0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Первый среди «Грачей»

Первый среди «Грачей»

Созданный в начале 90-х годов прошлого века на замену старому доброму «Макарову», полуавтоматический пистолет Ярыгина был встречен силовиками, а затем и любителями спортивной стрельбы с большим энтузиазмом. Почему перспективный пистолет в дальнейшем растратил почти весь кредит доверия и есть ли у него шансы восстановить репутацию надёжного и грозного оружия?

Формальный победитель

К началу 90-х годов прошлого века в тогда ещё советских, но вскоре ставших российскими силовых структурах сформировалось мнение, что состоявший на вооружении пистолетный тандем «макаров + стечкин» уже устарел и требует замены. Сложно сказать, насколько эта замена была реально необходима, а в какой степени была вызвана соображениями вида «в однобортном сейчас уже никто не воюет». Как бы то ни было, желание не отстать от вероятного противника из НАТО, уже перевооружавшегося на современные пистолеты под патрон 9×19 с двухрядными магазинами, безусловно, присутствовало.

Программа по разработке нового пистолета получила обозначение «Грач». Однако, хотя научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы стартовали ещё в 1990 году, ждать «прилёта грачей» заказчикам пришлось долго. Причины были отнюдь не в лени или отсутствии способностей у конструкторов, уже в 1992 году предоставивших для испытаний ряд опытных образцов, а в проблемах с финансированием армии. В условиях, когда денег хронически не хватало даже на зарплаты офицерам и поддержание в боеспособном состоянии хотя бы части имевшейся техники, разработка и закупка нового личного оружия при наличии большого количества макаровых выглядела далеко не самым приоритетным направлением.

Ситуация стала выправляться лишь к концу 90-х и началу 2000-х. К этому времени из десятка разработанных в начале 90-х образцов на финишной прямой остались три: Ижевского механического завода конструкции В. А. Ярыгина, подмосковного ЦНИИТОЧМАШа, разработанный П. И. Сердюковым, и созданный в тульском Конструкторском бюро приборостроения тандемом В. П. Грязева и А. Г. Шипунова ГШ-18.

Пистолет Ярыгина (ПЯ) был сконструирован под мощный патрон, что стало вполне традиционным для современных пистолетов, с автоматикой, использующей энергию отдачи короткого хода ствола. Ударно-спусковой механизм курковый, двойного действия. Интересным решением стало закрытие большей части курка затвором-кожухом, чтобы исключить зацепы курка за одежду при выхвате пистолета. Вес оружия без патронов — 950 граммов (для сравнения, «Макаров» весит 730 граммов), при этом магазин у ПЯ в зависимости от модификации вмещает от 15 до 18 патронов 9×19.

Хотя официально было заявлено, что именно пистолет Ярыгина стал победителем конкурса, фактически на вооружение силовых структур начали поступать все три финалиста. Сложно сказать, было это сделано из желания поддержать «на плаву» сразу несколько отечественных производителей или полигонные испытания действительно не смогли выявить однозначного победителя и окончательное решение отложили до получения опыта войсковой эксплуатации.

Неутешительные «вести с полей»

Относительно ПЯ этот опыт показал, что «пользователи» испытывают к новому пистолету далеко не однозначные чувства. Сотрудники спецподразделений, применявшие это оружие в бою, отмечали в качестве достоинств магазин большой ёмкости и мощный патрон, но список недостатков был, пожалуй, длиннее: «плавающее» или даже откровенно плохое качество изготовления, низкая надёжность, склонность к самопроизвольным выстрелам (этим страдали пистолеты первый партий, где магазин мог задеть тягу спуска). Острые края губок магазина вызывали порезы рук при заряжании, а случайные нажатия на кнопку сброса приводили либо к потере магазина, либо к риску остаться в бою с пустым патронником: отойдя немного вниз, магазин продолжал оставаться в пистолете, и визуально всё было в порядке, но при этом затвор уже не мог «подхватить» очередной патрон.

Наибольшие нарекания, разумеется, вызывала низкая надёжность, особенно при практически неизбежном во время работы «в поле» риске загрязнения. В итоге случалось, что новые ПЯ при выходе «на боевые» оставались лежать в оружейке на базе, а в ход шли хорошо знакомые и проверенные стечкины.

Проблемы недоработанного пистолета ещё больше усугубила патронная «пересортица». Основным «боевым» боеприпасом для ПЯ считается патрон повышенной пробиваемости 7H21. Особенно это актуально при проведении спецопераций на Северном Кавказе, поскольку боевики часто используют бронежилеты.

Из-за дороговизны и дефицитности этого боеприпаса мало кто из «служивых» имеет возможность проводить все тренировки именно с ним. Казалось бы, выходом из положения стало использование куда более дешёвых и доступных «спортивных» патронов 9×19, которые российские заводы начали в больших объёмах производить как на экспорт за границу, так и для внутреннего рынка. Но проблема состоит в том, что баллистика этих патронов не совпадает с 7H21. Один только барнаульский патронный завод производит несколько видов патронов 9×19, различающихся массой пули, формой и другими показателями. Кроме Барнаула, подобные патроны выпускают в Туле и Новосибирске. В итоге точка попадания «боевого» 7H21 и того из «спортивных» патронов 9×19, с которым боец тренировался, может различаться на несколько сантиметров. На первый взгляд, это не так и немного, но только не в бою, когда от подобных «мелочей» могут зависеть жизни многих людей.

Читать еще:  Харакири и сэпукку – что это и в чем отличия японских ритуалов?

Другое имя, те же проблемы

У пистолета Ярыгина имеется «штатский» брат-близнец — пистолет MP-446 «Викинг». Первоначально он создавался в расчёте на экспорт, благо на тот момент во всем мире, а особенно в странах бывшего соцлагеря и экс-советских республиках, репутация советского/российского оружия была чрезвычайно высока. Однако знакомство с «Викингами» для большинства заграничных покупателей стало настоящим разочарованием в былых убеждениях. Проблемы с качеством изготовления, низкий ресурс, фактическое отсутствие послепродажного сервиса — некоторые из этих и других проблем со временем были решены, но, как известно, «никогда нельзя заново произвести первое впечатление».

Зато неожиданно ёмким оказался для «Викингов» внутренний российский рынок. По мере роста популярности в РФ практической стрельбы под эгидой международной федерации IPSC (International Practical Shooting Confederation) «Викинг» становился все более востребованным в клубах — фактически в какой-то момент это был единственный пистолет, позволявший российским спортсменам стрелять «по правилам IPSC», а не по адаптированному для старичка макарова варианту.

Спортивные стрелки охотно брали как вариант с пластиковой рамкой, так и со стальной, самостоятельно «доводя» пистолеты, насколько это было возможно в рамках технических возможностей и законодательной базы. Приходилось мириться даже с низким для спортивного пистолета ресурсом — 4000–5000 заявленных производителем выстрелов, что по меркам IPSC откровенно мало. Хотя из уст в уста передаются легенды о «Викингах» с настрелом за 100 000, большинству стрелков оставалось радоваться, если пистолет без проблем настреливал хотя бы заявленный ресурс, — как было сказано выше, с послепродажным сервисом у «Викингов» было, мягко говоря, не очень, и любая поломка фактически выводила пистолет из строя.

Впрочем, и в этом сегменте «Викингу» пришлось потесниться: время шло, сертификаты спортивного оружия и лицензии на импорт получали современные западные пистолеты. Конкурировать же с «Глоками» или «Чижами» и прочими «иностранцами» MP-446 было затруднительно даже с учётом низкой цены. В этом плане очень красноречиво выглядит мнение, высказанное автору в одном из московских стрелковых клубов: «Мы их держим, во-первых, для случайных посетителей, которые просят “что-нибудь отечественное”, а во-вторых, чтобы после прохождения с ним курса новичка люди понимали, зачем надо платить столько денег за хороший импортный пистолет».

«Опыт общения» автора с «Викингом» в том же клубе тоже весьма показателен. Во время первой стрельбы пистолет «отличился» очень тугим и неровным усилием на спуске. При следующем визите, через две недели, спуск вдруг стал заметно легче и ровнее. Ответ на вопрос, как именно его улучшили, оказался воистину убийственным: «Почистили»! Конечно, бюджетные отечественные патроны «дымят» очень изрядно, но, если при настреле в несколько сотен патронов характеристики работы ударно-спускового механизма меняются настолько сильно, это уже стоит отнести, скорее, к конструктивным недоработкам.

Немного оптимизма

«Ответным ударом империи», а точнее, концерна «Калашников», в состав которого теперь входит и производитель ПЯ и «Викингов», стало недавнее появление модифицированного варианта пистолета. По заверению представителей концерна, работы по модернизации производились в тесном контакте с теми, кто эксплуатирует пистолет. «Постоянные пользователи» также принимали участие в тестировании опытных образцов. Новый «Викинг» приобрёл износостойкое покрытие, совместимость с «Глоком» по прицельным приспособлениям, более массивный ствол, а главное, увеличенный до 50 000 ресурс настрела.

В какой мере новшества гражданского варианта пистолета коснулись военного ПЯ и удастся ли «Викингу-М» достичь большего, чем его предшественнику, можно будет узнать достаточно скоро: уже в 2017 году улучшенные пистолеты должны поступить в продажу и пойти в армию.

Первый среди «Грачей»

Созданный в начале 90-х годов прошлого века на замену старому доброму «Макарову», полуавтоматический пистолет Ярыгина был встречен силовиками, а затем и любителями спортивной стрельбы с большим энтузиазмом. Почему перспективный пистолет в дальнейшем растратил почти весь кредит доверия и есть ли у него шансы восстановить репутацию надёжного и грозного оружия?

Формальный победитель

К началу 90-х годов прошлого века в тогда ещё советских, но вскоре ставших российскими силовых структурах сформировалось мнение, что состоявший на вооружении пистолетный тандем «макаров + стечкин» уже устарел и требует замены. Сложно сказать, насколько эта замена была реально необходима, а в какой степени была вызвана соображениями вида «в однобортном сейчас уже никто не воюет». Как бы то ни было, желание не отстать от вероятного противника из НАТО, уже перевооружавшегося на современные пистолеты под патрон 9×19 с двухрядными магазинами, безусловно, присутствовало.

Программа по разработке нового пистолета получила обозначение «Грач». Однако, хотя научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы стартовали ещё в 1990 году, ждать «прилёта грачей» заказчикам пришлось долго. Причины были отнюдь не в лени или отсутствии способностей у конструкторов, уже в 1992 году предоставивших для испытаний ряд опытных образцов, а в проблемах с финансированием армии. В условиях, когда денег хронически не хватало даже на зарплаты офицерам и поддержание в боеспособном состоянии хотя бы части имевшейся техники, разработка и закупка нового личного оружия при наличии большого количества макаровых выглядела далеко не самым приоритетным направлением.

Ситуация стала выправляться лишь к концу 90-х и началу 2000-х. К этому времени из десятка разработанных в начале 90-х образцов на финишной прямой остались три: Ижевского механического завода конструкции В. А. Ярыгина, подмосковного ЦНИИТОЧМАШа, разработанный П. И. Сердюковым, и созданный в тульском Конструкторском бюро приборостроения тандемом В. П. Грязева и А. Г. Шипунова ГШ-18.

Читать еще:  Бмп мардер-1 и мардер-2: история боевых машин

Пистолет Ярыгина (ПЯ) был сконструирован под мощный патрон, что стало вполне традиционным для современных пистолетов, с автоматикой, использующей энергию отдачи короткого хода ствола. Ударно-спусковой механизм курковый, двойного действия. Интересным решением стало закрытие большей части курка затвором-кожухом, чтобы исключить зацепы курка за одежду при выхвате пистолета. Вес оружия без патронов — 950 граммов (для сравнения, «Макаров» весит 730 граммов), при этом магазин у ПЯ в зависимости от модификации вмещает от 15 до 18 патронов 9×19.

Хотя официально было заявлено, что именно пистолет Ярыгина стал победителем конкурса, фактически на вооружение силовых структур начали поступать все три финалиста. Сложно сказать, было это сделано из желания поддержать «на плаву» сразу несколько отечественных производителей или полигонные испытания действительно не смогли выявить однозначного победителя и окончательное решение отложили до получения опыта войсковой эксплуатации.

Неутешительные «вести с полей»

Относительно ПЯ этот опыт показал, что «пользователи» испытывают к новому пистолету далеко не однозначные чувства. Сотрудники спецподразделений, применявшие это оружие в бою, отмечали в качестве достоинств магазин большой ёмкости и мощный патрон, но список недостатков был, пожалуй, длиннее: «плавающее» или даже откровенно плохое качество изготовления, низкая надёжность, склонность к самопроизвольным выстрелам (этим страдали пистолеты первый партий, где магазин мог задеть тягу спуска). Острые края губок магазина вызывали порезы рук при заряжании, а случайные нажатия на кнопку сброса приводили либо к потере магазина, либо к риску остаться в бою с пустым патронником: отойдя немного вниз, магазин продолжал оставаться в пистолете, и визуально всё было в порядке, но при этом затвор уже не мог «подхватить» очередной патрон.

Наибольшие нарекания, разумеется, вызывала низкая надёжность, особенно при практически неизбежном во время работы «в поле» риске загрязнения. В итоге случалось, что новые ПЯ при выходе «на боевые» оставались лежать в оружейке на базе, а в ход шли хорошо знакомые и проверенные стечкины.

Проблемы недоработанного пистолета ещё больше усугубила патронная «пересортица». Основным «боевым» боеприпасом для ПЯ считается патрон повышенной пробиваемости 7H21. Особенно это актуально при проведении спецопераций на Северном Кавказе, поскольку боевики часто используют бронежилеты.

Из-за дороговизны и дефицитности этого боеприпаса мало кто из «служивых» имеет возможность проводить все тренировки именно с ним. Казалось бы, выходом из положения стало использование куда более дешёвых и доступных «спортивных» патронов 9×19, которые российские заводы начали в больших объёмах производить как на экспорт за границу, так и для внутреннего рынка. Но проблема состоит в том, что баллистика этих патронов не совпадает с 7H21. Один только барнаульский патронный завод производит несколько видов патронов 9×19, различающихся массой пули, формой и другими показателями. Кроме Барнаула, подобные патроны выпускают в Туле и Новосибирске. В итоге точка попадания «боевого» 7H21 и того из «спортивных» патронов 9×19, с которым боец тренировался, может различаться на несколько сантиметров. На первый взгляд, это не так и немного, но только не в бою, когда от подобных «мелочей» могут зависеть жизни многих людей.

Другое имя, те же проблемы

У пистолета Ярыгина имеется «штатский» брат-близнец — пистолет MP-446 «Викинг». Первоначально он создавался в расчёте на экспорт, благо на тот момент во всем мире, а особенно в странах бывшего соцлагеря и экс-советских республиках, репутация советского/российского оружия была чрезвычайно высока. Однако знакомство с «Викингами» для большинства заграничных покупателей стало настоящим разочарованием в былых убеждениях. Проблемы с качеством изготовления, низкий ресурс, фактическое отсутствие послепродажного сервиса — некоторые из этих и других проблем со временем были решены, но, как известно, «никогда нельзя заново произвести первое впечатление».

Зато неожиданно ёмким оказался для «Викингов» внутренний российский рынок. По мере роста популярности в РФ практической стрельбы под эгидой международной федерации IPSC (International Practical Shooting Confederation) «Викинг» становился все более востребованным в клубах — фактически в какой-то момент это был единственный пистолет, позволявший российским спортсменам стрелять «по правилам IPSC», а не по адаптированному для старичка макарова варианту.

Спортивные стрелки охотно брали как вариант с пластиковой рамкой, так и со стальной, самостоятельно «доводя» пистолеты, насколько это было возможно в рамках технических возможностей и законодательной базы. Приходилось мириться даже с низким для спортивного пистолета ресурсом — 4000–5000 заявленных производителем выстрелов, что по меркам IPSC откровенно мало. Хотя из уст в уста передаются легенды о «Викингах» с настрелом за 100 000, большинству стрелков оставалось радоваться, если пистолет без проблем настреливал хотя бы заявленный ресурс, — как было сказано выше, с послепродажным сервисом у «Викингов» было, мягко говоря, не очень, и любая поломка фактически выводила пистолет из строя.

Впрочем, и в этом сегменте «Викингу» пришлось потесниться: время шло, сертификаты спортивного оружия и лицензии на импорт получали современные западные пистолеты. Конкурировать же с «Глоками» или «Чижами» и прочими «иностранцами» MP-446 было затруднительно даже с учётом низкой цены. В этом плане очень красноречиво выглядит мнение, высказанное автору в одном из московских стрелковых клубов: «Мы их держим, во-первых, для случайных посетителей, которые просят “что-нибудь отечественное”, а во-вторых, чтобы после прохождения с ним курса новичка люди понимали, зачем надо платить столько денег за хороший импортный пистолет».

Читать еще:  Винторез (всс): винтовка снайперская специальная, бесшумная, технические характеристики (ттх)

«Опыт общения» автора с «Викингом» в том же клубе тоже весьма показателен. Во время первой стрельбы пистолет «отличился» очень тугим и неровным усилием на спуске. При следующем визите, через две недели, спуск вдруг стал заметно легче и ровнее. Ответ на вопрос, как именно его улучшили, оказался воистину убийственным: «Почистили»! Конечно, бюджетные отечественные патроны «дымят» очень изрядно, но, если при настреле в несколько сотен патронов характеристики работы ударно-спускового механизма меняются настолько сильно, это уже стоит отнести, скорее, к конструктивным недоработкам.

Немного оптимизма

«Ответным ударом империи», а точнее, концерна «Калашников», в состав которого теперь входит и производитель ПЯ и «Викингов», стало недавнее появление модифицированного варианта пистолета. По заверению представителей концерна, работы по модернизации производились в тесном контакте с теми, кто эксплуатирует пистолет. «Постоянные пользователи» также принимали участие в тестировании опытных образцов. Новый «Викинг» приобрёл износостойкое покрытие, совместимость с «Глоком» по прицельным приспособлениям, более массивный ствол, а главное, увеличенный до 50 000 ресурс настрела.

В какой мере новшества гражданского варианта пистолета коснулись военного ПЯ и удастся ли «Викингу-М» достичь большего, чем его предшественнику, можно будет узнать достаточно скоро: уже в 2017 году улучшенные пистолеты должны поступить в продажу и пойти в армию.

Ярыгин

Конец эпохи. Пистолет Ярыгина (ПЯ)

О нас

Подписка

Контакты

О нас

Журнал «КАЛАШНИКОВ. Оружие, боеприпасы, снаряжение»

Учредитель ООО «Азимут».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № 77-1343 от 10 декабря 1999 г. выдано Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

Главный редактор
Михаил ДЕГТЯРЁВ

Заместитель главного редактора
Сергей МОРОЗОВ

Научный редактор
Юрий ПОНОМАРЁВ

Редактор отдела охоты и спорта
Римантас НОРЕЙКА

Редактор отдела пневматического оружия
Владимир ЛОПАТИН

Директор по рекламе
Вера ПАХОМОВА

Специальные корреспонденты
Руслан ЧУМАК, Евгений АЛЕКСАНДРОВ, Сергей МИШЕНЁВ

Администратор сайта
Алексей ДЕГТЯРЁВ

Дизайн, вёрстка
Людмила МАТВЕЕВА

Бухгалтер
Ольга ЯСКЕВИЧ

Распространение
ООО «Инфо Маркет Сервис»

Генеральный директор
Марат МУСИН

Директор по продажам
Татьяна КАЛИЧКИНА

Журнал «КАЛАШНИКОВ» издаётся с ноября 1999 г. и является официальным печатным изданием Федерации практической стрельбы России, Союза российских оружейников и Федерации стрелково-спортивного многоборья. С 1997 по 1999 гг. журнал выпускался под названием «Ружьё. Оружие и амуниция».

Помимо собственно оружия всех типов и времён, в сферу интересов «КАЛАШНИКОВА» входит его практическое использование в любых формах: охота, спорт, боевое применение, развлекательная стрельба, самооборона и т. п.

«КАЛАШНИКОВ» тесно сотрудничает с ведущим европейским специализированным изданием — немецким оружейным журналом Deutsches Waffen-Journal (DWJ). Русскоязычная версия журнала DWJ, состоящая из наиболее интересных для отечественного читателя статей, выходит ежемесячно как часть «КАЛАШНИКОВА» (в формате «журнал в журнале»).

Журнал «КАЛАШНИКОВ» является участником крупнейших оружейных выставок (SHOT Show, IWA, IDEX, Arms & Hunting и др.) и по приглашению ведущих мировых производителей оружия и оптики (Swarovski, Browning Winchester, Fabarm, Kahles, Sako, Blaser, Zoli, Zeiss, Merkel, Sheiring, Ceska Zbrojovka, Benelli) посещает производственные комплексы в самых разных странах мира.

Тесная связь редакции со всеми ведущими российскими импортёрами охотничьего оружия, отечественными и зарубежными оружейными заводами и испытательными полигонами обеспечивает достоверность и профессионализм публикуемых материалов об оружии, боеприпасах, снаряжении, истории, охоте, стрелковом спорте, боевом опыте.

Среди авторов журнала «КАЛАШНИКОВ» ведущие разработчики, испытатели, спортсмены, эксперты, чья высокая репутация известна не только в России, но и за рубежом.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № 77-1343 от 10.12.1999 г., выдано Министерством по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

Журнал выходит ежемесячно, тиражом 30 000 экз.

Мы рады приветствовать читателей «КАЛАШНИКОВА» на обновлённом сайте и надеемся, что новый формат позволит с большим удобством пользоваться всем нашим информационным массивом и даже влиять на содержание журнала.

Главная новость — с 2016 года запускается электронная версия журнала (пока без DWJ) на сайте www.kalashnikov.ru. Статьи из журнала будут появляться на сайте по мере их перевёрстки в экранный формат, вместе с новостями из свежего номера. У зарегистрированных посетителей появится возможность комментировать статьи.

Содержание свежего номера доступно при клике на его обложку на главной странице, а отдельные статьи вы можете видеть справа от неё (доступны по ссылке «Читать далее»). Уже опубликованные в электронном виде статьи в содержании видны по активным ссылкам. Свежие номера и подписка на полный формат (с DWJ) в наших фирменных приложениях в App Store и Google Play остаются платными (см. раздел «Подписка»), но по мере устаревания (через месяц после выхода) доступ к номерам становится свободным.

Обратите внимание, что раздел «Подшивка», где можно найти все архивные номера «КАЛАШНИКОВА», будет наполняться постепенно и на протяжении этого времени мы сохраняем доступ к старой версии сайта.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector