3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Черчилли» непосредственной поддержки

«Черчилли» непосредственной поддержки

Британские танки времён Второй мировой войны делились не только на лёгкие, крейсерские и пехотные. Машины последних двух классов отличались ещё и по вооружению. На обычных танках стояла 2-фунтовая пушка, которая стреляла только бронебойными болванками, а вот на особые танки непосредственного сопровождения ставили 76-мм гаубицу, которая могла вести огонь осколочно-фугасными и дымовыми снарядами. Когда на танки серии «Черчилль» поставили мощную 6-фунтовую пушку, пришла идея установить что-то более тяжёлое и для непосредственной поддержки пехоты.

Афроамериканский «Черчилль»

Ранние танки «Черчилль» Mk.I дорабатывались непосредственно на фронте. Чтобы повысить эффективность огня из гаубицы, её меняли местами с 2-фунтовой (40-мм) пушкой в башне, или же просто ставили взамен довольно бесполезной 2-фунтовки вторую гаубицу. Такие танки получили обозначение «Черчилль» CS. Их можно было использовать для постановки дымовых завес и дуэлей с противотанковыми орудиями, но в случае столкновения с вражескими танками машины с пушкой в корпусе оказывались беспомощными: 2-фунтовки не хватало для того, чтобы пробить лоб немецких средних танков с дистанции более 50–100 ярдов (45–90 метров). Танкисты хотели иметь в корпусе 6-фунтовое (57-мм) орудие вместо 2-фунтового, но установить это более крупное орудие не получалось.

Можно было и совместить функции пушки и гаубицы в одном орудии. Пушка с пробитием 6-фунтовки и мощным осколочно-фугасным снарядом у англичан уже была. В начале 1942 года в Северную Африку начали прибывать американские танки Medium Tank M3, они же «Ли» и «Грант». В октябре появились их более совершенные собратья Medium Tank M4 «Шерман». Именно 75-мм пушка «Шермана» приглянулась капитану Перси Морреллу, начальнику 665-й ремонтной мастерской при 21-й танковой бригаде.

После сражения в Тунисе в распоряжение Моррелла попало большое количество списанной техники, включая «Шерманы». Орудия танков, как правило, не были повреждены, а осмотр техпаспортов показывал, что у стволов оставалось порядка 85% ресурса. Моррелл написал письмо полковнику Грину, директору механизации североафриканского региона, описывая идею установки 75-мм пушки от «Шермана» в башню «Черчилля» Mk.IV. Грину идея понравилась, и он подал её вверх на одобрение. Гражданский специалист от «Воксхолл» — компании, которая производила «Черчилли» — одобрил идею. По его мнению, башенный погон «Черчилля» был сильнее погона «Шермана», и смог бы выдержать возросшую отдачу. С габаритами американского орудия тоже не было никаких проблем.

Идея дошла до самого генерал-майора Билла Тоупа, начальника ремонтной службы Центрального Средиземноморья. Вопреки советам экспертов бронетанкового дела, Тоуп дал Морреллу один «Черчилль» и один шанс доказать правильность своей идеи. В распоряжении Моррелла также находились опытные оружейники, сварщики и техники. Проект получил кодовое название «Белое каление» (Whitehot). Команда Моррелла приступила к работе в мастерской в Эли-Хрубе.

Первым делом из танка вытащили установку 6-фунтовки и приварили установку от «Шермана». Для этого пришлось расширить проём во лбу башни, на что ушло порядка 400 электродов. Башню также пришлось подрезать, чтобы увеличить максимальное возвышение орудия. Чтобы заряжающий мог остаться на своём месте, затвор повернули на 180°. Перископический прицел Моррелл поставил на место вентилятора, так как в «Черчилле» он находился как раз над головой наводчика. Вентилятор поместили вместо перископа заряжающего. Переместить электрический спусковой механизм не составило трудности, не было проблем и с резервным педальным механизмом, так как он приводился в действие тросом. Механизм вертикальной наводки пришлось слегка изменить, но и для него нашли место в новой башне. Установку спаренного пулемёта «Браунинг» изменили, чтобы рукоятка не задевала за привод механизма поворота башни. Ради унификации пулемёт BESA в корпусе заменили «Браунингом». Конверсия заняла порядка 10 дней.

Испытания показали, что идея Моррелла была правильной: «Черчилль» оказался отличной платформой для 75-мм пушки. Наводчик майор Дик Уиттингтон без проблем взял цель на расстоянии в 8000–8500 ярдов (7300–7800 метров) в вилку и поразил её осколочно-фугасным снарядом.

Мастерская Моррелла взялась за конверсию в массовом порядке весной 1944 года, и к июню было переделано порядка 200 машин. На доработанных машинах также установили новые боеукладки: теперь в танк помещалось 64 длинных бронебойных или осколочно-фугасных и 17 коротких дымовых выстрелов. Новые укладки не были экранированными.

После этого 665-я ремонтная мастерская перебралась в Италию. Моррелл за работу стал кавалером ордена Британской Империи и получил повышение в звании.

Прибывшие в Италию с Морреллом переделанные танки передали 21-й и 25-й танковым бригадам, где они заменили «Шерманы». К этому времени в Англии уже начали выпускать «Черчилли» с 75-мм британскими орудиями, но так как Западноевропейский ТВД был более приоритетным, в Италию такие танки прибыли поздно. Таким образом, эрзац-машины провоевали до конца войны. Танки прозвали «Черчилль» NA или «Черчилль» NA.75 (NA — North Africa).

Майор Брайти, делегат от артиллерийского полигона в Ларкхилле, посетил Италию в конце 1944 года и описал машины в своём докладе. По его мнению, управление такой установкой было неудовлетворительным, но способность вести огонь американскими 75-мм снарядами M48 того стоила. «Шерманы» же для этого не очень хорошо годились, так как проходимость американских танков в итальянских горах оставляла желать лучшего, особенно после весенних дождей. «Черчилль» справлялся с грязью и крутыми склонами намного легче. Брайти удивлялся, что переделанные танки ещё не заменили новыми «Черчиллями» с 75-мм пушками, но серьёзных недостатков у «африканской» модели не нашёл.

Недостатки, конечно, были: экипажи жаловались, что поле зрения перископа командира частично перекрывается перископом наводчика, наводить пушку на цель неудобно (маховик поворота башни был расположен слишком низко, а маховик вертикальной наводки — наоборот, слишком высоко), перезаряжать дымовую мортирку в крыше башни стало трудно из-за расположения пулемёта. Экипажи также жаловались на то, что в 17 ячеек боеукладки помещались только выстрелы с дымовыми снарядами. Недостаток частично исправили, добавив дополнительную укладку на четыре выстрела у места помощника механика-водителя.

Дуплекс нового поколения

Как было указано выше, танки непосредственной поддержки в британской армии создавались простой заменой 2-фунтовки на 76-мм гаубицу, благо орудия помещались в ту же установку. «Черчилль» Mk.III и Mk.IV получили более крупную башню с увеличенной установкой под 6-фунтовку. Естественным решением стало разработка более мощной гаубицы для создания дуплекса нового поколения. На установке 6-фунтовки сконструировали новую 95-мм гаубицу. На самом деле, калибр орудия был 94 мм, но название помогало предотвратить путаницу с 3,7-дюймовой (94-мм) зениткой. Работы начались в 1942 году.

Первый «Черчилль» Mk.IV с 95-мм гаубицей (в документах танк ещё назывался «Черчилль» Mk.IV CS, но встречался и индекс «Черчилль» Mk.V) прибыл на полигон в Лулворте 19 марта 1943 года. Так как боеприпасы с танком не прибыли, объём испытаний был весьма ограниченным. Специалисты составили техническое описание и установили дополнительный 3,5-фунтовый противовес с дула орудия (всего масса противовесов составила 26 фунтов). В докладе отмечалось, что у танка «Кентавр» с тем же орудием по непонятным причинам противовес весил всего 9 фунтов.

Специалисты также просчитали максимальные углы склонения орудия. К середине июня удалось получить патроны и оценить действие пороховых газов во время стрельбы на максимальном склонении. Из-за более короткого по сравнению с 6-фунтовкой ствола газы задевали грязевики в местах, где не были установлены усилительные рёбра, от чего они повреждались. При стрельбе вперёд разбивалась фара. При стрельбе назад газы корёжили экран над выхлопными патрубками. Радиаторы газами не повреждались. Максимальное склонение орудия составляло 9,5–10° по бортам, 6° вперёд и 1° назад. При стрельбе поверх гусениц склонение ограничивалось всего 2°. Максимальное возвышение орудия составляло 18,5°.

9 июля на полигоне провели испытания привода поворота башни. Башня поворачивалась на 360° за 34–36 секунд на нижней передаче и 12,5 секунд на высшей. Заклинить башню, задев стволом за корпус при повороте на высокой скорости, не получилось. Орудие поднималось вручную со скоростью 5,7° в секунду и опускалось со скоростью до 7,7° в секунду.

Более крупный затвор загромождал место наводчика, и теперь ему было трудно пользоваться своим перископом. Кроме несколько усложнённой процедуры заряжания, других дополнительных трудностей для этого члена экипажа в новом танке не было.

В мае 1943 года установка орудия была обстреляна несколько раз, чтобы оценить степень защиты от осколков и пуль. К концу месяца на машину установили защитные планки собственной конструкции. Доработка заслонок продолжалась до 4 июня, когда защиту посчитали удовлетворительной.

Танки непосредственной поддержки всё ещё считались специальными, и построено их было совсем немного: на каждые девять «Черчиллей» с 57-мм орудием приходилось по одной «пятёрке». Всего было заказано лишь 300 танков этого типа, из которых 241 построили в 1943 году. Танки начали поступать в войска только весной 1944 года весьма вялыми темпами: 12 в марте, 33 в апреле, 26 в мае, 8 в июне.

Крупный калибр и большая война

Эксплуатация таких раритетов была сложной. В октябре 1944 одна бригада в Италии с такими танками на вооружении жаловалась, что с машинами прибыли инструменты для 6-фунтовок, а вот для 95-мм гаубиц инструментов в наличии не было. Не прибыли и кумулятивные снаряды, от чего машины остались неспособны сражаться с вражеской бронетехникой. Танкисты жаловались, что других танков для прикрытия не хватает, так как в бою танки нередко отделяются друг от друга. Эти танки явно не были в приоритете, так как к январю 1945 года недостаток инструментов всё ещё не был решён. Как и другие «Черчилли» (даже те, на которых стояла 6-фунтовка), служившие в Италии Mk.V получили азимутные указатели для стрельбы с закрытых позиций.

Весной 1945 года в Италию всё-таки попали кумулятивные снаряды. Их испытали против «Пантеры» — танкисты хотели найти «Тигр», но подходящих мишеней в благоприятных для обстрела местах не было, а утащить столь тяжёлый танк на импровизированный полигон не представлялось возможным.

Стрельба с 450 ярдов (410 метров) по лобовой части танка оказалась довольно эффективной. Один снаряд попал в дульный тормоз и основную броню не пробил, два снаряда, попавшие в маску пушки, её пробили, зато из трёх снарядов, попавших в лоб корпуса, пробития добился только один.

Стреляя в борт даже под углом в 40°, пробить броню и вывести из строя опорные катки получилось легко, но с одной оговоркой. С 750 ярдов (685 метров) в танк попало лишь три снаряда из пяти, с 950 ярдов (870 метров) — всего два из пяти, а с 1300 ярдов (1190 метров) из девяти снарядов попало два. В заключении к докладу указывалось, что по возможности целиться лучше в борт, а стрелять с дистанции свыше 1000 ярдов (910 метров) не стоит вообще, так как шанс попасть в цель был довольно низким.

К тому времени эти испытания служили разве что для удовлетворения любопытства танкистов. В докладе отмечалось, что в бою кумулятивные снаряды не используют, так как вражеской бронетехники почти не осталось. Ими вели огонь по строениям, но эффект от этого был малый. Мощные же осколочно-фугасные снаряды понравились британцам, и танки хорошо себя зарекомендовали в зимних боях. Об эффективности 95-мм гаубиц говорили даже пилоты-корректировщики. Дымовые снаряды тоже оценили как эффективные.

Один «Черчилль» Mk.V также успел попасть в Индию. Машина с номером 251813/C была передана для испытаний в декабре 1944 года. Танк прибыл по узкоколейной железной дороге. Для перевозки пришлось снять кожухи воздухозаборников, но других проблем при транспортировке не наблюдалось.

Танк передали 14-й армии, но прежде, чем испытать его в бою, машину подвергли испытаниям в Дели. Испытания начались неудачно: после всего 186 миль (299 км) пробега лопнули трубы системы смазки, и моторное отделение залило маслом. Танк на транспортёре доставили в Шуэбо, где его восстановили. Не удалось отмыть только тормозные ленты, которые продолжали скользить при высоких температурах даже после ремонта. Кроме этого дефекта, на момент прибытия в Шуэбо танк был в хорошем состоянии; пришлось лишь из-за растяжения вынуть по одному траку из каждой гусеницы и заменить два болта, державшие экономайзер карбюратора.

Танк продолжил поход, направившись в Рангун. Дистанцию в 361 милю (581 км) «Черчилль» преодолел с трудом. К концу путешествия левый двигатель начал терять мощность и перегреваться, прокладка системы смазки бортовой передачи с левой стороны развалилась, и масло быстро выливалось в трансмиссионное отделение. Последний рывок длиной в 78 миль (125 км) занял 12 часов, так как машину приходилось постоянно останавливать для обслуживания. Тем не менее, таким количеством дефектов испытатели остались довольны, так как не наблюдалось главной проблемы любой бронетехники на этом театре военных действий — перегрева.

Экипаж чувствовал себя комфортно даже при температуре наружного воздуха 95°F, или 35°C. Всего за испытательный пробег танк прошёл 661 милю (1063 км). Так как трасса получилась сухой и плоской, в полной мере сравнить проходимость с «Ли» и «Грантами» не получилось, но испытатели наблюдали, что по склонам «Черчилль» ездил шустрее американских коллег.

Танк собирались пустить в бой, но так как 95-мм боеприпасы не прибыли, сделать это оказалось невозможно. Танкисты всё равно оставили свои замечания. Обзорность вперёд с мест командира и водителя оценили как недостаточную. В боевом отделении было тесно. Танкисты также посчитали плоскую надмоторную плиту отличной целью для японских противотанковых гранат.

«Черчилль» Mk.V получился интересной машиной. С одной стороны, калибр гаубицы был внушительным, а её осколочно-фугасные и кумулятивные снаряды весьма мощными. С другой стороны, время дуплекса обычных танков и танков непосредственной поддержки явно прошло. Уже к концу 1942 года британские военные хотели универсальные 75-мм пушки на манер американских, а не специализированные орудия вроде сугубо противотанковой 6-фунтовки и 95-мм гаубицы непосредственной поддержки.

Читать еще:  Как сделать лук и стрелы для стрельбы своими руками в домашних условиях?

«Черчилли» непосредственной поддержки

Британские танки времён Второй мировой войны делились не только на лёгкие, крейсерские и пехотные. Машины последних двух классов отличались ещё и по вооружению. На обычных танках стояла 2-фунтовая пушка, которая стреляла только бронебойными болванками, а вот на особые танки непосредственного сопровождения ставили 76-мм гаубицу, которая могла вести огонь осколочно-фугасными и дымовыми снарядами. Когда на танки серии «Черчилль» поставили мощную 6-фунтовую пушку, пришла идея установить что-то более тяжёлое и для непосредственной поддержки пехоты.

Афроамериканский «Черчилль»

Ранние танки «Черчилль» Mk.I дорабатывались непосредственно на фронте. Чтобы повысить эффективность огня из гаубицы, её меняли местами с 2-фунтовой (40-мм) пушкой в башне, или же просто ставили взамен довольно бесполезной 2-фунтовки вторую гаубицу. Такие танки получили обозначение «Черчилль» CS. Их можно было использовать для постановки дымовых завес и дуэлей с противотанковыми орудиями, но в случае столкновения с вражескими танками машины с пушкой в корпусе оказывались беспомощными: 2-фунтовки не хватало для того, чтобы пробить лоб немецких средних танков с дистанции более 50–100 ярдов (45–90 метров). Танкисты хотели иметь в корпусе 6-фунтовое (57-мм) орудие вместо 2-фунтового, но установить это более крупное орудие не получалось.

Можно было и совместить функции пушки и гаубицы в одном орудии. Пушка с пробитием 6-фунтовки и мощным осколочно-фугасным снарядом у англичан уже была. В начале 1942 года в Северную Африку начали прибывать американские танки Medium Tank M3, они же «Ли» и «Грант». В октябре появились их более совершенные собратья Medium Tank M4 «Шерман». Именно 75-мм пушка «Шермана» приглянулась капитану Перси Морреллу, начальнику 665-й ремонтной мастерской при 21-й танковой бригаде.

После сражения в Тунисе в распоряжение Моррелла попало большое количество списанной техники, включая «Шерманы». Орудия танков, как правило, не были повреждены, а осмотр техпаспортов показывал, что у стволов оставалось порядка 85% ресурса. Моррелл написал письмо полковнику Грину, директору механизации североафриканского региона, описывая идею установки 75-мм пушки от «Шермана» в башню «Черчилля» Mk.IV. Грину идея понравилась, и он подал её вверх на одобрение. Гражданский специалист от «Воксхолл» — компании, которая производила «Черчилли» — одобрил идею. По его мнению, башенный погон «Черчилля» был сильнее погона «Шермана», и смог бы выдержать возросшую отдачу. С габаритами американского орудия тоже не было никаких проблем.

Идея дошла до самого генерал-майора Билла Тоупа, начальника ремонтной службы Центрального Средиземноморья. Вопреки советам экспертов бронетанкового дела, Тоуп дал Морреллу один «Черчилль» и один шанс доказать правильность своей идеи. В распоряжении Моррелла также находились опытные оружейники, сварщики и техники. Проект получил кодовое название «Белое каление» (Whitehot). Команда Моррелла приступила к работе в мастерской в Эли-Хрубе.

Первым делом из танка вытащили установку 6-фунтовки и приварили установку от «Шермана». Для этого пришлось расширить проём во лбу башни, на что ушло порядка 400 электродов. Башню также пришлось подрезать, чтобы увеличить максимальное возвышение орудия. Чтобы заряжающий мог остаться на своём месте, затвор повернули на 180°. Перископический прицел Моррелл поставил на место вентилятора, так как в «Черчилле» он находился как раз над головой наводчика. Вентилятор поместили вместо перископа заряжающего. Переместить электрический спусковой механизм не составило трудности, не было проблем и с резервным педальным механизмом, так как он приводился в действие тросом. Механизм вертикальной наводки пришлось слегка изменить, но и для него нашли место в новой башне. Установку спаренного пулемёта «Браунинг» изменили, чтобы рукоятка не задевала за привод механизма поворота башни. Ради унификации пулемёт BESA в корпусе заменили «Браунингом». Конверсия заняла порядка 10 дней.

Испытания показали, что идея Моррелла была правильной: «Черчилль» оказался отличной платформой для 75-мм пушки. Наводчик майор Дик Уиттингтон без проблем взял цель на расстоянии в 8000–8500 ярдов (7300–7800 метров) в вилку и поразил её осколочно-фугасным снарядом.

Мастерская Моррелла взялась за конверсию в массовом порядке весной 1944 года, и к июню было переделано порядка 200 машин. На доработанных машинах также установили новые боеукладки: теперь в танк помещалось 64 длинных бронебойных или осколочно-фугасных и 17 коротких дымовых выстрелов. Новые укладки не были экранированными.

После этого 665-я ремонтная мастерская перебралась в Италию. Моррелл за работу стал кавалером ордена Британской Империи и получил повышение в звании.

Прибывшие в Италию с Морреллом переделанные танки передали 21-й и 25-й танковым бригадам, где они заменили «Шерманы». К этому времени в Англии уже начали выпускать «Черчилли» с 75-мм британскими орудиями, но так как Западноевропейский ТВД был более приоритетным, в Италию такие танки прибыли поздно. Таким образом, эрзац-машины провоевали до конца войны. Танки прозвали «Черчилль» NA или «Черчилль» NA.75 (NA — North Africa).

Майор Брайти, делегат от артиллерийского полигона в Ларкхилле, посетил Италию в конце 1944 года и описал машины в своём докладе. По его мнению, управление такой установкой было неудовлетворительным, но способность вести огонь американскими 75-мм снарядами M48 того стоила. «Шерманы» же для этого не очень хорошо годились, так как проходимость американских танков в итальянских горах оставляла желать лучшего, особенно после весенних дождей. «Черчилль» справлялся с грязью и крутыми склонами намного легче. Брайти удивлялся, что переделанные танки ещё не заменили новыми «Черчиллями» с 75-мм пушками, но серьёзных недостатков у «африканской» модели не нашёл.

Недостатки, конечно, были: экипажи жаловались, что поле зрения перископа командира частично перекрывается перископом наводчика, наводить пушку на цель неудобно (маховик поворота башни был расположен слишком низко, а маховик вертикальной наводки — наоборот, слишком высоко), перезаряжать дымовую мортирку в крыше башни стало трудно из-за расположения пулемёта. Экипажи также жаловались на то, что в 17 ячеек боеукладки помещались только выстрелы с дымовыми снарядами. Недостаток частично исправили, добавив дополнительную укладку на четыре выстрела у места помощника механика-водителя.

Дуплекс нового поколения

Как было указано выше, танки непосредственной поддержки в британской армии создавались простой заменой 2-фунтовки на 76-мм гаубицу, благо орудия помещались в ту же установку. «Черчилль» Mk.III и Mk.IV получили более крупную башню с увеличенной установкой под 6-фунтовку. Естественным решением стало разработка более мощной гаубицы для создания дуплекса нового поколения. На установке 6-фунтовки сконструировали новую 95-мм гаубицу. На самом деле, калибр орудия был 94 мм, но название помогало предотвратить путаницу с 3,7-дюймовой (94-мм) зениткой. Работы начались в 1942 году.

Первый «Черчилль» Mk.IV с 95-мм гаубицей (в документах танк ещё назывался «Черчилль» Mk.IV CS, но встречался и индекс «Черчилль» Mk.V) прибыл на полигон в Лулворте 19 марта 1943 года. Так как боеприпасы с танком не прибыли, объём испытаний был весьма ограниченным. Специалисты составили техническое описание и установили дополнительный 3,5-фунтовый противовес с дула орудия (всего масса противовесов составила 26 фунтов). В докладе отмечалось, что у танка «Кентавр» с тем же орудием по непонятным причинам противовес весил всего 9 фунтов.

Специалисты также просчитали максимальные углы склонения орудия. К середине июня удалось получить патроны и оценить действие пороховых газов во время стрельбы на максимальном склонении. Из-за более короткого по сравнению с 6-фунтовкой ствола газы задевали грязевики в местах, где не были установлены усилительные рёбра, от чего они повреждались. При стрельбе вперёд разбивалась фара. При стрельбе назад газы корёжили экран над выхлопными патрубками. Радиаторы газами не повреждались. Максимальное склонение орудия составляло 9,5–10° по бортам, 6° вперёд и 1° назад. При стрельбе поверх гусениц склонение ограничивалось всего 2°. Максимальное возвышение орудия составляло 18,5°.

9 июля на полигоне провели испытания привода поворота башни. Башня поворачивалась на 360° за 34–36 секунд на нижней передаче и 12,5 секунд на высшей. Заклинить башню, задев стволом за корпус при повороте на высокой скорости, не получилось. Орудие поднималось вручную со скоростью 5,7° в секунду и опускалось со скоростью до 7,7° в секунду.

Более крупный затвор загромождал место наводчика, и теперь ему было трудно пользоваться своим перископом. Кроме несколько усложнённой процедуры заряжания, других дополнительных трудностей для этого члена экипажа в новом танке не было.

В мае 1943 года установка орудия была обстреляна несколько раз, чтобы оценить степень защиты от осколков и пуль. К концу месяца на машину установили защитные планки собственной конструкции. Доработка заслонок продолжалась до 4 июня, когда защиту посчитали удовлетворительной.

Танки непосредственной поддержки всё ещё считались специальными, и построено их было совсем немного: на каждые девять «Черчиллей» с 57-мм орудием приходилось по одной «пятёрке». Всего было заказано лишь 300 танков этого типа, из которых 241 построили в 1943 году. Танки начали поступать в войска только весной 1944 года весьма вялыми темпами: 12 в марте, 33 в апреле, 26 в мае, 8 в июне.

Крупный калибр и большая война

Эксплуатация таких раритетов была сложной. В октябре 1944 одна бригада в Италии с такими танками на вооружении жаловалась, что с машинами прибыли инструменты для 6-фунтовок, а вот для 95-мм гаубиц инструментов в наличии не было. Не прибыли и кумулятивные снаряды, от чего машины остались неспособны сражаться с вражеской бронетехникой. Танкисты жаловались, что других танков для прикрытия не хватает, так как в бою танки нередко отделяются друг от друга. Эти танки явно не были в приоритете, так как к январю 1945 года недостаток инструментов всё ещё не был решён. Как и другие «Черчилли» (даже те, на которых стояла 6-фунтовка), служившие в Италии Mk.V получили азимутные указатели для стрельбы с закрытых позиций.

Весной 1945 года в Италию всё-таки попали кумулятивные снаряды. Их испытали против «Пантеры» — танкисты хотели найти «Тигр», но подходящих мишеней в благоприятных для обстрела местах не было, а утащить столь тяжёлый танк на импровизированный полигон не представлялось возможным.

Стрельба с 450 ярдов (410 метров) по лобовой части танка оказалась довольно эффективной. Один снаряд попал в дульный тормоз и основную броню не пробил, два снаряда, попавшие в маску пушки, её пробили, зато из трёх снарядов, попавших в лоб корпуса, пробития добился только один.

Стреляя в борт даже под углом в 40°, пробить броню и вывести из строя опорные катки получилось легко, но с одной оговоркой. С 750 ярдов (685 метров) в танк попало лишь три снаряда из пяти, с 950 ярдов (870 метров) — всего два из пяти, а с 1300 ярдов (1190 метров) из девяти снарядов попало два. В заключении к докладу указывалось, что по возможности целиться лучше в борт, а стрелять с дистанции свыше 1000 ярдов (910 метров) не стоит вообще, так как шанс попасть в цель был довольно низким.

К тому времени эти испытания служили разве что для удовлетворения любопытства танкистов. В докладе отмечалось, что в бою кумулятивные снаряды не используют, так как вражеской бронетехники почти не осталось. Ими вели огонь по строениям, но эффект от этого был малый. Мощные же осколочно-фугасные снаряды понравились британцам, и танки хорошо себя зарекомендовали в зимних боях. Об эффективности 95-мм гаубиц говорили даже пилоты-корректировщики. Дымовые снаряды тоже оценили как эффективные.

Один «Черчилль» Mk.V также успел попасть в Индию. Машина с номером 251813/C была передана для испытаний в декабре 1944 года. Танк прибыл по узкоколейной железной дороге. Для перевозки пришлось снять кожухи воздухозаборников, но других проблем при транспортировке не наблюдалось.

Танк передали 14-й армии, но прежде, чем испытать его в бою, машину подвергли испытаниям в Дели. Испытания начались неудачно: после всего 186 миль (299 км) пробега лопнули трубы системы смазки, и моторное отделение залило маслом. Танк на транспортёре доставили в Шуэбо, где его восстановили. Не удалось отмыть только тормозные ленты, которые продолжали скользить при высоких температурах даже после ремонта. Кроме этого дефекта, на момент прибытия в Шуэбо танк был в хорошем состоянии; пришлось лишь из-за растяжения вынуть по одному траку из каждой гусеницы и заменить два болта, державшие экономайзер карбюратора.

Танк продолжил поход, направившись в Рангун. Дистанцию в 361 милю (581 км) «Черчилль» преодолел с трудом. К концу путешествия левый двигатель начал терять мощность и перегреваться, прокладка системы смазки бортовой передачи с левой стороны развалилась, и масло быстро выливалось в трансмиссионное отделение. Последний рывок длиной в 78 миль (125 км) занял 12 часов, так как машину приходилось постоянно останавливать для обслуживания. Тем не менее, таким количеством дефектов испытатели остались довольны, так как не наблюдалось главной проблемы любой бронетехники на этом театре военных действий — перегрева.

Экипаж чувствовал себя комфортно даже при температуре наружного воздуха 95°F, или 35°C. Всего за испытательный пробег танк прошёл 661 милю (1063 км). Так как трасса получилась сухой и плоской, в полной мере сравнить проходимость с «Ли» и «Грантами» не получилось, но испытатели наблюдали, что по склонам «Черчилль» ездил шустрее американских коллег.

Танк собирались пустить в бой, но так как 95-мм боеприпасы не прибыли, сделать это оказалось невозможно. Танкисты всё равно оставили свои замечания. Обзорность вперёд с мест командира и водителя оценили как недостаточную. В боевом отделении было тесно. Танкисты также посчитали плоскую надмоторную плиту отличной целью для японских противотанковых гранат.

«Черчилль» Mk.V получился интересной машиной. С одной стороны, калибр гаубицы был внушительным, а её осколочно-фугасные и кумулятивные снаряды весьма мощными. С другой стороны, время дуплекса обычных танков и танков непосредственной поддержки явно прошло. Уже к концу 1942 года британские военные хотели универсальные 75-мм пушки на манер американских, а не специализированные орудия вроде сугубо противотанковой 6-фунтовки и 95-мм гаубицы непосредственной поддержки.

Читать еще:  Гладкоствольное ружье мр-155 для охоты

«Черчилли» непосредственной поддержки

Британские танки времён Второй мировой войны делились не только на лёгкие, крейсерские и пехотные. Машины последних двух классов отличались ещё и по вооружению. На обычных танках стояла 2-фунтовая пушка, которая стреляла только бронебойными болванками, а вот на особые танки непосредственного сопровождения ставили 76-мм гаубицу, которая могла вести огонь осколочно-фугасными и дымовыми снарядами. Когда на танки серии «Черчилль» поставили мощную 6-фунтовую пушку, пришла идея установить что-то более тяжёлое и для непосредственной поддержки пехоты.

Афроамериканский «Черчилль»

Ранние танки «Черчилль» Mk.I дорабатывались непосредственно на фронте. Чтобы повысить эффективность огня из гаубицы, её меняли местами с 2-фунтовой (40-мм) пушкой в башне, или же просто ставили взамен довольно бесполезной 2-фунтовки вторую гаубицу. Такие танки получили обозначение «Черчилль» CS. Их можно было использовать для постановки дымовых завес и дуэлей с противотанковыми орудиями, но в случае столкновения с вражескими танками машины с пушкой в корпусе оказывались беспомощными: 2-фунтовки не хватало для того, чтобы пробить лоб немецких средних танков с дистанции более 50–100 ярдов (45–90 метров). Танкисты хотели иметь в корпусе 6-фунтовое (57-мм) орудие вместо 2-фунтового, но установить это более крупное орудие не получалось.

Можно было и совместить функции пушки и гаубицы в одном орудии. Пушка с пробитием 6-фунтовки и мощным осколочно-фугасным снарядом у англичан уже была. В начале 1942 года в Северную Африку начали прибывать американские танки Medium Tank M3, они же «Ли» и «Грант». В октябре появились их более совершенные собратья Medium Tank M4 «Шерман». Именно 75-мм пушка «Шермана» приглянулась капитану Перси Морреллу, начальнику 665-й ремонтной мастерской при 21-й танковой бригаде.

После сражения в Тунисе в распоряжение Моррелла попало большое количество списанной техники, включая «Шерманы». Орудия танков, как правило, не были повреждены, а осмотр техпаспортов показывал, что у стволов оставалось порядка 85% ресурса. Моррелл написал письмо полковнику Грину, директору механизации североафриканского региона, описывая идею установки 75-мм пушки от «Шермана» в башню «Черчилля» Mk.IV. Грину идея понравилась, и он подал её вверх на одобрение. Гражданский специалист от «Воксхолл» — компании, которая производила «Черчилли» — одобрил идею. По его мнению, башенный погон «Черчилля» был сильнее погона «Шермана», и смог бы выдержать возросшую отдачу. С габаритами американского орудия тоже не было никаких проблем.

Идея дошла до самого генерал-майора Билла Тоупа, начальника ремонтной службы Центрального Средиземноморья. Вопреки советам экспертов бронетанкового дела, Тоуп дал Морреллу один «Черчилль» и один шанс доказать правильность своей идеи. В распоряжении Моррелла также находились опытные оружейники, сварщики и техники. Проект получил кодовое название «Белое каление» (Whitehot). Команда Моррелла приступила к работе в мастерской в Эли-Хрубе.

Первым делом из танка вытащили установку 6-фунтовки и приварили установку от «Шермана». Для этого пришлось расширить проём во лбу башни, на что ушло порядка 400 электродов. Башню также пришлось подрезать, чтобы увеличить максимальное возвышение орудия. Чтобы заряжающий мог остаться на своём месте, затвор повернули на 180°. Перископический прицел Моррелл поставил на место вентилятора, так как в «Черчилле» он находился как раз над головой наводчика. Вентилятор поместили вместо перископа заряжающего. Переместить электрический спусковой механизм не составило трудности, не было проблем и с резервным педальным механизмом, так как он приводился в действие тросом. Механизм вертикальной наводки пришлось слегка изменить, но и для него нашли место в новой башне. Установку спаренного пулемёта «Браунинг» изменили, чтобы рукоятка не задевала за привод механизма поворота башни. Ради унификации пулемёт BESA в корпусе заменили «Браунингом». Конверсия заняла порядка 10 дней.

Испытания показали, что идея Моррелла была правильной: «Черчилль» оказался отличной платформой для 75-мм пушки. Наводчик майор Дик Уиттингтон без проблем взял цель на расстоянии в 8000–8500 ярдов (7300–7800 метров) в вилку и поразил её осколочно-фугасным снарядом.

Мастерская Моррелла взялась за конверсию в массовом порядке весной 1944 года, и к июню было переделано порядка 200 машин. На доработанных машинах также установили новые боеукладки: теперь в танк помещалось 64 длинных бронебойных или осколочно-фугасных и 17 коротких дымовых выстрелов. Новые укладки не были экранированными.

После этого 665-я ремонтная мастерская перебралась в Италию. Моррелл за работу стал кавалером ордена Британской Империи и получил повышение в звании.

Прибывшие в Италию с Морреллом переделанные танки передали 21-й и 25-й танковым бригадам, где они заменили «Шерманы». К этому времени в Англии уже начали выпускать «Черчилли» с 75-мм британскими орудиями, но так как Западноевропейский ТВД был более приоритетным, в Италию такие танки прибыли поздно. Таким образом, эрзац-машины провоевали до конца войны. Танки прозвали «Черчилль» NA или «Черчилль» NA.75 (NA — North Africa).

Майор Брайти, делегат от артиллерийского полигона в Ларкхилле, посетил Италию в конце 1944 года и описал машины в своём докладе. По его мнению, управление такой установкой было неудовлетворительным, но способность вести огонь американскими 75-мм снарядами M48 того стоила. «Шерманы» же для этого не очень хорошо годились, так как проходимость американских танков в итальянских горах оставляла желать лучшего, особенно после весенних дождей. «Черчилль» справлялся с грязью и крутыми склонами намного легче. Брайти удивлялся, что переделанные танки ещё не заменили новыми «Черчиллями» с 75-мм пушками, но серьёзных недостатков у «африканской» модели не нашёл.

Недостатки, конечно, были: экипажи жаловались, что поле зрения перископа командира частично перекрывается перископом наводчика, наводить пушку на цель неудобно (маховик поворота башни был расположен слишком низко, а маховик вертикальной наводки — наоборот, слишком высоко), перезаряжать дымовую мортирку в крыше башни стало трудно из-за расположения пулемёта. Экипажи также жаловались на то, что в 17 ячеек боеукладки помещались только выстрелы с дымовыми снарядами. Недостаток частично исправили, добавив дополнительную укладку на четыре выстрела у места помощника механика-водителя.

Дуплекс нового поколения

Как было указано выше, танки непосредственной поддержки в британской армии создавались простой заменой 2-фунтовки на 76-мм гаубицу, благо орудия помещались в ту же установку. «Черчилль» Mk.III и Mk.IV получили более крупную башню с увеличенной установкой под 6-фунтовку. Естественным решением стало разработка более мощной гаубицы для создания дуплекса нового поколения. На установке 6-фунтовки сконструировали новую 95-мм гаубицу. На самом деле, калибр орудия был 94 мм, но название помогало предотвратить путаницу с 3,7-дюймовой (94-мм) зениткой. Работы начались в 1942 году.

Первый «Черчилль» Mk.IV с 95-мм гаубицей (в документах танк ещё назывался «Черчилль» Mk.IV CS, но встречался и индекс «Черчилль» Mk.V) прибыл на полигон в Лулворте 19 марта 1943 года. Так как боеприпасы с танком не прибыли, объём испытаний был весьма ограниченным. Специалисты составили техническое описание и установили дополнительный 3,5-фунтовый противовес с дула орудия (всего масса противовесов составила 26 фунтов). В докладе отмечалось, что у танка «Кентавр» с тем же орудием по непонятным причинам противовес весил всего 9 фунтов.

Специалисты также просчитали максимальные углы склонения орудия. К середине июня удалось получить патроны и оценить действие пороховых газов во время стрельбы на максимальном склонении. Из-за более короткого по сравнению с 6-фунтовкой ствола газы задевали грязевики в местах, где не были установлены усилительные рёбра, от чего они повреждались. При стрельбе вперёд разбивалась фара. При стрельбе назад газы корёжили экран над выхлопными патрубками. Радиаторы газами не повреждались. Максимальное склонение орудия составляло 9,5–10° по бортам, 6° вперёд и 1° назад. При стрельбе поверх гусениц склонение ограничивалось всего 2°. Максимальное возвышение орудия составляло 18,5°.

9 июля на полигоне провели испытания привода поворота башни. Башня поворачивалась на 360° за 34–36 секунд на нижней передаче и 12,5 секунд на высшей. Заклинить башню, задев стволом за корпус при повороте на высокой скорости, не получилось. Орудие поднималось вручную со скоростью 5,7° в секунду и опускалось со скоростью до 7,7° в секунду.

Более крупный затвор загромождал место наводчика, и теперь ему было трудно пользоваться своим перископом. Кроме несколько усложнённой процедуры заряжания, других дополнительных трудностей для этого члена экипажа в новом танке не было.

В мае 1943 года установка орудия была обстреляна несколько раз, чтобы оценить степень защиты от осколков и пуль. К концу месяца на машину установили защитные планки собственной конструкции. Доработка заслонок продолжалась до 4 июня, когда защиту посчитали удовлетворительной.

Танки непосредственной поддержки всё ещё считались специальными, и построено их было совсем немного: на каждые девять «Черчиллей» с 57-мм орудием приходилось по одной «пятёрке». Всего было заказано лишь 300 танков этого типа, из которых 241 построили в 1943 году. Танки начали поступать в войска только весной 1944 года весьма вялыми темпами: 12 в марте, 33 в апреле, 26 в мае, 8 в июне.

Крупный калибр и большая война

Эксплуатация таких раритетов была сложной. В октябре 1944 одна бригада в Италии с такими танками на вооружении жаловалась, что с машинами прибыли инструменты для 6-фунтовок, а вот для 95-мм гаубиц инструментов в наличии не было. Не прибыли и кумулятивные снаряды, от чего машины остались неспособны сражаться с вражеской бронетехникой. Танкисты жаловались, что других танков для прикрытия не хватает, так как в бою танки нередко отделяются друг от друга. Эти танки явно не были в приоритете, так как к январю 1945 года недостаток инструментов всё ещё не был решён. Как и другие «Черчилли» (даже те, на которых стояла 6-фунтовка), служившие в Италии Mk.V получили азимутные указатели для стрельбы с закрытых позиций.

Весной 1945 года в Италию всё-таки попали кумулятивные снаряды. Их испытали против «Пантеры» — танкисты хотели найти «Тигр», но подходящих мишеней в благоприятных для обстрела местах не было, а утащить столь тяжёлый танк на импровизированный полигон не представлялось возможным.

Стрельба с 450 ярдов (410 метров) по лобовой части танка оказалась довольно эффективной. Один снаряд попал в дульный тормоз и основную броню не пробил, два снаряда, попавшие в маску пушки, её пробили, зато из трёх снарядов, попавших в лоб корпуса, пробития добился только один.

Стреляя в борт даже под углом в 40°, пробить броню и вывести из строя опорные катки получилось легко, но с одной оговоркой. С 750 ярдов (685 метров) в танк попало лишь три снаряда из пяти, с 950 ярдов (870 метров) — всего два из пяти, а с 1300 ярдов (1190 метров) из девяти снарядов попало два. В заключении к докладу указывалось, что по возможности целиться лучше в борт, а стрелять с дистанции свыше 1000 ярдов (910 метров) не стоит вообще, так как шанс попасть в цель был довольно низким.

К тому времени эти испытания служили разве что для удовлетворения любопытства танкистов. В докладе отмечалось, что в бою кумулятивные снаряды не используют, так как вражеской бронетехники почти не осталось. Ими вели огонь по строениям, но эффект от этого был малый. Мощные же осколочно-фугасные снаряды понравились британцам, и танки хорошо себя зарекомендовали в зимних боях. Об эффективности 95-мм гаубиц говорили даже пилоты-корректировщики. Дымовые снаряды тоже оценили как эффективные.

Один «Черчилль» Mk.V также успел попасть в Индию. Машина с номером 251813/C была передана для испытаний в декабре 1944 года. Танк прибыл по узкоколейной железной дороге. Для перевозки пришлось снять кожухи воздухозаборников, но других проблем при транспортировке не наблюдалось.

Танк передали 14-й армии, но прежде, чем испытать его в бою, машину подвергли испытаниям в Дели. Испытания начались неудачно: после всего 186 миль (299 км) пробега лопнули трубы системы смазки, и моторное отделение залило маслом. Танк на транспортёре доставили в Шуэбо, где его восстановили. Не удалось отмыть только тормозные ленты, которые продолжали скользить при высоких температурах даже после ремонта. Кроме этого дефекта, на момент прибытия в Шуэбо танк был в хорошем состоянии; пришлось лишь из-за растяжения вынуть по одному траку из каждой гусеницы и заменить два болта, державшие экономайзер карбюратора.

Танк продолжил поход, направившись в Рангун. Дистанцию в 361 милю (581 км) «Черчилль» преодолел с трудом. К концу путешествия левый двигатель начал терять мощность и перегреваться, прокладка системы смазки бортовой передачи с левой стороны развалилась, и масло быстро выливалось в трансмиссионное отделение. Последний рывок длиной в 78 миль (125 км) занял 12 часов, так как машину приходилось постоянно останавливать для обслуживания. Тем не менее, таким количеством дефектов испытатели остались довольны, так как не наблюдалось главной проблемы любой бронетехники на этом театре военных действий — перегрева.

Экипаж чувствовал себя комфортно даже при температуре наружного воздуха 95°F, или 35°C. Всего за испытательный пробег танк прошёл 661 милю (1063 км). Так как трасса получилась сухой и плоской, в полной мере сравнить проходимость с «Ли» и «Грантами» не получилось, но испытатели наблюдали, что по склонам «Черчилль» ездил шустрее американских коллег.

Танк собирались пустить в бой, но так как 95-мм боеприпасы не прибыли, сделать это оказалось невозможно. Танкисты всё равно оставили свои замечания. Обзорность вперёд с мест командира и водителя оценили как недостаточную. В боевом отделении было тесно. Танкисты также посчитали плоскую надмоторную плиту отличной целью для японских противотанковых гранат.

«Черчилль» Mk.V получился интересной машиной. С одной стороны, калибр гаубицы был внушительным, а её осколочно-фугасные и кумулятивные снаряды весьма мощными. С другой стороны, время дуплекса обычных танков и танков непосредственной поддержки явно прошло. Уже к концу 1942 года британские военные хотели универсальные 75-мм пушки на манер американских, а не специализированные орудия вроде сугубо противотанковой 6-фунтовки и 95-мм гаубицы непосредственной поддержки.

Читать еще:  Китай и сша начнут войну в течение ближайших 15 лет

«Черчилли» непосредственной поддержки

Британские танки времён Второй мировой войны делились не только на лёгкие, крейсерские и пехотные. Машины последних двух классов отличались ещё и по вооружению. На обычных танках стояла 2-фунтовая пушка, которая стреляла только бронебойными болванками, а вот на особые танки непосредственного сопровождения ставили 76-мм гаубицу, которая могла вести огонь осколочно-фугасными и дымовыми снарядами. Когда на танки серии «Черчилль» поставили мощную 6-фунтовую пушку, пришла идея установить что-то более тяжёлое и для непосредственной поддержки пехоты.

Афроамериканский «Черчилль»

Ранние танки «Черчилль» Mk.I дорабатывались непосредственно на фронте. Чтобы повысить эффективность огня из гаубицы, её меняли местами с 2-фунтовой (40-мм) пушкой в башне, или же просто ставили взамен довольно бесполезной 2-фунтовки вторую гаубицу. Такие танки получили обозначение «Черчилль» CS. Их можно было использовать для постановки дымовых завес и дуэлей с противотанковыми орудиями, но в случае столкновения с вражескими танками машины с пушкой в корпусе оказывались беспомощными: 2-фунтовки не хватало для того, чтобы пробить лоб немецких средних танков с дистанции более 50–100 ярдов (45–90 метров). Танкисты хотели иметь в корпусе 6-фунтовое (57-мм) орудие вместо 2-фунтового, но установить это более крупное орудие не получалось.

Можно было и совместить функции пушки и гаубицы в одном орудии. Пушка с пробитием 6-фунтовки и мощным осколочно-фугасным снарядом у англичан уже была. В начале 1942 года в Северную Африку начали прибывать американские танки Medium Tank M3, они же «Ли» и «Грант». В октябре появились их более совершенные собратья Medium Tank M4 «Шерман». Именно 75-мм пушка «Шермана» приглянулась капитану Перси Морреллу, начальнику 665-й ремонтной мастерской при 21-й танковой бригаде.

После сражения в Тунисе в распоряжение Моррелла попало большое количество списанной техники, включая «Шерманы». Орудия танков, как правило, не были повреждены, а осмотр техпаспортов показывал, что у стволов оставалось порядка 85% ресурса. Моррелл написал письмо полковнику Грину, директору механизации североафриканского региона, описывая идею установки 75-мм пушки от «Шермана» в башню «Черчилля» Mk.IV. Грину идея понравилась, и он подал её вверх на одобрение. Гражданский специалист от «Воксхолл» — компании, которая производила «Черчилли» — одобрил идею. По его мнению, башенный погон «Черчилля» был сильнее погона «Шермана», и смог бы выдержать возросшую отдачу. С габаритами американского орудия тоже не было никаких проблем.

Идея дошла до самого генерал-майора Билла Тоупа, начальника ремонтной службы Центрального Средиземноморья. Вопреки советам экспертов бронетанкового дела, Тоуп дал Морреллу один «Черчилль» и один шанс доказать правильность своей идеи. В распоряжении Моррелла также находились опытные оружейники, сварщики и техники. Проект получил кодовое название «Белое каление» (Whitehot). Команда Моррелла приступила к работе в мастерской в Эли-Хрубе.

Первым делом из танка вытащили установку 6-фунтовки и приварили установку от «Шермана». Для этого пришлось расширить проём во лбу башни, на что ушло порядка 400 электродов. Башню также пришлось подрезать, чтобы увеличить максимальное возвышение орудия. Чтобы заряжающий мог остаться на своём месте, затвор повернули на 180°. Перископический прицел Моррелл поставил на место вентилятора, так как в «Черчилле» он находился как раз над головой наводчика. Вентилятор поместили вместо перископа заряжающего. Переместить электрический спусковой механизм не составило трудности, не было проблем и с резервным педальным механизмом, так как он приводился в действие тросом. Механизм вертикальной наводки пришлось слегка изменить, но и для него нашли место в новой башне. Установку спаренного пулемёта «Браунинг» изменили, чтобы рукоятка не задевала за привод механизма поворота башни. Ради унификации пулемёт BESA в корпусе заменили «Браунингом». Конверсия заняла порядка 10 дней.

Испытания показали, что идея Моррелла была правильной: «Черчилль» оказался отличной платформой для 75-мм пушки. Наводчик майор Дик Уиттингтон без проблем взял цель на расстоянии в 8000–8500 ярдов (7300–7800 метров) в вилку и поразил её осколочно-фугасным снарядом.

Мастерская Моррелла взялась за конверсию в массовом порядке весной 1944 года, и к июню было переделано порядка 200 машин. На доработанных машинах также установили новые боеукладки: теперь в танк помещалось 64 длинных бронебойных или осколочно-фугасных и 17 коротких дымовых выстрелов. Новые укладки не были экранированными.

После этого 665-я ремонтная мастерская перебралась в Италию. Моррелл за работу стал кавалером ордена Британской Империи и получил повышение в звании.

Прибывшие в Италию с Морреллом переделанные танки передали 21-й и 25-й танковым бригадам, где они заменили «Шерманы». К этому времени в Англии уже начали выпускать «Черчилли» с 75-мм британскими орудиями, но так как Западноевропейский ТВД был более приоритетным, в Италию такие танки прибыли поздно. Таким образом, эрзац-машины провоевали до конца войны. Танки прозвали «Черчилль» NA или «Черчилль» NA.75 (NA — North Africa).

Майор Брайти, делегат от артиллерийского полигона в Ларкхилле, посетил Италию в конце 1944 года и описал машины в своём докладе. По его мнению, управление такой установкой было неудовлетворительным, но способность вести огонь американскими 75-мм снарядами M48 того стоила. «Шерманы» же для этого не очень хорошо годились, так как проходимость американских танков в итальянских горах оставляла желать лучшего, особенно после весенних дождей. «Черчилль» справлялся с грязью и крутыми склонами намного легче. Брайти удивлялся, что переделанные танки ещё не заменили новыми «Черчиллями» с 75-мм пушками, но серьёзных недостатков у «африканской» модели не нашёл.

Недостатки, конечно, были: экипажи жаловались, что поле зрения перископа командира частично перекрывается перископом наводчика, наводить пушку на цель неудобно (маховик поворота башни был расположен слишком низко, а маховик вертикальной наводки — наоборот, слишком высоко), перезаряжать дымовую мортирку в крыше башни стало трудно из-за расположения пулемёта. Экипажи также жаловались на то, что в 17 ячеек боеукладки помещались только выстрелы с дымовыми снарядами. Недостаток частично исправили, добавив дополнительную укладку на четыре выстрела у места помощника механика-водителя.

Дуплекс нового поколения

Как было указано выше, танки непосредственной поддержки в британской армии создавались простой заменой 2-фунтовки на 76-мм гаубицу, благо орудия помещались в ту же установку. «Черчилль» Mk.III и Mk.IV получили более крупную башню с увеличенной установкой под 6-фунтовку. Естественным решением стало разработка более мощной гаубицы для создания дуплекса нового поколения. На установке 6-фунтовки сконструировали новую 95-мм гаубицу. На самом деле, калибр орудия был 94 мм, но название помогало предотвратить путаницу с 3,7-дюймовой (94-мм) зениткой. Работы начались в 1942 году.

Первый «Черчилль» Mk.IV с 95-мм гаубицей (в документах танк ещё назывался «Черчилль» Mk.IV CS, но встречался и индекс «Черчилль» Mk.V) прибыл на полигон в Лулворте 19 марта 1943 года. Так как боеприпасы с танком не прибыли, объём испытаний был весьма ограниченным. Специалисты составили техническое описание и установили дополнительный 3,5-фунтовый противовес с дула орудия (всего масса противовесов составила 26 фунтов). В докладе отмечалось, что у танка «Кентавр» с тем же орудием по непонятным причинам противовес весил всего 9 фунтов.

Специалисты также просчитали максимальные углы склонения орудия. К середине июня удалось получить патроны и оценить действие пороховых газов во время стрельбы на максимальном склонении. Из-за более короткого по сравнению с 6-фунтовкой ствола газы задевали грязевики в местах, где не были установлены усилительные рёбра, от чего они повреждались. При стрельбе вперёд разбивалась фара. При стрельбе назад газы корёжили экран над выхлопными патрубками. Радиаторы газами не повреждались. Максимальное склонение орудия составляло 9,5–10° по бортам, 6° вперёд и 1° назад. При стрельбе поверх гусениц склонение ограничивалось всего 2°. Максимальное возвышение орудия составляло 18,5°.

9 июля на полигоне провели испытания привода поворота башни. Башня поворачивалась на 360° за 34–36 секунд на нижней передаче и 12,5 секунд на высшей. Заклинить башню, задев стволом за корпус при повороте на высокой скорости, не получилось. Орудие поднималось вручную со скоростью 5,7° в секунду и опускалось со скоростью до 7,7° в секунду.

Более крупный затвор загромождал место наводчика, и теперь ему было трудно пользоваться своим перископом. Кроме несколько усложнённой процедуры заряжания, других дополнительных трудностей для этого члена экипажа в новом танке не было.

В мае 1943 года установка орудия была обстреляна несколько раз, чтобы оценить степень защиты от осколков и пуль. К концу месяца на машину установили защитные планки собственной конструкции. Доработка заслонок продолжалась до 4 июня, когда защиту посчитали удовлетворительной.

Танки непосредственной поддержки всё ещё считались специальными, и построено их было совсем немного: на каждые девять «Черчиллей» с 57-мм орудием приходилось по одной «пятёрке». Всего было заказано лишь 300 танков этого типа, из которых 241 построили в 1943 году. Танки начали поступать в войска только весной 1944 года весьма вялыми темпами: 12 в марте, 33 в апреле, 26 в мае, 8 в июне.

Крупный калибр и большая война

Эксплуатация таких раритетов была сложной. В октябре 1944 одна бригада в Италии с такими танками на вооружении жаловалась, что с машинами прибыли инструменты для 6-фунтовок, а вот для 95-мм гаубиц инструментов в наличии не было. Не прибыли и кумулятивные снаряды, от чего машины остались неспособны сражаться с вражеской бронетехникой. Танкисты жаловались, что других танков для прикрытия не хватает, так как в бою танки нередко отделяются друг от друга. Эти танки явно не были в приоритете, так как к январю 1945 года недостаток инструментов всё ещё не был решён. Как и другие «Черчилли» (даже те, на которых стояла 6-фунтовка), служившие в Италии Mk.V получили азимутные указатели для стрельбы с закрытых позиций.

Весной 1945 года в Италию всё-таки попали кумулятивные снаряды. Их испытали против «Пантеры» — танкисты хотели найти «Тигр», но подходящих мишеней в благоприятных для обстрела местах не было, а утащить столь тяжёлый танк на импровизированный полигон не представлялось возможным.

Стрельба с 450 ярдов (410 метров) по лобовой части танка оказалась довольно эффективной. Один снаряд попал в дульный тормоз и основную броню не пробил, два снаряда, попавшие в маску пушки, её пробили, зато из трёх снарядов, попавших в лоб корпуса, пробития добился только один.

Стреляя в борт даже под углом в 40°, пробить броню и вывести из строя опорные катки получилось легко, но с одной оговоркой. С 750 ярдов (685 метров) в танк попало лишь три снаряда из пяти, с 950 ярдов (870 метров) — всего два из пяти, а с 1300 ярдов (1190 метров) из девяти снарядов попало два. В заключении к докладу указывалось, что по возможности целиться лучше в борт, а стрелять с дистанции свыше 1000 ярдов (910 метров) не стоит вообще, так как шанс попасть в цель был довольно низким.

К тому времени эти испытания служили разве что для удовлетворения любопытства танкистов. В докладе отмечалось, что в бою кумулятивные снаряды не используют, так как вражеской бронетехники почти не осталось. Ими вели огонь по строениям, но эффект от этого был малый. Мощные же осколочно-фугасные снаряды понравились британцам, и танки хорошо себя зарекомендовали в зимних боях. Об эффективности 95-мм гаубиц говорили даже пилоты-корректировщики. Дымовые снаряды тоже оценили как эффективные.

Один «Черчилль» Mk.V также успел попасть в Индию. Машина с номером 251813/C была передана для испытаний в декабре 1944 года. Танк прибыл по узкоколейной железной дороге. Для перевозки пришлось снять кожухи воздухозаборников, но других проблем при транспортировке не наблюдалось.

Танк передали 14-й армии, но прежде, чем испытать его в бою, машину подвергли испытаниям в Дели. Испытания начались неудачно: после всего 186 миль (299 км) пробега лопнули трубы системы смазки, и моторное отделение залило маслом. Танк на транспортёре доставили в Шуэбо, где его восстановили. Не удалось отмыть только тормозные ленты, которые продолжали скользить при высоких температурах даже после ремонта. Кроме этого дефекта, на момент прибытия в Шуэбо танк был в хорошем состоянии; пришлось лишь из-за растяжения вынуть по одному траку из каждой гусеницы и заменить два болта, державшие экономайзер карбюратора.

Танк продолжил поход, направившись в Рангун. Дистанцию в 361 милю (581 км) «Черчилль» преодолел с трудом. К концу путешествия левый двигатель начал терять мощность и перегреваться, прокладка системы смазки бортовой передачи с левой стороны развалилась, и масло быстро выливалось в трансмиссионное отделение. Последний рывок длиной в 78 миль (125 км) занял 12 часов, так как машину приходилось постоянно останавливать для обслуживания. Тем не менее, таким количеством дефектов испытатели остались довольны, так как не наблюдалось главной проблемы любой бронетехники на этом театре военных действий — перегрева.

Экипаж чувствовал себя комфортно даже при температуре наружного воздуха 95°F, или 35°C. Всего за испытательный пробег танк прошёл 661 милю (1063 км). Так как трасса получилась сухой и плоской, в полной мере сравнить проходимость с «Ли» и «Грантами» не получилось, но испытатели наблюдали, что по склонам «Черчилль» ездил шустрее американских коллег.

Танк собирались пустить в бой, но так как 95-мм боеприпасы не прибыли, сделать это оказалось невозможно. Танкисты всё равно оставили свои замечания. Обзорность вперёд с мест командира и водителя оценили как недостаточную. В боевом отделении было тесно. Танкисты также посчитали плоскую надмоторную плиту отличной целью для японских противотанковых гранат.

«Черчилль» Mk.V получился интересной машиной. С одной стороны, калибр гаубицы был внушительным, а её осколочно-фугасные и кумулятивные снаряды весьма мощными. С другой стороны, время дуплекса обычных танков и танков непосредственной поддержки явно прошло. Уже к концу 1942 года британские военные хотели универсальные 75-мм пушки на манер американских, а не специализированные орудия вроде сугубо противотанковой 6-фунтовки и 95-мм гаубицы непосредственной поддержки.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector