащению. Попутно он разговаривает со своим кубом-компаньоном, так как он болен шизофренией. Также основная история пересекается с воспоминаниями времени, когда GLaDOS ещё не была достроена.

Вскоре после того, как Раттман нашёл Челл, тот принял свои последние таблетки от шизофрении, сказав, что ему понадобится ясная голова, когда это произойдёт. В первом воспоминании показаны два работника, которые разговаривали о том, что в камерах следует спрятать камеры видеонаблюдения и о том, что некое лицо никогда не догадается о них. В то время, как Раттман проходит через объект, Челл достигает испытательной камеры 19 и, добравшись до камеры GLaDOS, наконец побеждает её.

Party Escort Bot тащит Челл обратно в комплекс.

После этого следует ещё одно воспоминание — в камере GLaDOS Раттман разговаривает со своим коллегой Генри, который сравнивает их прорыв в искуственном интелекте с теорией относительности Эйнштейна и полётом на Луну NASA. Однако Раттман выражает свои сомнения по поводу того, что GLaDOS пытается убить их каждую одну шестнадцатую пикосекунды, когда включена.

Вернувшись к реальности, Раттман выходит на поверхность, где он расчитывал найти Челл. Когда он её нашёл, Челл уже тащил обратно в комплекс распорядитель вечеринки.

За этим следует третье воспоминание. В нём Генри просит Раттмана помочь включить Модуль морали, который должен обуздать влечение GLaDOS убить их всех.

После очередного возврата в реальность Куб-компаньон предлагает Раттману бежать, но тот, чуствуя ответственность за случившееся, решает вернуться в лабораторию и спасти её.

Часть 2 [ править | править код ]

Раттман смотрит на Челл спящую в своей палате отдыха.

Вторая часть начинается с момента, когда Даг Раттман обходит внутренние помещения Aperture Science. Также, в это время начинают действовать антипсихические таблетки Раттмана, и на время он перестаёт слышать куба-компаньона. Даг находит Челл в криокамере в центре отдыха, куда её занёс распорядитель вечеринки. Он решает спасти её, взяв под свой контроль управление криохранилищем, но его путь блокируют турели. Заметив панель на стене, он понимает – разрушения после смерти GLaDOS повредили все системы жизнеобеспечения криокамер. Дагу нужно было спешить, чтобы спасти жизнь Челл, в связи с чем он решает пересечь участок с турелями, надеясь на то, что они его не заденут. Но, к сожалению, его ранит в ногу, и он теряет сознание.

В это время появляется новое воспоминание – момент, когда GLaDOS отравила всех работников Aperture Science нейротоксинами. Раттман — единственный выживший. После нескольких насмешек GLaDOS по поводу его болезни он отправляется в архив файлов. Там он изменяет порядок тестируемых, выставив Челл первой в списке.

Раттман прыгает в архив файлов.

Вернувшись ненадолго к реальности, Раттман снова теряет сознание.

В следующем воспоминании Генри общается с GLaDOS. Она говорит, что потеряла весь интерес к убийствам благодаря модулю морали и хотела бы провести эксперимент во время мероприятия “Приведи кота на работу”. Для него она попросила немного нейротоксина и Генри охотно соглашается, так как это ради науки.

Даг приходит в сознание и снова слышит своего куба-компаньона. Тот спрашивает, как он узнал, что Челл именно та, которую надо отправить на испытания, на что Даг отвечает: “Назовём это интуицией”. После, куб предлагает подключить криокамеру к резервному контуру, чтобы перезапустить систему жизнеобеспечения. Это спасает Челл, но одновременно погружает в вечный сон, до тех пор пока её кто-нибудь не побеспокоит. “Живая и мёртвая, пока кто-то не откроет коробку”.

Измученный Раттман ложится в Релаксационную кровать и, вероятно, засыпает. В это время на пол падают файлы Челл, на которых сказано, что она не допущена к тестам в связи с её необыкновенным упрямством и тем, что она никогда не сдаётся.

Алексей Петрович Антропов (1716 — 1795)

ЧАСТЬ 1

Алексей Петрович Антропов — выдающийся русский живописец-портретист, автор монументальных росписей, академик Императорской Академии Художеств.

В какой бы области ни работали представители семьи Антроповых, их с уверенностью можно назвать мастерами своего дела.
Отец семейства Петр Яковлевич, обучившийся слесарному и инструментальному ремеслу у своего отца, слесаря Оружейной палаты Якова Савинова «сына Антропова», отслужил 12 лет солдатом лейб-гвардии Семеновского полка, участвовал во многих военных походах Петра I, в том числе и в Полтавской битве. Вернувшись к мирной жизни, работал при Санкт-Петербургском оружейном дворе, позже в Канцелярии от строений, куда поступили и четыре его сына. Старший Степан пошел по стопам отца, Иван стал часовым мастером, а Алексей и младший Николай обучались искусству живописи.

Алексей Антропов с молодости отличался трудолюбием и добросовестностью — эти наследственные качества были присущи нескольким поколениям мастеров Антроповых.

С 1732 г. его учителями становятся француз Л.Каравакк, много лет живший в России, а позже А.Матвеев, М. Захаров и И.Вишняков, поочередно возглавлявшие «живописную команду» Канцелярии от строений, в которой до открытия Академии художеств учились и служили практически все русские художники. В 1739 г. Алексей Антропов был зачислен в штат Канцелярии с довольно солидным по тому времени окладом — 120 рублей в год.

В составе команды Вишнякова он исполнил немало монументально-декоративных росписей в духе западного барокко: в Зимнем (1744-1745 гг.), Летнем (1748 г.), Царскосельском (1749 г.) и других дворцах, а в 1750 г. был отозван в Оперный дом, где писал декорации под руководством итальянских мастеров Д.Валериани и А.Перезинотти.

Судить о степени художественного достоинства тех работ сейчас трудно, так как большинство из них не сохранилось. Однако можно предположить, что Антроповым остались довольны, поскольку ему поручили весьма серьезный заказ.

Читать еще:  Лук — древнейшее оружие, дожившее до наших дней

В 1752 г. Антропов получил заманчивое предложение ехать в Киев для исполнения живописных работ в построенномпо проекту Ф. Растрелли архитектором И. Мичуриным Андреевском соборе. Произведенный тремя годами раньше в подмастерья, художник надеялся тем самым обрести некоторую свободу творчества и в дальнейшем претендовать на более почетную должность мастера.

К тому же к этому времени он зарекомендовал себя как опытный и умелый живописец, не лишенный организаторских способностей и настойчивости в достижении цели. До сих пор не решен вопрос, кисти одного или нескольких авторов принадлежат многочисленные изображения, украшающие собор. На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что помимо росписей кафедры, купола и образов Девы Марии и архангела Гавриила из царских врат Антропов исполнил также икону «Успение Богоматери» и запрестольную алтарную картину «Тайная вечеря». Именно картину, так как его образы апостолов — «земные», почти простонародные, даже решение композиции напоминает схему парадного портрета — ниспадающие драпировки с кистями и колонна в глубине. К сожалению, церковь была заброшена сразу по окончании работ в ней и освящалась только в 1767 г., что пагубно сказалось на сохранности живописи.

Несмотря на предельную загруженность, художник в этот период охотно писал также и портреты по старым образцам, оттачивая свое живописное мастерство. Среди них несколько схожих между собой портретов императрицы Елизаветы Петровны (1753 — 1755 rr.).

Три года, прожитые в Киеве, укрепили авторитет Алексея Петровича как незаурядного живописца, а также позволили ему доказать свое право на самостоятельность. Высокой оценкой работы Антропова послужило последовавшее в конце 1755 г. приглашение в Москву для росписи по эскизам П. Градицци и С. Горяинова плафонов в Головинском дворце, где нередко гостила сама императрица.

1758 г. застал художника уже в Петербурге. Начинался новый период творчества Антропова, полный исканий и надежд, желания усовершенствовать свое мастерство и добиться признания, период расцвета его таланта живописца-портретиста.

По возвращении в северную столицу Алексей Петрович вновь поступил в распоряжение Канцелярии от строений, что само по себе вряд ли могло удовлетворить привыкшего к самостоятельной деятельности художника.

Шестилетнее отсутствие обусловило некоторое «отставание» Антропова от столичных живописцев, мастерство которых за это время весьма и весьма возросло. В это время ему было уже за сорок и он пользовался уважением и известностью. Однако, он справедливо не числился среди мастеров первого ранга. Чувствуя настоятельную потребность продолжить свое образование, особенно в области писания портретов, Антропов обратитлся к системе частных уроков.

Такие уроки охотно давал модный тогда итальянский портретист П.Ротари, незадолго до этого приехавший в Петербург. Два года обучения у него наложили отпечаток на все дальнейшее творчество русского мастера. Однако, используя композиционные приемы Ротари, Алексей Антропов, художник яркой индивидуальности, не стал слепым подражателем. В своих портретах он всегда стремился к передаче своеобразия внешнего и внутреннего облика изображаемого человека.

Учёба у таких мастеров, как А.Матвеев, И.Вишняков, Л.Каравакк и П.Ротари, и личные способности позволили ему стать мастером русского камерного портрета, своеобразного по стилю, национального по характеру, талантливый ремесленник превратился в выдающегося и самобытнейшего русского художника.

Своего рода экзаменом на звание портретиста стало для Антропова изображение в 1759 г. статс-дамы Анастасии Михайловны Измайловой. Эта работа художника заслужила похвалу Ротари и принесла Антропову славу одного из лучших русских портретистов, повышение жалованья и чин подпоручика.

Вслед за этим полотном художник в течение последующих двух лет создал целую галерею замечательных портретов, в том числе архиепископа С.Кулябки, княгини Т.А.Трубецкой, духовника императрицы Ф.Я.Дубянского и других.

Среди мужских камерных портретов работы Антропова следует отметить «Портрет казацкого атамана Ф. И. Краснощёкова». Герой Семилетней войны, полный энергии и жизненной силы, изображен в манере, характерной для украинских портретов XVIII столетия, что неудивительно, так как Антропов провел в Малороссии несколько лет и, безусловно, был знаком со своеобразным искусством местных портретистов.

В конце 1759г., по протекции фаворита Елизаветы Петровны, образованного вельможи И.И.Шувалова , Антропов был принят в качестве живописного мастера в Московский университет, при котором предполагалось сперва учредить и Академию художеств.

Но так как это не состоялось, тот же Шувалов помог художнику в 1761 г. получить назначение в святейший правительствующий Синод на место надзирателя за живописцами и иконописцами. В его обязанности входило писать и поправлять иконы, исполнять портреты, рисовать чертежи внутреннего убранства церквей, а также обучать новых мастеров.

В 1762г. Алексей Петрович был занят изображением Петра III, царствовавшего не более полугода и даже не удостоившегося коронации. Зато его парадных портретов одним только Антроповым было исполнено несколько, не считая эскиза, который в художественном отношении стоит гораздо выше. Вообще живописец нередко повторял свои работы, внося некоторые изменения. Так было и с портретом Ф.Я.Дубянского и другими.

К торжествам, посвященным вступлению на престол императрицы Екатерины II в том же 1762 г., художник вместе с подмастерьем (Д.Левицким) подготовил 8 портретов ее величества для триумфальных ворот, поставленных в разных частях города.

ЧАСТЬ 2

СПИСОК ПРЕДСТАВЛЕННЫХ РАБОТ

  1. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник
  2. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Тульский областной художественный музей
  3. Портрет царицы Софьи
    Московский областной краеведческий музей
  4. Портрет Петра I (деталь)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  5. Портрет Петра I
    Таганрогский художественный музей
  6. Портрет императора Петра III
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  7. Портрет Екатерины Алексеевны(будущей Екатерины II)
    Саратовский художественный музей
  8. Портрет Екатерины II в профиль
    Новгородский художественно-исторический музей
  9. Портрет Екатерины II
    Областной художественный музей,Тверь
  10. Портрет Екатерины II
    Государственный музей Эрмитаж, Санкт-Петербург
  11. Портрет Ф.Я. Дубянского
    (духовник императрицы Елизаветы Петровны)
    Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
  12. Портрет архиепископа С.Кулябки
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  13. Портрет тверского архиепископа Платона Левшина
    Областной художественный музей,Тверь
  14. Портрет архиепископа Гавриила Петрова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  15. Автопортрет(?)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  16. Портрет статс-дамы А.Л.Апраксиной
    Государственный музей А.С. Пушкина, Москва
  17. Портрет А.В.Бутурлиной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  18. Портрет Д.И.Бутурлина
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  19. Портрет статс-дамы А.М.Измайловой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  20. Портрет А.И.Колычевой
    Государственный исторический музей, Москва
  21. Портрет П.А. Колычева
    Государственный исторический музей, Москва
  22. Портрет М.А.Румянцевой
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  23. Портрет княгини Т.А. Трубецкой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  24. Портрет В.В.Фермора
    Музей Академии художеств, Санкт-Петербург
  25. Портрет казацкого атамана Ф.И.Краснощекова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  26. Портрет неизвестной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  27. Портрет неизвестного в красном комзоле
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  28. Портрет неизвестной
    Томский областной краеведческий музей

© 2003 — 2020 Музеи Мира. О художниках и картинах — все права защищены, перепечатка статей запрещена

  • Даг Раттман
  • Куб-компаньон
  • Челл
  • GLaDOS
  • Два неопознанных сотрудника Aperture Science
  • Генри
  • Кейв Джонсон (в качестве заранее записанного сообщения)
  • Party Escort Bot
  • Турель Aperture Science
  • Мёртвые сотрудники Aperture Science
  • Чарльз Кардосе (только имя)
  • Фил Кениг (только имя)
  • Кристофер Фам (только имя)
  • Арсенио Наварро (только имя)
  • Уильям Кент (только имя)
  • Аль Андерсон (только имя)
  • Эмили Нараски (только имя)
  • Девид Селф (только имя)
  • Даг Хоппер (только имя)
  • Марк Мокс (только имя)
  • Бренда Богенскут (только имя)
  • Джеймс Мюррей (только имя)
  • Най (только имя)
  • Лазарус Грэй (только имя)
  • Лэйв Рейдж (только имя)
  • Роберт Нолл (только имя)

Оружейная палата

Сокровищница московских князей и русских царей.

Здесь хранятся непременные атрибуты государевой власти: скипетр, держава, шапка Мономаха, которой венчали на царство до правления Петра I. Среди 4 000 экспонатов — единственный в мире двойной трон.

Он был создан специально для братьев-царевичей Ивана V и Петра Алексеевича, которых вдвоем венчали на царство. И конечно, значительная часть музея-сокровищницы — оружие. Но тоже исключительно как произведение искусства. К примеру, ружье Екатерины II в стиле рококо.

Алексей Петрович Антропов (1716 — 1795)

ЧАСТЬ 1

Алексей Петрович Антропов — выдающийся русский живописец-портретист, автор монументальных росписей, академик Императорской Академии Художеств.

В какой бы области ни работали представители семьи Антроповых, их с уверенностью можно назвать мастерами своего дела.
Отец семейства Петр Яковлевич, обучившийся слесарному и инструментальному ремеслу у своего отца, слесаря Оружейной палаты Якова Савинова «сына Антропова», отслужил 12 лет солдатом лейб-гвардии Семеновского полка, участвовал во многих военных походах Петра I, в том числе и в Полтавской битве. Вернувшись к мирной жизни, работал при Санкт-Петербургском оружейном дворе, позже в Канцелярии от строений, куда поступили и четыре его сына. Старший Степан пошел по стопам отца, Иван стал часовым мастером, а Алексей и младший Николай обучались искусству живописи.

Читать еще:  Птрк «конкурс»: история создания и технические характеристики

Алексей Антропов с молодости отличался трудолюбием и добросовестностью — эти наследственные качества были присущи нескольким поколениям мастеров Антроповых.

С 1732 г. его учителями становятся француз Л.Каравакк, много лет живший в России, а позже А.Матвеев, М. Захаров и И.Вишняков, поочередно возглавлявшие «живописную команду» Канцелярии от строений, в которой до открытия Академии художеств учились и служили практически все русские художники. В 1739 г. Алексей Антропов был зачислен в штат Канцелярии с довольно солидным по тому времени окладом — 120 рублей в год.

В составе команды Вишнякова он исполнил немало монументально-декоративных росписей в духе западного барокко: в Зимнем (1744-1745 гг.), Летнем (1748 г.), Царскосельском (1749 г.) и других дворцах, а в 1750 г. был отозван в Оперный дом, где писал декорации под руководством итальянских мастеров Д.Валериани и А.Перезинотти.

Судить о степени художественного достоинства тех работ сейчас трудно, так как большинство из них не сохранилось. Однако можно предположить, что Антроповым остались довольны, поскольку ему поручили весьма серьезный заказ.

В 1752 г. Антропов получил заманчивое предложение ехать в Киев для исполнения живописных работ в построенномпо проекту Ф. Растрелли архитектором И. Мичуриным Андреевском соборе. Произведенный тремя годами раньше в подмастерья, художник надеялся тем самым обрести некоторую свободу творчества и в дальнейшем претендовать на более почетную должность мастера.

К тому же к этому времени он зарекомендовал себя как опытный и умелый живописец, не лишенный организаторских способностей и настойчивости в достижении цели. До сих пор не решен вопрос, кисти одного или нескольких авторов принадлежат многочисленные изображения, украшающие собор. На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что помимо росписей кафедры, купола и образов Девы Марии и архангела Гавриила из царских врат Антропов исполнил также икону «Успение Богоматери» и запрестольную алтарную картину «Тайная вечеря». Именно картину, так как его образы апостолов — «земные», почти простонародные, даже решение композиции напоминает схему парадного портрета — ниспадающие драпировки с кистями и колонна в глубине. К сожалению, церковь была заброшена сразу по окончании работ в ней и освящалась только в 1767 г., что пагубно сказалось на сохранности живописи.

Несмотря на предельную загруженность, художник в этот период охотно писал также и портреты по старым образцам, оттачивая свое живописное мастерство. Среди них несколько схожих между собой портретов императрицы Елизаветы Петровны (1753 — 1755 rr.).

Три года, прожитые в Киеве, укрепили авторитет Алексея Петровича как незаурядного живописца, а также позволили ему доказать свое право на самостоятельность. Высокой оценкой работы Антропова послужило последовавшее в конце 1755 г. приглашение в Москву для росписи по эскизам П. Градицци и С. Горяинова плафонов в Головинском дворце, где нередко гостила сама императрица.

1758 г. застал художника уже в Петербурге. Начинался новый период творчества Антропова, полный исканий и надежд, желания усовершенствовать свое мастерство и добиться признания, период расцвета его таланта живописца-портретиста.

По возвращении в северную столицу Алексей Петрович вновь поступил в распоряжение Канцелярии от строений, что само по себе вряд ли могло удовлетворить привыкшего к самостоятельной деятельности художника.

Шестилетнее отсутствие обусловило некоторое «отставание» Антропова от столичных живописцев, мастерство которых за это время весьма и весьма возросло. В это время ему было уже за сорок и он пользовался уважением и известностью. Однако, он справедливо не числился среди мастеров первого ранга. Чувствуя настоятельную потребность продолжить свое образование, особенно в области писания портретов, Антропов обратитлся к системе частных уроков.

Такие уроки охотно давал модный тогда итальянский портретист П.Ротари, незадолго до этого приехавший в Петербург. Два года обучения у него наложили отпечаток на все дальнейшее творчество русского мастера. Однако, используя композиционные приемы Ротари, Алексей Антропов, художник яркой индивидуальности, не стал слепым подражателем. В своих портретах он всегда стремился к передаче своеобразия внешнего и внутреннего облика изображаемого человека.

Учёба у таких мастеров, как А.Матвеев, И.Вишняков, Л.Каравакк и П.Ротари, и личные способности позволили ему стать мастером русского камерного портрета, своеобразного по стилю, национального по характеру, талантливый ремесленник превратился в выдающегося и самобытнейшего русского художника.

Своего рода экзаменом на звание портретиста стало для Антропова изображение в 1759 г. статс-дамы Анастасии Михайловны Измайловой. Эта работа художника заслужила похвалу Ротари и принесла Антропову славу одного из лучших русских портретистов, повышение жалованья и чин подпоручика.

Вслед за этим полотном художник в течение последующих двух лет создал целую галерею замечательных портретов, в том числе архиепископа С.Кулябки, княгини Т.А.Трубецкой, духовника императрицы Ф.Я.Дубянского и других.

Среди мужских камерных портретов работы Антропова следует отметить «Портрет казацкого атамана Ф. И. Краснощёкова». Герой Семилетней войны, полный энергии и жизненной силы, изображен в манере, характерной для украинских портретов XVIII столетия, что неудивительно, так как Антропов провел в Малороссии несколько лет и, безусловно, был знаком со своеобразным искусством местных портретистов.

В конце 1759г., по протекции фаворита Елизаветы Петровны, образованного вельможи И.И.Шувалова , Антропов был принят в качестве живописного мастера в Московский университет, при котором предполагалось сперва учредить и Академию художеств.

Но так как это не состоялось, тот же Шувалов помог художнику в 1761 г. получить назначение в святейший правительствующий Синод на место надзирателя за живописцами и иконописцами. В его обязанности входило писать и поправлять иконы, исполнять портреты, рисовать чертежи внутреннего убранства церквей, а также обучать новых мастеров.

В 1762г. Алексей Петрович был занят изображением Петра III, царствовавшего не более полугода и даже не удостоившегося коронации. Зато его парадных портретов одним только Антроповым было исполнено несколько, не считая эскиза, который в художественном отношении стоит гораздо выше. Вообще живописец нередко повторял свои работы, внося некоторые изменения. Так было и с портретом Ф.Я.Дубянского и другими.

К торжествам, посвященным вступлению на престол императрицы Екатерины II в том же 1762 г., художник вместе с подмастерьем (Д.Левицким) подготовил 8 портретов ее величества для триумфальных ворот, поставленных в разных частях города.

ЧАСТЬ 2

СПИСОК ПРЕДСТАВЛЕННЫХ РАБОТ

  1. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник
  2. Портрет императрицы Елизаветы Петровны
    Тульский областной художественный музей
  3. Портрет царицы Софьи
    Московский областной краеведческий музей
  4. Портрет Петра I (деталь)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  5. Портрет Петра I
    Таганрогский художественный музей
  6. Портрет императора Петра III
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  7. Портрет Екатерины Алексеевны(будущей Екатерины II)
    Саратовский художественный музей
  8. Портрет Екатерины II в профиль
    Новгородский художественно-исторический музей
  9. Портрет Екатерины II
    Областной художественный музей,Тверь
  10. Портрет Екатерины II
    Государственный музей Эрмитаж, Санкт-Петербург
  11. Портрет Ф.Я. Дубянского
    (духовник императрицы Елизаветы Петровны)
    Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
  12. Портрет архиепископа С.Кулябки
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  13. Портрет тверского архиепископа Платона Левшина
    Областной художественный музей,Тверь
  14. Портрет архиепископа Гавриила Петрова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  15. Автопортрет(?)
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  16. Портрет статс-дамы А.Л.Апраксиной
    Государственный музей А.С. Пушкина, Москва
  17. Портрет А.В.Бутурлиной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  18. Портрет Д.И.Бутурлина
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  19. Портрет статс-дамы А.М.Измайловой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  20. Портрет А.И.Колычевой
    Государственный исторический музей, Москва
  21. Портрет П.А. Колычева
    Государственный исторический музей, Москва
  22. Портрет М.А.Румянцевой
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  23. Портрет княгини Т.А. Трубецкой
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  24. Портрет В.В.Фермора
    Музей Академии художеств, Санкт-Петербург
  25. Портрет казацкого атамана Ф.И.Краснощекова
    Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
  26. Портрет неизвестной
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  27. Портрет неизвестного в красном комзоле
    Государственная Третьяковская галерея, Москва
  28. Портрет неизвестной
    Томский областной краеведческий музей

© 2003 — 2020 Музеи Мира. О художниках и картинах — все права защищены, перепечатка статей запрещена

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector