2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Гайд по премиум танку Т34

Гайд по премиум танку Т34. Автор ilnurkin, клан 91OTB, World of tanks

I история создания

Как показали опытные стрельбы эта артсистема обладала лучшей бронепробиваемостью, относительно 105-мм Т5Е1 и 155-мм Т7. Например, бронебойный снаряд Т20Е3 (полная масса 23 кг) при начальной скорости 945 мс на дистанции 914 метров пробивал лист брони толщиной 198 мм, установленный под углом 30°. При увеличении дистанции до 1829 метров этот показатель уменьшался до 173 мм, но даже в этом случае снаряд гарантированно пробивал броню любого немецкого танка. Разработанный под 120-мм орудие Т53 подкалиберный выстрел типа HVAP обладал ещё более внушительными характеристиками. Имея начальную скорость порядка 1249 мс, при вышеуказанных условиях, снаряд пробивал броню толщиной 381 мм и 318 мм соответственно. Правда, с увеличением наклона брони до 60° бронепробиваемость серьёзно ухудшалась и составляла уже 112 мм и 76 мм. Тем не менее, показатели выглядели впечатляющими и в середине 1945 года были начаты работы по установке орудия Т53 на танк Т29.
Новая машина после проведенных изменений стала обозначаться как Т34. Первоначально планировалось, что танк будет оснащаться двигателем Ford GAC, но в скором времени эти планы были изменены.
Конструктивно обе модели были практически идентичны, за исключением деталей, касаемых новой артиллерийской системы. Внешне Т34 отличался от Т29 только стволом орудия.
Корпус танка изготовлялся из листов гомогенной брони. Приоритет в защищенности отдавался лобовой части, где толщина бронирования составляла 70-102 мм. Борта изготовлялись из 51-76 мм бронелистов, корма – 19-51 мм. Толщина носовой части днища была доведена до 38 мм – аналогичную толщину имела и крыша корпуса. Компоновка корпуса классическая.
Ходовая часть, применительно на один борт, состояла из следующих элементов:
— 8 обрезиненных опорных катков, подвеска индивидуальная, торсионная, размер бандажа 26х6 дюймов; — 7 поддерживающих колес;
— переднее направляющее колесо, размер бандажа 26х6 дюймов;
— заднее ведущее колесо с 15 венцами диаметром 28,89 дюймов (734 мм);
— резинометаллическая двухгребневая гусеничная лента с траками типа Т80Е3 шириной 711 мм и шагом 152 мм, общее количество траков – 204 шт.

В моторно-трансмиссионном отсеке устанавливался V-образный 12-цилиндровый бензиновый двигатель Continental АV-1790-3, при 2800 обмин развивавший максимальную мощность 810 л.с. и номинальную 704 л.с. рабочий объём двигателя составлял 1791,7 кубических дюймов. Топливо (бензин с октановым числом 80) размещалось в баке ёмкостью 320 галлонов (1211 литров). Трансмиссия типа CD-850-1 имела две скорости движения вперед, одну назад и дисковые тормоза. Передаточные числа составляли 12,761, 6,2:1 и 20,6:1 соответственно. Главная передача была прямозубой, цилиндрической, с передаточным числом 6,31:1. Управление танком осуществлялось при помощи рулевого рычага, выполненного по типу джойстика.
В электрической системе использовалось два 28,5-вольтных генератора, дававших номинальное напряжение 24 вольта постоянного тока. Основной генератор питался от главного двигателя, вспомогательный – от запасного. Также на танке устанавливалось две 12-вольтные аккумуляторные батареи. Электричество подавалось на приборы внутреннего освещения, фазы, габаритные огни и средства связи. Стандартно на танк устанавливалась радиостанция SCR 508 или SCR 528 и переговорное устройство на 6 абонентов с внешним выходом типа RC-298. В системе пожаротушения использовалось три 10-фунтовых стационарных и два 5-фунтовых переносных огнетушителя заправленных смесью с окисью углерода.
Весьма разнообразными были смотровые приборы. Для прямой стрельбы наводчик мог использовать телескопический прицел Т143Е2 и перископический М10Е10. Для стрельбы с закрытых позиций применялось следующее прицельное оборудование: указатель азимута Т19, квадрант вертикального наведения М9 и квадрант наводчика М1. Водитель и помощник водителя оснащались перископическими приборами М13. В командирской башенке имелось шесть призматических смотровых приборов. Кроме того, командир имел в своём распоряжении перископ М15, установленный в башенном люке.
Основное вооружение, состоявшее, как уже указывалось ранее, из 120-мм орудия Т53 с раздельно-гильзовым заряжанием на лафете Т125, размещалось в литой башне с погоном 2,032 метра. Углы вертикального наведения варьировались в пределах от -10° до +15°. Поворот башни мог проводиться при помощи электро-гидравлической или ручной системы. На 360° она разворачивалась за 20 секунд. Максимальная скорострельность составляла 5 выстрелов в минуту. Как обычно, башенное бронирование было особенно сильным и варьировалось по вертикальным поверхностям от 127 до 203 мм. Толщина брони маски орудия составила 203-279 мм. Слева от орудия монтировалось два 12,7-мм пулемета Colt-Browning M2HB и ещё один такой же пулемет устанавливался на крыше башни в качестве зенитного. Справа в лобовом листе корпуса устанавливался один 7,62-мм пулемет Colt-Browning М1919А4. В укладке перевозилось шесть автоматов (пистолетов-пулеметов) Thompson калибра 11,43-мм. Суммарный боекомплект включал:
— 34 выстрела для 120-мм пушки
— 2090 патронов для 12,7-мм пулеметов
— 1080 патронов для 11,43-мм автоматов Thompson
— 2050 патронов для 7,62-мм пулемета.
Экипаж танка состоял из 6 человек: водитель и помощник водителя размещались в отделении управления в передней части корпуса, а места командира, наводчика и двух заряжающих находились в башне.
Казалось бы, никаких затруднений при переделке Т29 в Т34 не должно было возникнуть, но проблемы начались сразу после попытки установить орудие. Как оказалось, для уравновешивания необходимо было добавить противовес – с этой задачей справились быстро, но пока велись работы война закончилась. Испытания опытного образца Т34 начались только в 1946 году. Танк был передан на полигон в Форт Нокс, где его «обкатывали» военные танкисты.

В процессе огневых тестов выяснилось, что после выстрела возникает большая проблема с загазованностью боевого отделения. Два вентилятора уже не справлялись с пороховыми газами мощного орудия. Далее обнаружилась такая неприятная вещь, как «обратная вспышка» – по этой причине только в Форт Нокс было госпитализировано два человека, а при испытаниях в Абердине у нескольких танкистов обгорели брови и волосы. Как можно догадаться, причиной тому стали всё те же несгоревшие полностью пороховые газы, которые затягивались в башню при экстракции гильзы и, смешиваясь с кислородом, вызывали повторное воспламенение. Первая попытка установить в боевом отделении компрессор для продувки ствола оказалась неудачной и тогда на ствол орудия установили устройство отсасывающее дым, как это было сделано ранее для 90-мм орудий Т15Е4 и М3Е4. Решение оказалось очень удачным и впоследствии применялось на других американских танках, однако участь опытного Т34 была уже предрешена. В конце 1940-х гг. Ordnance Department пересмотрел планы в отношении танков на базе Т29, значительно урезав программу их постройки. Фактически дело ограничилось только «пилотными» и опытными моделями, после чего почти все изготовленные образца пошли на слом. Единственный прототип танка Т34 до наших дней не сохранился и был разделан на металл.

II Игровые показатели, дерево исследований и модули

У данной машины нет такого показателя как сток единственное, что мы можем развивать это экипаж, сразу ставим галочку на ускоренное обучение экипажа.

Общие

Прочность 1500 HP
Масса 71.85 т

Радиостанции танка
SCR 528A1 / 745 метров

Основные характеристики

Бронезащита и живучесть

T34 имеет отличное бронирование и прекрасную, для своего боевого рейтинга, живучесть.

Маска пушки и лоб башни имеют сложную форму. Сама маска орудия защищена 203 мм плитой литой гомогенной брони, а её края защищены 305 мм брони. Такая броня позволяет держать удар практически всех советских и некоторых немецких орудий. Танк может очень эффективно отыгрывать от башни. Так же в лобовой проекции видна часть погона башни, толщина которого составляет около 188 мм. Погон башни — одно из уязвимых мест в бронировании T34, поэтому рекомендуется лишний раз не показывать его врагу. Благодаря форме башни с лобовой проекции также видна часть бортов башни, однако под таким углом они неуязвимы перед каморными снарядами. Стоит отметить, что с правой стороны (если смотреть на танк в лоб) расположена боеукладка первой очереди. Любой кумулятивный снаряд (например от Ru 251) способен поразить его даже в лобовой проекции. Рекомендуется опасаться танков с кумулятивными боеприпасами.

Борта башни имеют толщину почти 160 мм и неуязвимы перед 85-мм советскими пушками и также 88-мм пушками первых тигров с некоторого расстояния. Все остальные противники достаточно спокойно могут пробить T34 в борт башни. Корма же имеет толщину 102 мм, однако дополнительно защищена 101 мм противовесом для орудия. Такое сочетание позволяет, иногда, выдержать попадание даже 122-мм пушки Д-25Т.

ВЛД корпуса толщиной 102 мм дополнительно прикрыта траками толщиной 30 мм. В целом, корпус способен выдержать разве что 85-мм советские орудия и длинноствольные 88-мм немецкие пушки (с некоторого расстояния). Все остальное достаточно уверенно способно уничтожить Т34 прямо в лоб корпуса. Стоить отметить и тот факт, что в корпусе есть пулеметное гнездо стрелка-радиста, в которое способен пробить любой противник на данном боевом рейтинге. Настоятельно рекомендуется играть от башни и не показывать корпус врагу.

Борта корпуса в боевом отделении защищены 76,2 мм листом литой гомогенной брони, а борт МТО защищен 51 мм брони. Такая бронезащита не способна защитить даже от некоторых ЗСУ.

Крыша корпуса и башни имеет толщину 38 мм, что дает уверенную защиту от всех авиационных пулеметов и даже некоторых пушек. Однако такие самолёты, как Як-9Т или Me 410 B-6/R3 все равно смогут уверенно уничтожать T34 со своего курсового вооружения.

Боеукладка первой очереди расположена в башне, рядом с заряжающим и может быть легко подорвана вражеским снарядом, что значительно снижает живучесть этого тяжелого танка. Остальная же боеукладка расположена на полу боевого отделения.

Экипаж танка состоит из 6 человек, двое из которых расположены в корпусе, двое справа от орудия, один слева. Командир расположен сзади орудия и управляет крупнокалиберным пулемётом на крыше башни.

В бой рекомендуется брать около 16-20 снарядов. Это позволит выгрузить лишний боекомплект, что значительно повысит выживаемость на поле боя.

Подвижность

Подвижность у T34, как для тяжелого танка, на хорошем уровне. Благодаря двигателю в 810 л.с машина быстро набирает свою максимальную скорость в 36 км/ч и уверенно держит её на любом грунте. Скорость заднего хода тоже хорошая и достигает 14 км/ч, что позволяет быстро отступить за укрытие по время перезарядки или в случае опасности.

Благодаря широким гусеницам танк уверенно держит максимальную скорость на любом грунте и с лёгкостью преодолевает мелкие водные преграды.

История легендарного танка Т-34 — технологический провал и роль США в помощи СССР

Долгое время нас кормили мифами, что советское оружие было самыми прогрессивным и совершенным, ведь в противном случае как бы СССР выиграл Вторую Мировую войну? Но после развала Союза всплыли новые факты и оказалось, что советское оружие, мало того, что не было самым совершенным, так еще и не являлось в полной мере «отечественным».

Ситуацию с вооружением в Советском Союзе в довоенное время можно охарактеризовать как «гнать количество в ущерб качеству». Несмотря на то, что огромное число заводов работало исключительно на армию, конечный результат оставлял желать лучшего.

Неэффективная социалистическая экономика, значительная технологическая отсталость приводили к значительному проценту брака и систематическому невыполнения плана. Например, Наркомат Боеприпасов (НКБ) должен был выпустить в 1940 году 5,7 млн железных гильз вместо латунных артиллерийских. Не отработав технологический процесс, НКБ изготовил за 9 месяцев всего 1 млн 117 тыс. железных гильз, из которых 963 тыс. пошли в брак, то есть процент отбраковки превысил 86,2%. И это лишь один пример. На самом деле, такая ситуация наблюдалась по многим производствам.

К слабой технической оснащенности заводов, неспособных выпускать качественный продукт, добавлялась и неудовлетворительная работа инженерных отделов, проектировавших отдельные компоненты конечного изделия. Так, осенью 1942 года американские инженеры оценивали конструкцию одного из советских Т-34. Выводы были категоричные: «Проверили воздухоочиститель. Только саботажник мог сконструировать подобное устройство. Фильтр с механической точки зрения изготовлен крайне примитивно: в местах точечной электросварки металл прожжён, что ведет к вытеканию масла».

В то же время, нельзя не отметить, что некоторые образцы и компоненты вооружения были достаточно прогрессивными на то время. Но в целом стремление советских гениев инженерной мысли к инновациям на фоне общей технологической отсталости СССР приводило к тому, что советская промышленность производила некий аналог «титановой лопаты с ручкой из соломы»: некоторые компоненты вроде как задуманы очень хорошо, однако нормально копать такой лопатой невозможно.

Примечательно, что к концу войны качество советского вооружения заметно повысилось. Тому способствовали несколько факторов. Во-первых, советские конструкторы смогли более тщательно выявить недостатки своих изделий на основе имевшегося боевого опыта. Во-вторых, свою лепту в совершенствование внесли иностранные специалисты. В-третьих, поставки огромного числа высокотехнологических американских и британских станков и различных материалов по ленд-лизу позволили заметно поднять качество производства на советских заводах. Об этом наглядно свидетельствует история совершенствования танка Т-34, самого массового и легендарного танка II-й Мировой войны.

Две версии одной «легенды»

Необходимо заметить, что под легендарной «тридцатьчетверкой», дошедшей до Берлина, подразумевается танк Т-34-85, и именно эта версия установлена в виде мемориала на многих постаментах в городах и селах. Однако Т-34-85 начали серийно производить лишь в 1944 году, а в войну с Германией Советский Союз вступил с танком Т-34-76, который и принял на себе основную тяжесть жестоких боев, в том числе и на Курской дуге. От Т-34-85 этот танк отличался меньшей башней, менее мощным вооружением, а также множеством инженерных и производственных дефектов.

Танк Т-34-76, который выпускался советской промышленностью с 1940 по 1944 год. Оснащен 76-миллиметровым орудием

Если говорить о технической стороне Т-34-76, то среди важнейших достоинств – высокая удельная мощность двигателя, рациональные углы наклона брони, мощное (на то время) вооружение, большой запас хода, малое удельное давление на грунт. Сюда же можно добавить простоту конструкции, облегчавшую массовое производство Т-34, их обслуживание и ремонт в полевых условиях.

Вместе с тем, специалисты называют сразу целый перечень недостатков, которые, как правило, отсутствовали в немецких и американских танках. Например, отсутствие продувки ствола после выстрела и недостаточная вентиляция боевого отделения приводила после нескольких выстрелов к заполнению башни пороховыми газами, от которых заряжающий мог потерять сознание.

В первой версии «тридцатьчетверки» не было вращающегося основания, поэтому заряжающий, при повороте башни вынужден был семенить ногами по боеукладке. Отсутствие радиосвязи между советскими танками приводило к уменьшению эффективности применения самого танка. Если к началу войны большинство немецких танков было радиофицировано, то советские машины либо имели только приёмники (передатчик был лишь на командирском танке), либо не имели радиосвязи вовсе.

Отвратительно была выполнена и трансмиссия. Коробка перемены передач поначалу не имела синхронизации с ведущим валом, поэтому для переключения передачи приходилось использовать кувалду (которая находилась под рукой механика-водителя), либо регулировать скорость изменением оборотов двигателя.

Танк Т-34-85, в отличие от ранней версии, обладает более мощным орудием, кроме того, значительно расширена башня

В Т-34 был установлен прогрессивный высокоэкономичный дизель авиационного типа В-2. Применение дизельного двигателя должно было обеспечить меньшую пожароопасность в сравнении с бензиновым. Но как показали боевые действия, пары солярки под воздействием высоких температур, возникающих при попадании снаряда, взрываются и горят не хуже бензина. Кроме того, снова сыграл свою негативную роль инженерная «близорукость». Дело в том, что на Т-34 топливные баки были расположены прямо в боевом отделении, что приводило к неизбежности пожара при попадании туда снаряда. В то же время на германском T-III топливные баки разместили в моторном отсеке, который был отделен от боевого отделения противопожарной перегородкой.

Бой вслепую

Но один из самых главных недостатков Т-34-76 — слабая обзорность из башни танка. Экипаж просто не видел, что творится вокруг. А ведь кто раньше увидел врага — тот быстрее поразил цель. Кроме того, из-за тесноты башни, унаследованной от танка БТ, командиру приходилось исполнять обязанности наводчика, поскольку в башне помещались только двое: заряжающий и командир. Из-за этого наблюдение за полем боя на время прицеливания прерывалось, а в это время всякое могло произойти.

В воспоминаниях немецких танкистов такая проблема Т-34 упоминается достаточно часто, поскольку на поле боя она приводила к катастрофическим последствиям для советских танков. Об этом можно судить из воспоминаний Р. Риббентропа (сына министра иностранных дел Германии Иоахима Риббентропа), воевавшего на T-IV под Прохоровкой. Немецкий танк, находившийся в самой гуще советских танков, вел по ним огонь, подбив при этом 14 целей, но так и не был обнаружен советскими танкистами. «Потери моей роты оказались на удивление невысокими. Полностью были потеряны лишь те две машины, гибель которых я видел в самом начале боя. В двух остальных ротах полностью потерянных машин не было. В нашей полосе обороны было больше сотни подбитых русских танков».

Удивительно, но о том, что «легендарный» Т-34 содержит множество врожденных детских болезней, военные знали еще до войны. В мае 1941 года генералитет настаивал на снятии машины с производства и создании нового танка с лобовым бронированием корпуса и башни толщиной 60 мм; торсионной подвеской; увеличенным диаметром погона башни и командирской башенкой с круговым обзором. Но дело тормозилось проблемами с отработкой дизеля. При том что и дизель В-2 в Т-34 был крайне надежен.

Небольшой ресурс хода приводил к тому, что до войны танки Т-34 ставили в консервацию, стараясь сохранить ресурс, а экипажи обучали на БТ-7 или даже устаревшем Т-26. В результате к началу войны было подготовлено не более 150 экипажей для танков Т-34. После начала войны обучиться в короткий срок на новую машину не предоставлялось возможным. Поэтому высокие потери Т-34 обусловлены, в том числе, и неумелыми действиями экипажа.

Т-34 внутри. Слева — рабочее место мехиника водителя, справа — стрелка- радиста

Через два года после начала войны мнение советских танкистов о Т-34 не изменилось, об этом можно судить по письму командующего 5-й гвардейской танковой армией П. Ротмистрова к Г. Жукову в августе 1943 года: “…Приходится с горечью констатировать, что наша танковая техника, если не считать введение на вооружение самоходных установок СУ-122 и СУ-152, за годы войны не дала ничего нового, а имевшие место недочёты на танках первого выпуска, как то: несовершенство трансмиссионной группы (главный фрикцион, коробка перемены передач и бортовые фрикционы), крайне медленный и неравномерный поворот башни, исключительно плохая видимость и теснота размещения экипажа, являются не полностью устранёнными и на сегодня…”.

Заокеанские рекомендации

Из-за неудовлетворительных технически характеристик Т-34 советское руководство обратилось за помощью в модернизации танка к США. В декабре 1941 года танк Т-34 был передан американцам для всесторонних испытаний и разработки рекомендаций по усовершенствованию.

После тщательных испытаний Т-34 на Абердинском полигоне американские специалисты сделали очень неприятные выводы. «Средний танк T-34, после пробега в 343 км, полностью вышел из строя, его дальнейший ремонт невозможен. Водозащита корпуса Т-34 недостаточная, в сильные дожди в танк через щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования. Сварка бронеплит корпуса Т-34 грубая и небрежная. Мехобработка деталей, за редким исключением, очень плохая. Все механизмы танка требуют слишком много настроек и регулировок».

Еще более удивила американских экспертов трансмиссия. Как оказалось, она была в точности скопирована с устаревшей американской конструкции, разработанной еще в 1920-е годы. Общий вывод звучал безапеляционно: «Мы считаем, что со стороны русского конструктора, поставившего такую трансмиссию в танк, была проявлена нечеловеческая жестокость по отношению к водителям».

А ведь в США был отправлен не рядовой танк, а один из пяти специально собранных «эталонных» Т-34. В результате американцы предложили СССР множество собственных технологий для модернизации Т-34.

С весны 1943 года на Т-34 начали устанавливать модернизированную КПП, что существенно облегчило работу механика-водителя. В том же году на все танки стали устанавливать вполне современные радиостанции 9Р и переговорные устройства ТПУ-3бис.

Танк М4 «Шерман». Около 7 тыс. таких танков СССР получил по ленд-лизу

Помощь по ленд-лизу

Одна из проблем советского вооружения была в том, что даже в случае появления прогрессивных инженерных разработок технологическая отсталость производства в СССР просто не позволяла реализовать их на практике. Например, завод № 183 в Нижнем Тагиле, крупнейший производитель танков во время войны, не смог перейти на выпуск Т-34-85, поскольку не было оборудования для обработки зубчатого венца башни диаметром 1600 мм. Чтобы освоить производство, СССР попросил доставить по ленд-лизу новые карусельные станки из Великобритании и США.

И такие случаи были распространены повсеместно. Один американский инженер, посетивший в конце 1945 года Сталинградский тракторный завод, обнаружил, что около половины станков на данном предприятии были поставлена по ленд-лизу.

Кстати, помимо станков, по ленд-лизу поставляли и готовое вооружение. Из США в СССР доставили 7057 танков и САУ, из Британии и Канады — 5480. О боевых возможностях американских танков М4 «Шерман» свидетельствует тот факт, что ленд-лизовские машины поступали на вооружение только гвардейских дивизий.

Советский ас Александр Покрышкин рядом со своим истребителем Р-39N «Airacobra»

Также по ленд-лизу поступило свыше 15 тыс. американских самолетов, а также около 3,5 тыс. британских. К концу Великой Отечественной войны американские машины Р-39N и Р-39Q являлись основными истребителями, которые СССР получал по ленд-лизу. Именно на истребителе Р-39N «Airacobra» легендарный советский ас Александр Покрышкин уничтожил свыше полусотни вражеских самолетов.

Количество победило качество

Сказать, что «легендарная тридцатьчетверка» была лучшим танком Второй Мировой — означало бы сильно приукрасить ситуацию. По сути Т-34 представлял собой «сборную солянку» из узлов и агрегатов, скопированных с зарубежных прототипов конца 20-х – начала 30-х годов ХХ века. Например, ходовая часть — от американского танка «Кристи», двигатель — копия BMW-VI, который немцы ставили на бипланы ещё в середине 20-х», многие другие агрегаты заимствованы у британцев и итальянцев. К устаревшим, с технологической точки зрения, компонентам надо также добавить ужасающе низкое качество производства.

Сборка Т-34-85 на Челябинском танковом заводе

И все же Т-34 стал самым массовым танком WWII. Военная промышленность СССР выпустила столько танков, что у Германии не хватило на них снарядов. Его простая и бюджетная конструкция позволила производить эти машины высокими темпами и в огромных количествах. Всего за годы войны было выпущено свыше 35 тыс. Т-34, в то время как всех модификаций немецкого Т-IVв Германии собрали менее 9 тыс.

Гайд по премиум танку Т34. Автор ilnurkin, клан 91OTB, World of tanks

I история создания

Как показали опытные стрельбы эта артсистема обладала лучшей бронепробиваемостью, относительно 105-мм Т5Е1 и 155-мм Т7. Например, бронебойный снаряд Т20Е3 (полная масса 23 кг) при начальной скорости 945 мс на дистанции 914 метров пробивал лист брони толщиной 198 мм, установленный под углом 30°. При увеличении дистанции до 1829 метров этот показатель уменьшался до 173 мм, но даже в этом случае снаряд гарантированно пробивал броню любого немецкого танка. Разработанный под 120-мм орудие Т53 подкалиберный выстрел типа HVAP обладал ещё более внушительными характеристиками. Имея начальную скорость порядка 1249 мс, при вышеуказанных условиях, снаряд пробивал броню толщиной 381 мм и 318 мм соответственно. Правда, с увеличением наклона брони до 60° бронепробиваемость серьёзно ухудшалась и составляла уже 112 мм и 76 мм. Тем не менее, показатели выглядели впечатляющими и в середине 1945 года были начаты работы по установке орудия Т53 на танк Т29.
Новая машина после проведенных изменений стала обозначаться как Т34. Первоначально планировалось, что танк будет оснащаться двигателем Ford GAC, но в скором времени эти планы были изменены.
Конструктивно обе модели были практически идентичны, за исключением деталей, касаемых новой артиллерийской системы. Внешне Т34 отличался от Т29 только стволом орудия.
Корпус танка изготовлялся из листов гомогенной брони. Приоритет в защищенности отдавался лобовой части, где толщина бронирования составляла 70-102 мм. Борта изготовлялись из 51-76 мм бронелистов, корма – 19-51 мм. Толщина носовой части днища была доведена до 38 мм – аналогичную толщину имела и крыша корпуса. Компоновка корпуса классическая.
Ходовая часть, применительно на один борт, состояла из следующих элементов:
— 8 обрезиненных опорных катков, подвеска индивидуальная, торсионная, размер бандажа 26х6 дюймов; — 7 поддерживающих колес;
— переднее направляющее колесо, размер бандажа 26х6 дюймов;
— заднее ведущее колесо с 15 венцами диаметром 28,89 дюймов (734 мм);
— резинометаллическая двухгребневая гусеничная лента с траками типа Т80Е3 шириной 711 мм и шагом 152 мм, общее количество траков – 204 шт.

В моторно-трансмиссионном отсеке устанавливался V-образный 12-цилиндровый бензиновый двигатель Continental АV-1790-3, при 2800 обмин развивавший максимальную мощность 810 л.с. и номинальную 704 л.с. рабочий объём двигателя составлял 1791,7 кубических дюймов. Топливо (бензин с октановым числом 80) размещалось в баке ёмкостью 320 галлонов (1211 литров). Трансмиссия типа CD-850-1 имела две скорости движения вперед, одну назад и дисковые тормоза. Передаточные числа составляли 12,761, 6,2:1 и 20,6:1 соответственно. Главная передача была прямозубой, цилиндрической, с передаточным числом 6,31:1. Управление танком осуществлялось при помощи рулевого рычага, выполненного по типу джойстика.
В электрической системе использовалось два 28,5-вольтных генератора, дававших номинальное напряжение 24 вольта постоянного тока. Основной генератор питался от главного двигателя, вспомогательный – от запасного. Также на танке устанавливалось две 12-вольтные аккумуляторные батареи. Электричество подавалось на приборы внутреннего освещения, фазы, габаритные огни и средства связи. Стандартно на танк устанавливалась радиостанция SCR 508 или SCR 528 и переговорное устройство на 6 абонентов с внешним выходом типа RC-298. В системе пожаротушения использовалось три 10-фунтовых стационарных и два 5-фунтовых переносных огнетушителя заправленных смесью с окисью углерода.
Весьма разнообразными были смотровые приборы. Для прямой стрельбы наводчик мог использовать телескопический прицел Т143Е2 и перископический М10Е10. Для стрельбы с закрытых позиций применялось следующее прицельное оборудование: указатель азимута Т19, квадрант вертикального наведения М9 и квадрант наводчика М1. Водитель и помощник водителя оснащались перископическими приборами М13. В командирской башенке имелось шесть призматических смотровых приборов. Кроме того, командир имел в своём распоряжении перископ М15, установленный в башенном люке.
Основное вооружение, состоявшее, как уже указывалось ранее, из 120-мм орудия Т53 с раздельно-гильзовым заряжанием на лафете Т125, размещалось в литой башне с погоном 2,032 метра. Углы вертикального наведения варьировались в пределах от -10° до +15°. Поворот башни мог проводиться при помощи электро-гидравлической или ручной системы. На 360° она разворачивалась за 20 секунд. Максимальная скорострельность составляла 5 выстрелов в минуту. Как обычно, башенное бронирование было особенно сильным и варьировалось по вертикальным поверхностям от 127 до 203 мм. Толщина брони маски орудия составила 203-279 мм. Слева от орудия монтировалось два 12,7-мм пулемета Colt-Browning M2HB и ещё один такой же пулемет устанавливался на крыше башни в качестве зенитного. Справа в лобовом листе корпуса устанавливался один 7,62-мм пулемет Colt-Browning М1919А4. В укладке перевозилось шесть автоматов (пистолетов-пулеметов) Thompson калибра 11,43-мм. Суммарный боекомплект включал:
— 34 выстрела для 120-мм пушки
— 2090 патронов для 12,7-мм пулеметов
— 1080 патронов для 11,43-мм автоматов Thompson
— 2050 патронов для 7,62-мм пулемета.
Экипаж танка состоял из 6 человек: водитель и помощник водителя размещались в отделении управления в передней части корпуса, а места командира, наводчика и двух заряжающих находились в башне.
Казалось бы, никаких затруднений при переделке Т29 в Т34 не должно было возникнуть, но проблемы начались сразу после попытки установить орудие. Как оказалось, для уравновешивания необходимо было добавить противовес – с этой задачей справились быстро, но пока велись работы война закончилась. Испытания опытного образца Т34 начались только в 1946 году. Танк был передан на полигон в Форт Нокс, где его «обкатывали» военные танкисты.

В процессе огневых тестов выяснилось, что после выстрела возникает большая проблема с загазованностью боевого отделения. Два вентилятора уже не справлялись с пороховыми газами мощного орудия. Далее обнаружилась такая неприятная вещь, как «обратная вспышка» – по этой причине только в Форт Нокс было госпитализировано два человека, а при испытаниях в Абердине у нескольких танкистов обгорели брови и волосы. Как можно догадаться, причиной тому стали всё те же несгоревшие полностью пороховые газы, которые затягивались в башню при экстракции гильзы и, смешиваясь с кислородом, вызывали повторное воспламенение. Первая попытка установить в боевом отделении компрессор для продувки ствола оказалась неудачной и тогда на ствол орудия установили устройство отсасывающее дым, как это было сделано ранее для 90-мм орудий Т15Е4 и М3Е4. Решение оказалось очень удачным и впоследствии применялось на других американских танках, однако участь опытного Т34 была уже предрешена. В конце 1940-х гг. Ordnance Department пересмотрел планы в отношении танков на базе Т29, значительно урезав программу их постройки. Фактически дело ограничилось только «пилотными» и опытными моделями, после чего почти все изготовленные образца пошли на слом. Единственный прототип танка Т34 до наших дней не сохранился и был разделан на металл.

II Игровые показатели, дерево исследований и модули

У данной машины нет такого показателя как сток единственное, что мы можем развивать это экипаж, сразу ставим галочку на ускоренное обучение экипажа.

Общие

Прочность 1500 HP
Масса 71.85 т

Радиостанции танка
SCR 528A1 / 745 метров

Историческая справка

Весной 1945-го года военные США дали указание вооружить один из прототипов Т28 120-мм пушкой Т50. Именно эта машина первоначально называлась Т34. Однако после Второй мировой войны работы над Т29 сильно замедлились, так что Т34 не был использован в боевых действиях, но созданные прототипы в дальнейшем использовались для испытаний на полигоне. Позже, в том же году, танки с наименованием Т30, по решению Артиллерийского Департамента США, были оснащены уже другим 120-мм орудием, под названием Т53. Эта пушка, по сути, являлась адаптированной под установку на танк версией зенитной пушки M1, а также была самым мощным из всех трёх орудий установленных на танки проекта T29. В дальнейшем, из-за проблем с сильной загазованностью боевого отделения после стрельбы и риском образования обратной вспышки при открытии затвора, на конце дула пушки T53 установили эжектор для вывода остаточных пороховых газов.

После завершения войны острая необходимость в разработке столь тяжёлых машин отпала и в 1950 году весь проект T29 был окончательно свёрнут.

Читать еще:  Зачем американские военные осваивают полярные широты
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector