0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ружейный замок

Ружейный замок

Замо́к — часть ружья (кулеврины, аркебузы, мушкета, фузеи), отвечающая за воспламенение заряда.

Термин является устаревшим и применяется по отношению к историческому оружию. Аналогичного назначения устройство в современном стрелковом оружии называется ударно-спусковым механизмом. В историческом контексте «замком» также может именоваться затвор оружия. В частности, именно так он обозначается во всех наставлениях к пулемёту Максима. Иногда так обозначают лишь те части затвора, которые непосредственно обеспечивают разбитие капсюля патрона для производства выстрела, также относящиеся к ударно-спусковому механизму.

История появления

Выстрел из аркебузы

Ввиду устоявшегося мнения, многим кажется что аркебуза имеет испанские корни, однако если взглянуть в терминологию, то оказывается что слово аркебуза является немецким, именно в германии первые образцы аркебуз появились в конце XV, и имели название «hakenbucdse». Дословного перевода не существует, но это можно перевести примерно как ружье имеющее крюк. Данный вид оружия быстро распространился по всем странам Европы, где и завоевал признание как мощного по тем меркам оружия. В Россию аркебуза была привезена из Польши, и Германии, и именовалась пищалью. В основном ими были вооруженны царские отряды, которых в позднее стали называться стрельцами.

Аркебуза претерпела множество изменения, и его поздняя модификация мушкет встал в плоть до конца 18 века на вооружение пехоты, и кавалерии всех стран мира. Внешность и габариты менялись со временем, или для нужд отдельных родов войск, но главный принцип оставался неизменным. В эпоху географических открытий произошло распространение аркебуз на восток, стоит заметить, что именно на данный отрезок времени произошел большой скачок в развитии огнестрельного оружия. В середине XVI данный вид оружия появляется и в Японии.

Аркебуза в действии

Несмотря на всю примитивность образцов, оно зарекомендовало себя как надежное, и мощное оружие, надежно поражающее цель с первого выстрела. Конструкция представляет из себя железную трубку, закрепленную на деревянном ложе, заряд закладывался с казенной стороны, воспламенение происходило от огня фитиля, отсюда и пошло название фитильное оружие. Для стрельбы использовались сферические свинцовые пули большого калибра.

Первые ружья с фитильным замком были крайне неудобны, и что главное ненадежны, выстрел из них зависел от погодных условий, что вызывало затруднения у стрелка, так же среди недостатков можно выделить колоссальный по нынешним временам вес оружия, пехотинцу во время боевых действий было необходимо пользоваться ружьем в весом 20 кг. Ввиду таких габаритов, стало неизбежным разделение этого оружия на 2 класса, на более легкие, и тяжелые, которые в основном применялись для обороны, и стрельба велась из укрытия.

За неимением приклада, использование аркебуз ограничивалось, при прицельной стрельбе стрелок зажимал ружье под мышкой, и стрельба была возможна только с упора. На немецких моделях для этих целей имелась подставка под лафет, которая в разы упрощала прицеливание. В технологическом плане производство оружия оставляло желать лучшего, но была проще чем арбалет, и как результат дешевле в производстве. Простое в применении, эксплуатация, и обслуживание сделало этот вид оружия востребованным, даже с учетом его слабых мест. Первые образцы, которыми вооружались немецкие части, могли вести огонь на дистанцию не более 100 шагов, точный выстрел требовал хорошей подготовки стрелка, и собственно подходящей погоды, часто отсыревший порох не воспламенялся, от чего происходила осечка. Арбалет показывал себя более уверенном, его тяжелые болты были способны пролететь до 200 метров, и плотность огня была разы выше. И меткость так же была проблемой для первых образцов аркебуз, только плотный огонь мог гарантировать поражение цели.

Фитильный замок

С изобретением фитильного замка обращение с ружьём стало проще. Фитиль приводился в действие с помощью рычага, находящегося на ложе, что освобождало обе руки, позволяя более крепко удерживать оружие и увереннее целиться. Затравочное отверстие было перенесено в сторону, под ним появилась полка для затравки — фитиль теперь не закрывал цель. Одновременно усовершенствовалась форма ложи — он из прямой стала слегка изогнутой, более удобной для прицеливания. Между тем, для постоянной готовности к выстрелу стрелку по-прежнему приходилось постоянно раздувать фитиль, поддерживая его тление. Ночью и в сумерках фитиль сильно демаскировал стрелка. Иногда для хранения в зажжённом состоянии и маскировки его прятали в специальный футляр с перфорированными для доступа воздуха стенками. Прогорал фитиль довольно быстро — в час сгорало примерно 30 см его длины. Во время заряжания его тушили или снимали с оружия и крепили где-нибудь в стороне, например — на широких полях характерной «мушкетёрской» шляпы, во избежание случайного выстрела во время заталкивания пули в ствол.

В самом примитивном варианте фитильного замка курок и спусковой рычаг представляли собой единую S-образную деталь — серпентин (змеевик). Стрелок для выстрела просто проворачивал серпентин вокруг оси, нажимая на его хвост — спусковой рычаг, при этом зажатый в губках с противоположного конца серпентина фитиль прижимался к полке с затравочным порохом.

Более совершенный вариант фитильного замка, появление которого относится примерно к 1470-м годам, уже имел спусковой рычаг и курок в виде отдельных деталей, соединённых при помощи расположенной на оси курка серьги. Механизм был устроен так, что за счёт его передаточного отношения при нажатии на спусковой рычаг курок приближался к полке очень быстро.

Наиболее совершенны были известные с конца XV века пружинные фитильные замки, у которых курок приближался к полке уже не усилием рук стрелка, а силой предварительно взведённой пружины (иногда называемые ударно-фитильными). Спусковой рычаг или крючок при этом просто запирал взведённый курок. Это позволило не только значительно уменьшить время между нажатием на спусковой рычаг или крючок и выстрелом, но и снизить усилие спуска, тем самым повысив меткость стрельбы, а также открыло путь к созданию более совершенных конструкций замков. Более поздние ударные кремнёвые и капсюльные замки по сути повторяют пружинный фитильный по принципу действия, так как в них также курок с боевой пружиной удерживается во взведённом состоянии вплоть до нажатия на спуск. С другой стороны, отдельные черты, характерные для колёсного замка (см. ниже), часто заимствовались производителями более дешёвых фитильных замков. В результате появлялись фитильные замки с предохранителем в виде рычажка, крышкой полки, автоматически открывающейся при спускании курка, и другими усовершенствованиями. Они, однако, не были широко распространены, так как, значительно усложняя и удорожая замок, лишь несущественно повышали его удобство в использовании.

Ружьё с фитильным замком перезаряжалось примерно полторы-две минуты. На практике стреляли намного реже, сообразуясь с обстановкой на поле боя и не тратя зарядов понапрасну, так как при такой скорострельности шанса на второй выстрел по той же цели обычно уже не было. Например, в битве при Киссингене (1636) за 8 часов боя стрелки произвели всего 7 залпов. Зато залпы их порой решали исход всей битвы: при попадании пуля из тяжёлого мушкета убивала латника с 200 метров, даже на 500—600 м сохраняя достаточную убойную силу для нанесения ранений, при тогдашнем уровне медицины часто бывших смертельными. Разумеется, на таком расстоянии попадания по отдельным целям, тем более — движущимся, из примитивного гладкоствольного мушкета, лишённого прицельных приспособлений, были невозможны; именно поэтому мушкетёры и вели огонь залпами. Другими причинами этого были желание нанести быстро движущейся групповой цели (отряду кавалерии) максимальный урон за то очень короткое время, которое он находится в секторе обстрела, а также, не в последнюю очередь, сильное психологическое воздействие организованной залповой стрельбы на противника.

Читать еще:  Полуавтоматическое ружье мр-153: отзывы, цена, технические характеристики, обзор

Для сравнения, один лучник в две минуты прицельно выпускал до десяти стрел. Превосходил опытный лучник мушкетёра и в точности стрельбы: в идеальных условиях из 20 выпущенных стрел на 100 ярдах (91 м) в цель попадало 16, мушкет же в тех же условиях в лучшем случае имел лишь 12 попаданий из 20. Между тем, при обстреле из луков считалось очень хорошим результатом, если хотя бы одна из сотни выпущенных стрел поражала цель, защищённую пластинчатым доспехом, так как пробить латы стрела могла только попав в них под определённым углом, желательно — в наиболее мягкую область пластины с дефектом термической обработки (доспешная сталь была весьма гетерогенна по содержанию углерода и закалена «пятнами») или в их стык, вероятность чего была невелика. Тяжёлая мушкетная пуля почти не давала рикошетов, к тому же она не застревала в щитах, от неё нельзя было защититься свободно висящими полотнищами ткани, в которых застревали стрелы. Арбалет тоже обычно уступал мушкету по пробивной силе, причём тяжёлые осадные арбалеты с механическим взводом не превосходили его и в скорострельности.

И лук, и арбалет уже на сотню метров вели огонь по навесной траектории, в то время как мушкет с его сравнительно высокой начальной скоростью пули позволял стрелять прямой наводкой, что облегчало взятие поправок и существенно повышало вероятность поражения залпом групповой цели в постоянно меняющихся условиях боя. Лучники и арбалетчики могли показывать изумительную меткость на состязаниях, ведя огонь по мишени, находящейся на заранее известном расстоянии, но при стрельбе по движущейся цели даже самые опытные из них испытывали затруднения из-за низкой скорости метавшихся этим оружием снарядов. Это же затрудняло точную стрельбу в ветреную погоду (справедливости ради, стоит заметить, что и заряжать мушкет при сильном ветре было не слишком удобно, а навесная стрельба из луков и арбалетов была иногда полезна для поражения цели, находящейся за складкой рельефа или иным препятствием). Кроме того, стрелок из мушкета тратил намного меньше сил во время боя, чем лучник или арбалетчик.

Впрочем, уже в начале XVII века существовали стрелки-виртуозы, умудрявшиеся делать по несколько неприцельных выстрелов в минуту. Однако в бою такая стрельба на скорость была обычно нецелесообразна, и даже опасна ввиду обилия и сложности приёмов заряжания мушкета. Например, иногда стрелок в спешке забывал вытащить из ствола шомпол, в результате чего тот улетал в сторону вражеских боевых порядков, а незадачливый мушкетёр оставался без боепитания.

Несмотря на все свои очевидные недостатки, фитильный замок оказался чрезвычайно живучим. Главными его преимуществами были простота конструкции и эксплуатации — не нужны были ни точно обработанные кремни, ни капсюли, только порох да вымоченный в селитре фитиль. По причине конструктивной простоты он был ещё и очень долговечен. В Европе он использовался в военных целях до конца XVII — начала XVIII века, а после этого — ещё очень долго для охотничьего оружия в глухих местах, где фитильное ружьё работы местного кузнеца было намного доступнее, чем новинки от городских оружейных мастеров. В юго-восточной Азии, Персии, Китае, Индии, Тибете и прилегающих областях фитильный замок характерного типа, отличающийся от европейского, использовался в военных целях вплоть до XIX века, а то и в середине XX. Он был в целом аналогичен европейскому фитильному замку с серьгой, но спуск осуществлялся не рычагом или спусковым крючком, а шровом — особой скобкой, которая являлась продолжением заднего конца двуплечего спускового рычага и располагалась в нижней части приклада. На неё обычно нажимали не указательным пальцем, а средним, безымянным и мизинцем, сжимая ладонь. Механизм был полностью утоплен в деревянную ложу, наружу торчал только курок, причём последний при выстреле двигался вперёд, а не назад, как у большинства европейских замков. На Руси выделывали и фитильные замки азиатского типа, и подобные европейским. В Японии же вплоть до реставрации Мэйдзи использовались фитильные замки (Танегасима), основанные на европейских (португальских) образах XVI века. В последнем случае фитильные замки уступили место непосредственно оружию современного типа под унитарные патроны, минуя этапы искрового и капсюльного воспламенения.

Любопытна отмечаемая исследователями зависимость между климатом местности и традиционно используемым в ней типом замка к огнестрельному оружию. Так, в странах с относительный тёплым и сравнительно сухим климатом — Индии, Иране, Китае, Монголии, Тибете, и так далее — фитильные замки продержались очень долго, до XIX — начала XX века. А например на севере Сибири уже к середине XVII века основным типом замка стал кремнёвый, так как передвижение первопроходцев по рекам, сырость, туманы и дожди делали фитильный замок малопригодным как для боя, так и для охоты [1] .

Кремневое ружьё – первая революционная модернизация

В 1504 году испанцы продемонстрировали Европе первое кремневое ружьё. Данный тип вооружения был позаимствован у мавров, которые в те годы добились огромного скачка в развитии огнестрельного оружия. Оно значительно превосходило фитильные модели. Именно с таким оружием охотились и воевали на протяжении многих веков. В России кремневое ружьё использовалось вплоть до начала 20 века, так как стрельба из него не требовала патронов. Охотничье кремневое ружьё часто украшалось богатой гравировкой и имело тонкую отделку. Особенно выделялись немецкие и турецкие ружья.

В 16 веке появилось некое подобие первых патронов, состоящих из бумажной гильзы, в которой находились порох и пуля. Это изобретение сократило время, которое уходило на перезарядку кремневого оружия. В этом же веке появились первые двустволки. Так как на охоте или в бою ружьё использовалось, как правило, только один раз, многие оружейники пытались повысить скорострельность. Так появились не только двуствольные, но и многоствольные модели. К сожалению, кремневое ружьё, имеющее несколько стволов, было слишком громоздким, что делало его эффективным только для обороны или охоты из засады.

Как повлияла аркебуза на тактику ведения боевых действий

Действия аркебузеров в битве

Эффект от оружия с фитильным замком достигался лишь в тех случаях, когда не происходили стремительные действия, малая скорострельность, и низкая точность, не делали репутацию аркебузам, как отличному оружию ближнего боя. В связи с этим и поменялась тактика войны на поле боя, сомкнутый ряд стрельцов с аркебузами появился позднее. Мушкетеры стоящие в шеренгу стреляли одновременно, тем самым создавая высокую плотность огня. После чего первый ряд садился, или отходил назад для перезарядки оружия, и на передовую выдвигался второй отряд, и так далее в зависимости от количества рядов стрельцов. Скорострельность фитильных ружей оставалась на значительно низком уровне, один выстрел происходил с интервалом примерно в 3-5 минут. Поэтому фишкой в то время считалось точное попадание первой шеренги.

Читать еще:  Обзор оптических и коллиматорных прицелов zos: 4х20, hq 328, 4х15, 4х28, 4х32

Значительное поражение живой силы противника именно выстрелами из первой линии построения стрельцов. Но он оказывал более психологический эффект на противника, запах серы, и обильная дымовая занавеса порой деморализовали противника. Позднее ввиду прогресса в оружейном деле, аркебуза превратилась в точное, и мощное оружие, которое в умелых руках давало хорошие результаты. Залп из модернизированных аркебуз в буквальном смысле косил наступающие ряды вражеской пехоты, так же останавливал несущуюся на полном скаку кавалерию.

Выстрел из фитильного ружья не обладал большой пробивной способностью, ввиду того что ствол в оружии был гладким, пуля не могла пробить тяжелые доспехи кавалеристов. Чаще всего от попадания пули всадника просто сносило с лошади. Отношение рыцарей к этому виду оружия расценивалось как неблагородный поступок. Тут легко заметить аналогию, когда рыцарская конница так же обвиняла противников в использовании лучников. Первым кто начал массовое использование фитильных пищалей был Матьяшу Корвин, он первый кто впустил аркебузы в массы, и поголовно вооружил свои полки, и части. Именно с этого момента и начинается распространение аркебуз по всей Европе, Бурдгунская, и Итальянская война открыли новый веток в развитии оружейного дела, что дало толчок к перевооружению всех армий. С этого момента огнестрельное оружие участвует абсолютно во всех конфликтах. Битву при Павии принято считать началам распространения аркебуз, и их заимствование другими странами.

Фитильный замок

С изобретением фитильного замка обращение с ружьём стало проще. Фитиль приводился в действие с помощью рычага, находящегося на ложе, что освобождало обе руки, позволяя более крепко удерживать оружие и увереннее целиться. Затравочное отверстие было перенесено в сторону, под ним появилась полка для затравки — фитиль теперь не закрывал цель. Одновременно усовершенствовалась форма ложи — он из прямой стала слегка изогнутой, более удобной для прицеливания. Между тем, для постоянной готовности к выстрелу стрелку по-прежнему приходилось постоянно раздувать фитиль, поддерживая его тление. Ночью и в сумерках фитиль сильно демаскировал стрелка. Иногда для хранения в зажжённом состоянии и маскировки его прятали в специальный футляр с перфорированными для доступа воздуха стенками. Прогорал фитиль довольно быстро — в час сгорало примерно 30 см его длины. Во время заряжания его тушили или снимали с оружия и крепили где-нибудь в стороне, например — на широких полях характерной «мушкетёрской» шляпы, во избежание случайного выстрела во время заталкивания пули в ствол.

В самом примитивном варианте фитильного замка курок и спусковой рычаг представляли собой единую S-образную деталь — серпентин (змеевик). Стрелок для выстрела просто проворачивал серпентин вокруг оси, нажимая на его хвост — спусковой рычаг, при этом зажатый в губках с противоположного конца серпентина фитиль прижимался к полке с затравочным порохом.

Более совершенный вариант фитильного замка, появление которого относится примерно к 1470-м годам, уже имел спусковой рычаг и курок в виде отдельных деталей, соединённых при помощи расположенной на оси курка серьги. Механизм был устроен так, что за счёт его передаточного отношения при нажатии на спусковой рычаг курок приближался к полке очень быстро.

Наиболее совершенны были известные с конца XV века пружинные фитильные замки, у которых курок приближался к полке уже не усилием рук стрелка, а силой предварительно взведённой пружины (иногда называемые ударно-фитильными). Спусковой рычаг или крючок при этом просто запирал взведённый курок. Это позволило не только значительно уменьшить время между нажатием на спусковой рычаг или крючок и выстрелом, но и снизить усилие спуска, тем самым повысив меткость стрельбы, а также открыло путь к созданию более совершенных конструкций замков. Более поздние ударные кремнёвые и капсюльные замки по сути повторяют пружинный фитильный по принципу действия, так как в них также курок с боевой пружиной удерживается во взведённом состоянии вплоть до нажатия на спуск. С другой стороны, отдельные черты, характерные для колёсного замка (см. ниже), часто заимствовались производителями более дешёвых фитильных замков. В результате появлялись фитильные замки с предохранителем в виде рычажка, крышкой полки, автоматически открывающейся при спускании курка, и другими усовершенствованиями. Они, однако, не были широко распространены, так как, значительно усложняя и удорожая замок, лишь несущественно повышали его удобство в использовании.

Ружьё с фитильным замком перезаряжалось примерно полторы-две минуты. На практике стреляли намного реже, сообразуясь с обстановкой на поле боя и не тратя зарядов понапрасну, так как при такой скорострельности шанса на второй выстрел по той же цели обычно уже не было. Например, в битве при Киссингене (1636) за 8 часов боя стрелки произвели всего 7 залпов. Зато залпы их порой решали исход всей битвы: при попадании пуля из тяжёлого мушкета убивала латника с 200 метров, даже на 500—600 м сохраняя достаточную убойную силу для нанесения ранений, при тогдашнем уровне медицины часто бывших смертельными. Разумеется, на таком расстоянии попадания по отдельным целям, тем более — движущимся, из примитивного гладкоствольного мушкета, лишённого прицельных приспособлений, были невозможны; именно поэтому мушкетёры и вели огонь залпами. Другими причинами этого были желание нанести быстро движущейся групповой цели (отряду кавалерии) максимальный урон за то очень короткое время, которое он находится в секторе обстрела, а также, не в последнюю очередь, сильное психологическое воздействие организованной залповой стрельбы на противника.

Для сравнения, один лучник в две минуты прицельно выпускал до десяти стрел. Превосходил опытный лучник мушкетёра и в точности стрельбы: в идеальных условиях из 20 выпущенных стрел на 100 ярдах (91 м) в цель попадало 16, мушкет же в тех же условиях в лучшем случае имел лишь 12 попаданий из 20. Между тем, при обстреле из луков считалось очень хорошим результатом, если хотя бы одна из сотни выпущенных стрел поражала цель, защищённую пластинчатым доспехом, так как пробить латы стрела могла только попав в них под определённым углом, желательно — в наиболее мягкую область пластины с дефектом термической обработки (доспешная сталь была весьма гетерогенна по содержанию углерода и закалена «пятнами») или в их стык, вероятность чего была невелика. Тяжёлая мушкетная пуля почти не давала рикошетов, к тому же она не застревала в щитах, от неё нельзя было защититься свободно висящими полотнищами ткани, в которых застревали стрелы. Арбалет тоже обычно уступал мушкету по пробивной силе, причём тяжёлые осадные арбалеты с механическим взводом не превосходили его и в скорострельности.

И лук, и арбалет уже на сотню метров вели огонь по навесной траектории, в то время как мушкет с его сравнительно высокой начальной скоростью пули позволял стрелять прямой наводкой, что облегчало взятие поправок и существенно повышало вероятность поражения залпом групповой цели в постоянно меняющихся условиях боя. Лучники и арбалетчики могли показывать изумительную меткость на состязаниях, ведя огонь по мишени, находящейся на заранее известном расстоянии, но при стрельбе по движущейся цели даже самые опытные из них испытывали затруднения из-за низкой скорости метавшихся этим оружием снарядов. Это же затрудняло точную стрельбу в ветреную погоду (справедливости ради, стоит заметить, что и заряжать мушкет при сильном ветре было не слишком удобно, а навесная стрельба из луков и арбалетов была иногда полезна для поражения цели, находящейся за складкой рельефа или иным препятствием). Кроме того, стрелок из мушкета тратил намного меньше сил во время боя, чем лучник или арбалетчик.

Читать еще:  Транспортный самолет ил-112: технические характеристики, последние модификации

Впрочем, уже в начале XVII века существовали стрелки-виртуозы, умудрявшиеся делать по несколько неприцельных выстрелов в минуту. Однако в бою такая стрельба на скорость была обычно нецелесообразна, и даже опасна ввиду обилия и сложности приёмов заряжания мушкета. Например, иногда стрелок в спешке забывал вытащить из ствола шомпол, в результате чего тот улетал в сторону вражеских боевых порядков, а незадачливый мушкетёр оставался без боепитания.

Несмотря на все свои очевидные недостатки, фитильный замок оказался чрезвычайно живучим. Главными его преимуществами были простота конструкции и эксплуатации — не нужны были ни точно обработанные кремни, ни капсюли, только порох да вымоченный в селитре фитиль. По причине конструктивной простоты он был ещё и очень долговечен. В Европе он использовался в военных целях до конца XVII — начала XVIII века, а после этого — ещё очень долго для охотничьего оружия в глухих местах, где фитильное ружьё работы местного кузнеца было намного доступнее, чем новинки от городских оружейных мастеров. В юго-восточной Азии, Персии, Китае, Индии, Тибете и прилегающих областях фитильный замок характерного типа, отличающийся от европейского, использовался в военных целях вплоть до XIX века, а то и в середине XX. Он был в целом аналогичен европейскому фитильному замку с серьгой, но спуск осуществлялся не рычагом или спусковым крючком, а шровом — особой скобкой, которая являлась продолжением заднего конца двуплечего спускового рычага и располагалась в нижней части приклада. На неё обычно нажимали не указательным пальцем, а средним, безымянным и мизинцем, сжимая ладонь. Механизм был полностью утоплен в деревянную ложу, наружу торчал только курок, причём последний при выстреле двигался вперёд, а не назад, как у большинства европейских замков. На Руси выделывали и фитильные замки азиатского типа, и подобные европейским. В Японии же вплоть до реставрации Мэйдзи использовались фитильные замки (Танегасима), основанные на европейских (португальских) образах XVI века. В последнем случае фитильные замки уступили место непосредственно оружию современного типа под унитарные патроны, минуя этапы искрового и капсюльного воспламенения.

Любопытна отмечаемая исследователями зависимость между климатом местности и традиционно используемым в ней типом замка к огнестрельному оружию. Так, в странах с относительный тёплым и сравнительно сухим климатом — Индии, Иране, Китае, Монголии, Тибете, и так далее — фитильные замки продержались очень долго, до XIX — начала XX века. А например на севере Сибири уже к середине XVII века основным типом замка стал кремнёвый, так как передвижение первопроходцев по рекам, сырость, туманы и дожди делали фитильный замок малопригодным как для боя, так и для охоты [1] .

Охотничье оружие с продольно-скользящим затвором

Ещё одной популярной системой, которая пытается потеснить классические двустволки, являются ружья с продольно-скользящим затвором. Это одноствольное оружие, которое, как правило, является нарезным. Самым именитым представителем данной категории является легендарная винтовка Мосина, которая использовалась как на войне, так и на охоте. Знаменитый кулацкий обрез – это и есть укороченная винтовка системы Мосина.

В советское время эти обрезы безжалостно изымались и уничтожались, зато после революции из винтовок Мосина ещё долго делали охотничье гладкоствольное оружие. В настоящее время, любой охотник, имеющий право приобретения нарезного оружия, может купить настоящую трёхлинейку для охоты. Можно выбрать между обычной винтовкой и снайперской, которая делалась из лучших комплектующих. Правда и стоит она в 3 раза дороже.

История появления

Выстрел из аркебузы

Ввиду устоявшегося мнения, многим кажется что аркебуза имеет испанские корни, однако если взглянуть в терминологию, то оказывается что слово аркебуза является немецким, именно в германии первые образцы аркебуз появились в конце XV, и имели название «hakenbucdse». Дословного перевода не существует, но это можно перевести примерно как ружье имеющее крюк. Данный вид оружия быстро распространился по всем странам Европы, где и завоевал признание как мощного по тем меркам оружия. В Россию аркебуза была привезена из Польши, и Германии, и именовалась пищалью. В основном ими были вооруженны царские отряды, которых в позднее стали называться стрельцами.

Аркебуза претерпела множество изменения, и его поздняя модификация мушкет встал в плоть до конца 18 века на вооружение пехоты, и кавалерии всех стран мира. Внешность и габариты менялись со временем, или для нужд отдельных родов войск, но главный принцип оставался неизменным. В эпоху географических открытий произошло распространение аркебуз на восток, стоит заметить, что именно на данный отрезок времени произошел большой скачок в развитии огнестрельного оружия. В середине XVI данный вид оружия появляется и в Японии.

Аркебуза в действии

Несмотря на всю примитивность образцов, оно зарекомендовало себя как надежное, и мощное оружие, надежно поражающее цель с первого выстрела. Конструкция представляет из себя железную трубку, закрепленную на деревянном ложе, заряд закладывался с казенной стороны, воспламенение происходило от огня фитиля, отсюда и пошло название фитильное оружие. Для стрельбы использовались сферические свинцовые пули большого калибра.

Первые ружья с фитильным замком были крайне неудобны, и что главное ненадежны, выстрел из них зависел от погодных условий, что вызывало затруднения у стрелка, так же среди недостатков можно выделить колоссальный по нынешним временам вес оружия, пехотинцу во время боевых действий было необходимо пользоваться ружьем в весом 20 кг. Ввиду таких габаритов, стало неизбежным разделение этого оружия на 2 класса, на более легкие, и тяжелые, которые в основном применялись для обороны, и стрельба велась из укрытия.

За неимением приклада, использование аркебуз ограничивалось, при прицельной стрельбе стрелок зажимал ружье под мышкой, и стрельба была возможна только с упора. На немецких моделях для этих целей имелась подставка под лафет, которая в разы упрощала прицеливание. В технологическом плане производство оружия оставляло желать лучшего, но была проще чем арбалет, и как результат дешевле в производстве. Простое в применении, эксплуатация, и обслуживание сделало этот вид оружия востребованным, даже с учетом его слабых мест. Первые образцы, которыми вооружались немецкие части, могли вести огонь на дистанцию не более 100 шагов, точный выстрел требовал хорошей подготовки стрелка, и собственно подходящей погоды, часто отсыревший порох не воспламенялся, от чего происходила осечка. Арбалет показывал себя более уверенном, его тяжелые болты были способны пролететь до 200 метров, и плотность огня была разы выше. И меткость так же была проблемой для первых образцов аркебуз, только плотный огонь мог гарантировать поражение цели.

Ижевские ружья – это главный конкурент Тульского оружейного завода. В отличие он своего конкурента, ижевский завод выпускает более широкую линейку оружия для охоты. Среди них имеется несколько моделей оружия для спортивной стрельбы.

Опытные охотники советуют покупать ижевские ружья, которые были выпущены в СССР. Желательно искать штучные модели в отличном состоянии. Вот неполный список самых популярных и востребованных моделей ИЖ:

    Одноствольное ружьё МР-18М;Двустволка МР-27М;Помповый дробовик МР-133;Самозарядное ружьё МР-155.

Кроме того, завод выпускает ещё множество различных моделей, на любой вкус.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector