4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ким Шрёдингера

Ким Шрёдингера. Почему важна судьба лидера Северной Кореи

1 мая, спустя 20 дней отсутствия, Ким Чен Ын появился на публике. До этого в СМИ активно обсуждали причины его возможной смерти. Отдельные медиа даже поспешили назначить в преемники Киму его сестру Ким Ё Чжон. В последний раз слухи о смерти Кима ходили в 2014 году, когда он так же на какое-то время пропал из поля зрения.

Сегодня кажется странным, что в мире, где в новостях нет недостатка, где более 3 млн населения заражены новым типом вируса, в момент, когда цены на нефть достигли исторического минимума, в ожидании мирового экономического кризиса на фоне многомесячной изоляции населения, в топ новостей выбиваются полудостоверные рассуждения о состоянии здоровья лидера страны, практически выключенной из жизни международного сообщества. Так ли важно, каково реальное состояние здоровья Кима?

Японские власти узаконили милитаризацию и отказ от военной самоизоляции страны. Нижней палатой парламента приняты поправки в законодательство, которые изменяют статус Сил самообороны Японии (ССЯ) и позволяют использовать их за рубежом даже при отсутствии угрозы самой Японии. Ожидается, что они пройдут и верхнюю палату, где большинство также у правящей партии. Эти инициативы уже обрушили рейтинг премьера и его партии и осложнили отношения Токио с Москвой и Пекином. В частности, под угрозой срыва оказался визит в Россию главы МИД Японии Фумио Кисиды.

Палата представителей японского парламента накануне одобрила пакет поправок от премьера Синдзо Абэ и его партии. Поправки узаконивают отказ Японии от пацифизма и военной самоизоляции. Впервые после окончания Второй мировой войны Страна восходящего солнца получает возможность использовать вооруженные силы в случае военной провокации, применять войска для защиты интересов союзников (без непосредственной угрозы государству) и разрешают применять оружия японским миротворцам в составе миссий ООН. Раньше страна отказывалась от этого права, считая его противоречащим конституции.

Ожидается, что поправки с легкостью пройдут и рассмотрение в Сенате, где также доминируют либерал-демократы Синдзо Абэ, сообщает Euronews.

Впрочем, позиции партии Абэ в Сенате более шаткие, чем в Палате представителей и законопроект все-таки может не пройти. В таком случае законопроект вернется в нижнюю палату, у которой есть преимущественное право принятия законов. При таком сценарии нововведения будут считаться автоматически принятыми через 60 дней после голосования в нижней палате, то есть 14 сентября, уточняет «Коммерсант».

Поправки узаконивают правительственные мероприятия, которые проводятся еще с конца 2013 года. В частности, год назад правительство Японии и глава кабмина Синдзо Абэ оформили комплекс мероприятий по милитаризации страны в виде резолюции. В резолюции японского правительства говорилось что отныне за страной признается право на «коллективную оборону». Это позволяет «Силам самообороны Японии» (так с 1954 года называются японские вооруженные силы) участвовать в боевых действиях для защиты «дружественных стран», даже если сама Япония при этом не подвергалась нападению. Однако применение силы в поддержку «страны, с которой Япония находится в тесных отношениях», должно быть минимально необходимым и не иметь другой альтернативы. При этом должна также присутствовать угроза существованию японского государства и «праву народа страны на жизнь и свободу».

Действия правительства уже второй год вызывают значительные протесты в стране со стороны оппозиции, левых и пацифистов. Больше того, эти решения обрушили рейтинг премьера, его партии и кабмина. По данным газеты Asahi, рейтинг Абэ сейчас составляет 39%. Против милитаризации выступают больше половины японцев. Во время рассмотрения депутатами поправок к парламенту пришли около 100 тыс. пацифистов. «Эти законопроекты нарушают конституционные принципы. Их окончательное одобрение в Сенате станет радикальным сдвигом для Японии – мы станем страной, способной вести войну. Мы не приемлем эти изменения, так как они меняют направление развития страны и наше повседневное существование. Вот почему мы сейчас стараемся помешать их прохождению в парламенте» – объявляли участники акции протеста.

Политическая оппозиция утверждает, что инициативы кабмина противоречат конституции, где записано: «Японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации». В ходе дебатов в парламент были приглашены три ведущих эксперта по конституционному праву, и все они (даже тот, кто выступал по приглашению правящей партии) поддержали точку зрения оппозиции.

Представители правящей партии обвиняют оппонентов в пестовании ими комплекса вины за события Второй мировой войны. Сторонники милитаризации заявляют, что пацифизм характерен в основном для старшего поколения, которое «со времени Второй мировой войны не избавилось от «комплекса вины» и не понимает, что ситуация в сфере глобальной безопасности с тех пор изменилась». Впрочем, в многотысячных акциях протеста, уже год продолжающихся в Японии, участвует и молодежь. Накал этих акций не спадает: каждый шаг правительства в сторону ремилитаризации общество встречает многотысячными митингами и даже публичными самосожжениями. Например, в прошлом июле после правительственной резолюции шестидесятилетний мужчина забрался на пешеходный мост в районе привокзальной площади, сел на принесенный с собой коврик и объявил в громкоговоритель, что собирается покончить с собой. Он пояснил и причину своего поступка. По словам японца, он делает это в знак протеста против политики правительства, которое подталкивает страну к войне. Мужчина вылил на голову бутылку бензина и поджег себя.

Премьер Синдзо Абэ убеждает население в необходимости милитаризации, указывая на рост внешней угрозы: «Ситуация с безопасностью вокруг Японии становится все более сложной. Учитывая это, принятые законодательные нормы абсолютно необходимы для защиты жизней японцев и предотвращения полномасштабной войны». И эти заявления во многом справедливы: западные и российские аналитики уже не первый год говорят о нарастающей угрозе «Великой азиатской войны».

Напомним, Япония объявила о прекращении военной самоизоляции в связи с обострением давних территориальных споров в Южно-Китайском море. В данном конфликте участвуют Китай, Тайвань, Малайзия, Вьетнам, Филлипины, Япония, и, косвенно, США, КНДР и Южная Корея. Конфликт тянется в вялотекущей форме несколько десятилетий, но последние действия Китая, Японии, и ее союзника – США – заставили мир обсуждать вероятность «Великой азиатской войны».

Поводом для «Великого азиатского противостояния» стало соперничество нескольких держав за несколько архипелагов на нефтеносном участке шельфа Южно-китайского моря. А по большому счету – за почти всю акваторию этого моря в 2 миллиона квадратных километров (общая площадь Южно-Китайского моря составляет 3,5 млн кв. км.). На территории спорного участка – несколько архипелагов, за контроль над которыми соревнуются КНР, Филиппины, Вьетнам, Тайвань, Малайзия и Бруней. А также Япония, в качестве союзника оппонентов КНР, и США – как союзник Токио и претендент на роль куратора региона. Граница акватории, на которую претендует Китай, в ряде случаев затрагивает прибрежные воды соседних государств.

Зимой 2013 года Пекин объявил о введении новой зоны идентификации ПВО над спорной акваторией. Входящие в эту зону воздушные суда обязали называть себя и предоставлять план полета. Нарушителям пригрозили некими «экстренными мерами оборонного характера». В Японии, Южной Корее, на Тайване и в США отказались выполнять требования Пекина. Пентагон вообще демонстративно направил в эту зону два стратегических бомбардировщика.

Когда китайцы пригрозили сбивать чужие самолеты над акваторией, что в КНР обозначили «своей», Япония в апреле 2014 года ответила отказом от полувекового запрета на экспорт оружия и военной техники. Премьер-министр Абэ еще и пообещал пересмотреть «пацифистскую» конституцию Японии, принятую после поражения во Второй Мировой войне. Среди государств, которым Токио поставляет вооружение – Филиппины, Индонезия и Вьетнам – конкуренты КНР за спорную акваторию. В качестве дополнительной меры японское правительство оплатило создание подразделений и средств морского десантирования.

Мероприятия японского кабмина и парламента значительно осложняют отношения с соседними странами. В первую очередь, с Китаем, КНДР и Россией.

После первого объявления о ремилитаризации шокированные северокорейские власти назвали премьера Абэ «японским Гитлером» и «маньяком-милитаристом». В КНР реагировали более сдержанно, но также однозначно. «Китай может и полон решимости защищать свой суверенитет и интересы безопасности. Последующие шаги Японии будут под пристальным наблюдением», – приводит сегодня китайская газета «Хуаньцю шибао» заявление министерства обороны КНР.

Отношения Токио с Москвой также пошатнулись. Как минимум, под угрозой оказался визит в Россию главы японского МИД Фумио Кисиды. Формально его может не отпустить парламент до окончания дебатов по ремилитаризации: зарубежные поездки министров утверждаются депутатами. Кроме того, в «Великом азиатском противостоянии» Россия уже не раз обозначала себя в качестве союзника Китая.

В ответ на прошлогоднюю милитаристскую резолюцию правительства Японии Россия провела совместные военно-морские учения с КНР. В благодарность за поддержку против Японии китайские власти поддержали позицию Москвы по украинскому кризису. На сингапурском саммите по безопасности в Азии замначальника Генштаба НОАК потребовал от Украины вывести войска из Донбасса и одобрил российскую позицию. А замглавы МИД КНР Чэн Гопин объявил, что причиной кризиса на Украине стало «незаконное свержение легитимных властей в результате провокаций и беспорядков на Майдане», а сам переворот произошел из-за «внешнего воздействия на Украину» со стороны США и Европы. Япония демонстративно присоединилась к международным санкциям против России и Крыма, чем внезапно вызвала паломничество в «запретный» Крым японских оппозиционеров и противников милитаризации.

Токио – Москва, Алексей Усов

Но в 2006 году началась плавная смена курса: Силы самообороны Японии законодательно получили статус военной организации, появилось оборонное министерство. Такие перемены одобрили Соединенные Штаты: им необходим союзник, расположенный вблизи Китая и Южной Кореи. С последней у Японии обострились территориальные разногласия.

Читать еще:  Крейсер аврора: где находится корабль, чем знаменит, октябрь 1917 года, в каком военном сражении участвовал

Проактивный пацифизм Японии характеризуется тремя важными шагами: реформой Сил самообороны, развитием оборонно-промышленного комплекса, участием в военных операциях. Развитие военной отрасли регламентируется краткосрочной стратегией национальной безопасности — планом, разработанным специально созданной комиссией, на 2014-2018 годы. Эта стратегия определяет главной угрозой для безопасности Японии укрепление Китая, претендующего на лидерство в регионе. Далее по важности идут территориальные разногласия с Россией и Южной Кореей, ракетно-ядерная программа Северной Кореи. Цель программы — формирование военной самодостаточности страны, которая ранее в вопросах обороны полагалась на Соединенные Штаты, подписав с ними договор о защите в 1960 году. Согласно этому документу, для защиты территории Японии от посягательств других стран, на территории страны размещены 50 тысяч американских военных и седьмой флот США. Защищая Японию, американцы не могут вмешиваться в территориальные споры этой страны с соседями, но они ясно дали понять Китаю, что острова Сенкаку, на которые он претендует, будут защищены.

Стратегия подразумевает мобильность половины японских Сил самообороны, часть подразделений функционирует в режиме постоянной боевой готовности. По примеру Корпуса морской пехоты США, японцы формируют такие же подразделения.

Укрепить военную мощь должно и развитие авиационной отрасли. Для этого в США покупаются беспилотные летательные аппараты, самолеты-разведчики, истребители F-35 Lightning II, модернизируются четыре модели дальнего радиолокационного обнаружения и управления E-767, предназначенные для управления боевой авиацией.

Флот Японии, состоящий из 50 боевых кораблей и 18 подводных лодок, выполняет функции береговой охраны, защищает воды и побережье от контрабандистов и браконьеров. Его пополнит строительство двух эсминцев, оснащенных современной боевой информационно-управляющей системой и пяти подводных лодок. Воздушное пространство доверили охранять модернизированной системе воздушного контроля, которую постоянно оснащают новыми радарами. От системы ожидают быстрого и четкого обнаружения китайских нарушителей воздушной границы.

Для того, чтобы проверить потенциал японских предприятий, их возможность создавать боевую авиатехнику, был запущен проект разработки отечественного самолета-истребителя X-2. Над ним работали 220 предприятий, основным разработчиком стала корпорация Mitsubishi Heavy Industries. Завершив тестирование, правительство примет решение об использовании полученных технологий для разработки нового истребителя F-3. Начало работы над ним запланировано на 2020 год, а первый прототип должен подняться в небо в 2024 году.

Правительство не планирует кооперироваться с другими странами для совместных военных разработок. Японцы намерены самостоятельно разрабатывать технологии в ходе сложных, продолжительных и дорогостоящих испытаний. С 2014 года японские военные поставки регулируются новым законом. Он отменил прежние запреты на военный экспорт, сегодня страны, покупающие оружие у Японии должны подписать отказ от реэкспорта.

The Economist: США заигрались ролью победителя

Конституция не устраивает японских политиков, особенно правых, по трем основным причинам. Во-первых, некоторые считают, что это национальный позор, что Конституция была написана иностранцами.

Во-вторых, сторонникам традиционных взглядов не нравится, что в Конституции делается такой сильный акцент на индивидуальных правах человека. Они утверждают, что столь либеральный подход годится только западным странам, а Япония как азиатская культура должна иметь конституцию, которая отдает приоритет социальной гармонии и правам общества в целом.

Наконец, третья и главная причина — это желание удалить или, по крайней мере, изменить девятую статью, чтобы дать Японии право иметь собственные вооруженные силы.

Препятствия внутренние и внешние

Однако внести поправки в японскую Конституцию очень непросто, поэтому за 70 лет этого так и не произошло. Сначала изменения должны быть поддержаны двумя третями в обеих палатах парламента, а затем одобрены на общенациональном референдуме. Так что этот процесс займет у Абэ немало времени и вызовет горячие споры внутри страны. Более того, Китай и Южная Корея будут активно сопротивляться любым попыткам Японии изменить девятую статью.

Исторические проблемы в отношениях Китая и Кореи с Японией до сих пор остаются одним из главных препятствий для развития сотрудничества в регионе. Пекин и Сеул регулярно критикуют Токио за то, что японские политики еще не принесли достаточных извинений за преступления, совершенные Японской империей во время Второй мировой войны.

По опросам, 75% китайцев считают, что даже сейчас Япония представляет военную угрозу для их страны. В Южной Корее такого мнения придерживаются 38%, хотя эта страна, как и Япония, состоит в тесном военном союзе с США. Для сравнения: только 16% китайцев и 7% южнокорейцев считают Россию военной угрозой.

Отношение к премьеру Абэ тоже очень негативное. По опросам этого года, к нему отрицательно относятся почти 80% жителей Южной Кореи. Его имидж в Китае и Корее особенно испортился после того, как в 2013 году он посетил храм Ясукуни, где похоронены погибшие во Второй мировой, в том числе военные преступники. Тогда китайский МИД обвинил японского лидера в почитании «нацистов Азии».

Можно представить, какой будет сила возмущения Южной Кореи и Китая, когда при изменении девятой статьи в одной точке сойдутся милитаристская репутация Японии и негативный имидж Абэ. Такая реакция вполне предсказуема, но ошибочна. На деле изменения в Конституции Японии выгодны ее соседям, в том числе и России.

Общая польза

Прежде всего, любые изменения в японской Конституции будут очень небольшими. Некоторые особо активные политики Либерально-демократической партии могут рассуждать о том, чтобы ее полностью переписать, но в целом правящая партия понимает, что получить нужную поддержку в парламенте и на референдуме они смогут, только если изменения будут небольшими.

По той же причине в январе 2018 года Абэ обещал парламенту не менять существующие два абзаца девятой статьи, а лишь добавить новый параграф, где будет четко указано, что у Японии есть законное право иметь собственные силы самообороны. То есть даже после изменений в Японии сохранится конституционный запрет на использование военной силы во внешней политике.

Мало того, такие изменения всего лишь приведут японскую Конституцию в соответствие с реальным положением вещей. Потому что сейчас, несмотря на существующий конституционный запрет «создавать сухопутные, морские и военно-воздушные силы», Япония все равно имеет сухопутные, морские и воздушные силы самообороны. Страна занимает восьмое место в мире по объему военных расходов, а ее военный бюджет лишь немногим меньше, чем у ядерных держав Великобритании и Франции.

Наконец, предлагаемые изменения в Конституции могут стать символом успешного преобразования Японии в послевоенную эпоху. В свое время девятая статья возникла потому, что нападение Японии на соседей казалось вполне возможным событием. Однако сейчас очевидно, что современная Япония не представляет военной угрозы ни для Китая, ни для Кореи. То, что многие китайцы и корейцы до сих пор считают Японию опасной, связано скорее с внутриполитическими играми этих стран, чем с реальной Японией.

Вопреки распространенному мнению японские лидеры уже много раз извинялись за действия страны в эпоху японского милитаризма. Самые заметные извинения были принесены премьер-министром Томиичи Мураямой в 1995 году. В 50-ю годовщину окончания Второй мировой войны он признал, что японская «агрессия и колониальное господство нанесли огромный ущерб и причинили страдания народам многих стран, особенно азиатским». Он также выразил «чувство глубокого раскаяния» и принес «искренние извинения». Это заявление Мураямы было официально подтверждено Абэ в 2015 году.

За последние 70 лет японское общество глубоко прониклось культурой пацифизма. После создания Сил самообороны Японии в 1954 году ни один японский военный не погиб в бою, а страна тщательно избегает применять силу во всех случаях, где это только возможно. Например, когда самолеты российских ВВС нарушили воздушное пространство Японии в июне и июле 2019 года, японские истребители не ответили предупредительными выстрелами. Тем более невозможно представить, что Япония попытается силой решить территориальные споры с Южной Кореей, Китаем или Россией.

Изменение японской Конституции не представляет никакой угрозы для региональной безопасности, в нынешнем осторожном виде это скорее благоприятное развитие событий. Кроме того, такое изменение статуса Японии может быть позитивным и для России.

Многие годы российские лидеры критиковали зависимость Японии от США и призывали японское правительство стать более самостоятельным. Из недавних примеров можно вспомнить, как в октябре этого года Владимир Путин, рассуждая о возможном размещении американских ракет в Японии и Южной Корее, сожалел, что суверенитет американских союзников «в этой части… сильно ограничен, они просто не имеют собственного слова, собственного мнения по этому вопросу».

Этот высокий уровень зависимости Японии от США не уменьшится до тех пор, пока девятая статья остается неизменной. Так что если Россия действительно хочет видеть более самостоятельную Японию, готовую в чем-то возражать США, то она должна не обращать внимания на необоснованные страхи возвращения японского милитаризма и поддерживать запоздалые попытки правительства Японии обновить Конституцию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Отмена Девятой статьи

Оживленная полемика в парламенте Японии ведется о возможной отмене Девятой статьи конституции — основе пацифизма страны. Особенно ратует за пересмотр основного закона премьер-министр Синдзо-Абэ. В одной из своих речей, произнесенных после военного парада, он сказал, что территориальный суверенитет страны под угрозой из-за притязаний Китая на острова в Восточно-Китайском море. Поэтому правки, внесенные в конституцию, должны увеличить оборонные способности страны. Обращаясь к военным, он призвал их готовиться не только к учениям, но и к настоящим боевым действиям.

Японское военное ведомство заявило о готовности сбивать китайские летательные аппараты, замеченные над островами, о которых идет спор — Дяоюйдао/Сенкаку. При этом аналитики уверены, что инициатором всех территориальных обострений является сама Япония.

Конфликта с Южной Кореей не существовало до 2008 года, когда Япония заявила о принадлежности ей острова Лианкур. Она захватила его в 1905 году, а потерпев поражение во Второй мировой войне, утратила право на владение им. Земли вернулись Корее, на острове расположены корейский полицейский участок, маяк и отделение министерства рыболовства.

Читать еще:  Энциклопедия .366 ТКМ

В сентябре 2020 года был принят закон, разрешающий использование Сил самообороны за пределами страны для защиты мирного образа жизни людей и предотвращения вооруженных конфликтов. Теперь вооруженные силы могут принимать участие в коллективной обороне дружественных государств даже тогда, когда сама Япония нападению не подвергается. Но возможность такого участия не безоговорочна: оно одобряется законом при соблюдении двух условий. Военный конфликт должен быть безальтернативным, и нести угрозу существованию японского государства. Этот закон не идет вразрез с Девятой статьей конституции, власти называют его интерпретацией пацифистской позиции страны.

Обобщив все перечисленное, нетрудно понять общий вектор развития страны: японские власти говорят об активном участии своего государства в установлении мира во всем мире.

Японские власти узаконили милитаризацию и отказ от военной самоизоляции страны. Нижней палатой парламента приняты поправки в законодательство, которые изменяют статус Сил самообороны Японии (ССЯ) и позволяют использовать их за рубежом даже при отсутствии угрозы самой Японии. Ожидается, что они пройдут и верхнюю палату, где большинство также у правящей партии. Эти инициативы уже обрушили рейтинг премьера и его партии и осложнили отношения Токио с Москвой и Пекином. В частности, под угрозой срыва оказался визит в Россию главы МИД Японии Фумио Кисиды.

Палата представителей японского парламента накануне одобрила пакет поправок от премьера Синдзо Абэ и его партии. Поправки узаконивают отказ Японии от пацифизма и военной самоизоляции. Впервые после окончания Второй мировой войны Страна восходящего солнца получает возможность использовать вооруженные силы в случае военной провокации, применять войска для защиты интересов союзников (без непосредственной угрозы государству) и разрешают применять оружия японским миротворцам в составе миссий ООН. Раньше страна отказывалась от этого права, считая его противоречащим конституции.

Ожидается, что поправки с легкостью пройдут и рассмотрение в Сенате, где также доминируют либерал-демократы Синдзо Абэ, сообщает Euronews.

Впрочем, позиции партии Абэ в Сенате более шаткие, чем в Палате представителей и законопроект все-таки может не пройти. В таком случае законопроект вернется в нижнюю палату, у которой есть преимущественное право принятия законов. При таком сценарии нововведения будут считаться автоматически принятыми через 60 дней после голосования в нижней палате, то есть 14 сентября, уточняет «Коммерсант».

Поправки узаконивают правительственные мероприятия, которые проводятся еще с конца 2013 года. В частности, год назад правительство Японии и глава кабмина Синдзо Абэ оформили комплекс мероприятий по милитаризации страны в виде резолюции. В резолюции японского правительства говорилось что отныне за страной признается право на «коллективную оборону». Это позволяет «Силам самообороны Японии» (так с 1954 года называются японские вооруженные силы) участвовать в боевых действиях для защиты «дружественных стран», даже если сама Япония при этом не подвергалась нападению. Однако применение силы в поддержку «страны, с которой Япония находится в тесных отношениях», должно быть минимально необходимым и не иметь другой альтернативы. При этом должна также присутствовать угроза существованию японского государства и «праву народа страны на жизнь и свободу».

Действия правительства уже второй год вызывают значительные протесты в стране со стороны оппозиции, левых и пацифистов. Больше того, эти решения обрушили рейтинг премьера, его партии и кабмина. По данным газеты Asahi, рейтинг Абэ сейчас составляет 39%. Против милитаризации выступают больше половины японцев. Во время рассмотрения депутатами поправок к парламенту пришли около 100 тыс. пацифистов. «Эти законопроекты нарушают конституционные принципы. Их окончательное одобрение в Сенате станет радикальным сдвигом для Японии – мы станем страной, способной вести войну. Мы не приемлем эти изменения, так как они меняют направление развития страны и наше повседневное существование. Вот почему мы сейчас стараемся помешать их прохождению в парламенте» – объявляли участники акции протеста.

Политическая оппозиция утверждает, что инициативы кабмина противоречат конституции, где записано: «Японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации». В ходе дебатов в парламент были приглашены три ведущих эксперта по конституционному праву, и все они (даже тот, кто выступал по приглашению правящей партии) поддержали точку зрения оппозиции.

Представители правящей партии обвиняют оппонентов в пестовании ими комплекса вины за события Второй мировой войны. Сторонники милитаризации заявляют, что пацифизм характерен в основном для старшего поколения, которое «со времени Второй мировой войны не избавилось от «комплекса вины» и не понимает, что ситуация в сфере глобальной безопасности с тех пор изменилась». Впрочем, в многотысячных акциях протеста, уже год продолжающихся в Японии, участвует и молодежь. Накал этих акций не спадает: каждый шаг правительства в сторону ремилитаризации общество встречает многотысячными митингами и даже публичными самосожжениями. Например, в прошлом июле после правительственной резолюции шестидесятилетний мужчина забрался на пешеходный мост в районе привокзальной площади, сел на принесенный с собой коврик и объявил в громкоговоритель, что собирается покончить с собой. Он пояснил и причину своего поступка. По словам японца, он делает это в знак протеста против политики правительства, которое подталкивает страну к войне. Мужчина вылил на голову бутылку бензина и поджег себя.

Премьер Синдзо Абэ убеждает население в необходимости милитаризации, указывая на рост внешней угрозы: «Ситуация с безопасностью вокруг Японии становится все более сложной. Учитывая это, принятые законодательные нормы абсолютно необходимы для защиты жизней японцев и предотвращения полномасштабной войны». И эти заявления во многом справедливы: западные и российские аналитики уже не первый год говорят о нарастающей угрозе «Великой азиатской войны».

Напомним, Япония объявила о прекращении военной самоизоляции в связи с обострением давних территориальных споров в Южно-Китайском море. В данном конфликте участвуют Китай, Тайвань, Малайзия, Вьетнам, Филлипины, Япония, и, косвенно, США, КНДР и Южная Корея. Конфликт тянется в вялотекущей форме несколько десятилетий, но последние действия Китая, Японии, и ее союзника – США – заставили мир обсуждать вероятность «Великой азиатской войны».

Поводом для «Великого азиатского противостояния» стало соперничество нескольких держав за несколько архипелагов на нефтеносном участке шельфа Южно-китайского моря. А по большому счету – за почти всю акваторию этого моря в 2 миллиона квадратных километров (общая площадь Южно-Китайского моря составляет 3,5 млн кв. км.). На территории спорного участка – несколько архипелагов, за контроль над которыми соревнуются КНР, Филиппины, Вьетнам, Тайвань, Малайзия и Бруней. А также Япония, в качестве союзника оппонентов КНР, и США – как союзник Токио и претендент на роль куратора региона. Граница акватории, на которую претендует Китай, в ряде случаев затрагивает прибрежные воды соседних государств.

Зимой 2013 года Пекин объявил о введении новой зоны идентификации ПВО над спорной акваторией. Входящие в эту зону воздушные суда обязали называть себя и предоставлять план полета. Нарушителям пригрозили некими «экстренными мерами оборонного характера». В Японии, Южной Корее, на Тайване и в США отказались выполнять требования Пекина. Пентагон вообще демонстративно направил в эту зону два стратегических бомбардировщика.

Когда китайцы пригрозили сбивать чужие самолеты над акваторией, что в КНР обозначили «своей», Япония в апреле 2014 года ответила отказом от полувекового запрета на экспорт оружия и военной техники. Премьер-министр Абэ еще и пообещал пересмотреть «пацифистскую» конституцию Японии, принятую после поражения во Второй Мировой войне. Среди государств, которым Токио поставляет вооружение – Филиппины, Индонезия и Вьетнам – конкуренты КНР за спорную акваторию. В качестве дополнительной меры японское правительство оплатило создание подразделений и средств морского десантирования.

Мероприятия японского кабмина и парламента значительно осложняют отношения с соседними странами. В первую очередь, с Китаем, КНДР и Россией.

После первого объявления о ремилитаризации шокированные северокорейские власти назвали премьера Абэ «японским Гитлером» и «маньяком-милитаристом». В КНР реагировали более сдержанно, но также однозначно. «Китай может и полон решимости защищать свой суверенитет и интересы безопасности. Последующие шаги Японии будут под пристальным наблюдением», – приводит сегодня китайская газета «Хуаньцю шибао» заявление министерства обороны КНР.

Отношения Токио с Москвой также пошатнулись. Как минимум, под угрозой оказался визит в Россию главы японского МИД Фумио Кисиды. Формально его может не отпустить парламент до окончания дебатов по ремилитаризации: зарубежные поездки министров утверждаются депутатами. Кроме того, в «Великом азиатском противостоянии» Россия уже не раз обозначала себя в качестве союзника Китая.

В ответ на прошлогоднюю милитаристскую резолюцию правительства Японии Россия провела совместные военно-морские учения с КНР. В благодарность за поддержку против Японии китайские власти поддержали позицию Москвы по украинскому кризису. На сингапурском саммите по безопасности в Азии замначальника Генштаба НОАК потребовал от Украины вывести войска из Донбасса и одобрил российскую позицию. А замглавы МИД КНР Чэн Гопин объявил, что причиной кризиса на Украине стало «незаконное свержение легитимных властей в результате провокаций и беспорядков на Майдане», а сам переворот произошел из-за «внешнего воздействия на Украину» со стороны США и Европы. Япония демонстративно присоединилась к международным санкциям против России и Крыма, чем внезапно вызвала паломничество в «запретный» Крым японских оппозиционеров и противников милитаризации.

Токио – Москва, Алексей Усов

Всем нужна стабильная Корея

Главным торговым партнером КНДР является Китай: на него приходится более 90% всего торгового оборота страны. При этом южнокорейское агентство Korea Trade-Investment Promotion Agency указывает на то, что ввиду санкций объем внешней торговли КНДР с Китаем в 2018 году снизился на 48,2% до US$2,7 млрд. Несмотря на такие скромные показатели, КНДР остается важным политическим актором в регионе.

КНДР — страна с ядерным вооружением. Именно поэтому корейский вопрос уже давно является значимым фактором при формировании политики крупнейших глобальных и региональных игроков: США, Китая, России, Японии, Южной Кореи. США используют факт наличия у Северной Кореи ядерного вооружения для наращивания своего военного присутствия в регионе. Япония оправдывает этим необходимость милитаризации. Китай, в свою очередь, использует свое положение крупнейшего торгового партнера КНДР как аргумент в торге по ряду спорных вопросов с теми же США и Японией. Именно у Китая есть реальный — не силовой — инструмент воздействия на северокорейских лидеров.

Читать еще:  Снайперская винтовка Maadi Griffin MG-6

Особенно заинтересованы в стабильности режима КНДР в Южной Корее. Южане давно не горят желанием воссоединяться со своими соседями. Желание это осталось декларативным в публичной риторике властей: Северная Корея не особо богата минеральными ресурсами, уровень дохода населения двух стран отличается, по разным оценкам, от 15 до 30 раз, а принимать на содержание 25 миллионов иждивенцев в случае кризиса никто не хочет.

Со стороны России, помимо прочих, есть совершенно конкретные экономические интересы: развитие особой экономической зоны в Раджине, выход через территорию КНДР к портам Южной Кореи и возможность развития Транссиба, который российское правительство активно продвигает в качестве альтернативного транспортного коридора для международных морских перевозок из АТР в Европу.

Сами северокорейцы используют свое ядерное вооружение как гарант стабильности режима, а контролируемые вспышки агрессии — как инструмент для ослабления санкций и получения гуманитарной и экономической помощи со стороны международного сообщества.

Таким образом, сохраняется определенный статус-кво. Никто не заинтересован в разрушении северокорейской государственности. С точки зрения сохранения стабильности в КНДР информация о состоянии Ким Чен Ына действительно должна быть важна. Но по факту оказывается, что важна сама функция лидера как залог стабильности Северной Кореи, а не личность конкретного Кима.

The Economist: США заигрались ролью победителя

Конституция не устраивает японских политиков, особенно правых, по трем основным причинам. Во-первых, некоторые считают, что это национальный позор, что Конституция была написана иностранцами.

Во-вторых, сторонникам традиционных взглядов не нравится, что в Конституции делается такой сильный акцент на индивидуальных правах человека. Они утверждают, что столь либеральный подход годится только западным странам, а Япония как азиатская культура должна иметь конституцию, которая отдает приоритет социальной гармонии и правам общества в целом.

Наконец, третья и главная причина — это желание удалить или, по крайней мере, изменить девятую статью, чтобы дать Японии право иметь собственные вооруженные силы.

Препятствия внутренние и внешние

Однако внести поправки в японскую Конституцию очень непросто, поэтому за 70 лет этого так и не произошло. Сначала изменения должны быть поддержаны двумя третями в обеих палатах парламента, а затем одобрены на общенациональном референдуме. Так что этот процесс займет у Абэ немало времени и вызовет горячие споры внутри страны. Более того, Китай и Южная Корея будут активно сопротивляться любым попыткам Японии изменить девятую статью.

Исторические проблемы в отношениях Китая и Кореи с Японией до сих пор остаются одним из главных препятствий для развития сотрудничества в регионе. Пекин и Сеул регулярно критикуют Токио за то, что японские политики еще не принесли достаточных извинений за преступления, совершенные Японской империей во время Второй мировой войны.

По опросам, 75% китайцев считают, что даже сейчас Япония представляет военную угрозу для их страны. В Южной Корее такого мнения придерживаются 38%, хотя эта страна, как и Япония, состоит в тесном военном союзе с США. Для сравнения: только 16% китайцев и 7% южнокорейцев считают Россию военной угрозой.

Отношение к премьеру Абэ тоже очень негативное. По опросам этого года, к нему отрицательно относятся почти 80% жителей Южной Кореи. Его имидж в Китае и Корее особенно испортился после того, как в 2013 году он посетил храм Ясукуни, где похоронены погибшие во Второй мировой, в том числе военные преступники. Тогда китайский МИД обвинил японского лидера в почитании «нацистов Азии».

Можно представить, какой будет сила возмущения Южной Кореи и Китая, когда при изменении девятой статьи в одной точке сойдутся милитаристская репутация Японии и негативный имидж Абэ. Такая реакция вполне предсказуема, но ошибочна. На деле изменения в Конституции Японии выгодны ее соседям, в том числе и России.

Общая польза

Прежде всего, любые изменения в японской Конституции будут очень небольшими. Некоторые особо активные политики Либерально-демократической партии могут рассуждать о том, чтобы ее полностью переписать, но в целом правящая партия понимает, что получить нужную поддержку в парламенте и на референдуме они смогут, только если изменения будут небольшими.

По той же причине в январе 2018 года Абэ обещал парламенту не менять существующие два абзаца девятой статьи, а лишь добавить новый параграф, где будет четко указано, что у Японии есть законное право иметь собственные силы самообороны. То есть даже после изменений в Японии сохранится конституционный запрет на использование военной силы во внешней политике.

Мало того, такие изменения всего лишь приведут японскую Конституцию в соответствие с реальным положением вещей. Потому что сейчас, несмотря на существующий конституционный запрет «создавать сухопутные, морские и военно-воздушные силы», Япония все равно имеет сухопутные, морские и воздушные силы самообороны. Страна занимает восьмое место в мире по объему военных расходов, а ее военный бюджет лишь немногим меньше, чем у ядерных держав Великобритании и Франции.

Наконец, предлагаемые изменения в Конституции могут стать символом успешного преобразования Японии в послевоенную эпоху. В свое время девятая статья возникла потому, что нападение Японии на соседей казалось вполне возможным событием. Однако сейчас очевидно, что современная Япония не представляет военной угрозы ни для Китая, ни для Кореи. То, что многие китайцы и корейцы до сих пор считают Японию опасной, связано скорее с внутриполитическими играми этих стран, чем с реальной Японией.

Вопреки распространенному мнению японские лидеры уже много раз извинялись за действия страны в эпоху японского милитаризма. Самые заметные извинения были принесены премьер-министром Томиичи Мураямой в 1995 году. В 50-ю годовщину окончания Второй мировой войны он признал, что японская «агрессия и колониальное господство нанесли огромный ущерб и причинили страдания народам многих стран, особенно азиатским». Он также выразил «чувство глубокого раскаяния» и принес «искренние извинения». Это заявление Мураямы было официально подтверждено Абэ в 2015 году.

За последние 70 лет японское общество глубоко прониклось культурой пацифизма. После создания Сил самообороны Японии в 1954 году ни один японский военный не погиб в бою, а страна тщательно избегает применять силу во всех случаях, где это только возможно. Например, когда самолеты российских ВВС нарушили воздушное пространство Японии в июне и июле 2019 года, японские истребители не ответили предупредительными выстрелами. Тем более невозможно представить, что Япония попытается силой решить территориальные споры с Южной Кореей, Китаем или Россией.

Изменение японской Конституции не представляет никакой угрозы для региональной безопасности, в нынешнем осторожном виде это скорее благоприятное развитие событий. Кроме того, такое изменение статуса Японии может быть позитивным и для России.

Многие годы российские лидеры критиковали зависимость Японии от США и призывали японское правительство стать более самостоятельным. Из недавних примеров можно вспомнить, как в октябре этого года Владимир Путин, рассуждая о возможном размещении американских ракет в Японии и Южной Корее, сожалел, что суверенитет американских союзников «в этой части… сильно ограничен, они просто не имеют собственного слова, собственного мнения по этому вопросу».

Этот высокий уровень зависимости Японии от США не уменьшится до тех пор, пока девятая статья остается неизменной. Так что если Россия действительно хочет видеть более самостоятельную Японию, готовую в чем-то возражать США, то она должна не обращать внимания на необоснованные страхи возвращения японского милитаризма и поддерживать запоздалые попытки правительства Японии обновить Конституцию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Пацифистский период и современность

Империя капитулировала и сдалась на милость оккупационным американским войскам. Экспансионистские настроения пришли в упадок и канули в прошлое. Победители вынудили страну принять сугубо пацифистскую конституцию фактически закрепив статус отсутствия армии в стране как таковой.

Японии разрешалось иметь лишь силы самообороны, и лишь в ограниченном количестве. Также запрещалось направлять вооруженные силы самообороны для участия в операциях за рубежом (исключение делалось лишь для контингента в составе сил ООН). Эти положения закреплены в 9 статье конституции и характеризуют политику страны как пацифистскую.

Японские солдаты во время Второй мировой войны

Однако на современном этапе несколько лет назад парламент Японии денонсировал положения данной статьи, фактически закрепив статус сил самообороны как полноценных вооруженных сил.

Данное решение позволяет стране наращивать военный потенциал в неограниченном количестве, использовать свои вооруженные силы за рубежом и не ограничивать экспорт вооружений в иные государства (кроме того, с принятием новой военной доктрины Япония постепенно отходит от идей пацифизма, все более склоняясь к милитаристской политике прошлого, хотя и не такой агрессивной).

Новость о милитаризации экономики Японии прошла, практически незаметно , однако, учитывая мощный потенциал государства, воссоздать сильные вооруженные силы не займет у нее много времени. К тому же не стоит забывать об активном экспорте вооружений японского военно-промышленного сектора в страны Азии.

Именно на этом рынке японское вооружение год от года становится все более популярным. В целом, военная промышленность Японии находится на подъеме. На островах вспомнили о былом величии империи. Современный этап развития ВПК Японии характеризуется наращиванием военного потенциала, что приводит к росту международной напряженности в дальневосточном регионе.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector